Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Мир и политика » №2, 2013

Елена Степанова
Демократическая прогрессивная партия Тайваня: особенности борьбы за электорат
Просмотров: 2669

© flickr.com/quietfyre
Реформа на острове в большей степени предопределена самим режимом, чем навязана оппозицией или обществом.

Процесс взаимодействия между реформистами в Гоминьдане и толерантными силами оппозиции благоприятствовал началу диалога по вопросу демократизации. Очевидно также, что на Тайване инициатива и влияние лидера Цзян Цзинго, позволили его сторонникам добиться мирного в своей основе демократического перехода. Крах авторитарного режима привел к политической трансформации, мобилизации избирателей для выборных кампаний и конкуренции между политическими партиями и возникновению других внутренних и внешних факторов. Тайвань превратился в политически свободное, но социально разнородное общество, а впоследствии в «модель для Азии», образец успешного развития демократии. Весьма специфический фактор ненадежного международного положения Тайваня благоприятствовал этому процессу. Все более изолированная в дипломатическом смысле после признания США Китайской Народной Республики (1979 г.) Китайская Республика на Тайване искала выход в процессе демократизации, в возможности улучшения своего имиджа на международной арене, одновременно укрепляя безопасность Тайваня. Возможностей острова устоять перед лицом КНР становилось больше.

ДПП

В период с 1980-х гг. на Тайване оформляется и растет оппозиция, представляющая собой политическую силу, противостоявшую партии власти – Гоминьдану. Позитивное значение оппозиции состоит в том, что она держит в напряжении официальные власти, тон оппозиции задает интеллигенция (почти все лидеры ДПП, председатели партии – выпускники Тайваньского Национального Университета [國立臺灣大學]) .

Образование Демократической прогрессивной партии (ДПП, 1986 г.) [民主進步黨] – качественно новый шаг в деятельности оппозиции, который способствовал возрастанию роли оппозиционных сил, необходимости властных структур на Тайване считаться с их мнением. ДПП правомерно квалифицировать как культурную оппозицию, которая стремится держать под контролем официальное правительство, разрабатывая альтернативные предложения по важнейшим проблемам жизни общества, хотя сама ДПП стала во многом прагматичной с устойчивыми тенденциями фракционности. Несмотря на принятое ДПП решение о полном запрете фракций в составе партии в 2006 г., согласно которому, запрещалось открывать офисы, принимать в члены фракций, проводить собрания, собирать членские взносы, привлекать фонды.

Полномочные органы ДПП, как и в Гоминьдане, избираются непрямым методом. Сначала избираются 30 членов Центрального исполнительного комитета [中執會], затем ЦИК избирает 10 членов Центрального постоянного комитета [中常會], включающего также бывших членов ЦПК: экс-председателя партии, трех лидеров-законодателей из верхушки партийного руководства, одного главу уездной администрации (выбранного другими главами уездных администраций) и мэров городов.

На сегодняшний день в ДПП осталось 6 основных фракций. Борьба фракций внутри ДПП в основном сводится к борьбе между фракциями Новым Приливом (наиболее влиятельная), Основателями и фракцией Су Цзэнчана [蘇貞昌]. Так, на недавних выборах в ЦПК Аннет Лю [Основателей) не была избрана. Согласно правилам ДПП, в ЦПК должны входить, по крайней мере, 2 женщины (согласно главе 5 Конституции ДПП 1986 г., пересмотрена 2004 г.), в партии установлены гендерный коэффициент (не более 4/1 состава членов ЦИК, Ревизионного Комитета и др.). Лю пыталась отодвинуть другую претендентку, пользуясь своим авторитетом и с помощью манипуляций, убедила фракции не выдвигать женщин-кандидатов в ЦПК, чтобы гарантировать себе победу. С этим не согласилась фракция Новый прилив, номинируя своих двух женщин-кандидатов, которые лишили Аннет Лю голосов в первом туре голосования.

Внутри ДПП члены фракций могут голосовать в своих интересах даже тогда, когда голосуют согласно инструкциям лидеров фракций, такое сотрудничество между собой позволяет им максимизировать свое влияние. Ни одна из фракций в ДПП не сильна в достаточной мере, чтобы осуществлять контроль над всей партией. В этом смысле Цай Инвэнь [蔡英文], не имея пока своей коалиции, не представляет угрозу для остальных фракций, помогая, тем самым, балансировать силы внутри партии. Радикальная фракция Новый прилив, состоящая из нового поколения активистов анти-гоминьдановского толка, противопоставляла себя вернувшимся из ссылок (после инцидента в Гаосюне 1979 г.) диссидентам из Всемирной Организации Объединенных Формозцев за Независимость (World United Formosans for Independence (WUFI) или TaiwanIndependence) [臺灣獨立建國聯盟] (1970 г.) с Хуан Чао-Таном [黃昭堂] во главе (скончался в 2011 г. в возрасте 79 лет). Большинство членов фракции Новый прилив – местные тайваньские независимые активисты, вошедшие в политику и социальное движение через публикации в оппозиционной (данвай) прессе 1980-х гг. Они никогда не выбирались в качестве официальных лиц. ФракцияНовый прилив может квалифицироваться как социально-демократическая, сотрудничающая с трудовыми и социальными движениями, настаивающая на включении основного вопроса, вызывающего противоречия внутри партии, о «независимости Тайваня» в устав ДПП. Фракция стремится к большему контролю внутри партии, но опасается при этом выхода из партии фракции Су Цзэнчана, что неизбежно ослабит саму партию. В 2006 г. из Нового прилива на пост председателя ДПП баллотировалась единственная из всех претендентов – женщина, Вэн Цзиньчжу [翁金珠] (65 лет), проигравшая тогда выборы.

Тайваньские фундаменталисты представлены в основном во фракции Основателей, состоящей из старых лидеров ДПП с Цай Тунжун [Новому приливу, концентрирующей, как и Цай Инвэнь, вокруг себя некоторые силы, но не являющейся близким союзником Цай Инвэнь) и др.

Среди лидеров других фракций – Су Цзэнчан, который возглавлял кабинет министров Тайваня (2006-2007 гг. вместе с вице премьером Цай Инвэнь), проиграл праймериз Цай Инвэнь в президентской предвыборной кампании (2011 г.). На следующих президентских выборах 2016 г. борьба в праймериз может затянуться на все 4 года в предверии выборов: с одной стороны, между Цай Инвэнь (56 лет, являлась председателем ДПП в 2008-2012 гг.), Фрэнком Се Чжантином [謝長廷] (66 лет, председателем ДПП в период 2000-2002 гг. Занимал достаточно радикальную позицию: «Если Тайвань сосредоточится на экономике, то он закончится также как Гонконг и Макао»), Сюй Синьляном [許信良] (71 год, являлся председателем ДПП два срока в 1992-1993 и в 1996-1998 гг., старался сделать партию менее радикальной), и Су Цзэнчаном (65 лет, был 10-м председателем ДПП), с другой стороны Цай, Се и Сюй намерены блокировать Су на будущих президентских выборах 2016 г.

В настоящее время члены ДПП входят в состав международной организации LiberalInternational, где также представлены либеральные демократы Великобритании и свободные демократы Германии, хотя при этом ДПП придерживается либеральной экономической политики и линии на сдерживание иммиграции, которая в Великобритании проводится консерваторами или даже правыми партиями.

У оппозиции, как у политической силы, есть своя стратегическая задача – завоевание политической власти, а не только оказание на нее воздействия, но цивилизованным путем, демократическими методами, с разработкой конструктивных альтернативных программ и определения путей решения сложных, подчас тупиковых ситуаций. Партийная сверхзадача может заключаться в замене стареющего состава партии новыми подготовленными молодыми людьми, способными возглавить партию, с целью дать молодым возможность проявить себя и разрешить, таким образом, вопросы фракционности, интегрирования всех внутрипартийных сил. Тактически оппозиция выступает за стабилизацию общества, нахождения консенсуса с правящей партией Гоминьдан.

Выборы являются фундаментальным компонентом формирования власти, демонстрацией силы и влияния политических партий, развития и упрочнения демократических основ жизни общества, так как они позволяют гражданам практически определять, кто и как будет стоять на защите их интересов, определять жизнь каждого. Недавние выборы на Тайване, согласно СМИ, по сути, были референдумом по Китаю.

Факт участия женщины-кандидата на президентских выборах на Тайване в 2012 г. сам по себе является историческим событием для острова, показателем прогресса тайваньского общества и результатов его демократизации. До сих пор женщинам удавалось подняться в карьерном росте только до позиции вице-президента Тайваня (Аннет Люй 2000-2008 гг.) при президенте Чэнь Шуйбяне. Самые высокие позиции в правительстве и других властных структурах острова принадлежат по-прежнему мужчинам. На выборах в 2012 г. в Законодательный Юань Тайваня было 38 женщин из 113 членов (33.6%), увеличение по сравнению с предыдущими выборами 2008 г. – 34 женщины из 113 членов (30.08%).

По результатам президентских выборов 2012 г. на Тайване победил Ма Инцзю (за него проголосовали 51.6% избирателей, за Цай Инвэнь – 45.6 %) с небольшим отрывом в 6 пунктов, но для ДПП это было несомненным достижением по сравнению с 17 пунктами Фрэнка Се Чжантина [謝長廷] на предыдущих президентских выборах 2008 г. Параметры предвыборных дебатов конца 2011 г. на Тайване, определяющие результаты выборов обеих ведущих политических партий к началу избирательной кампании 2012 г., были в пользу ДПП. ДПП относительно преуспела на выборах 2009, 2010 г., успешными для Цай Инвэнь были итоги праймериз 2012 г. (Цай рассматривается как преходящий лидер, умело создавший вокруг себя устойчивую внутрипартийную коалицию).

Таблица 1.

Выборы на Тайване 2004 – 2010гг.

 

2004

2004

2005

2008

2008

2009

2010

президентские выборы

выборы в законодательные органы

городские и окружные выборы

выборы в законодательные органы

президентские выборы

городские и окружные выборы

муниципальные выборы

ГМД

49.89

32.83

50.96

53.50

58.45

47.88

44.54

ДПП

50.11

35.72

41.95

38.17

41.55

45.32

49.87

 

Источник: TaipeiTimes 29 ноября 2010, c. 1.

Сравнительно успешными для ДПП были результаты выборов 2012 г. в Законодательный Юань (В 2012 г. у ДПП ­– 40 мест (35.4%), 64 места (56.6%) получил Гоминьдан, с пространством для других партий – 9 мест), так как ДПП получила больше мест в парламенте по сравнению с предыдущими выборами.

Можно предположить, что отношения сформированного Ма Инцзю нового Кабинета [內閣] и Законодательного Юаня Тайваня будут острыми по причине такой расстановки сил. ДПП и Союз Солидарности Тайваня [либеральность власти в гендерном составе Кабинета, сформированного из 36 мужчин и 11 женщин (примерно 4/1). Цай Инвэнь больше всего не одобрила назначение Кристины Лю [劉憶如] на пост Министра экономического планирования и развития, смещенную ранее с влиятельного поста Министра Финансов. Тайваню, по мнению Цай, будет нелегко пройти через Европейский долговой кризис, рассчитывая на двух полемических фигур в Кабинете, Кристины Лю и Инь Чимин [], вновь назначенного Министра финансов без портфеля.

Цай удалось привлечь дополнительно 1.2 млн. голосов на сторону своей партии даже с допустимыми искажениями при подсчетах голосов женского электората. При относительно слабом старте Цай Инвэнь в качестве кандидата от ДПП, стало очевидно, что за 4 года ДПП вышла из порочащей партию ситуации со скандалом вокруг Чэнь Шуйбяня. Цай попыталась извлечь пользу из гендерного фактора (избегая при этом поднимать вопрос о гендерном неравенстве на Тайване), что могло быть позитивным, но все-таки не решающим фактором на президентских выборах. В различные моменты избирательной кампании ДПП акцентировала внимание на специфических регионах Тайваня, как и Гоминьдан, а также на определенных группах избирателей, таких как женщины и молодежь.

Избирательная кампания Цай проводилась в рамках принятых социально-политических технологий выборов. Победа кандидата на выборах в значительной мере зависела от правильной организации и надежного информационного обеспечения избирательной кампании. Избирательная кампания имела определенные этапы, среди которых, особенно надо отметить дату проведения выборов для обеспечения максимальной явки избирателей. Недавние президентские и парламентские выборы на Тайване 2012 г. совпали по дате проведения в целях экономии средств – 14 января, воскресенье, накануне китайского праздника весны, когда тысячи людей по традиции возвращаются домой навестить родственников и друзей. Дата президентских выборов была перенесена с 20 марта (исторически сложившейся даты проведения президентских выборов на Тайване). ГМД рассчитывал на поддержку более миллиона состоятельных тайваньцев, большинство из которых проживает в районе Шанхая и которые полагают, что именно ГМД обеспечит им экономическое процветание посредством увеличения объемов торговли с материковым Китаем. В результате, 20 тыс. тайваньцев (по другим данным, 4.672 по сравнению с 2008 г.– 9.132), проживающих и имеющих бизнес в материковом Китае, вернулись на остров, чтобы принять участие в выборах. В связи с этим СМИ писали, что материковый Китай приобрел не только продукцию сельского хозяйства и морепродукты Тайваня, но и голоса тайваньцев.

С другой стороны, 1.8 млн. молодых людей (10 % от 18 млн. электората Тайваня) в возрасте 20-24 лет были лишены возможности участвовать в голосовании. Многие впервые голосующие и молодые избиратели, в основном поддерживающие ДПП, являются студентами и учатся вдалеке от дома, а дата выборов приходилась на последнюю неделю студенческой сессии. Перемещение даты выборов можно рассматривать, как запланированную открытую акцию давления на электорат с целью любыми возможными путями добиться удержания власти Гоминьданом.

Внешние и внутренние условия настолько сложны, что Тайваню придется анализировать их в более широкой перспективе, придерживаясь своих стратегических принципов и направления развития, быстро отвечать на разного рода вызовы и защищать свои ценности, возможности и преимущества. Народ Тайваня представляет собой независимое сообщество, которое служит фундаментом национальной безопасности. Национальная безопасность имеет значение для всех поколений тайваньцев и касается каждого человека независимо от возраста и положения. По этой причине интересы национальной безопасности также стоят и над интересами политических партий.

В предверии выборов были проведены запланированные агитационно-пропагандистские мероприятия, встречи кандидатов с избирателями, каждый кандидат опирался на свой «синий» или «зеленый» электорат. Дополнительные голоса женского электората могли быть привлечены гендерным фактором (проводился анализ потребностей избирателей). Были также определены способы формирования денежного фонда кандидата.

На предыдущих разного уровня выборах 1996 г., 2004г., 2010 г. на Тайване наблюдалось потенциальное осложнение неожиданным привходящим событием, связанным с угрозами и стрельбой. Накануне выборов 2012 г. опрос общественного мнения показал, что 77 % респондентов не беспокоит влияние возможного инцидента со стрельбой на выборах. Но, если это произойдет, то 48.3 % респондентов не признают результаты выборов, а 45.2 % ответили, что признают. На выборах 2012 г. также существовала невидимая угроза в виде «фактора Китая», о чем писали СМИ на Тайване незадолго до выборов. Свой «новый поход» (Рамочное соглашение об экономическом сотрудничестве между Тайванем и Китаем , 2010 г.) Китай с успехом использовал на юге Тайваня, оплоте ДПП, помогая фермерам и рыбакам реализовать свою продукцию на огромном рынке материкового Китая. В результате, в этом регионе нынешний президент Ма Инцзю и Гоминьдан получили бóльшую поддержку, чем на выборах 2008 г. Очевидно, что развитие экономического сотрудничества с Тайванем не является первоочередной задачей материкового Китая, хотя экономические успехи одной из сторон сразу же отражаются на положении другой. Победа Ма на выборах 2012 г. была следующим шагом материкового Китая на пути к объединению попыткой продвинуть политическую интеграцию с помощью экономической и информационной.

Для успешных выборов не меньшее значение, чем социально-политическая ориентация кандидата, имеет его имидж, образование, опыт политической работы, возраст, внешний облик, другие особенности кандидата важные для основных социальных групп и т.д. Политическая карьера Цай Инвэнь началась в 1990-х гг., когда она стала основным участником переговоров по поводу вступления Тайваня в ВТО. При экс-президенте Ли Дэнхуэй (1996-2000 гг.) Цай Инвэнь была советником по безопасности в Совете национальной безопасности Тайваня, а в 2000 г. Цай назначили министром по делам материкового Китая. После вступления (!) в ДПП (2004 г.) и работы в качестве депутата Законодательного Юаня, Цай стала вице-премьером Исполнительного Юаня (2005 г.). В 2008 г. Цай Инвэнь была избрана первой женщиной-председателем самой большой оппозиционной партии (ДПП) на Тайване, а после поражения на президентских выборах 2012 г. ушла в отставку, передав временные полномочия лидера партии Чэнь Цзюй – первой и дважды избранной (в 2006, 2010 гг.) женщине-мэру Гаосюна на Тайване, одной из 18 основателей ДПП.

Произошел переход руководства партией к верному её приверженцу, стоящей у самых её истоков. Чэнь Цзюй, вероятно, как и Цай Инвэнь, стала бы кандидатурой, которая на данном этапе «устроила» бы многих лидеров фракций. Чэнь Цзюй пришлось бы взять на себя задачу постепенного стабилизации и реформирования партии (интересы целой партии тогда перевесят интересы отдельных фракций), её консолидации во имя сохранения самой партии. Начиная с улучшения партийной организации и её политики до возвращения к первичным идеалам партии – преданности идее демократизации Тайваня, которые, по мнению самой Чэнь Цзюй, могут быть важнее любой новейшей избирательной стратегии.

Но в результате выборов председателя ДПП 27 мая 2012 г., победил Су Цзэнчан, набрав 50.47 % голосов, что значительно увеличило его шансы стать новым кандидатом в президенты от ДПП в 2016 г. Хотя шансы Су быть президентом могут быть невелики, принимая во внимание его возраст на момент следующих выборов (около 70 лет), его политическая позиция, отсутствие намерения отстаивать независимость Тайваня, может отвечать настроениям многих тайваньцев (судя по результатам выборов 2012 г.).

Су Цзэнчану предстоит еще решать главный остро стоящий перед партией вопрос формулирования политики ДПП в отношениях с материковым Китаем, что не смогла сделать Цай и, что являлось признаком потенциальной слабости ДПП, дальнейшее промедление отодвигает возможность возвращения ДПП к власти на Тайване.

Самая эффективная форма агитационного воздействия в избирательной стратегии –непосредственные встречи кандидата с избирателями. Избирательная кампания Ма Инцзю существенно отличалась от избирательной кампании Цай Инвэнь, которая была не только хорошо организованной, но и проактивной и систематизированной. Каждый из маршрутов политического ралли Цай имел целью взаимодействовать с представителями различных групп населения Тайваня на всей территории острова (с Хакка , 15% населения острова, например) и со сторонниками ДПП с целью укрепления связи партии с общественностью, а также для разъяснения политической и социально-экономической ситуации, в которой находится Тайвань, для агитации за поддержку платформы действий ДПП.

Одной из нестандартных попыток привлечения электората к политической кампании ДПП на уровне низовой демократии была идея с небольшими суммами пожертвований населения ["”] на благо Тайваня, в виде вклада каждого гражданина в процесс демократизации на острове (что составило в итоге 201.2 млн. н.т. или 6.7 млн. ам. долл.). Таким образом, предвыборную политическую кампанию ДПП можно рассматривать и как социальное движение, с целью революционизировать атмосферу выборов, продемонстрировать системы ценностей и убеждений партийных лидеров.

Проблемы, обсуждаемые Цай Инвэнь в предвыборных дебатах, в основном оставались в рамках социально-экономических проблем острова: фактора поляризации общества, являющейся важнейшим препятствием для развития демократии и источником социальных конфликтов, отсутствия возможности долгосрочной профессиональной занятости у населения, развала промышленности, роста цен на недвижимость, все меньших возможностей материальных накоплений у граждан. Вызывали опасения энергетическая зависимость Тайваня, огромный долг правительства, несбалансированность национального бюджета.

Выход из положения Цай видит в создании сети оказания услуг населению, следовании курсу на либерализацию торговли, справедливом распределении ресурсов, сужении разрыва между бедными и богатыми, городом и селом, уменьшении тяжелого налогового бремени для рабочего класса, увеличении пропорций накопления капитала, снижении цен на жилье, развитии конкурентоспособной инновационной экономики и построении экономики с «тайваньской спецификой». Кроме того, к 2025 г. ДПП у власти рассчитывала завершить проект создания «безъядерной зоны» «无核» на Тайване, включающий вопросы хранения ядерных отходов, и развивать экологически чистые отрасли промышленности.

Планы женщины-кандидата включали конкретные меры для социально уязвимых групп населения: инвестирование 100 млрд. н.т. в фонд развития сельских районов, обеспечение равной оплаты труда и равной социальной защиты всех работников. В течение 4 лет, согласно плану ДПП, 40 млрд. н.т. должно было быть израсходовано на поддержание пожилых групп людей и людей с ограниченными возможностями. В программе партии была поставлена задача реформирования 12-летней системы образования в течение следующих 8 лет, упразднение тестирования для поступления в высшую школу с целью уменьшения давления на детей и семьи.

Разработанная ДПП про-тайваньскаястратегия по дальнейшему развитию промышленности, основывалась на тезисе «местной интеграции с глобальным мышлением», то есть развитие новых экспортных рынков в сочетании с развитием местной экономики и созданием новых рабочих мест для населения Тайваня. Проводя политику сбалансированной экономики и торговых отношений, с помощью сильной команды-посредника между правительством и предприятиями, ДПП рассчитывает помочь последним выйти на международный уровень, расширить в короткий срок международное пространство Тайваня для торговых отношений с Европой, Японией и США. (До сих пор без увеличения торговых оборотов через пролив Тайвань не увидел бы экономического роста). А в торгово-экономических отношениях через пролив фокусироваться на «тайваньской ценности» [台灣價] для обеспечения роста конкурентоспособности острова, сохранения талантов и капитала. Для стабилизации финансовой политики планируется пересмотреть национальный бюджет, перераспределить ресурсы и увеличить финансирование именно тех регионов, которые в этом больше нуждаются.

Что касается демократии, предвыборные намерения Цай предполагали проведение реформы правосудия с целью добиться справедливости на Тайване, принятие демократии как основания для всей будущей политики Тайваня, которая будет охватывать все население, включая академические и гражданские группы, которые могут принимать участие в процессе принятия политических решений.

В своем интервью ВВС в июне 2011 г. председатель ДПП Цай Инвэнь сказала, что Тайвань идет по пути развития демократии и дружественных связей с соседними странами и материковому Китаю придется уважать различия, которые существуют на сегодняшний день между материковым Китаем и Тайванем. ДПП стала более опытной и, по ее словам, борется уже несколько десятилетий за достижение демократии, наличие которой доказывает смена партий у власти на острове. Это становится нормой, сделавшей возможным появление на президентских выборах 2012 г. кандидата от третьей политической партии Джеймса Сунна [宋楚瑜], хотя на президентских выборах этот кандидат мог завоевать не более 10% голосов избирателей. КНР также может достичь демократии, следует смотреть в перспективу, и Тайвань готов оказать в этом помощь, несмотря на то, что в последнее время наблюдается усиление политических и военных амбиций в материковом Китае.

По словам Цай, в отношениях через пролив необходимо сформировать «новую структуру», принимая во внимание всю сложность теперешней ситуации, совершенно отличной от той, которая существовала в 1992 г. (имеется в виду 1992 Консенсус [一個中國,各自表述]). ДПП признает определение «Целого Китая», сформулированное Пекином, но Пекину необходимо осознать, что народ Тайваня настаивает на суверенитете острова. Таким образом, обоим берегам, с учетом обоюдных стратегических выгод, следует искать устойчивые механизмы для мирного развития, основанные на реальных обстоятельствах. Настоящий консенсус большинства людей, «сохранение статус-кво», не может быть истолкован одинаково разными группами и политическими партиями. Цай Инвэнь при этом придерживается той же, выработанной ДПП «Резолюции в отношении будущего Тайваня» [台灣前途決議文] (1999 г.) по поводу суверенитета Тайваня, согласно которой, Тайвань – независимая страна, любое изменение статус-кво требует созыва национального референдума.

Цай утверждает, что суверенитет Тайваня был утерян во время срока пребывания у власти Президента Ма Инцзю. Однако в таком важнейшем для сохранения политической, экономической и социальной стабильности на острове вопросе, как отношения через пролив, Цай, в отличие от своего соперника на выборах Ма Инцзю, не может проводить достаточно гибкую политику, хотя бы по причине давления со стороны партийных радикалов в ДПП, согласных продолжать экономический диалог с материковым Китаем, но при твердом сохранении политических различий. Тогда как для материкового Китая важна, прежде всего, перспектива политического диалога.

В политике выстраивания отношений через пролив (в декабре 2011 г.) Цай Инвэнь уже готова была изменить свою точку зрения, концепцию «один Тайвань, два разных мира».Идея Цай новой «концепции Тайваня» рассматривается многими, даже членами ДПП, как нечто несбыточное, приглашение в утопию, особенно на фоне проигрышей 2008 и теперь 2012 гг. Хотя в этом Цай не одинока. По словам законодателя от ДПП Цай Чи-чана (TsaiChi-chang) [蔡其昌], если материковый Китай не может принять факт существования двух стран по обоим берегам пролива и все еще живет в своем мире, то это только психологически увеличит расстояние через пролив и уменьшит доверие тайваньского народа к правительству материкового Китая.

Официальный сайт Гоминьдана при этом опубликовал заявление Аннет Люй, которая продолжает критиковать отношение ДПП к вопросам отношений через пролив, утверждая, что тайваньский консенсус, предложенный председателем партии Цай Инвэнь, был слишком абстрактным, несмотря на хорошо выработанную и одобренную ДПП «Резолюцию в отношении будущего Тайваня» [台灣前途決議文], что привело к потере голосов на выборах 2012 г..

В предверии 4-го форума берегов Тайваньского пролива (16 – 22 июня 2012 г.) в провинции Фуцзянь, представитель Канцелярии по делам Тайваня Госсовета КНР Ян И (Yang Yi ) [楊毅] сообщил, что ДПП уже многократно заявляла о своем намерении активизировать связи с материковым Китаем, а на самом деле, партия постоянно бойкотирует нормальные межбереговые обмены. Китайская сторона принимает во внимание существование различных мнений по поводу отношений через пролив, и при этом приветствуют участие представителей ДПП, особенно низовых органов партии в форуме двух берегов пролива.

Материковый Китай видимо осознает, что поменять точку зрения оппозиции, сложившейся в определенный момент истории Тайваня и с тем же составом лидеров, представляется делом трудным, поэтому делается акцент на привлечение именно молодых, выросших в других условиях прагматичных членов партии, которые не могут подчиняться интересам партии, возникшим в обстоятельствах 1985 г.

Для обновления или переформулирования основных тезисов партии нужен другой состав лидеров, а в реальной ситуации, это не происходит. Лидеры, которые сейчас находятся в руководстве партии, в основном пожилые люди, скоро неизбежно покинут ряды ДПП естественным путем. Для продолжения дела демократизации существует возможность возникновения качественно новой партии на Тайване, но жестко ставить об этом вопрос в настоящей момент не представляется возможным так же, как сложно делать прогноз до завершения избирательных кампаний 2012 г. в мире. Сейчас партии на Тайване уже выбирают цели, им также придется смотреть вперед на отрезок времени до конца 2012 г. или даже далее, когда ключевые политические фигуры в мире займут свои посты. И только тогда можно начинать отсчет периода политической борьбы и определить, откуда возникнут вопросы внешнего давления на остров по причине его не-легитимности в мире.

Политический курс материкового Китая «одно государство – два строя» подразумевает полное и безоговорочное включение острова в состав Китая. Воссоединившись с Тайванем как важнейшим стратегическим рубежом, материковый Китай получает возможность значительно усилить свой экономический и международно-политический потенциал. Учитывая эти выше изложенные факторы, специфику региона и расстановку сил в мире, отношения Тайваня и материкового Китая могут играть роль «лакмусового индикатора», определяющего позитивные и негативные направления развития событий для всего региона и мира в целом.

Лидеры ДПП осознают всю важность правильной артикуляции своей позиции в отношении вопроса «через пролив» и консенсуса 1992 г., которую, по их мнению, необходимо изменить, так как от того, насколько правильно будет сформулирована политическая позиция партии в данном вопросе (мы не говорим «изменена»), настолько это будет решающим фактором победы ДПП на будущих президентских выборах 2016 г. Партии придется прийти к относительному согласию в своих рядах, выбрав нейтрального кандидата в президенты от партии, с чьей кандидатурой согласилось бы большинство партийных лидеров (может быть даже в виде похожего гендерного альянса 2000-2008 гг.). С этой точки зрения идеальной выглядит кандидатура Цай Инвэнь (которая, возможно, создаст вокруг себя коалицию из единомышленников), намеривающуюся опять баллотироваться в президенты. Борьба между претендентами Цай Инвэнь и Су Цзэнчаном, возможно, будет все более обостряться, и, как предполагают, (см. выше) может превратиться в долгие праймериз на весь период до следующих президентских выборов 2016 г. Результаты президентских выборов будут зависеть, в том числе, и от «фактора Китая», от политического положения внутри материкового Китая, а также от того, насколько проводимая на тот момент политика обеих ведущих партий на Тайване будет отвечать интересам КНР. Но самым важным вопросом остается сама экономика КНР. Признаки замедления роста экономики Китая, которая в течение десятилетий испытывала интенсивный рост, будет влиять на политику в отношении Тайваня, что доказывает усиление синхронности развития двух экономик материкового Китая и Тайваня (как это уже было с одновременным одинаковым падением на Шанхайской и Тайваньских биржах, например), а таким образом рост близости, что пойдет не на пользу идеям ДПП.

Электорат

На президентских выборах 2012 г. на Тайване явка избирателей составила 74% (в 2008 г. явка избирателей составила 76.33%.) Такую явку избирателей сами тайваньцы расценивают как демонстрацию серьезного отношения населения к своей гражданской ответственности. Можно говорить о том, что на острове существует гражданское общество, которое рассчитывает на эффективность власти и которое нуждается в ясности и определенности относительно своих будущих жизненных перспектив. Избирателей интересует, будет ли сохраняться статус-кво в отношении политического будущего острова, будет ли делаться привычный упор на национальную самоидентичность, вследствие которой ситуация неизбежно «откатится» на прежние позиции конфронтации с материком. Хотя, в то же время многие избиратели зачастую далеки от высоких политических целей. Для них важнее, будет ли вестись эффективная борьба с коррупцией и будут ли приняты действенные меры по сокращению растущего разрыва между бедностью и богатством, по снижению роста цен на жилье, снижению безработицы, что особенно актуально для «зелёного» Юга. Совокупность ключевых лозунгов, уровень доверия к обоим главным кандидатам, а также возможность влияния «неожиданных» привходящих событий могли повлиять на результат голосования на выборах 2012 г. на Тайване. В массе своей женский электорат совсем необязательно поддержит «сильную» женщину-кандидата. Вместе с тем, как писали тайваньские СМИ, участие Цай в выборах, в любом случае, несомненно, обеспечит высокую явку женского электората на избирательные участки, ДПП также использовала неординарные способы агитации во время предвыборной кампании.

Можно предположить, что гендерный фактор повлиял на мнения избирателей в Гаосюне (мэр города – женщина), где были избраны 4 женщины-кандидата от ДПП в Законодательный Юань, популярность Цай Инвэнь при этом оценивалась на уровне 53.42 %. Население города Тайнань отдали 57.72% голосов за женщину-кандидата в президенты и более 60% голосов за 2 женщин-кандидатов от ДПП в Законодательный Юань, также поддержали Цай Инвэнь город и уезд Цзяи (Цай получила 50.04% и 58.58% голосов соответственно), где мэр и губернатор – женщины.

Мужчины-кандидаты от ДПП в целом не популярны у избирателей, женщин по-прежнему мало среди номинированных и избранных, примерное соотношение мужчин и женщин – 3/1. (Возраст избранных 7 женщин-кандидатов из 13 номинированных от ДПП по округам примерно от 40 до 50 лет. Возраст избранных мужчин, всего 19 из 56 номинированных от ДПП по округам, в основном от 40 до 50 лет. Очевидно все же, что в целом номинированные от ДПП мужчины-кандидаты старше номинированных женщин-кандидатов).

В развитых индустриальных обществах Европы (Швеции, Великобритании) и США долгосрочные тенденции развития социальных норм и жизненный уклад способствуют устранению многих факторов, препятствующих участию женщин в голосовании. По сравнению с мужчинами женщины с меньшей активностью участвуют в политических кампаниях, участвуют в неформальной работе в сообществах, местных органах управления, становятся членами партий, контактируют с правительственными лицами по причине отсутствия у них необходимых политических знаний и интереса к общественным делам, являющихся важным условием более активной формы вовлеченности женщин в политику.

Самые популярные социально-психологические объяснения, почему в прошлом женщины повсеместно были менее вовлечены в общественную жизнь, основаны на теориях ролевой социализации, устойчивости традиционного отношения к женским и мужским ролям в общественной сфере. Альтернативные структурные подходы выделяют социальные и экономические барьеры, стоящие перед женщинами, такие как, например, социальная изоляция домохозяек, исключенных из политической жизни, основанной на оплачиваемой занятости, участии в профсоюзах и профессиональных ассоциациях.

Социально-экономические факторы значительно влияют на привычку участвовать в голосовании. Попадание женщин в ряды оплачиваемой рабочей силы и полученное образование являются первым объяснением изменения отношения женщин к участию в общественной жизни. Чем образованнее человек (правда, в сочетании с другими факторами, таким как доход и классовая принадлежность), тем вероятнее он/она примет участие в голосовании. Именно образование и гражданский опыт обеспечивают способность к восприятию и переработке информации о жизни окружающего гражданского общества. Гендерное различие в голосовании, по мнению некоторых исследователей, это, по сути, различие в уровне образования особенно среди тех, кто не имеет полного начального образования, гендерные различия в голосовании незначительны у избирателей с более высоким уровнем образования. Пожилые женщины (старше 65 лет) гораздо менее активны, чем пожилые мужчины. Хотя в странах и регионах Восточной Азии (в материковом Китае, Монголии и на Тайване), люди без формального школьного образования, особенно пожилые, тем не менее, чаще голосуют (за привычные уже формы правления) (за ГМД на президентских выборах 2012 г. проголосовало от 26-40% избирателей старше 60 лет). Что касается ДПП, то результаты были более благоприятными в городских районах с ощутимой поддержкой в основном взрослой молодежи 20 – 35 лет, а также со стороны тех, кто более пострадал от высокого уровня безработицы и высокой стоимости жилья.

Доход также влияет на активность избирателей: более состоятельные люди с большей вероятностью (хотя необязательно, учитывая специфику Тайваня, основным вопросом на выборах практически для всех страт населения остается вопрос о демократии) будут активны на выборах независимо от уровня приобретенного образования.

В прошлом факторы этнической принадлежности, гендерные, демографические, семейного положения, рода занятости, региональные и т.д., несомненно, оказывали влияние на желание принять участие в голосовании во многих странах.

В настоящее время многие исследователи соглашаются с тем, что этнические и гендерные факторы не оказывают большого влияния на участие населения в голосовании в западных странах. Имеют значение уровень образования и доход граждан. Однако, так как различные этнические группы имеют разные уровни образования и дохода, существенные различия по этим двум факторам наблюдаются во многих обществах.

Несмотря на то, что на Тайване этнические меньшинства составляют 2 % всего населения острова, они достаточно активно вели себя на выборах в Законодательный Юань в 2012 г. (аборигены, проживающие в равнинных районах острова, проголосовали в количестве более 58 %, аборигены, проживающие в горах – более 65 %).Среди номинированных в Законодательный Юань 2012 г. (по округам) женщин из национальных этнических меньшинств оказалось всего 3, избрана при этом 1 женщина.

Попытка определения уровня политической активности женского электората на Тайване в перспективе до 2060 г. привела к выводу о том, что социально-демографический фактор окажет неблагоприятное воздействие на политическую активность женщин. Особенно, принимая во внимание снижение активности женщин в возрасте после 65 лет (в мировой практике это – возрастная группа с самой низкой политической активностью) и темпы старения населения на острове. Согласно проведенному анализу, лидеры ДПП в основном люди возрастной категории 60 лет и старше, за исключением Цай Инвэнь. Партии придется позаботиться о партийной преемственности тем более, что существует Комитет Развития Женщины при ДПП [婦女發展委員會] (1993 г.), осуществляющий политическое образование и тренинг женщин-членов ДПП, оказавший активное содействие в создании самой партии.

 

Таблица. 2.Тенденции изменения возрастной структуры населения Тайваня

Доля женщин в составе населения, %

1951 г.

1961 г.

1971 г.

1981 г.

1991 г.

2001 г.

2010 г.

прогноз на 2060 г.

65 лет и старше,%

2,5

2,5

3

4,4

6,5

8,8

10,7

41,6

15 - 64 года, %

55,5

51,7

58,3

64

67,1

70,4

73,6

48,9

моложе 15 лет, %

42,1

45,9

38,7

31,6

26,3

20,8

15,7

9,4

 

Данные гендерного сравнительного анализа участия в избирательной кампании иногда трудно найти, не все нации осуществляют подсчет избирателей по гендерному принципу. Например, в России на недавних президентских выборах 2012 г. такая гендерная статистика не проводилась.

Гендерное различие в активности населения на выборах является значительным в новых демократиях. В соответствии со статистикой, в 2012 г. на президентских выборах за Ма Инцзю проголосовало немногим больше женщин (30-47 %), чем мужчин (37-44 %). Согласно возрастному фактору, самая активная часть населения от 30 до 49 лет проголосовали за ГМД в количестве от 37 до 48 %. В соответствии с фактором образованности, избиратели с высшим образованием были самыми активными (35-49 %).

ДПП использует гендерные рычаги для привлечения женского электората на свою сторону. Оппозиционная партия номинирует на выборы в Законодательный Юань не менее 25% женщин-кандидатов (внутрипартийная установка принята в 1996 г.). На президентских выборах была номинирована одна женщина-кандидат от ДПП – Цай Инвэнь. Это могло стать дополнительным фактором активизации женского электората, поскольку многие женщины-избиратели связывают с ней надежду на будущую социальную справедливость, не говоря уже о том, что история этой партии тесно связана с движением за женское равноправие на Тайване. В таком случае предпочтения избирателей основывается на признании принадлежности кандидата к определенной политической партии, иногда поведение электората также определяется популярностью лидера этой партии. Если женщины-кандидаты надеются получить голоса как от женщин, так и от мужчин-избирателей, женский электорат не чувствует себя обязанным голосовать только за женщин, хотя женщины-избиратели достаточно активно вели себя на предыдущих президентских выборах 2008 г. и составили 77,65% из числа всех женщин, имевших право голоса.

На парламентских выборах 2012 г. (по округам) от ДПП было номинировано – 13 женщин (около 20%) из общего числа 68 номинированных на выборах женщин, а избрано – 7 из 20 всех избранных женщин. Результаты голосования также показывают, что женский электорат совсем необязательно поддержит на выборах женщин-кандидатов. Кроме того, номинирование мужчин и женщин на парламентских выборах 2012 г. на Тайване соотносится как 3/1 (из общего числа 283 номинировано 215 мужчин и 68 женщин), избранных примерно также (59 мужчин и 20 женщин из общего числа избранных 79). Что свидетельствует о следовании ранее взятому курсу общества на обеспечение гендерного равенства и о намерении постепенно реализовать, в соответствии с Тайваньским Инициативным Проектом (2009 г.), принятую Конвенцию по Прекращению всех форм дискриминации женщин [消除女一切公約中華民國台灣初次國家報告].

С другой стороны, в рамках долгосрочного прогноза (2012-2016 гг.) и промежуточных праймериз в обеих противоборствующих партиях, в ходе четырехлетия политических перемен такие факторы, как нынешние выборы лидеров КНР и США, очередные провалы в ЕС, взаимные и внутренние противоречия в военных, экономических, религиозно-идеологических и националистических блоков создадут такие деформации в футурологическом пространстве, что не останется даже идеи тайваньских политических деятелей обоего пола и приверженцев противоборствующих партий.

В каждой стране некоторые части общества голосуют более активно, чем другие. Там, где явка избирателей на выборы высока, эти различия не такие значительные. Если явка избирателей на избирательные участки приближается к 90%, трудно обнаружить значительные различия между теми, кто участвовал в голосовании и теми, кто не участвовал. В странах с низким показателем активности избирателей отмечается явное различие по этому показателю. Показателями активности или пассивности избирателя на текущих выборах может быть его участие в предыдущих выборах. Некоторые исследователи рассматривают участие в выборах как тип поведения, который может стать привычным, особенно среди взрослой молодежи. В любом случае, очевидно, что возраст и полученное образование можно рассматривать в качестве главных индикаторов активности электората на Тайване.

На Тайване общее участие населения в голосовании на выборах в Законодательный Юань имело тенденцию к снижению в период 1998 – 2008 гг. На президентских выборах самой высокой явка оказалась в 2000 и 2004 гг. (более 80% всех избирателей). Исходя из опыта прошлых выборов 2008 г., трудно было заранее предсказать, какой стороне окажет предпочтение основная часть женского электората. Но в любом случае, готовность женского электората на Тайване принять активное участие в политическом процессе, свидетельствует о не- пассивности, не - безучастности тайваньских женщин к вопросу о власти, о развитии демократии на Тайване. Но учитывая зависимость политической активности женского электората от репродуктивного возраста, можно предположить, что с нынешним темпом старения населения острова политическая активность женского народонаселения Тайваня сильно уменьшится в перспективе. Но пока поскольку свыше половины тайваньского электората составляют женщины, от их политических предпочтений во многом будет зависеть дальнейший вектор развития Тайваня.

Какой бы из лидирующих партий не принадлежала политическая власть на Тайване, население остается самым важным «игроком» в любой избирательной кампании, способным повлиять на изменение стратегии партии. Тайваню предстоит обновлять свое политическое устройство и экономику в условиях сложившихся в последние десятилетия на Тайване демократической системы, которая призвана сохранить самостоятельность Тайваня и объединять весь тайваньский социум. Партии соревнуются за то, кому из них удастся добиться лучшего консенсуса в обществе и объединить его внутренние силы. В 2008 г. народ Тайваня пожелал, чтобы ДПП уступила место Гоминьдану, получила, таким образом, время для переосмысления прошлых ошибок и проведения реформирования партии, с тем, чтобы выработать гибкую стратегию и подготовиться к новому старту, сохранив самые важные ориентиры на создание сильного демократического общества.

Внутрипартийная политика ДПП будет проводиться в сотрудничестве ее различных фракций с привлечением наиболее талантливых людей из общественных кругов, академических кругов и бизнеса с целью выполнить наиболее важные задачи, поставленные перед партией ее электоратом. Основные реформы партии будут касаться важных политических вопросов отношений через пролив, по которым ДПП придется искать консенсуса с народом Тайваня и с партией Гоминьдан, сохраняя свой статус большой партии, способной принимать серьезные решения без политических конфликтов, служащей интересам тайваньского общества, а не отдельным политическим лидерам.



Другие статьи автора: Степанова Елена

Архив журнала
№3, 2014№4, 2014№5, 2014№6, 2014№7, 2014№8, 2014№9, 2014№10, 2014№11, 2014№12, 2014№1-2, 2015№3, 2015№4, 2015№12-1, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№2, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№1, 2012№12, 2011№2, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба