Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Мир и политика » №1, 2012

Киреев Х. С., Саидов Х.С.
Возрождение талибанизма в контексте американской "стратегии Аф-Пак"
Просмотров: 1316

Вооружение силы США и Великобритании 7 октября 2001 года нанесли первые ракетно-бомбовые удары по городам, на контролируемых талибами территориях. Это явилось началом операции под кодовым названием «Несокрушимая свобода».

Конечно, за десять лет нельзя не заметить результаты полномасштабной войны, объявленной США терроризму. С этой точки зрения мы можем говорить об определенных успехах антитеррористической операции. По данным американских источников, эти успехи состоят в следующем:

  • за два года после террористических атак 11 сентября 2001 года, когда шла так называемая активная фаза войны, были захвачены в плен или убиты почти две трети высших руководителей и ключевых членов «Аль-Каиды»;
  • в мире были заморожены активы на сумму более 200 млн. долларов США, арестовано более 1,4 тысяч банковских счетов, принадлежавших 300 организациям, связанным с террористами;
  • государства мира подписали 12 многосторонних международных соглашений, конвенций и протоколов, направленных на противодействие терроризму. После 11 сентября впервые в мировой истории была сформирована международная антитеррористическая коалиция, в действиях которой сейчас принимают участие более 170 стран мира;
  • был свергнут режим «Талибан», который превратил Афганистан в основную базу подготовки боевиков и в мировой центр производства наркотиков.

К сказанному можно добавить, что в мае 2011г. американским спецслужбам на территории Пакистана удалось ликвидировать террориста № 1 Бен Ледэна.

На протяжении последних десяти лет международное сообщество приложило много усилий поиску решения политических и социальных проблем в Афганистане. Какой должна быть комплексная стратегия развития Афганистана, какие международные организации и страны должны оказывать помощь, по каким направлениям она должна осуществляться и как нужно определить границы этой помощи - все эти вопросы только частично находят свои ответы. Однако вызовы, с которыми сталкивается процесс общественного и государственного строительства в Афганистане, порождают новые вопросы. Укрепление государственности в Афганистане, отпор терроризму, развитие экономики, общественная безопасность - решение этих проблем видится в комплексном взаимодействии многих стран и международных организаций. "Три зла" - религиозный экстремизм, национал-сепаратистские движения, международный терроризм остаются главной отличительной чертой афганского общества. Стране нужна новая стратегия, новые идеи, новые попытки и усилия направленные, в первую очередь "на умы и сердце" простых афганцев, оставших надежду на лучшее будущее.

Одной из таких попыток стала новая американская комплексная стратегия по Афганистану, инициатором которой является новая администрация США. Первым шагом в этом направлении было то, что, в конце 2009 года президент Барак Обама ознакомил мировое сообщество с новой стратегией действий США в Афганистане. «Новый курс» Барака Обамы оказался логическим продолжением афганской стратегии Джорджа Буша «младшего». Эта стратегия предполагает принуждение талибов к миру с позиции силы, а ее важнейшим элементом является нанесение «яростным муллам» военного поражения. В марте 2009 года была обнародована новая комплексная стратегия США в отношении Афганистана и Пакистана, «стратегия Аф-Пак». Прошло более двух лет, однако параметры этой стратегии и сегодня интенсивно обсуждаются в экспертном сообществе западных стран, а также в Афганистане. Можно со всей определенностью сказать, что новая американская стратегия основана на анализе неутешительных итогов долголетних опытов операции сил НАТО в Афганистане. Несмотря на усилия западного контингента, до сих пор целые регионы Афганистана остаются неподконтрольными НАТО или официальному Кабулу, тем самым являясь убежищем для вооруженных боевиков движения «Талибан». Новая американская стратегия, как подчеркивалось представителями администрации президента Барака Обамы, подразумевает более активные, в первую очередь дипломатические усилия по стабилизации ситуации в регионе. В частности, американская стратегия Барака Обамы по ослаблению позиций «Аль-Каиды» и «Талибана» была задумана на основе концепции по Афганистану и Пакистану как единого поля («стратегия Аф-Пак»). Концепция сориентирована на достижение успеха на трёх ключевых направлениях: Афганистан, Пакистан, «контактная группа» (США, НАТО, ЕС, Пакистан, Иран, Китай, Россия) .Такой комплексный подход предполагает координацию усилий, предпринимаемых американскими союзниками сразу на всех трех полях. Война с Талибаном считается как часть проекта афганской модернизации. По мнению авторов новой американской стратегии, в Афганистане борьба с «Аль-Каидой» и движением «Талибан» должна вестись параллельно и одинаково активно - с развитием афганской социально-экономической инфраструктуры и армии. Исходя из этих задач, в первую очередь предполагается удвоение военного контингента США в Афганистане до конца текущего года (к моменту обнародования новой стратегии США общая численность сил НАТО в Афганистане превышала 60 тыс. военных из 42 государств, в том числе около 29 тыс. американцев). Сейчас численность иностранных войск перевалила за 150 тыс. человек. Вновь прибывшие в Афганистан американские подразделения в настоящее время принимают участие в боевых операциях против отрядов боевиков на юге и востоке страны. Новыми резервами США планируется также усилить афганско-пакистанскую границу. Для повышения боеспособности афганской национальной армии (AHA) планируется отправка военных инструкторов из числа опытных офицеров армии США. Это дополнение к обязательствам США, провозглашенных президентом Бараком Обамой в феврале 2009 года. Цель дополнительного проекта - подготовка 130 тыс. военнослужащих AHA, а также тренинг оперативного состава Национальной афганской полиции (НАП). В 2010г. численность AHA составляет более 105 тысяч солдат и офицеров.

Для решения задач социального развития страны по программе восстановления и реконструкции регионов из США в Афганистан была запланирована отправка гражданских экспертов. Новая стратегия США получила полную поддержку правительства Афганистана. Однако афганская общественность восприняла некоторые принципиальные положения новой американской стратегии менее оптимистично: согласно уличным опросам, афганцы весьма прохладно относятся к присутствию иностранных военных в Афганистане и не верят в результативность стратегии Барака Обамы.

Второе ключевое направление новой стратегии США - Пакистан. Каким образом эффективно использовать пакистанский «фронт» в борьбе с талибами. Было обнародовано предложение Барака Обамы о значительном увеличении американской помощи пакистанскому гражданскому правительству - 7,5 млрд. долларов. Такого рода финансовая помощь может быть предоставлена Пакистану в течение ближайших 5 лет, если этот законопроект будет одобрен Конгрессом США.

Развитие зон возможностей восстановления и реконструкции (Reconstruction Opportunity Zones), расположенных с пакистанской стороны вдоль «линии Дюранда», также является частью предложенной командой Обамы стратегии. Акцент при этом делается на поддержку и развитие проблемных районов в «зоне племён», находящихся на территории Пакистана. Взамен Пакистану придётся продемонстрировать внутриполитическую твёрдость и ощутимые результаты в борьбе против терроризма и боевиков «Талибана» и «Аль-Каиды» на своей территории.

Как известно, на юге Афганистана, в частности, в граничащей с Пакистаном провинции Гельменд, расположены основные плантации опиумного мака. Так, операция «Кинжал», проводившаяся американскими и британскими войсками в Гельманде в начале 2010г., была названа самой крупной со времени объявления новой стратегии США в Афганистане. Несмотря на усилия военного командования НАТО и AHA, переломить ситуацию пока не удается.

Другая операция под названием «моштарак», начатая в Пакистане 14.02.2010г., была более успешной. Необходимо отметить и то, что силовые акции военного контингента США и армии Пакистана, в частности, бомбардировки отдельных населённых пунктов зачастую приводят лишь к гражданским жертвам, ухудшению гуманитарной ситуации и, как следствие, к росту протестных настроений среди местного населения. А такая тенденция лишь укрепляет военно-политические позиции талибов.

Для комплексного решения проблем региона («Аф-Пака») новая американская стратегия предусматривает создание и работу новой «контактной группы», включающей в себя Афганистан, Пакистан, Индию, Иран, Китай, Россию, другие страны Центральной Азии и Персидского Залива. Предполагается, что в таком формате привлекаемые в «контактную группу» страны смогут оказать поддержку США и НАТО в решении военных, политических, экономических задач в Афганистане.

Создание «контактной группы», как нового стратегического направления американского подхода, получило одобрение и поддержку России. Так, в ходе визита президента США Барака Обамы в Москву 4-6 июля 2009 года было достигнуто соглашение между правительствами двух стран «О транзите вооружения, военной техники, военного имущества и персонала через территорию РФ в связи с участием Вооруженных сил США в усилиях по обеспечению безопасности, стабилизации и восстановлению Исламской республики Афганистан». Российско-американское соглашение предполагает активное использование возможностей транзита через территорию РФ для доставки грузов, предназначенных для коалиционных сил в Афганистане. Президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама также сделали совместное заявление, в котором высказались в поддержку участия других государств в мероприятиях по стабилизации Афганистана. В заявлении особое внимание уделено активизации борьбы с наркотрафиком из Афганистана, созданию и развитию альтернативных источников существования для афганских крестьян, занятых сегодня выращиванием опиумного мака, а также мерам по противодействию наркоторговле и предотвращению поставок прекурсоров в Афганистан. Активное участие Пакистана в борьбе с наркотрафиком является одним из ключевых условий достижения успеха, учитывая массовые поставки прекурсоров с химических заводов Пакистана, которые были организованы в первые годы после падения режима талибов в Афганистане. Говоря о внутренем единстве «контактной группы», можно отметить, что по прежнему в отношениях между Пакистаном и США, Пакистаном и Афганистаном, Пакистаном и Индией нет необходимого уровня открытости и должного понимания. Без такого доверия и открытости деятельность «контактной группы» вряд ли будет эффективной. В плане усиление американской стратегии по Афганистану необходимо указать и на новую «афганскую доктрину», озвученную президентом Бараком Обамой в декабре 2009 г. во время выступления в военной академии Уэст-Пойнт (штат Нью-Йорк). Барак Обама выделил три ключевых элемента» своей стратегии. Первый элемент - «защита американских национальных интересов» посредством отправки новых 30 тысяч военнослужащих в Афганистан, что может привести к резкому росту расходов США, направленных на военные нужды. Второй элемент - военные усилия по созданию условий для переходного периода, поддержка со стороны общества и эффективное сотрудничество с Пакистаном. Третий элемент - обеспечение безопасности США в связи с «угрозой, исходящей из Афганистана и Пакистана», являющихся «эпицентром экстремизма «Аль-Каиды». Здесь общим моментом является давление на террористические структуры «Аль-Каиды», для чего Соединенным Штатам необходимо укрепить стабильность своих партнеров в регионе, но при этом США не отказываются от прежней цели разоружить и победить «Аль-Каиду» в Афганистане и Пакистане, подорвать ее способность угрожать США и их союзникам в будущем.

Важным аспектом проблемы является то, что план Барака Обамы по Афганистану вновь привлек внимание к соседнему Пакистану: США отводят этой исламской стране, обладающей ядерным оружием, особое место в борьбе против талибов и «Аль-Каиды». Вместе с тем роль Пакистана неоднозначна. Исламабад выступает в качестве ключевого союзника США: по пакистанской территории проходят два основных маршрута тылового обеспечения войск международной коалиции в Афганистане, а пакистанская армия проводит зачистку пограничных областей от вооруженных группировок. Но в то же время часть Пакистана стала базой для движения «Талибан» и боевиков «Аль-Каиды». Антитеррористическая кампания США и НАТО в Афганистане длится уже более десяти лет. В связи с мировым финансовым кризисом США и членам альянса не под силу эффективно продолжать военные действия, сопряженные с большими материальными расходами. Президент США Барак Обама заявил о стратегическом плане постепенного вывода американских войск с афганской территории. Это заявление, связанное с предвыборными мотивами 2012 г., означает принципиально новую позицию руководства США. Барак Обама недавно давал понять, что военные силы США останутся в Афганистане надолго в любом случае как минимум до 2016г.

Новая внешнеполитическая концепция Барака Обамы предусматривает активное использование «мягкой силы», дипломатии и компромисса, указывает на конец политики неоконсерватизма, экспорт демократии и ведение бескомпромиссных действий в отношении противников США в мире. Но данные изменения имеют и другую сторону. Можно ожидать, что мир будет свидетелем появления с «подачи» Соединенных Штатов новых, достаточно авторитарных, но сотрудничающих с Америкой жестких режимов (возможно, даже военных диктатур или теократии), особенно в тех регионах мира, где США имеют жизненно важные национальные интересы. В первую очередь это касается Ирака, Ирана, Пакистана, Афганистана.

Американским политикам и экспертам уже были даны рекомендации по ведению переговоров с представителями движения «Талибан». Так, американские стратеги инициировали ряд активных переговоров с талибами в некоторых регионах Афганистана, а также в Дубае (ОАЭ). Препятствием же для переговоров между талибами и X. Карзаем является сейчас, в первую очередь, то, что для «Талибана» неприемлема ныне действующая конституция Афганистана. Она не соответствует уровню менталитета и обычаям афганцев, так как этот документ был создан в русле американского «экспорта демократии». Поэтому Конституция продолжает существовать только на бумаге и способствует распространению в Афганистане «правового нигилизма», кроме того, как известно, в афганском обществе обычаи важнее, чем политические установки.

В американских инициативах главное место занимает переговоры с умеренным крылом движения «Талибан». Так, этот вопрос обсуждался на закрытом заседании «военного кабинета» президента США 12 марта 2010г. Решение о необходимости переговоров с талибами Соединенные Штаты приняли еще в середине 2009 года. Все это подтверждает прогноз, что США уже не надеются разбить талибов. Поэтому изменяется стратегия переговоров, изменяется и состав переговорщиков. США намерены взять переговоры с талибами в свои руки и общаться с ними напрямую, без посредничества Саудовской Аравии.

Внутриполитический эффект успеха таких переговоров очевиден. Достижение хотя бы каких-нибудь договоренностей до 2012 г. позволило бы Бараке Обаме увеличить свои шансы на переизбрание на второй президентский срок и не дать республиканцам превратить неудачи в Афганистане в выигрышную тему своей избирательной кампании, как в свое время провалы администрации Буша в Ираке использовал сам Барак Обама.

Тем временем в самом Афганистане активизируется действие Талибан. Иностранные наблюдатели говорят об «иракизации» Афганистана. Боевики «Талибан» все чаще используют методы борьбы, применяемыми «Аль-Каидой» в Ираке - атаки и диверсии против гражданских и правительственных объектов иностранных войск. За последнее годы все чаще наблюдается чуждая для Афганистана практика использования террористов - шахидов (смертников). В результате такого террористического акта (в конце сентября 2011г.) не стало экс-президента Афганистана, председателя Совета мира страны Б. Раббани.

«Талибан» одерживает победу и в психологической войне. В отличие от «старых» талибов, считавших использование электронных средств, видео, телевидение и прочих технологий грехом, новые талибы успешно используют новые технологии для пропаганды своих целей. По сло­вам наблюдателей, во многих городах на юге страны свободно продаются десятки DVD и CD, в которых восхваляются «героические» поступки талибов. В этом можно увидеть прямое влияние методов работы «Аль-Каиды» на «Талибан». В этой связи напрашивается вопрос: “Что привело к возрождению «Талибан»?»

Можно сказать, что основная масса афганцев за эти десять лет мало почувствовала плоды свержения ненавистного режима «Талибан» и восстановления Афганистана. Афганцы, конечно, очень надеялись, что американцы сделают все для того, чтобы покончить с войной и обеспечить им долгожданный мир. Большинство афганцев в ходе последных президентских и парламентских выборов, несмотря на угрозы для своей жизни, пришли на избирательные участки и отдали свои голоса за мирное будущее Афганистана. Но их надежды оказались неоправданными. Наблюдатели связывают это с тем, что правительство Х. Карзая погрязло в коррупции и взяточничестве. Многомиллиардная зарубежная помощь, на которой можно было бы несколько раз восстановить Афганистан, неизвестно куда используется. Даже международная гуманитарная помощь не доходит до простых граждан, расхищается. Правительство не создало эффективного механизма ее распределения. Члены афганского правительства показали свое безразличие к нуждам простых граждан. США и страны Запада за десять лет не смогли достаточным образом восстановить экономическую инфраструктуру Афганистана, сформировать, вооружить и обучить личный состав новой ар­мии взамен расформированной ими боеспособной армии. Слабость государства, несправедливость, безработица, нищета в обществе на фоне присутствия иностранных войск, к которым афганцы особенно чувствительны, толкает людей в объятия «Талибана».

США и союзники, с самого начала недооценили «Талибан» и до конца не могли убедить себя в том, что «Аль-Каида» и «Талибан» действуют сообща и более того, что в Пакистане они находят поддержку и приют. И вместе с тем они прилагали все усилия, чтобы вернуть так называемых «умеренных талибов» к власти. Исходя из такой позиции, США и правительство Х. Карзая главную опасность видели не в «Талибане», а в полевых командирах бывшего «Северного альянса», которые боролись с террористами и многие из них были преданы Х. Карзаю. Поэтому старались, прежде всего, разоружить «северян».

Можно сказать, что, с одной стороны, силы НАТО и правительственные войска несут ощутимые потери в боях с талибами, с другой стороны, идет тайный процесс переговоров с их лидерами об условиях присоединения к мирному процессу. Конечно, переговоры ради достижения мира и стабильности в Афганистане и регионе это положительный шаг и надо его только приветствовать. Но тут нужно обратить внимание на некоторые обстоятельства, которые могут негативно отразиться на установлении мира в Афганистане и региональной безопасности.

К сказанному можно добавить, что политика продвижения западных демократических ценностей в Афганистане провалилась, как 30 лет тому назад провалилась попытка насаждения советских ценностей на афганской земле. Но Советский Союз тогда решил силой продолжить это и увеличил численность своих войск, вступил на тропу открытой войны с афганцами. Сегодня США и НАТО допускают те же ошибки: увеличивают численность войск, более того, США передали НАТО все командование операциями в Афганистане, объединив миссии НАТО и США под командованием блока. В стране возникло диаметрально противоположная ситуация: «Больше помощи. Больше атак».

Нам представляется, что сейчас США ставят задачу не столько разгромить талибов, сколько обеспечить гарантию безопасности населению, чтобы заручиться его поддержкой. По мнению аналитиков, для успеха в Афганистане надо менять акценты в общей стратегии. Барак Обама до объявления своей доктрины заявлял о необходимости увеличения экономической помощи Афганистану, улучшения системы управления, создания рабочих мест, эффективной борьбы с наркотрафиком, коррупцией. Но пока Вашингтон, похоже, ограничивается декларациями и делает упор на военные меры. Обеспечение военного превосходства, вероятно, должно предшествовать действиям экономической поддержки. Не исключено и то, что увеличение численности контингента, если оно реально позволит добиться военного успеха, заставит США обратить большее внимание на социально-экономические проблемы Афганистана. Однако в ближайшем будущем на перелом в войне рассчитывать не приходится.

Страны Европы в составе натовской коалиции, столкнувшись с протестами своих граждан и критикой политических партий относительно военной миссии в Афганистане? все больше задумываются о необходимость сосредоточить внимание на гражданских проектах восстановления страны. Хотя европейцы с самого начала остерегались участия в военных операциях на юге и востоке Афганистане, теперь все активнее через СМИ высказывают мнение, что борьба с терроризмом в Афганистане, начатая после 11 сентября 2001г., обречена на непреодолимые трудности. Для США присутствие в Афганистане стало важнейшим рычагом воздействия на геополитические процессы в Евразии. Так, США используют афганскую территорию как плацдарм против Ирана. В частности, они поддерживают белуджское террористическое движение "Джундуллах", носящее в основном антииранский характер. Америка в этом смысле наступает на те же грабли, как в свое время получилось с «Аль-Каидой».

Сегодня американская стратегия преследует цель поляризации конфликта, проводя четкую грань между союзниками и противниками США. Коалиция используют военную силу, чтобы оказывать постоянное давление на повстанцев, ставя их перед выбором: перейти на сторону афганского правительства или погибнуть. Однако подобная стратегия изначально обречена на провал, поскольку не принимает в расчет то, как рост насилия воздействует на афганское общество.

Вместо этого, по нашему мнению, ключевой должна стать другая задача: снизить уровень конфликта и тем самым переломить нынешнюю тенденцию к эскалации насилия. Нужно приветствовать и поощрять любое посредничество, местные договоренности и политическую лояльность племен, потому что таким образом создается политическое пространство, в котором афганское государство имеет шансы стать адекватным и легитимным. При нынешней ситуации это становится невозможным, пока по одну сторону находятся иностранные вооруженные силы, по другую талибы. Следует поощрять локальные договоренности неправительственных организаций с вооруженной оппозицией, дабы они могли работать в контролируемых повстанцами провинциях. Но прежде требуется определить, в каких районах коалиции необходимо присутствовать, ибо у нее недостаточно ресурсов, чтобы установить контроль над всей страной.

С нашей точка зрения, здесь необходимо согласиться с оценкой исследователей Фонда Карнеги, что главная задача союзников должна состоять в том, чтобы четко определить, какие территории важнее для них в долгосрочной перспективе. Для этого следует различать три категории областей: стратегические (они должны быть под полным контролем коалиции), буферные (вокруг стратегических) и контролируемые оппозицией. Каждый из трех типов территорий требует своей отдельной политики.

В этих условиях новые параметры политики США в Афганистане будут определяться не только спецификой ее военного и дипломатического компонентов, но и ходом экономического развития самого Афганистана. Можно предположить, что роль вооруженных сил США и НАТО возрастет, возможно, даже больше, чем об этом было заявлено официально руководством США и Североатлантического альянса. Но этот настойчивый поиск военного решения проблемы идет вразрез с результатами недавних исследовании Фонда Карнеги, по которым присутствие иностранных войск является самым важным элементом, вызывающим сопротивление «Талибана». Это говорит о расхождениях в концептуальных подходах и практике решения афганской проблемы.

Рассматрение итогов "стратегии Аф-Пак" в Афганистане невозможно без глобального контекста, в котором евроатлантическому миру противостоит мир ислама. Евроатлантический мир силен и богат: это почти половина мирового ВВП, превосходящая военная мощь, миллиард населения. Исламистский мир - это более полутора миллиардов человек, активная религиозная доктрина, солидарность, миллиарды долларов в Саудовской Аравии и у других стран - экспортеров нефти, наконец, желание заполучить ядерное оружие.

Высока вероятность того, что по достижении договоренностей с талибами, Пакистаном, Арабскими Эмиратами, Саудовской Аравией войска США и НАТО действительно выйдут из страны раньше запланированного срока. Это может иметь серьезные негативные последствия для Индии, Китая, Ирана, стран Центральной Азии и России.

Все это указывает на то, что интересы России требуют деятельного участия в урегулировании кризиса внутри Афганистана и того, что вокруг него. Если этого не делать, рано или поздно «афганская модель» расползется на соседние страны, где государственные образования все еще слабы и неустойчивы, а исламские радикалы в избытке: Таджикистан, Узбекистан, Киргизия, а с другой стороны - Пакистан, Иран. Весь регион Центральной Азии и Среднего Востока - от Турции на западе до Пакистана и Индонезии на востоке - придет в движение, которое не оставит своим вниманием мусульман Северного Кавказа, Татарстана и Башкирии. Поэтому было бы желательно и уместно не наблюдать пассивно за тем, с какими неразрешимыми проблемами сталкиваются США, НАТО и ООН в Афганистане, а предложить свою помощь, свои знания в установлении мира и стабильности в этом региона.

С учетом наблюдавшейся в последний год деградации общей военно-политической ситуации в этой стране, в Москве в июле 2009 г. было подписано межправительственное Соглашение по военному транзиту, которое уже заработало и вносит значительный вклад в стабилизационные усилия в Афганистане. В этом смысле визит министра иностранных дел Российской Федерации С. В. Лаврова в Афганистан можно считать знаковым. По инициативе России в рамках ШОС планируется созыв специальной конференции на высшем уровне, посвященной проблемам Афганистана. Это дает надежду, что у ШОС появится полноценная, реальная стратегия в отношении Афганистана, обладающая практической значимостью. Данная новая стратегия может послужить базой для единого организационного подхода, изменив ситуацию, при которой каждая страна ШОС ведет дела с Афганистаном по отдельности и в соответствии с собственными геополитическими интересами.

Одним из первых шагов по примирению сторон стали неоднократные попытки Х. Карзая объявить амнистию талибам. Но такого рода попытки нынешнего афганского правительства по привлечению талибов чреваты мощным всплеском этнонациональных проблем, поскольку представители непуштунских народов Севера и талибы-пуштуны - это две непримиримые друг с другом силы.

Факты возрождения движения «Талибан» в Афганистане не могут не настораживать соседние с ней страны. Одной из причин беспокойства может служить возможное сотрудничество США с некоторыми лидерами центральноазиатских террористических группировок. Известно, что организаторами беспорядков в мае 2005 г. в Андижане президент Узбекистана И.Каримов назвал сторонников движения «Хизб-ут-Тахрир» и талибов. Руководитель «Хизб-ут-Тахрир» в Великобритании Бакри Мухаммад, создав группу «Ал-Мухаджирун», поставил задачу вербовать молодых мусульман в группы для обучения военному делу в Афганистане. Благодаря этому, сегодня в различных медресе Пакистана обучается более 10 тысяч юношей и девушек из государств Центральной Азии.

Страны Центральной Азии, при существующей сегодня де-факто иерархичности государств в системе международных отношений, вряд ли в состоянии принципиально повлиять на изменение ситуации в Афганистане в целом. Декларируемые администрацией США намерения вовлечь страны Центральной Азии в так называемое «восстановление» Афганистана относятся к сфере публичной политики и не отвечают действительным целям такого вовле­чения.

На сегодняшний день международная коалиция контролирует лишь важнейшие населенные пункты и ключевые дороги, а сельская местность находится в распоряжении боевиков Талибана. Естественно, при таком положении дел не может быть и речи о стабилизации обстановки и создания эффективной государственной системы. Американское и натовское военное присутствие в Афганистане становится дестабилизирующим фактором. По нашему представлению, для реального возрождения государственности Афганистана необходимо в первую очередь воссоздать действенную национальную армию и полицию во главе с правительством народного согласия, которое готово принять ответственность за ситуацию в стране. Попытки навязать в Афганистане демократическую модель функционирования общества и государства в ее американском видении, упорство в экспорте демократии влечет эффект обратного действия (эффект бумеранга). Но со стороны США и правительства Х. Карзая идет заигрывание с наиболее радикальной частью талибских вождей, многие из которых резолюцией Совета Безопасности ООН № 1267 включены в санкционные списки и являются преступниками. Большинство этих людей просто не способны на условиях какой-либо коалиции входить в правительство и работать там, и переговоры с ними это только создание видимости, но не реальный диалог, способный вывести страну из тупика. Можно предположить, что переговоры ведутся в первую очередь с той час­тью талибских лидеров, которые так или иначе связаны с Х. Карзаем и его близким окружением теми или иными формами: трайбалистскими, кланово-региональными или иными. Наиболее же реальной целью переговоров США и Великобритании с «Талибаном» является удержание Афганистана под надежной опекой Пакистана и недопущение на него влияния других региональных игроков: Ирана, Индии, России, Китая и других стран. Исламабад отстаивает свои собственные интересы в Афганистане, которые не всегда совпадают с целями Афганистана, НАТО или США, а иногда даже противоречат им. Вместе с тем потребность в стратегической глубине, которая обеспечивает безопасность его правого фланга, вынуждает Пакистан вести переговоры с Индией, уступать американским требованиям участвовать в борьбе с терроризмом и развивать экономические связи с Афганистаном.

Сушествует большая вероятность, что усиление "Талибана"может привести к геоплитической проблеме для всей Центральной Азии. В результате регион может оказаться на пороге нового витка нестабильности, в которую могут быть втянуты великие державы - Китай, Россия и США. Теоретически постсоветские республики региона (Узбекистан, Киргизия, Таджикистан) могут стать потенциальными объектами для нападения со стороны талибов. Общеизвестно, что свержение талибов в 2001г. произашло благодаря всесторонной помощы Российской Федерацией и стран Центральной Азии. Это все еще осталось в коллективной памяти талибов. В этом случае можно предположить, что акты возмездия неизбежны и это вполне соответствует исторической традиции пуштунского общества. “Прорыв” в Центральную Азию талибы будут опять организовывать с помощью своих исламистских групп, в частности, исламского движения Туркестана. В случае полного коллапса государственной власти в Афганистане проблемы безопасности обострятся во всех государствах Центральной Азии, но самые большие угрозы возникнут из-за активизации торговли опиумом и героином и роста терроризма.

Перед лицом общих угроз Россия могла бы сыграть большую роль по обеспечению мира и стабильности в Афганистане. Невзирая на существующий негативный осадок, вряд ли народ этой страны с ненавистью встретил бы Россию, которая оказала бы ему экономическую помощь и содействие в обеспечении безопасности. Геополитические интересы самой России требуют ее участия в делах Афганистана, следовательно, ее присоединения к Международным силам содействия безопасности (ISAF). В то время как Россия теряет свои позиции на Арабском Востоке она могла бы улучшить свои позиции в регионах Евразии.

В Афганистане существуют силы, которые на самом деле являются врагами США, Индии, России, Китая, поэтому этим державам необходима модель взаимодействия для решения общих задач.

В этой связи как с сугубо военно-политической, а не экономической точки зрения для России, Индии и Китая актуальны усилия по выработке коллективной стратегии по Афганистану, а также по взаимодействию в этом вопросе с США, Ираном и другими заинтересованными странами. На наш взгляд, все это создает благоприятные условия для активного включения ШОС в процесс афганского урегулирования и формирования самостоятельной политики на данном направлении с учетом региональных интересов.

Осуждая усилия стран Запада по антитеррористической коалиции, следует отдавать себе отчет: если миротворческие силы покинут афганскую территорию в ее нынешнем положении, там появится очередной мировой очаг нестабильности, который может охватить все страны Центральной Азии, что чревато тяжелейшими последствиями и несет прямую угрозу безопасности России.

Архив журнала
№3, 2014№4, 2014№5, 2014№6, 2014№7, 2014№8, 2014№9, 2014№10, 2014№11, 2014№12, 2014№1-2, 2015№3, 2015№4, 2015№12-1, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№2, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№1, 2012№12, 2011№2, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба