Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Мир и политика » №3, 2015

АЛЕКСАНДРА СТАРИКОВА
Вернитесь к санкциям, друзья!
Просмотров: 951

Провал Хасана Рухани вызовет радость иранских консерваторов и Москвы

Мюнхенская конференция по безопасности, проходившая в столице Баварии с 6 по 8 февраля, принесла свежие новости о ядерной проблеме Ирана. Ближе к развязке переговоров иранской «шестерки» становится ясной и цена их неудачи: президентское кресло в Иране вновь может занять ультраконсерватор. Это хорошая новость для России, которая не хочет погружаться в режим международных санкций в одиночку. 

Статусную политическую площадку в Баварии Тегеран решил использовать по максимуму, чтобы продвинуть буксующий вот уже более года переговорный процесс. Цена вопроса высока, поэтому иранцы проявили необычайную откровенность: президент Хасан Рухани окажется под ударом, если переговоры в итоге провалятся, заявил глава МИД ИРИ Джавад Зариф американскому коллеге Джону Керри.

Это сообщение передало агентство Reuters со ссылкой на присутствовавшего на переговорах участника иранской делегации: «Провал подписания договоренности по ядерной проблеме, скорее всего, приведет к политической смерти прагматика Рухани». Британская The Guardian, в свою очередь, утверждает со ссылкой на троих членов иранской делегации, что тему трагичного исхода карьеры Рухани Джавад Зариф поднимал также и на встречах с европейскими партнерами по переговорам. Европейцы восприняли это как тактический ход, однако осознают, что в случае неудачи Рухани — единственного человека, который вызывает на Западе хотя бы минимальное доверие, - действительно ждут серьезные неприятности.

Позже, правда, Зариф дезавуировал сообщение, отметив, что не обсуждал внутренние проблемы с Керри. Конечно, вынесение темы внутренних противоречий Ирана может дорого стоить Зарифу по возвращении в Тегеран, однако если этот аргумент все же был приведен, то это означает, что глава МИД вынул едва ли не последний козырь. 

Двое в тупике 

В прошлом ноябре «шестерке» (Россия, США, Китай, Великобритания, Франция и Германия) пришлось признать, что окончательное всеобъемлющее соглашение по ядерной проблеме Ирана буксует. Документ должен, с одной стороны, дать четкие гарантии, что Тегеран не изготовит ядерное оружие, с другой - позволить иранцам развивать мирную атомную энергетику, с третьей - освободить Исламскую республику от международных и двусторонних санкций.

Ощущение провала переговоров усугубилось после очередного раунда встречи «шестерки» 18 января, когда официальные лица выступили с ничего не значащими оценками: девятичасовая встреча политдиректоров «была полезной». Глава российской делегации Сергей Рябков, замглавы МИД РФ, сообщил, что разногласия сохраняются по подавляющему большинству тем. 8,5 часов переговоров «шестерки» 29 января в Стамбуле дали вероятную дату проекта политического соглашения – конец марта 2015 года. В Мюнхене Керри акцентировал на том, что доработать последние детали необходимо до конца июня.

Зариф тем временем заявил, что все эти переговоры носят «исключительно технический характер». Мощность иранских центрифуг возросла, а поскольку обсуждается их число, а не мощность, то «разногласий становится все меньше». Иран, напомним, утверждает, что ведет обогащение урана исключительно в мирных целях. Глава МИД Ирана отметил, что успех сделки зависит лишь от того, захотят ли страны Запада прийти к соглашению или поддадутся «давлению внутренних сил, противостоящих решению» проблемы.

Ключ к выходу Ирана из режима санкций лежит в Вашингтоне. Президент США Барак Обама испытывает серьезный прессинг со стороны конгресса, находящегося под контролем республиканцев, уже подготовивших новую санкционную резолюцию и готовых наказать иранцев прямо сейчас. Очевидно, что в ответ Иран выйдет из переговоров. Обама договаривается с конгрессом повременить до 30-го июня, грозя наложить вето на обсуждение этого вопроса раньше указанной даты. Тактика главы Белого дома очевидна: он не может допустить еще одного провала своей внешней политики на Ближнем Востоке. Однопартиец-демократ Керри пытается удержать переговоры на плаву.

Впрочем, и в Иране растет внутриполитическое сопротивление переговорам. Пришедший в начале августа 2013 года в президентское кресло иранский прагматик Хасан Рухани проявил внушительную активность по выводу страны из режима санкций и поэтому встретил жесткое сопротивление иранских консерваторов. В последние месяцы переговоры стали терять набранный ранее темп. Рухани оказался, по сути, в той же ситуации, что и Обама: под градом критики внутри страны и с неясными перспективами выхода из тупика - на внешнем поле. 

По данным британской The Guardian, главный камень преткновения сегодня — это срок отмены американских санкций в отношении банковской и нефтяной сферы. Тегеран хочет, чтобы жесткие меры были сняты в течение 6 месяцев, тогда как американцы уверены, что речь о годах. Кроме того, США подчеркивают, что ракетная программа Ирана должна обсуждаться в рамках переговоров о ядерной проблеме. Иран так не считает: поскольку иранский атом - «исключительно мирная программа», то и об оружии нет смысла говорить 

Карикатурный диалог 

Рухани - первый с начала кризиса иранский президент, нацеленный на налаживание отношений с США и получивший на это карт-бланш от рахбара – Верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи. Но совершенно ясно, что если президент потерпит неудачу, то ему на смену придет политик с совершенно противоположными стремлениями и поручениями. А ядерный Иран сильно нежелателен и США, и Израилю, и монархиям Персидского залива, региональным союзникам Вашингтона. Провал политики Рухани означает для США потерю адекватного собеседника. Его сменит представитель жесткой линии, проводимой Корпусом стражей исламской революции.

На фоне усердных попыток Зарифа вывести страну из тупика консерваторы в иранской элите стараются убедить сограждан в том, что во внешней политике страны нет места унизительному компромиссу и позорному соглашательству. Еврейский вопрос – излюбленная тема. В Иране на днях объявлен конкурс карикатур на тему Холокоста, передает иранское агентство FARS. По его данным, акция стала ответом на публикацию журналом Charlie Hebdo карикатур на пророка Мухаммеда. Итоги конкурса подведут 1 апреля. Награда победителю – 12 тыс. долларов. И тема конкурса, и нацвалюта США в награду – все это бальзам на раны и компенсация комплексов неполноценности для тех, у кого они возникают в связи с переговорами «шестерки», а заодно и нож в спину иранским прагматикам, и новая струя воды на мельницу Тель-Авиву, давящему на Обаму с тем, чтобы тот не доверял Хасану Рухани.

На этом фоне председатель парламентского комитета по атомной энергетике Ибрагим Карханеи заявил, что страна готова обнулить Женевское соглашение, если американцы введут санкции. Более того, не будет подписано и соглашение по ядерному вопросу, над которым переговорщики бьются сегодня.

«Иран – супердержава региона, - напомнил «МП» Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН. - Без него не решить ни один из вопросов: Сирия, Ливан, Персидский залив, безопасность Израиля». По мнению эксперта, осознавая это, рвать нить диалога никто из собеседников по «шестерке» не хочет.

«Страны Запада, возможно, и хотели бы подписать договор с Рухани, но они находятся под влиянием конгресса США, Израиля и Саудовской Аравии», - признался Reuters анонимный западный дипломат на полях Мюнхенской конференции. 

Товарищ по несчастью 

Глава иранского МИДа Джавад Зариф попытался использовать и другой рычаг влияния на переговорный процесс — Россию. Именно она долгое время считалась стабилизирующим фактором и едва ли не единственным трезвым посредником между строптивым Тегераном и несговорчивым Западом.

В субботу 7-го февраля Зариф встретился с главой российского МИДа Сергеем Лавровым, но не получил от него дополнительной поддержки. Лавров фактически перенаправил вопросы иранской стороны главе МАГАТЭ Юкия Амано. Встретившись с ним на полях мюнхенской конференции, российский дипломат заявил Амано: именно агентство должно «сыграть ключевую роль» в проверке атомной отрасли ИРИ, когда окончательная договоренность между Тегераном и «шестеркой» будет достигнута.

По оценке ряда опрошенных «МП» аналитиков, Россия не хочет и не может играть в нынешних иранских переговорах активную роль. Виной тому украинский кризис и последовавший за ним разлад между РФ и Западом. Теперь Россия, попавшая под западные санкции, не может считаться покровителем Ирана. Россия может быть только товарищем по несчастью. Это изменило не только вес Москвы в иранской игре, но и снизило ее желание помогать Ирану выбраться из санкционного режима — изолированная Исламская республика выглядит более выгодным партнером.

Впрочем, есть и иные мнения: Владимир Сажин уверен, что Россия не собирается уходить и из «шестерки» - это один из мостов, сохраняющих контакты Москвы с Западом. А контакты эти могут еще пригодиться.

В любом случае, Иран, по мере того как сближение с Западом становится все сложнее, вновь готов идти навстречу Москве. С одной стороны, здесь есть безусловный экономический интерес, с другой стороны – политический расчет, основанный на американо-российских глобальных противоречиях. Москва идет на контакт тем охотнее, что в Международном третейском суде лежит иск Тегерана по поводу выплаты Россией неустойки в объеме около 4 млрд долларов за невыполнение контракта по поставками Ирану С-300. В новых экономических реалиях - дешевеющей нефти, падающего рубля и антироссийских санкций – требование выплаты этой суммы совсем некстати. Точно так же некстати с имиджевой стороны и сам иск, поданный страной-партнером.

Глава Минобороны России Сергей Шойгу уже занимается этой проблемой. В январе он нанес визит в Тегеран. Итог – новость о возобновлении переговоров по С-300, пришедшая из Минобороны Ирана. Кроме того, стороны договорились о военно-техническом сотрудничестве, расширении обмена делегациями, проведении штабных переговоров и участии в военных учениях. Пока речь идет лишь о рамочных документах, которые еще предстоит наполнить содержанием. Что касается темы С-300, то, скорее всего, обсуждается замена этой оборонительной системы каким-либо иным товаром из арсенала Рособоронэкспорта. РФ взяла на себя обязательство не продавать С-300, но о других моделях речи нет. Другое дело, что получение оборонительного оружия Ираном чрезвычайно беспокоит Израиль и, соответственно, воспринимается США как угроза их интересам. 

Путину — лично от рахбара 

28 января в гости к президенту РФ Владимиру Путину приехал специальный представитель президента Ирана советник Верховного лидера по международным делам Али Акбар Велаяти, неординарная личность из когорты прагматиков, стратег и единомышленник рахбара. Переговоры за закрытыми дверями в присутствии Лаврова и главы Минэнерго Александра Новака длились около часа, информации – ноль. Известно лишь, что Велаяти привез Путину письмо особой важности от Рухани и что Кремль готовит ответ на это послание. Конечно, у Москвы и Тегерана много точек соприкосновения в экономике: и «Большой нефтяной контракт», который нужно дорабатывать в соответствии с новыми ценами на нефть, и атомный контракт, работающий ныне, и проект поставки электроэнергии в Иран, и реконструкции иранских железных дорог, и поставки иранского продовольствия в Россию, отказавшуюся от западных товаров.

Есть еще одна тема – настоятельное желание Ирана, ныне наблюдателя в ШОС, участвовать в организации в полном объеме. Россия летом начинает председательство, Иран же, по некоторым данным, получил обещание Москвы поддержать заявку на полноправное участие. Также не исключено, что РФ продолжает посредническую работу в диалоге между Ираном и Израилем, как это случилось менее чем за неделю до приезда Велаяти, когда израильские военные уничтожили группу иранских силовиков, включая генерала, на сирийской части Голанских высот и ждали обещанного ответа. Тогда Тель-Авив через Москву передал Тегерану и «Хезболле», что заинтересован в деэскалации на севере. 

Между тем, израильские СМИ в январе обильно цитировали иранских коллег, сообщавших о разработке Исламской республикой явно неудобных для России экономических программ. Главная из них — проект Национальной газовой компании Ирана, которая собирается качать азербайджанский и туркменский газ через Иран и Турцию в Европу. Такая диверсификация поставок энергоресурсов - давняя мечта Европы, но совершенно не выгодная России ни в политическом, ни в экономическом смысле.

«Ирану нужны огромные инвестиции во все отрасли экономики - добывающую, нефтехимию, высокие технологии. Прежде всего, их могут дать Япония, Европа и позже – США», - уверен Владимир Сажин. России же в этой ситуации остается уповать только на то, что оступится либо Запад, либо Рухани.



Другие статьи автора: СТАРИКОВА АЛЕКСАНДРА

Архив журнала
№3, 2014№4, 2014№5, 2014№6, 2014№7, 2014№8, 2014№9, 2014№10, 2014№11, 2014№12, 2014№1-2, 2015№3, 2015№4, 2015№12-1, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№2, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№1, 2012№12, 2011№2, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба