Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Мир и политика » №10, 2012

Анатолий Ястремский
Интеграция на постсоветском пространстве: проблемы и перспективы
Просмотров: 15149

Рассматриваемая проблема, безусловно, является актуальной, так как продолжает развиваться тенденция внедрения США, Запада и Китая в исторически сложившуюся зону интересов России. Этот процесс идет медленно, но уверенно.

По нашему мнению, противоречия между Россией, Китаем и США ещё не созрели, и основа для сотрудничества Москвы и Пекина с целью противодействия Вашингтону является не достаточно прочной. Как Россия, так и, в особенности, Китай слишком дорожат своими отношениями с США, чтобы ставить их под удар, реализуя некий вариант военно-политического союза в противовес НАТО. Значительных успехов в продвижении своих интересов на постсоветском пространстве добился Запад.

Во взаимоотношениях Евросоюза и Центрально-Азиатских стран постсоветского пространства огромное значение приобретает энергетическая составляющая и проблема транспортных коридоров.

В Берлине в апреле 2007 года состоялась представительная международная конференция на тему «Шанхайская организация сотрудничества: возможности партнерства с ЕС». В ней приняли участие генсек ШОС Болат Нургалиев, спецпредставитель ЕС по Центральной Азии Пьер Морель, эксперты из стран - участниц ШОС, представители германских политических структур и фондов, а также посольств, аккредитованных в немецкой столице. После конференции на экспертном уровне состоялась дискуссия на тему «ШОС - возможности партнерства с ЕС». Члены ЕС высказали большую заинтересованность в освоении нового и очень емкого рынка Центральной Азии. Причем этот регион заинтересовал не только как рынок сбыта продукции, но и как большой энергодобывающий регион. На вопрос, почему для регионального сотрудничества в Центральной Азии европейцы выбрали именно ШОС, а например, не ЕврАзЭС, в ЕС ответили, что при всей важности экономических задач «политический аспект в Центрально-Азиатском регионе имеет гораздо большее значение, особенно с учетом борьбы за влияние в нем Китая, России, США». А так же в последнее время, Японии и Ирана.

В этой связи, развитие ситуации в области сотрудничества на постсоветском пространстве со странами центральной Азии, скорее всего, будет проходить по следующим сценариям: налаживание двухсторонних связей и вложение инвестиций национальных кампаний (по примеру Германии), либо следование в фарватере внешнеполитического курса Соединённых Штатов. На данный момент чёткой линии, направленной на партнёрство с ШОС, с Центрально-азиатскими странами постсоветского пространства, ЕС не выработал. Хотя важность этой задачи все понимают.

Еще одним крупнейшим партнером ШОС становится Япония. Активность Японии на постсоветском пространстве резко возросла с конца 1990-х гг. Основной интерес Японии лежит в сфере экономики: будучи на 100% зависимой от импорта энергоресурсов, она стремится получить доступ к Центрально-азиатским углеводородам постсоветского пространства, особенно в условиях растущей нестабильности на Ближнем Востоке. Япония - единственная страна, оказывающая «безвозмездную помощь» постсоветским странам Центральной Азии, объём которой исчисляется миллиардами долларов. Ещё в 2003 году Япония предложила всем Центрально-азиатским странам формат сотрудничества «Япония плюс Центральная Азия». По мнению некоторых политологов, диалог в таком формате явился откровенным вызовом ШОС. В своё время японцы заверили МИД России, что не намерены трансформировать Диалог в организацию, конкурирующую с ШОС, а намерены использовать эту структуру лишь для оказания содействия странам Центральной Азии. Однако не исключено, что США попытаются посредством Японии использовать Диалог для усиления собственного влияния на постсоветском пространстве. Стремление Токио к интеграции в Центрально-азиатском регионе наглядно проявилось 5 декабря 2006 года во время заседания круглого стола, проведенного Казахстанским институтом системных исследований при правительстве Казахстана совместно с японским фондом Сасакава на тему «Казахстанско-японское сотрудничество». По мнению японского ученого Акихиро Ивасита из Центра славянских исследований университета Хоккайдо, ШОС изначально отличается от блоков образца «холодной войны», однако «организации необходимо избавиться от негативного отношения к себе, которое усиливается на Западе». По мнению профессора, это возможно за счет приглашения в ШОС новых членов - развитых стран. Для этой цели Ивасита предложил использование статуса «партнера по диалогу» (такой статус предоставлен в 2009 году Белоруссии и Шри-Ланке).

Следует отметить, что в настоящее время влияния и уровня участия Японии на постсоветском пространстве в Центральной Азии явно недостаточно, чтобы стало возможным создание новой международной организации в регионе, тем более, что после пережитых в 2011 году землетрясений Японии, видимо, будет не до этого. Создание союза с Японией потребовало бы от лидеров постсоветского пространства Центрально-азиатского региона политических решений, противоречащих их политическим обязательствам, взятым в рамках уже существующих организаций, таких как ЕврАзЭС и, прежде всего, ШОС. Вероятно, Япония продолжит попытки установления отношений на постсоветском пространстве в рамках трёхстороннего формата сотрудничества.

Как отмечали многие эксперты, к концу 2005 года политику России в отношении постсоветских государств стала «формировать» российская газовая монополия «Газпром». Цены на поставляемый природный газ превратились в действенный инструмент поощрения и наказания государств СНГ в зависимости от их политики в отношении России. После перехода на рыночные цены на газ, поставляемый партнёрам по СНГ, Содружество лишилось одного из объединяющих факторов - низких цен на газ и нефть. Одновременно на протяжении всего 2006 года российское руководство предпринимало усилия по формированию на базе СНГ некоего союза государств, связанных системой нефте и газопроводов и признающих лидирующую и ключевую роль России как монопольного поставщика энергоресурсов в Европу со всего постсоветского пространства. По этому направлению можно продолжать идти, но не надо забывать о необходимости создавать у себя базовые отрасли промышленности на основе новых технологий. Сопредельные государства в этой структуре должны играть роль либо поставщиков своего газа в российские трубопроводы (Туркмения, Казахстан, Узбекистан), либо транзитных стран (Украина, Белоруссия). Залогом энергетического союза постсоветских государств может стать продажа энергетических и энерготранспортных активов или обмен ими. Так, с Туркменией удалось достигнуть договорённости об экспорте её газа через «Газпром». В Узбекистане российские компании осваивают местные месторождения энергоресурсов. В Армении «Газпром» получил в собственность магистральный газопровод из Ирана. С Молдавией достигнута договорённость о том, что «Молдовгаз», 50% которого принадлежит «Газпрому», проведёт дополнительную эмиссию акций, которую Молдавия оплатит, внеся в компанию газораспределительные сети, а «Газпром» - денежные средства.

Еще одним важным направлением совершенствования политики Российской Федерации по обеспечению безопасности на постсоветском пространстве является укрепление взаимодействия ШОС с ОДКБ. Зоны ответственности ШОС и ОДКБ в значительной степени пересекаются как функционально, так и географически. Из семи стран, входящих в ОДКБ, - пять представлены в ШОС, а из шести стран - участниц Шанхайской организации сотрудничества пять входят в ОДКБ. Эти две структуры в последнее время все больше начинают соперничать между собой. Подобная конкуренция не выгодна ОДКБ. Исходя из анализа деятельности ШОС, можно предположить, что она способна более эффективно решать многие вопросы безопасности, предотвращать новые возникающие угрозы. По нашему мнению, ОДКБ следует продолжать заниматься общей системой ПВО, подготовкой военных кадров и поставками российского вооружения странам-членам организации. Но при этом зона ответственности ОДКБ значительно сократится. Уже несколько лет между секретариатами этих организаций существует некоторая напряженность в отношениях. В 2007 году попытались устранить разногласия. На саммите Шанхайской организации сотрудничества в Бишкеке принято решение о координации работы ШОС и ОДКБ. В результате генеральные секретари Н. Бордюжа (ОДКБ) и Б. Нургалиев (ШОС) подписали в октябре 2007-го в Душанбе «Меморандум о взаимопонимании между Секретариатом Организации Договора о коллективной безопасности и Секретариатом Шанхайской организации сотрудничества». В Меморандуме договорились проводить консультации и обмениваться информацией, согласовывать свои действия во всех сферах деятельности организаций. Но каким образом будет осуществляться сотрудничество на практике можно только предполагать. Отдельные страны, одновременно входящие в обе организации, заинтересованы в некотором соперничестве между ними. Одни хотят уравновесить российское влияние в ОДКБ своим участием в ШОС, другие - нивелировать китайское влияние в ШОС за счет участия в ОДКБ. Несмотря на это, две структуры явно не стремятся к открытому соперничеству. Но избежать конкуренции можно только за счет интересов одной из структур. Пока более вероятно, что ОДКБ будет постепенно уступать шанхайской организации. Ощущая потребность ШОС в самоопределении каждая из стран-участниц организации, особенно крупные игроки - Россия и Китай, по-разному представляют себе будущее «Шанхайской шестерки».

Сотрудничество в области энергетики является одной из целей, побуждающих Иран попытаться вступить в «Шанхайскую шестерку». К тому же, членство в ШОС для Ирана - это еще и возможность выйти из положения международной изоляции, в котором он оказался благодаря Соединенным Штатам. Несмотря на то, что Иран не может быть не интересен Шанхайской организации как один из крупнейших мировых энергопроизводителей, члены организации вряд ли пойдут на ухудшение отношений с США, неизбежно последующее в случае сближения ШОС с Ираном. Создание Ираном своего ядерного оружия также не может не беспокоить Россию, так как иметь еще одну ядерную державу у своих границ не очень приятно, тем более с непредсказуемой внешней политикой.

Индия и Пакистан тоже интересуются ШОС. Эти государства являются важными составляющими международной и региональной антитеррористической структуры. На территории обоих государств есть террористические организации, имеющие тесные взаимосвязи, иногда составляющие единое целое. Поэтому Индия и Пакистан могли бы иметь союзника в борьбе с терроризмом в лице ШОС.

С точки зрения экономического сотрудничества Южная Азия имеет выход в Индийский океан, а Китай, Россия и страны постсоветского пространства Центральной Азии заинтересованы в Индийском океане для развития своей торговли. Индия и Пакистан имеют выход к океану, что способствует развитию экономического сотрудничества между этими государствами и, они могут достаточно легко интегрироваться в ШОС. Кроме того, они имеют значительный вес на мировой арене, поэтому их возможное вступление в ШОС может позволить расширить рамки организации в сферах политики, экономики, безопасности, приграничного сотрудничества, демографии, культуры и других направлениях сотрудничества.

Но в случае вступления Индии и Пакистана в ШОС, на наш взгляд, могут возникнуть и некоторые проблемы. Если Индия одна вступит в ШОС, это отрицательно скажется на стабильности в Южной Азии. Если вступит один Пакистан, это приведет к усложнению внутренних связей между странами-участницами ШОС. Если же они вступят одновременно, то без существенного улучшения их двусторонних отношений ШОС сама станет жертвой индийско-пакистанских противоречий и взаимных нападок.

Немаловажным является и то обстоятельство, что эти страны обладают ядерным оружием, их принятие в ШОС может осложнить предпринимаемые в рамках этой организации меры по контролю над ядерным оружием. Россия традиционно не рассматривает Пакистан как надежного партнера, так как Исламабад всегда оказывал поддержку моджахедам. Москва видит в Исламабаде скорее союзника Китая. Если Пакистан условно считается другом Китая, то Индия традиционно воспринимается как ближайший союзник России. Это во многом субъективное восприятие делает невозможным вступления в ШОС Индии и Пакистана по отдельности - для сохранения баланса сил внутри организации, при котором ни Россия, ни Китай не обладают определяющим весом в ШОС, следует принять в ШОС и Пакистан, и Индию. Но о совместном плодотворном участии в Шанхайской организации двух региональных конкурентов пока сложно судить. Видимо для принятия конструктивных решений внутри организации необходимо, прежде всего, усиливать взаимодействие между Китаем и Россией.

Ещё одним направлением совершенствования политики Российской Федерации по обеспечению безопасности на постсоветском пространстве в Центрально-азиатском регионе, является работа по повышению эффективности функционирования ЕврАзЭс. Для этого очевидно необходимо решить некоторый комплекс сложных проблем:

Создать единое торговое пространство для товаров, произведенных в государствах-участниках (освобождением от таможенного НДС - данная практика уже обеспечена внутри СНГ. Торговля в ЕврАзЭС позволяет производителям избежать дополнительных налогов, однако есть ряд нестыковок по отдельным товарам взаимного импорта);
Создать таможенный союз. В этом направлении работа уже идет и довольно таки успешно. На первом этапе в союз вошли Россия, Казахстан и Беларусь, затем к нему присоединилась Киргизия, в дальнейшем смогут присоединиться другие государства постсоветского пространства.

Некоторое затруднение в создании таможенного союза создали жесткая позиция Беларуси в отношении ставок вывозных таможенных пошлин при торговле с третьими странами, и Казахстан, в отношении синхронизации вступления стран-участников ЕврАзЭС в ВТО. С ноября 2006 года ЕврАзЭС превратилась в площадку «тарифной конкуренции» между правительствами России и Беларуси, результатом которой стал взаимный отказ от льготных экспортных пошлин на нефть, поставляемую в Беларусь для переработки и транзитную на экспорт (экспортная пошлина на сырую нефть в Беларуси повышена с $102,6 до $128,2 за тонну, экспортная пошлина на нефть в России установлена $180,7 за тонну). В настоящее время Россия вопрос урегулировала.
Дальнейшее развитие транспортного союза, который создается с целью сформировать единое транспортное пространство (ЕТП). Оно уже существует в определенной степени за счет функционирования общих воздушных коридоров, и деятельности ОАО РЖД. Специальную программу формирования ЕТП в рамках ЕврАзЭС планируется реализовать до 2015 года. Она нацелена на обеспечение технической совместимости транспортных систем, совмещение законодательств в данной области, взаимные инвестиции в инфраструктуру.

Если взять опыт СССР, то советская «интеграция» предполагала полную включенность региона, что требовало взаимных политических уступок и экономических ресурсов такого масштаба, который Россия и Казахстан, например, сегодня предложить не готовы. Но другой модели полноценной интеграции пока не разработано. Проблема строительства ЕврАзЭС заключается в том, что экономическую интеграцию хотят и пытаются осуществить параллельно с продолжающимся процессом политической дезинтеграции.

Сложность создает и разная скорость роста экономик на современном этапе развития государств. В 2006 г. ВВП Казахстана вырос на 10,6% (за тот же период в России на 6,7%). Казахстан догоняет Россию по уровню жизни населении, что безусловно радует. Но имеются и другие диспропорции. Пенсионная реформа Казахстана гораздо радикальнее Российской. Банковская реформа привела к тому, что финансовая система страны стала лидером по конкурентоспособности на постсоветском пространстве: например, отношение выданных кредитов к ВВП в России составляет 42%, а в Казахстане оно уже достигло 64%.

В Казахстане успешно проведена реформа ЖКХ, налоговая реформа значительно снизила уровень налогообложения: казахский НДС равен 15% (с 2009 г. снижается до 12%, в России - 18%), подоходный налог - 10% (в России - 13%). Однако необходимо отметить, что на создание таможенного союза данные диспропорции не особенно сильно влияют.

По нашему мнению, созданная еще в СССР инфраструктура пока удерживает постсоветское пространство от полного распада, позволяет принимать меры по ее восстановлению. Поддерживать этот общий производственный базис необходимо всеми экономическими инструментами: финансовой, инвестиционной политикой, поощрением совместных производств. Для всех участников ЕврАзЭС целесообразно развивать перекрестное вхождение капиталов и создание частно-государственных холдингов в рамках организации. Но основным путем интеграции должны высветиться те направления, где без государственной поддержки невозможно прогнозировать значительных успехов: дорожное строительство, аэропорты, энергетика, телекоммуникации и другие.

Путин и Назарбаев в Астане подписали важные соглашения о создании первого в мире Международного центра по обогащению урана (МЦОУ). Реально он сможет заработать после того, как к соглашению присоединится третий участник - потребитель обогащенного урана. Им, в частности, могут стать Украина или Армения, либо страны дальнего зарубежья. С идеей создания международного центра обогащения урана, Путин впервые выступил на саммите ЕврАзЭС еще в январе 2006 года. Данный проект вполне осуществим, так как Казахстан занимает второе место в мире по объемам запаса урана и третье - по уровню добычи, но не имеет мощностей для его обогащения и не располагает атомной генерацией. В России же сосредоточено порядка 45% мировых обогатительных производств. Совместное предприятие ЗАО «Центр обогащения урана» планировалось создать в Ангарске. Другим важным совместным проектом являлось соглашение о строительстве в Казахстане первого вагоностроительного завода на базе ТОО «Мартукский механический завод». Стоимость проекта составляла $300 млн.

Интересным является и проект инфраструктурного сближения Казахстана и Кыргызстана. Он очевиден, исходя из объемов казахстанских инвестиций в киргизскую экономику (порядка 60% от общего внешнего потока). Уже учреждены два высших наднациональных государственных органа – Высший межгосударственный Совет Казахстана и Кыргызстана и Совет министров иностранных дел двух стран. Казахстан планирует инвестировать средства в строительство Камбаратинской ГЭС-1 и ГЭС-2, вкладывает огромные деньги в экономику Кыргыстана. Казахстан активно наращивает свой авторитет в регионе и все больше становится центром притяжения для стран Центральной Азии. Идея Назарбаева создать Союз Центрально-азиатских государств, не противопоставляется принципам ЕврАзЭС.

Немаловажным фактором в вопросах интеграции выступает общая идеология интеграции: степень политической совместимости государств.

В данном блоке рассматривается наиболее тонкая сфера, связанная с имеющимися общими ценностями и готовностью элит к интеграции. Первое, что необходимо отметить, некоторая общность государственных систем - президентских вертикалей с авторитарной традицией административного управления. В настоящее происходит некоторая трансформация авторитаризма. Он не усиливается, а преобразуется в нечто другое. В каждой стране ЕврАзЭС пытаются провести политические реформы. Однако это приводит к некоторым процессам, объясняемым синергетикой. И именно жесткая президентская власть, диктующая модернизацию, ограничивает архаику общественных отношений. В ином случае президентская вертикаль может потерять прочность, породить хаос.

Россия не может быть единственным двигателем объединительного процесса, а другие страны участники, особенно Казахстан, могут предпринимать и больше усилий в этом направлении. В настоящее время под интеграцией понимается не только согласование, но и обмен интересами (например, в форме обмена активами, и зонами ответственности), что должно носить взаимовыгодный характер. Такая интеграция, в отличие от европейской, не предполагает операции с собственным суверенитетом государств. Однако новые национальные олигархии в настоящее время не готовы отдавать часть функций каким-то наднациональным органам. Необходимо учитывать и другие реалии: правящая бюрократия совсем недавно обрела надежный источник доходов, который называется «государственный бюджет» и успешно его осваивает посредством коррупционного механизма. Это не в пользу интеграции ЕврАзЭС. Бюрократия будет еще долго цепляться за свои возможности, прикрываясь «суверенитетом», чтобы это увидеть, достаточно проанализировать проблемы Союза Россия-Беларусь.

В качестве итога можно было предположить несколько взаимосвязанных сценария развития ЕврАзЭС:

Реальный процесс структурной интеграции может стать осуществимым, если, мощность экономик и воля государственных руководителей соединятся, тогда интеграция станет необратимой.
Россия окрепнет настолько, что будет иметь привлекательность для других государств постсоветского пространства.

Противоположный вариант – ослабление России, усиление позиций Астаны и ее способности все сильнее наступать на интересы российского часно - государственного бизнеса. Необходимо учитывать и то, что на развитие ЕврАзЭС все больше воздействуют и другие центры мировой политики;
Россия в полной мере заинтересована в том, чтобы участники ЕврАзЭС интенсивно развивались, и предлагает им самостоятельно продвигать проект, принимая участие только в тех из них, которые наиболее выгодны для России;
Процесс может и фиксироваться на достигнутом уровне. Общее развитие становится вяло текущим, до следующей, более благоприятной политической фазы. Или даже прекратиться.

Об этом можно судить по состоявшемуся в марте 2012 года саммиту Евразийского экономического сообщества, где ставился вопрос о его коренной реорганизации. Созданной в 2011 году Евразийской экономической комиссией (коллегию возглавляет Виктор Христенко) высказывались пожелания о его преобразовании в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Белоруссия предлагала создать Евразийское единое экономическое пространство (ЕАЕЭП). С подписанием документа прекратится деятельность ЕвАзЭС, учрежденного 10 октября 2000 года. При этом отмечалось, что статус остальных полноправных членов ЕвАзЭС (Киргизии и Таджикистана) понизится до уровня стран-партнеров по сотрудничеству. Этот статус предполагает «углубленное интеграционное взаимодействие с полноправными членами организации для приобретения в ней постоянного членства».

Такие государства как Украина, Армения, Молдавия имели статус наблюдателя, что их в данный момент устраивает.

При создании органов единого экономического пространства одним из главных вопросов являлся вопрос финансирования. Например, бюджет Евразийской межпарламентской ассамблеи планируется финансировать следующим образом: по 20% вносят Белоруссия и Казахстан, по 10% - Таджикистан и Киргизия и 40% - Россия. Это позволит России иметь некоторый приоритет во вновь создаваемых органах. Россия уже приступила к планомерному финансированию Единого экономического пространства. Правительство поручило Минфину осуществить уплату долевого взноса с российской стороны в размере 4 млрд. 241 млн. 535,9 тыс. рублей в бюджет Евразийской экономической комиссии. Если финансирования не будет, то процесс создания единого экономического пространства может оказаться на грани срыва.

Подводя некоторые итоги политики Российской Федерации на постсоветском пространстве, можно сделать следующие выводы:

Во-первых, государства постсоветского пространства в последние годы демонстрирует рост интереса и притягательности к себе со стороны многих субъектов мировой политики, которые отводят ей значительное место в своей политике и совершенствуют по этой причине стратегию проникновения и укрепления своего влияния в страны постсоветского пространства. Например, Центрально – азиатские страны представляют собой несомненную стратегическую значимость, прежде всего, из-за своего особого геополитического положения, наличия огромных энергетических и других природных ресурсов. Так, на политику и экономику Кыргызстана особенно до 2005 года, существенное влияние оказывали такие международные организации, как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ) и другие. США, например, в своих геополитических, геоэкономических и политико-экономических целях предприняло значительные для мировой практики усилия для принятия Кыргыстана в ВТО. Россия же должна исходить из того, что экономика Кыргызстана может стать естественным продолжением российского экономического пространства, что в интересах обеих государств. Кыргызстан заинтересован в сотрудничестве с Россией, прежде всего с целью решения своих внутренних экономических проблем и обеспечения безопасности. Интересы России в Кыргызстане лежат в области геополитики, собственной безопасности и геоэкономики.

Во-вторых, сегодня и Россия, и страны постсоветского пространства, увлекшись многовекторной внешней политикой - балансированием между глобальными центрами силы, по-прежнему находятся в начальной стадии поиска своего места и своей роли в стремительно меняющемся мире, который к тому же вступил в полосу глубокого экономического кризиса. В сложных условиях международной обстановки и Россия, и страны постсоветского пространства продолжают игнорировать свою недавнюю историю: в целом успешного сосуществования и развития в рамках единого экономического и оборонного пространства. Отсюда основным направлением совершенствования политики Российской Федерации по обеспечению безопасности на постсоветском пространстве должна быть необходимость восстановления Большого геополитического пространства. Это является условием существования России, как независимого государства.

В-третьих, несмотря на все имеющиеся разногласия в сфере интеграции в общем, и в сфере обеспечения безопасности на постсоветском пространстве, в частности, у России и стран постсоветского пространства есть все возможности для совместной плодотворной работы по сотрудничеству во имя безопасности региона.

В более обобщенном виде направлениями совершенствования политики Российской Федерации по обеспечению безопасности на постсоветском пространстве в настоящее время могут являться:

создание общего экономического пространства;
осуществление контроля над добычей, транзитом и предоставлением на мировые рынки энергоресурсов постсоветских государств;
сохранение и оптимизация российского военного присутствия в постсоветском пространстве;
поддержка действий руководителей государств постсоветского пространства в деле укрепления суверенитета, по недопущению «экспорта демократии»;
поиск отношений консенсуса с растущим влиянием на постсоветском пространстве США (НАТО) и Китая, недопущение превращения их в конкурентную РФ силу на постсоветском пространстве. Успеху решения всех этих задач может способствовать только создание сильной в экономическом и военном отношении России.


Другие статьи автора: Ястремский Анатолий

Архив журнала
№3, 2014№4, 2014№5, 2014№6, 2014№7, 2014№8, 2014№9, 2014№10, 2014№11, 2014№12, 2014№1-2, 2015№3, 2015№4, 2015№12-1, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№2, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№1, 2012№12, 2011№2, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба