Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №121, 2013

Сергей Ушакин
Душа имущества и вещность идеологий
Просмотров: 861

Вторая подборка статей, посвященных «материальной энергии»[1] вещей, продолжает тему, начатую в прошлом номере «Нового литературного обозрения». Как и прежде, главной целью этого блока является попытка сформулировать подходы, позволяющие воспринимать мир предметов не только как продукт человеческой деятельности, но и как активный материальный фактор, определяющий чувства, поведение, самовосприятие и самоописание людей.

В трех статьях, предложенных ниже, анализ роли материальности в форми­ровании аффективных режимов — то, что Андрей Платонов называл «душой- имуществом»[2], — дополняется еще одной важной темой. Опираясь на разные исторические контексты и интерпретационные модели, авторы данного блока тем не менее сходны в стремлении проследить структурную двойственность вещи, отмеченную еще Борисом Арватовым: вещь как материальная форма и вещь как форма идеологическая[3]. Авторы блока проблематизируют эту исходную двойственность вещи по-разному. Алексей Голубев переводит ее на язык противопоставления памяти и истории; Виктор Вахштайн формулирует ее как «зазор» между сценарной и физической модальностями объекта; Кристина Фехервари пишет о противоречии между дискурсивными и материальными свойствами предметов социалистического быта. Различия в терминологии в данном случае не должны скрывать главного: речь идет не о тради­ционном противопоставлении (материальной) формы и (символического) содержаниявещи — речь идет о том, как одни и те же физические свойства предмета могут генерировать несовпадающие и даже противоречащие системы ценностей или, например, типы поведения. Ив Кософски-Седжвик в работе, посвященной вопросам аффекта и материальности, хорошо сформулировала суть этого подхода, который (на мой взгляд) проявляется в каждой статье блока. Во многом продолжая линию критического анализа, предложенную Полем де Маном («...для того, чтобы стать текстом, референциальная функ­ция должна быть радикально неопределенной»)[4], Седжвик предложила обра­тить внимание на непростые отношения, возникающие между изначальной референциальной функцией — то есть смыслом, заложенным в написанный текст, — и тем «текстом», который создается читателем в процессе чтения. Ключевым, иными словами, становится не «деконструкция фигурального измерения»[5] текста или предмета, но диалог, переплетение фигурального изме­рения и аллегорического чтения — или, словами Седжвик, «перекручивание (the torsion), взаимное искажение <...> референции и перформативности»[6]. Фигуральное измерение — вещность, материальность, свойство — не исчезает, но становится важной движущей силой символического производства: колю­чей проволокой, зацепившей разрозненные куски памяти.

Выделю еще один важный аспект статей этого блока. Активное стремление вернуть вещности ее аффективную, гносеологическую, социальную и / или политическую значимость сочетается у авторов подборки с фундаментальной приверженностью к дискурсивным методам анализа материальности: Кристина Фехервари в анализе материального быта социализма прямо опирается на семиотику Ч. Пирса; Алексей Голубев последовательно прослеживает механизмы возникновения и предотвращения появления «культурного языка»; Виктор Вахштайн методично раскрывает нарративные («сценарные») возможности материальных объектов. Иными словами, желание, так сказать, выявить душу имущества, желание продемонстрировать энергию, агентивность и / или актантность вещи закономерно заканчивается анализом вещности того или иногосимволического порядка, фрейма или системы ценностей. И в этом постоянном переплетении и взаимном искажении дискурсивного и матери­ального, символического и аффективного, формального и содержательного, на мой взгляд, и состоит основное достоинство материологических попыток вернуть вещам их динамизм, а эмоциям — их материальность.



[1]          Арватов Б. Быт и культура вещи: (К постановке вопроса) // Альманах Пролеткульта. М.: Всероссийский Пролеткульт, 1925. С. 82.

[2]          Платонов А. Записные книжки. Материалы к биографии. М.: ИМЛИ РАН, 2006. С. 36, 329.

[3]          См. подробнее: Арватов Б. Указ. соч. С. 78.

[4]          Ман П. де. Аллегории чтения: Фигуральный язык Руссо, Ницше, Рильке и Пруста / Пер. С. Никитина. Екатерин­бург: Издательство Уральского университета, 1999. С. 354.

[5]          Там же.

[6]          Kosofsky Sedgwick E. Touching Feeling: Affect, Pedagogy, Per- formativity. Durham: Cornell University Press, 2003. P. 7.



Другие статьи автора: Ушакин Сергей

Архив журнала
№163, 2020№162, 2020№161, 2020№159, 2019№160, 2019№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба