Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Мир и политика » №11, 2012

Анисимов Л.Н.
Международное право против коррупции
Просмотров: 3076

© flickr.com/devinish
 
Проблема коррупции сегодня, как и ранее, находится в центре внимания мирового сообщества.

Юридическая практика и средства массовой информации постоянно фиксируют факты, свидетельствующие об актуальности этой проблемы и указывающие на то, что коррупция, наряду с отмыванием нелегальных доходов и организованной преступностью, все больше приобретает международный характер.

Коррупция не сводится к примитивному взяточничеству, особенно в условиях рыночной экономики, свободной торговли и демократии. Лоббизм, фаворитизм, протекционизм, взносы на политические цели, традиции перехода политических лидеров и государственных чиновников на должности почетных президентов корпораций и частных фирм, инвестирование коммерческих структур за счет госбюджета, перевод государственного имущества в акционерные общества, использование связей преступных сообществ часто являются во многих случаях завуалированными формами коррупции.

Что же понимает международное сообщество под коррупцией? Существует множество дефиниций, но полной ясности и правовой точности нет. Давнее краткое и емкое определение, которое используется в Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией, таково: «Коррупция – это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях». Как видим, что коррупция выходит за пределы взяточничества. В связи с этим международное сообщество, озабоченное транснациональной коррупцией, рекомендует ввести в национальные законодательства уголовную ответственность за подкуп.

Коррупция – это использование государственными, муниципальными или другими публичными служащими (депутатами, судьями и т.д.), либо служащими коммерческих или иных организаций (например, международных) своего статуса для незаконного получения каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот, в том числе неимущественного характера), либо предоставление последним таких преимуществ.

Имеющаяся в России официальная декларированная статистика определенного круга государственных чиновников и указанные в ней суммы, причитающиеся только родителям и детям, поражают воображение их масштабностью и никто не спрашивает: откуда взялись деньги на счетах или для приобретения собственности? И часть законодателей до сих пор настырно выступает против решения этого вопроса, который уже должен быть реализован в российском законодательстве. Тем более, что международное сообщество в рамках Организации Объединенных Наций давно обратило внимание государств - членов на необходимость безусловного и без- компромиссного решения проблемы борьбы с коррупцией, и приняло на этот счет ряд соответствующих документов, в том числе обязывающего характера.

Незабириха по части своего и государственного кармана – первый шаг к коррупции»,
- справедливо заметил депутат Государственной Думы, генерал армии Н. Ковалев.

 

Между тем, о коррупции сегодня известно всё или почти всё, но мы хотим обратить внимание законодателей, чиновников исполнительной власти, предпринимателей, банкиров, а также простых граждан для определения своего правосознания и понимания важности этой проблемы, которая давно стала, как уже отмечено, объектом внимания международного сообщества и региональных организаций.

В системе ООН четко осознан факт, что коррупция развивается там, где законность уступает место неформальным договоренностям о предоставлении тому или иному физическому или юридическому лицу льгот, которых оно не смогло бы добиться при соблюдении существующих норм. Именно такая ситуация имеет место в сфере международных коммерческих и финансовых операций. Это дает многим основание утверждать, что развитие международной торговли может способствовать и росту коррупции, в том числе, кстати, в связи со вступлением России в ВТО. Подобное мнение, в свою очередь, «служит психологической преградой ООН в деле выработки эффективных мер по борьбе с коррупцией в международных торговых и финансовых отношениях».

В системе ООН приняты конвенции и резолюции, содержащие отдельные аспекты, касающиеся коррупции или же ненормированного поведения должностных лиц. В частности, Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию 34/169 от 17 декабря 1979 г., содержащую Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка.

29 ноября 1985 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию 40/34, содержащую Декларацию основных принципов правосудия для преступлений и злоупотребления властью. В Резолюции напоминается о прошедшемVI Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, на котором ООН рекомендовано продолжать работу по расширению руководящих принципов и норм, касающихся злоупотребления экономической и политической властью.Усилия ООН в области борьбы с коррупцией завершились принятием Генеральной Ассамблеей ООН Декларации о борьбе с коррупцией и подкупом при международных коммерческих сделках от 16 декабря 1996 г. Несмотря на необязательный характер, Декларация является всеобъемлющей по рассматриваемой проблеме, и состоит из преамбулы и 12 пунктов.

В преамбуле Декларации выражается убежденность, что стабильные и прозрачные условия, в которых осуществляются международные коммерческие сделки, во всех странах являются существенным условием для мобилизации инвестиций, финансовых, технологических, квалифицированных кадровых и других ресурсов при пересечении национальных границ, чтобы в целом обеспечивать экономическое и социальное развитие. Вышеупомянутые положения проверены жизнью. Например, наблюдатели, знакомые с процессом капиталовложений в развивающемся мире, утверждают, что солидные компании не участвуют в сомнительных инвестиционных конкурсах, поэтому в коррумпированную страну приходят неэффективные инвесторы, в результате чего в ней складывается неэффективная экономика.

Генеральная Ассамблея признает необходимость развивать социальную ответственность и соответствующие этические нормы для частных и публичных корпораций, в том числе физических лиц, осуществляющих международные коммерческие сделки с учетом соблюдения законов и правовых нормы стран, в которых они ведут бизнес, и учитывая воздействие их деятельности на экономическое и социальное развитие. Таким образом, согласно Декларации государства, по отдельности и через международные организации, предпринимают действия в соответствии с их конституциями и принятыми национальными законами, и возлагают на себя следующие обязательства:

- осуществлять конкретные действия для борьбы со всеми формами коррупции, подкупа и связанными с ними незаконными деяниями при международных коммерческих сделках. В частности, предлагается обеспечить эффективное выполнение существующих законов, запрещающих подкуп в международных коммерческих сделках, поощрять принятие законов в этих целях, если они не существуют, и призвать частные и публичные корпорации, а также и частных лиц, находящихся в пределах их юрисдикции, ведущих международные коммерческие сделки, способствовать достижению целей настоящей Декларации, т.е. скоординировано объявить преступлением такой подкуп должностных лиц иностранного государства, но не препятствовать международным, региональным и национальным действиям по дальнейшей имплементации настоящей Декларации.

В соответствии с Декларацией подкуп могут характеризовать следующие элементы:

а) предложение, обещание или передачакакой-либо оплаты, подарка или иных выгод, прямо или косвенно, частной или публичной корпорацией, в том числе транснациональной корпорацией, или частным лицом одного государства государственному должностному лицу или избранному представителю другой страны в качестве ненадлежащего встречного удовлетворения за исполнение (воздержание от исполнения) обязанностей этого должностного лица (представителя) в связи с международной коммерческой сделкой;

б) подстрекательство, требование, принятие илиполучение прямо или косвенно, государственным должностным лицом или избранным представителем одного государства от какой-либо частной или публичной корпорации, в том числе транснациональной корпорации, или частного лица из другой страны какой-либо оплаты, подарка или иных выгод в качестве ненадлежащего встречного удовлетворения за неисполнение (воз­держание от исполнения) обязанностей должностного лица (или представителя) в связи с международной коммерческой сделкой.

Далее в Декларации предписывается государствам взять следующие обязательства:

  •  отказаться, в странах, где это еще не сделано, от налоговых изъятий для взяток, выплаченных частной или публичной корпорацией или частным лицом одного государства государственному должностному лицу (или избранному представителю) другой страны, и в этих целях изучить соответствующие возможности;
  •  развивать и поддерживать учетные стандарты и практику, обеспечивающие прозрачность международных коммерческих сделок и побуждающие частные и публичные корпорации, в том числе транснациональные корпорации, и частных лиц, ведущих международные коммерческие сделки, избегать и противодействовать коррупции, подкупу и аналогичным незаконным деяниям;
  •  расширять и поощрять развитие, где это необходимо, кодексов бизнеса, стандартов и лучших примеров практики, прервавших коррупцию, подкуп и аналогичные незаконные деяния при международных коммерческих сделках;
  •  расследовать установленные случаи незаконного обогащения государственных должностных лиц или избранных представителей и расценивать их как преступления.

В Декларации содержится призыв к государствам осуществлять сотрудничество и предоставлять друг другу максимально возможную помощьв связи с уголовным расследованием и иными юридическими процедурами, касающимися коррупции и подкупа при международных коммерческих сделках. Взаимная помощь охватывает, насколько позволяют национальные законы, или предусматривает двусторонние договоры или иные, относящиеся к делу источники заинтересованных стран:

  • предоставление документов, информации, подтверждающей или обслуживающей документы уголовного расследования, или иной юридической процедуры;
  • уведомление о возбуждении или результатах уголовных процедур, касающихся подкупа при международных коммерческих сделках, адресованное другому государству, юрисдикция которого может распространяться на то же преступление;
  • экстрадиционные процедуры, если необходимо.

В Декларации предусматривается также, чтобы положения о банковской тайне не препятствовали уголовным расследованиям или иным юридическим процедурам, касающимся коррупции, подкупа или аналогичных незаконных действий при международных коммерческих сделках. При действиях, предпринятых во исполнение Декларации, должны в полной мере уважаться национальный суверенитет и территориальная юрисдикция государств - членов, а также права и обязанности государств - членов по существующим договорам и международному праву; они не должны противоречить правам человека и основным свободам.

31 октября 2003 года в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН №А/REES/58/4 принята Конвенция ООН против коррупции (UNCAC). Конвенция представляет собой многосторонний международно-правовой документ, отражающий природу коррупции, предлагающий разнообразные меры борьбы с этим явлением. В ней акцентируется внимание на том, что коррупция подрывает развитие, ослабляет демократию, борьбу с организованной преступностью, терроризмом и другими угрозами всеобщей безопасности, следовательно, необходимо усилить антикоррупционное сотрудничество на международном уровне. 9 декабря 2003 года в Мериде (Мексика) на продолжавшейся три дня Политической конференции высокого уровня, созванной специально для этой цели Конвенцию подписали около 100 государств. День начала Конференции был объявлен Международным днем борьбы с коррупцией. (В силу Конвенция вступила 14 декабря 2005 г. - на 90-й день после ее ратификации участниками). Кстати, с целью координации усилий государств - участников учреждена специальная постоянно действующая Конференция. Ее секретарское обслуживание обеспечивает Генеральный секретарь ООН через Управление ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН).

Россия, в числе первых подписавшая Конвенцию 9 декабря 2003, ратифицировала ее в 2006 году (третьей среди стран Большой восьмерки). Тем не менее, Россия не ратифицировала 20-ю статью Конвенции («Незаконное обогащение»). Эта статья гласит: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать». Более того, и 2011 Правительство России не одобрило законопроект, который позволил бы ратифицировать 20-ю статью, якобы, по той причине, что она противоречит 49 статье Конституции РФ и способна лишить миллионы граждан России презумпции невиновности.

Однако в преамбуле Конвенции, в частности, выражается беспокойство серьезностью порождаемых коррупцией проблем и угроз для стабильности и безопасности общества, что подрывает демократические институты, этнические ценности и справедливость и наносит ущерб устойчивому развитию и правопорядку. В ней не раз подчеркивается, что коррупция уже не представляет собой локальную проблему, а превратилась в транснациональное явление, которое затрагивает общество и экономику всех стран, что обусловливает исключительно важное значение международного сотрудничества в области предупреждения коррупции и борьбы с ней.

Международное сообщество выражает также озабоченность связями между коррупцией и другими формами преступности, в том числе организованной преступностью, включая отмывание денежных средств.

В Конвенции восемь глав, которые имеют следующее содержательное обозначение: глава I«Общие положения» (ст.1 - 4); глава II «Меры по предупреждению коррупции» (ст.5 - 14); глава III «Криминализация и правоохранительная деятельность» (ст.15 - 42); глава IV «Международное сотрудничество» (ст.43 - 50); глава V «Меры по возвращению активов» (ст.51 - 59); глава VI «Техническая помощь и обмен информацией» (ст.60 - 62); главаVII «Механизмы осуществления» (ст.63 - 64); глава VIII «Заключительные положения» (ст.65 - 71). В них указывается, что каждое государство - участник принимает в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства, необходимые правовые меры для осуществления своих обязательств в соответствии с данной Конвенцией. Оно может принимать более строгие или суровые меры, чем конвенционные, для предупреждения коррупции и борьбы с ней.

Заинтересованность в международной борьбе против коррупциипроявил и Совет Европы, поскольку очевидной является исходящая от коррупции угроза не только международной торговле или международным финансовым интересам, но и основным принципам организации, а именно: верховенству права, стабильности демократических институтов, правам человека, социальному и экономическому прогрессу. Теперь ни для кого, не секрет, что борьба с коррупцией - это проблема, с которой так или иначе сталкиваются все государства - члены Совета Европы, поэтому возникла необходимость в принятии мер в рамках Организации. После продолжительных дискуссий выработан подход к проблеме коррупции, который стал определяться «междисциплинарным» характером этого явления: оно может быть одновременно рассмотрено с точки зрения уголовного, гражданского и административного права. При этом приоритет в рассмотрении вопросов коррупции отдавался уголовно-правовому аспекту. Это объясняется тем, что и административное право, и гражданское право опираются на определение коррупции и связанных с нею преступлений, закрепленные в уголовном праве. Отсюда и вторичный характер разрабатываемых административно-правовых и гражданско-правовых мер предупреждения и борьбы с коррупцией, ликвидации ее последствий, восстановления прав и законных интересов потерпевших.

В соответствии с решениями и резолюциями конференции министров европейских стран в Мальте (1994 г.), в Чехии (1997 г.) и в Молдавии (1999 г.),а также с Программой действий против коррупции, принятой Комитетом министров Совета Европы в ноябре 1996 года, и Планом действий, одобренным на встрече глав государств и правительств в октябре 1997 года, осуществление политики, нацеленной на защиту общества от коррупции, стало первоочередной задачей и придает определенную направленность работе по содействию в осуществлении борьбы с коррупцией на региональном и национальном уровнях.

Для координации действий во исполнение вышеупомянутых решений Комитет министров Совета Европы создал в сентябре 1994 года Междисциплинарную группу по проблемам коррупции (МАС). Перед ней поставлены задачи: рассмотреть меры, меры которые могли бы быть приняты на международном уровне, разработать типовые законы или кодексы поведения, включая международные конвенции о сотрудничестве в борьбе с этой интернациональной проблемой. Одним из результатов деятельности Группы явились разработка и принятие двух международно-правовых документов: Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию в 1998 году и Конвенция о гражданской ответственности за коррупцию 1999 года.

Что касается уголовно-правовой конвенции, то она разработана Рабочей группой по уголовному праву (МОСР) в рамках общей деятельности МАС и принята в Страсбурге 4 ноября 1998 года, и открыта для подписания 27 января 1999 года. Россия сделала этот важный шаг в первый день и подписала Конвенцию на основании распоряжения Президента Российской Федерации от 25 января 1999 года №18-рп «О подписании Российской Федерацией Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию».(Гражданско-правовая конвенция принята в Страсбурге 9 сентября 1999 года и вступила в силу 1 ноября 2003 года.)

Активное разрастание коррупции, в первую очередь международной, вызвало необходимость принятия совместных мер для эффективной борьбы с ней всеми государствами. Чтобы добиться лучшего результата в противодействии коррупции, Уголовно-правовая и Гражданско-правовая конвенции предусматривают необычно высокое число ратификаций - 141. Смысл заключался, в частности, в том, чтобы государство - участник смогло бы привлечь к ответственности за коррупцию свои национальные компании, входящие в состав транснациональных компаний, если бы другие страны приняли на себя такие же обязательства.

Уголовно-правовая конвенция рассматривает в качестве одного из коррупционных преступлений подкуп. Конвенция выделяет два вида подкупа публичных должностных лиц: активный и пассивный. Активный и пассивный подкупы в статьях 2-11 Конвенции рассматриваются относительно различных категорий должностных лиц: национальных публичных должностных лиц; членов национальных публичных собраний; иностранных публичных должностных лиц; членов иностранных публичных собраний; лиц, которые руководят организациями частного сектора или работают в них в любом качестве; должностных лиц международных организаций; членов международных парламентских собраний; судей и должностных лиц международных судов.

Кроме подкупа, Конвенция (ст. 12 «Использование служебного положения в корыстных целях») предлагает государствам - участникам признать в качестве уголовно-наказуемых деяний преднамеренное обещание, предоставление или предложение, (прямо или косвенно), любого неправомерного преимущества любому лицу, которое утверждает или подтверждает, что оно может оказать влияние на принятие решения любым лицом из числа тех, о которых уже говорилось, за вознаграждение. Независимо от того, предоставляется ли неправомерное преимущество ему самому или кому-либо еще, а также испрашивание, принятие или согласие с предложением или обещанием предоставить такое имущество в вознаграждение, независимо от того, оказано или нет влияние и был ли получен в результате предположительно оказанного влияния ожидаемый результат.

К правонарушениям в области коррупции Конвенция относит следующие преднамеренные действия (или бездействия) с целью совершения, сокрытия или искажения, если они связаны с вышеупомянутыми деяниями:

  • оформление или использование счета-фактуры, любого другого бухгалтерского документа или отчета, содержащего ложную или неполную информацию;
  • противоправное невнесение в бухгалтерские книги сведений о платежных операциях (ст. 14 «Преступления, касающиеся операций со счетами»).

Уголовно-правовая конвенция определяет ряд критериев, в соответствии с которыми государство - участник должно установить свою юрисдикцию в отношении упомянутых деяний. Юрисдикция традиционно основана на принципах территориальности, национальной принадлежности и защиты национальных интересов. Конвенция 1998 года предлагает каждому государству - участнику принять такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для установления его юрисдикции в отношении деяний, перечисленных выше, в случае, когда:

а) преступление совершено полностью или частично на его территории;

б) лицо, совершившее преступление, является его гражданином, публичным должностным лицом или членом одного из его национальных публичных собраний;

в) в преступление вовлечено публичное должностное лицо, или член национального публичного собрания, или любое должностное лицо международных организаций (международных парламентских собраний, международных судов), которое при этом является одним из его граждан (ст. 17 «Юрисдикция»).

Заметим, Конвенция не исключает осуществления государством - участником любой уголовной юрисдикции в соответствии с его национальным законодательством.

Одной из новелл европейского права стало положение Уголовно-правовой конвенции об ответственности юридических лиц в связи с коррупционными преступлениями. Включение такого положения вызвано, в первую очередь, всё более частыми фактами участия юридических лиц в противоправных действиях, особенно в сфере международных коммерческих сделок. Согласно ст.18 «Ответственность юридических лиц» национальным законодательством государств -участников может быть предусмотрена возможность привлечения юридических лиц к ответственности в связи с активным подкупом, злоупотреблением влиянием в корыстных целях и отмыванием доходов, полученных преступным путем, совершены на следующих основаниях:

а) выполнение представительских функций от имени юридического лица;

б) осуществление права на принятие решений от имени юридического лица;

в) осуществление контрольных функций в рамках юридического лица.

Нашли свое отражение в Конвенции и вопросы соучастия в коррупционных преступлениях, подстрекательства к их совершению, а также защиты лиц, сотрудничающих с правосудием, и свидетелей. Важным является также положение ст.23 Конвенции, в которой говорится, что тайна не является препятствием для осуществления мер по содействию сбору доказательств и конфискации доходов от коррупции.

Согласно ст. 24 Уголовно-правовой конвенции о коррупции для осуществления функции контроля создается Группа государств против коррупции (ГРЕКО), которая начнет свою деятельность с первого дня месяца, следующего после даты сдачи депозитарию (Генеральному секретарю Совета Европы) четырнадцатого документа о ратификации, принятии или одобрении Конвенции, т.е. после вступления ее в силу.

Конвенция закрепила в ст. 25 общие принципы международного сотрудничества в области борьбы с коррупцией: максимально возможное использование имеющихся многосторонних и двусторонних международных документов в уголовно-правовой сфере, в случае их отсутствия - имеющиеся в Конвенции положения об оказании взаимной правовой помощи (ст. 26), выдаче (ст. 27), обмене информацией (ст. 28), центральных органах (ст. 29) и прямых контактах (ст. 30). Следует также отметить ограничение Уголовно-правовой конвенцией права государств - участников делать оговорки. Они допускаются лишь к указанным статьям (4 - 6, 8, 10, 12, 17 и 26), причем государство не может сделать оговорки более чем пяти упомянутым в них положениям. Никакие другие не допускаются.

Существует различие в подходах двух конвенций к допустимости оговорок. Если, как уже упоминалось, Конвенция 1998 года предусматривает право государств-участников делать оговорки к исчерпывающему перечню статей, то в отношении положений Конвенции 1999 года никакие оговорки не могут быть сделаны.

Таким образом «достигается баланс, между, с одной стороны, интересами государства - участника, стремящегося обеспечить адаптацию конвенционных обязательств к жизненным реалиям и, с другой стороны, необходимостью прогрессивного применения самого международно-правового инструмента».

Гражданско-правовая конвенция о коррупции 1999 года представляет собой первый и уникальный документ, посвященный рассмотрению гражданско-правовых аспектов коррупции. Основное ее предназначение заключается в установлении на региональном международно-правовом уровне эффективных средств правовой защиты лиц, понесших ущерб в результате актов коррупции, чтобы создать им возможности для защиты своих прав и интересов, включая возможностьполучения компенсации за ущерб. Заметим также, что сам механизм возмещения ущерба создается каждым государством-участником в соответствии с его внутренним правом и могут по своей природе относиться к различным отраслям права.

Как уже упоминалось, понятие коррупции в Конвенции 1999 года понимается как просьба, предложение, дача или получение, прямо или косвенно, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества, или перспектив таковых, которые искажают нормальное выполнение любой обязанности. Тем самым Конвенция устанавливает правовое поле, в рамках которого государства-участники принимают меры по противодействию последствиям коррупции в гражданско-правовой сфере. Как известно, в качестве основного средства правовой защиты лиц, понесших ущерб в результате актов коррупции, Гражданско-правовая конвенция предлагает государствам-участникам предусмотреть в своем национальном законодательстве нормы, закрепляющие право указанных лиц подать судебный иск с целью получения полного возмещения ущерба. В соответствии с Конвенцией полное возмещение ущерба охватывает возмещение, как причиненного материального ущерба, так и упущенной выгоды, и нематериального (морального) вреда.

К условиям наступления ответственности за причиненный ущерб Конвенция относит следующие;

а) ответчик совершил или санкционировал акт коррупции, или не предпринял разумные шаги для ее предотвращения;

б) истец понес ущерб;

в) существует причинно-следственная связь между актом коррупции и нанесенным ущербом.

Если за ущерб, причиненный актом коррупции, ответственны несколько ответчиков, то Конвенция 1999 года предлагает государствам-участникам предусмотреть в национальном законодательстве нормы об их солидарной и долевой ответственности. В тех случаях, когда акт коррупции совершен публичными должностными лицами, Конвенция 1999 года предусматривает принятие государствами-участниками надлежащих процедур, позволяющих лицам, понесшим ущерб в результате акта коррупции, требовать возмещения ущерба от соответствующих органов международной организации.

Гражданско-правовая конвенция предусматривает и другие аспекты защиты лиц от коррупции: учет вины потерпевшего; вопросы юридической силы контрактов; защита служащих, которые сообщают об известных им актах коррупции; точность и достоверность отражения финансовых результатов деятельности компаний и аудиторских проверок; отдельные процессуальные вопросы получения судебных доказательств.

Порядок осуществления международно-правового сотрудничества государств-участников Гражданско-правовой конвенции и контроля за ее выполнением (ГРЕКО) определен аналогично Уголовно-правовой конвенцией, только с указанием на то, что государства-участники руководствуются международно-правовыми документами в гражданско-правовой и коммерческой сферах.

Коррупция не знает национальных границ. Проникая во все сферы общественной жизни она искажает политические и экономические отношения в обществе. По мнению аналитиков, коррупция становится главным препятствием на пути притока зарубежных инвестиций. В этой связи, коррумпированные страны менее успешно осуществляют процесс экономической, социальной и технологической интеграции в мировое сообщество и сильнее страдают от негативных влияний глобализации. Для борьбы с коррупцией требуются в первую очередь эффективные национальные судебные и правоохранительные органы, а также расширение международно-правового сотрудничества в области борьбы с коррупцией. Такая необходимость вызвана последствиями коррупции, которая угрожает верховенству закона, демократии и правам человека, подрывает основы государственного управления и международного правопорядка, ведет к искажению условий конкуренции и наносит серьезный урон стабильности демократических институтов и моральным устоям общества.

Архив журнала
№3, 2014№4, 2014№5, 2014№6, 2014№7, 2014№8, 2014№9, 2014№10, 2014№11, 2014№12, 2014№1-2, 2015№3, 2015№4, 2015№12-1, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№2, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№1, 2012№12, 2011№2, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба