Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Мир и политика » №7, 2012

Ибрагим Ибрагимов
Газовый фактор во внешней политике Азербайджанской Республики
Просмотров: 993

© flickr.com/marcofieber
На внешнюю политику любого государства большое влияние оказывают экономические факторы, в число которых, наряду со многими другими, входит стремление к освоению внешних рынков для поставки своей продукции на экспорт. 

Товаром, приносящим основную долю экспортных поступлений в бюджет Азербайджана, является, как известно, нефть. Нефть в Азербайджане стали добывать еще в 40-е гг. XIX века, а к началу XX века – когда ни аравийские, ни сибирские месторождения еще не были освоены, а в Мексике шла гражданская война – на Азербайджан приходилась почти половина мирового производства нефти. В советское время Азербайджан был наряду с Россией, Казахстаном и Туркменистаном одной из всего лишь четырех союзных республик, которые сами обеспечивали свои потребности в нефти и снабжали ею остальные 15 республик. После распада СССР добыча азербайджанской нефти упала, но затем стали поступать иностранные инвестиции, и с 1998 г. начался подъем. За последние десять лет добыча почти удвоилась, при этом почти вся нефть добывается с каспийского шельфа.

В то же время в новом столетии стала возрастать роль другого вида углеводородного топлива – природного газа. Особенно это касается региона Баку, где некоторые нефтеносные скважины оказались истощены. Доказанные газовые запасы Азербайджана составляют 2,6 трлн. куб. м. Его производство достигло 5 млрд. куб. м. Ряд стран выразили заинтересованность в прокладке газопровода для поставок газа в Европу как с собственных газовых месторождений Азербайджана, так и поставок из Ирана через азербайджанскую территорию.

И здесь возникают те же самые проблемы, что и с нефтепроводами. Не имея выхода к открытым морям, Азербайджан вынужден экспортировать свои энергоресурсы конечным потребителям через территории соседних стран-транзитеров. В силу этого, подобно многим другим, не имеющим выхода к открытым морям странам, Азербайджан зависит от состояния отношений с соседними транзитными странами. Если эти отношения носят конфликтный характер, транзитная страна всегда способна ограничить или даже полностью воспрепятствовать экспорту азербайджанских углеводородных ресурсов.

При взгляде на ситуацию под данным углом выявляется следующее. Возможность использования территории Армении как страны транзита для азербайджанских энергоресурсов в настоящее время исключена. Несмотря на то, что данное направление географически весьма выгодно, продолжающийся конфликт с Арменией из-за Нагорного-Карабаха вынуждает Азербайджан искать другие маршруты для экспорта энергоресурсов в Европу. А их не так много – Россия, Турция и Грузия.

Впервые Азербайджан стал экспортировать свой газ 21 марта 2006 г. после завершения строительства трубопровода Баку-Тбилиси-Эрзерум на рынки Грузии и Турции. С этого момента Азербайджан превратился в экспортера природного газа на Евразийском пространстве, занимая важное место в перспективе обеспечения энергетической безопасности региона.

Однако это вызывает плохо скрываемое недовольство России, которая воспринимает такого рода проекты как инспирированное Западом и, прежде всего, США, желание таких стран как Азербайджан, а также Казахстан и Туркмения поставлять свое углеводородное топливо в обход российской территории, лишая тем самым Россию как соответствующих доходов от оплаты за транзит, так и важного экономического рычага, с помощью которого можно воздействовать на политику соответствующих стран.

Политика России основывается на стремлении к полному контролю над транспортировкой природного газа на евразийском пространстве. Таким образом, Россия получает механизм воздействия на как экспортирующие, так и импортирующие страны. В силу этого Россия не заинтересована в том, чтобы газ из стран Закавказья и Центральной Азии поступал на европейские рынки в обход российской территории. Именно поэтому она старается препятствовать созданию Транс-Каспийскогогазопровода.Этот проект предполагает, что газопровод будет проходить по дну Каспийского моря от туркменского Туркменбаши до Сангачала, где соединится с уже существующим газопроводом, ведущим в Эрзерум, который в свою очередь был бы подсоединен к планируемому газопроводу Набукко. В итоге обеспечивались бы поставки природного газа из Туркмении в Центральную Европу. Согласно некоторым предложениям, его составной частью мог бы стать газопровод от Тенгизского газового месторождения в Казахстане до Туркменбаши.

В мае 2006 г. Комиссар Европейского Союза по энергетике А.Пибалгс выразил поддержку данного проекта со стороны Евросоюза. Азербайджанский министр промышленности и энергетики Н.Алиев на международной энергетической конференции в Баку тогда же указал на преимущества Транскаспийского газопровода. С другой стороны, его российкий коллега В.Христенко указал, что существующие технические, правовые, экологические и другие риски в данном случае столь велики, что без политической поддержки будет невозможно найти инвесторов для данного проекта. Сюда примешивается и фактор неопределенности со статусом и размежеванием шельфа Каспийского моря – в сентябре 2008 г. заместитель министра иностранных дел Ирана М.Сафари заявил, что его страна возражает против строительства подводных газопроводов на Каспии по экологическим соображениям.И все же 12 сентября 2011 г. Совет по внешней политике ЕС решил выдать Европейской комиссии мандат на переговоры с Азербайджаном и Туркменистаном относительно Транс-Каспийского газопровода. Проект подвергается резкой критике со стороны России и Ирана, которые являются транзитерами туркменского газа, причем к природоохранным аргументам добавляются правовые, суть которых в том, что для его прокладки требуется согласие всех прибрежных государств.

Учитывая то, что Транс-Каспийский газопровод должен быть подсоединен к также пока планируемому газопроводу «Набукко», следует отметить, что вокруг него также складывается неблагоприятная ситуация. Он должен прокачивать нефть из турецкого Эрзерума до Баумгартена в Австрии. Главным поставщиком должен выступать Ирак, а потенциальными – Азербайджан и Туркменистан. По состоянию на 2012 г. некоторые аналитики объявляют строительство «Набукко» маловероятным ввиду изменившейся политической ситуации и соперничающих проектов. Окончательное инвестиционное решение должно быть принято именно в 2012 г. Один из потенциальных инвесторов – Венгрия – уже отказался от участия. «Бритиш Петролеум» объявила проект «мертвым, однако слухи об отказе немецкой RWE от участия оказались необоснованными. По мнению директора по корпоративным вопросам международной проектной компании Nabucco Gas Pipeline Д.Абаджиева, ни у одной из стран, участвующих в проекте газопровода "Набукко", нет ни малейшего сомнения в его успехе. В то же время возникла новая концепцию проекта – «Набукко-West", в соответствии с которой маршрут трубопровода сократится, будучи проложен от турецко-болгарской сухопутной границы до австрийского Баумгартена. По некоторым данным, мощность трубопровода "Набукко" (31 млрд. кубометров) также может быть сокращена вдвое.

Энергетическая политика Турции отличается от российской в силу того, что Турция не имеет значительных собственных запасов нефти и газа. Несмотря на это, Турция расположена в регионе, в котором в соседствующих с ней странах сосредоточено до 70% мировых запасов энергоресурсов. В связи с этим Турция рассматривает возможность роли некоего регионального энергетического «хаба» с целью реэкспорта углеводородов для получения политических и экономических дивидендов.

Данный подход вызвал в 2008 г. разногласия между Турцией и Азербайджаном. В то время Азербайджан продавал Турции газ по цене 120 долл. США за 1000 куб. м. Для сравнения – Грузия платила за азербайджанский газ по 180 долл. за 1000 куб. м., а цена на европейских рынках составляла более 300 долл. Более того, за кубометр российского газа Турция платила в пределах 350-400 долл., а за иранский и того больше – в среднем 500 долларов США.

Ввиду этого Азербайджан настаивал на пересмотре цен на природный газ. Однако Турция была намерена сохранить цену на данном уровне, а затем уже перепродавать его на европейские рынки по цене в несколько раз выше.

В этой связи Азербайджан был вынужден рассматривать возможные пути для уменьшения зависимости от турецкого направления. Так 27 марта 2009 года между «Газпромом» и Государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR), которая контролирует и газовую отрасль, был подписан договор о поставке газа из Азербайджана в Россию. На начальном этапе объем поставок был согласован на уровне 500 млн. куб. м в год. Со временем соглашение пересматривалось несколько раз, и объем поставок был доведен до 3 млрд. куб. м. В январе 2011 года Азербайджан также подписал договор с Ираном о поставках 1 млрд. куб. м газа в эту страну с перспективой увеличения данного объема.

Несмотря на эти договоры, экспорт газа в Россию и Иран в любом случае не представляются альтернативными для Азербайджана. Азербайджан заинтересован экспортировать свой газ на европейские рынки и сохранять баланс в отношениях с Россией и Ираном.

Для этого нужно было рассматривать возможности создания альтернативного России, Ирану и Турции транспортного коридора. Одним из вариантов был проект «Белый поток», согласно которому трубопровод должен был быть проложен по дну Черного моря до Украины или Румынии. Вторым вариантом являлось создание инфраструктуры для экспорта сжиженного природного газа из грузинских портов в Румынию.

В итоге было принято решение рассмотреть вариант создания этого проекта. 14 сентября 2010 г. в Баку президенты Азербайджана, Грузии и Румынии в присутствии премьер-министра Венгрии подписали Меморандум с целью создания совместной компании для определения возможности экспорта газа через Черное море из грузинского порта Кулеви в румынский порт Констанца.

Проведенные Азербайджаном мероприятия по созданию альтернативных коридоров для экспорта газа, а также дальнейшие переговоры привели к тому, что разногласия с Турцией были разрешены. 26 октября 2011 г. в ходе визита Президента И.Алиева в Турцию прошла церемония подписания пакета соглашений по вопросам транспортировки природного газа в Турцию. Обе страны согласовали позиции по ценам на природный газ, его объему и тарифам транспортировки.

Следует учитывать, что Турция по своему политическому и экономическому потенциалу намного превосходит Азербайджан. Их историческая близость является важным фактором, но он может служить лишь усиливающим, а не основным в энергетических отношениях между ними. В первую очередь обе страны будут исходить из своих интересов.

Азербайджан стремится расширять взаимовыгодные связи с Турцией. В соответствие с этим курсом, SOCAR приобрел 51% PETKIM, крупнейшего нефтехимического предприятия Турции. Создается интеграционная система между PETKIM и химическими предприятиями Азербайджана, которые также находятся под управлением SOCAR.

Для укрепления этой интеграционной системы и для нужд PETKIM в Измире со стороны SOCAR строится новый нефтеперерабатывающий завод.

Во время церемонии закладки фундамента нового завода также были оговорены условия для создания нового трубопровода, который проходил бы через территорию Турции. Идея Трансанатолийского трубопровода (ТАNАP) возникла ввиду ограниченности внутренней инфраструктуры для транспортировки порядка 16 млрд. куб. газа на турецкий и европейский рынки, который планируется транспортировать, начиная с 2017 года, с месторождения «Шахдениз». SOCAR планирует привлечь в строительство трубопровода ТАNAP еще ряд компаний, таких как BP и Statoil, которые являются участниками консорциума «Шахдениз». Привлекая к проекту компаний-производителей газа, Азербайджан еще более сократит возможные риски. Поскольку эти компании непосредственно заинтересованы в безопасности и стабильности экспорта произведенного газа.

Реализация этого проекта может также способствовать воплощению идеи SOCAR о приобретении газораспределительных сетей в Турции. В этом случае она самостоятельно наладила бы поставки своего газа турецкому потребителю, сократив тем самым затраты и увеличив доходы. Так, SOCAR уже заявила о желании приобрести крупнейшую турецкую газораспределительную систему «Икдаш», которая распределяет порядка 6 млрд. кубометров газа.

Путем инвестиций в турецкую экономику и строительства собственного трубопровода Азербайджан пытается сократить риски от возможных дальнейших изменений в энергетической политике Турции.

В случае с Грузией, Азербайджан весьма активно принимает деятельное участие в экономике этой страны. Помимо того, что Грузия получает доход в виде налогов от нефти и газа, которые ей полагаются от транспортировки посредством трубопроводов, бюджет Грузии также пополняется от доходов и в других сферах экономики. К примеру, лишь один SOCAR инвестировал в грузинскую экономику более одного миллиарда долл. США. Азербайджан также инвестирует в строительство железнодорожного транспортного коридора Баку-Тбилиси-Карс. Словом, на строительство и реконструкцию грузинского участка железной дороги Азербайджан выделил Грузии льготный кредит на общую сумму в 775 млн. долл.

В стране функционирует свыше 80-ти автозаправочных станций под брендом этой компании, и количество их продолжает расти. Увеличивается доля прочих азербайджанских инвестиций в экономику Грузии, которая уже составляет до 6% от всех инвестиций в эту страну. Кроме того, как отмечалось выше, Азербайджан предоставляет Грузии природный газ по льготной цене.

Принимая активное участие в экономике Грузии, Азербайджан тем самым создает условия для взаимозависимости между двумя странами. Этим самым уменьшаются риски в вопросе экспорта энергоресурсов через территорию этой страны, связанные с возможными изменениями в политических решениях.

Таким образом энергетическая стратегия Азербайджана основывается на создании альтернативных транспортных коридоров и обеспечении их стабильной деятельности. Эта стратегия не ограничивается обеспечением безопасности самих коридоров, но включает и создание необходимых взаимовыгодных отношений с транзитными странами. Данная практика просматривается как в создании дополнительных политических и экономических связей с этими странами, так и путем привлечения важных международных акторов, имеющих особые интересы в транспортировке азербайджанских энергоресурсов на мировые рынки.

Как отмечает заведующий Отделом анализа внешней политики Центра стратегических исследований при Президенте Азербайджанской Республики Р.Ибрагимов, «особенность политики диверсификации экспортных путей Азербайджана носит превентивный характер… Азербайджан старается в первую очередь создать необходимую инфраструктуру, а лишь потом начинает транспортировку... При таком подходе Азербайджан получил возможность стабильного выхода на мировые рынки, не сталкиваясь с какими было серьезными проблемами».

Можно быть уверенным, что Азербайджан и в дальнейшем будет следовать этой практике в сфере экспорта своего природного газа, который становится все более важным фактором, влияющим на формирование его внешнеполитического курса.



Другие статьи автора: Ибрагимов Ибрагим

Архив журнала
№3, 2014№4, 2014№5, 2014№6, 2014№7, 2014№8, 2014№9, 2014№10, 2014№11, 2014№12, 2014№1-2, 2015№3, 2015№4, 2015№12-1, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№2, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№1, 2012№12, 2011№2, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба