Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №121, 2013

Анастасия Шевелева
Международная конференция «КВИР-СЕКСУАЛЬНОСТЬ: ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ». (Минск, 6 октября 2012 г.)
Просмотров: 945

6 октября 2012 года в Минске прошла конференция «Квир-сексуальность: поли­тики и практики», организованная феминистским проектом «Гендерный марш­рут» и правозащитной организацией «Гей Беларусь». Конференция продолжа­лась один день и состояла из четырех секций.

Конференция открылась вступительной речью организаторов (Ирина Соломатина и Татьяна Щурко от «Тендерного маршрута» и Сергей Андросенко от «Гей Беларусь»), которые поприветствовали участников и рассказали о задачах мероприятия: создать дискуссионную платформу для анализа и осмысления кон­кретных властных политик и практик конструирования сексуальности. На кон­ференции были представлены как научные, так и активистские доклады, призван­ные наладить диалог между теорией и практикой ЛГБТ- и квир-движений.

Первая секция, «Квир-теория и исследования в пространстве современного на­учного знания» (модератор — Ирина Соломатина), открылась выступлением Александра Кондакова (Россия) «А зачем все это нужно? Квир-теория на службе науки и политики». Доклад был посвящен тому, как квир-теория смотрит на кон­цепцию прав человека и интерпретирует человеческую свободу (свобода при этом не ограничивается гражданскими правами). Несмотря на то что многие российские теоретики критикуют квир-движение за то, что оно сосредоточено исклю­чительно на протесте, докладчик видит в нем большой критический потенциал, возможность предложить новые варианты для старых моделей отношений. Квир-теория понимает свободу по Фуко — как сопротивление власти, содержащейся во всех отношениях между людьми и институциями. Для иллюстрации своего тезиса докладчик обратился к книге Джудит Батлер «Гендерная тревога» и описанному в ней видению гендера и пола. В этой книге Батлер полемизирует с эссенциалистским определением женщины и предлагает ориентироваться на поведение индивида. Ее теория перформативности предполагает, что гендерной идентичности, как и пола, нет вне их манифестации. Батлер считает, что пол — такой же соци­альный конструкт, как и гендер, и конструирование солидарности вокруг этих заложенных патриархатом категорий воспроизводит неравенство. На основании этих идей докладчик провел параллель с ЛГБТ-движением, которое не только поддерживает эти структуры (пол и гендер), но и исключает определенные сексуаль­ности из ряда тех, за которые ведется борьба, воспроизводя тем самым патриархат. Одним из способов подобного исключения можно назвать внутренний контроль за членством в группе, при котором исключается всё, что не соответствует опреде­ленному представлению о ЛГБТ. Такое выстраивание «нормативной ЛГБТ-идентичности» вызывает сопротивление, и многие люди отказываются соотносить себя с навязываемым образом. Кроме того, апелляция к правам человека часто сопро­вождается выделением некоторой конкретной защищаемой группы, что тоже про­изводит неравенство. Квир-политика — одна из альтернатив гетеронормативности. Квир предполагает существование вне рамок, свободу, отсутствие иерархии, радикальное равенство через предлагаемое Батлер понимание перформативности пола и рода. Любой субъект может быть сконструирован через постоянное повто­рение и означивание. Это и есть новая субверсивная политическая практика — непрекращающаяся рефлексия и критика тех позиций, на которых стоят субъект и политические структуры в целом. Это личное политическое действие, не предпо­лагающее солидарности. Манифестация — сама жизнь в этой реальности, жизнь, изменяющая все вокруг. Это политика субъекта в полном смысле слова.

Продолжил конференцию доклад Ольгерты Харитоновой (Москва) «Квир как отрицание», в котором был представлен противоположный взгляд на возможнос­ти использования категории «квир». Докладчица рассматривала квир-теорию как ответвление феминизма: по ее словам, квир-теории едва ли суждено какое-либо будущее, так как она имеет дело с чистым отрицанием, не предлагающим ничего конструктивного. По мнению докладчицы, мысль человека не существует вне дихотомии, и его логика неизбежно предполагает полюса и противопоставления, а отказ от дихотомии сложен (или вообще невозможен). Развитие квир-теории с этой точки зрения — следствие размывания границ, раньше представлявшихся незыблемыми. Если сексуальность — это не только пол, но и влечение в широком смысле, — то возможно бесконечное количество вариаций. По мнению доклад­чицы, будущее за теоретическим феминизмом, и прежде всего за феминизмом культурным — феминизмом ценностей, в фокусе которого находятся различия между мужскими и женскими ценностями.

Доклад Эмили Мире Оселл (Швеция) «Как педагогика критики норм изменила ЛГБТК-поле в Швеции?» завершил первую секцию. В докладе освещались основ­ные принципы педагогики критики норм и то, как они применяются шведской организацией «RFSL Ungdom» в борьбе за равные права. Классическая схема то­лерантности предполагает, что существует большинство, состоящее из «нормаль­ных» людей, «мы-группа», которая не возражает против существования других, «не нормальных» групп, «их». «Мы»-группа обладает властью и преимуще­ствами, которых лишены «они». Цель толерантности — сделать так, чтобы как можно больше людей из «мы-группы» не возражало против существования «их». Критика норм исходит из других предпосылок: 1) существуют нормы, которые исключают людей по тому или иному признаку (например, гетеронормативность исключает негетеросексуалов); 2) такие нормы могут приниматься за естествен­ные и закрепляться в законах или общественном мнении; 3) нужно менять нормы, принятые в обществе, чтобы они перестали быть исключающими. «RFSL Ungdom» широко применяет этот подход как внутри собственной организации, так и во взаимодействии с властями и обществом Швеции. В диалоге активистов с вла­стями акцент делается на самой структуре, которая создает исключающие нормы, предполагая, что смена таких норм — прямая обязанность властей.

Вторую секцию, «Конструирование нормативной сексуальности: политики и практики повседневности» (модератор — Ольга Бурко), открыло выступление Марины Кузнецовой (Белоруссия), представившей доклад «Гендерная норма и сексуальность в представлениях белорусских студентов и педагогов». Доклад был посвящен результатам исследования гендерной компетентности группы студен­тов и преподавателей Института трудовых и социальных отношений. Это иссле­дование было призвано отразить, как влияет на гендерную компетентность поло-ролевой подход в воспитании и обучении детей, распространенный в Белоруссии. В рамках исследования был проведен опрос 50 студентов третьего курса факуль­тета экономики и социальных отношений, а также факультета ветеринарной фармацевтики и медицины (32 девушки, 18 юношей). Исследование показало до­статочно высокий уровень гендерной компетентности. При этом гендерные уста­новки в отношении мужских ролей были более эгалитарными, а в отношении женских ролей — более консервативными. Также было проведено полуструкту­рированное интервью с пятью преподавателями (4 женщины и 1 мужчина), среди которых был выявлен эклектичный характер ценностей. Наряду с тенденциями к эгалитарным ценностям было отмечено большое количество патриархальных установок. Докладчица также не исключила, что достаточно высокий уровень ген- дерной компетентности — следствие специфического подбора респондентов.

Светлана Муртазина (Россия) в докладе «Особенности представлений о семейных отношениях и родительстве в однополых парах» представила результаты своего магистерского исследования. В основе этого исследования лежала (неподтвердившаяся) гипотеза, что представления о семье и родительстве в однополых и разнополых семьях не отличаются друг от друга. Исследование основывалось на анкетировании и опросе достаточно широкого спектра респондентов и привело докладчицу к следующим выводам: 1) существуют особенности представления о семейных отношениях в гомосексуальных парах: для группы гомосексуалов бо­лее значимыми оказываются личностная идентификация с партнером, социаль­ная активность, эмоционально-психотерапевтическая функция отношений, для гетеросексуальной группы — хозяйственно-бытовая организация семьи; 2) в слу­чае гомосексуальных пар различаются представления о роли родителей: менее выражено представление об ограниченности интересов женщины рамками семьи, сверхавторитете родителей, доминировании матери, зависимости матери от семьи и т.п.; 3) представления о семейных отношениях различаются у мужских и жен­ских гомосексуальных пар: у женских гомосексуальных пар более значимыми оказываются представления о любви, понимании и детях, у мужских пар — об уюте, комфорте и семье; 4) в мужских и женских гомосексуальных парах разли­чаются представления о себе как о родителях: в женских парах ярче выражены стремление к созданию безопасности и опасение обидеть и т.д.

Третьим был представлен доклад Анастасии Шевелевой (Москва) «Конструи­рование идеи "истинной женственности" на материалах анализа выпуска пере­дачи "Модный приговор" от 29.08.12 ("Дело Тани и Наташи")». Докладчица про­демонстрировала, как в рамках упомянутой телепередачи конструируется образ «истинной женщины», какими средствами он доносится и как выстраиваются иерархические отношения между ведущими и участницей передачи. Понятию «женщина» в контексте передачи соответствует конкретная полоролевая модель. Она предполагает возрастные рамки («женщина» как противоположность «под­ростку»), саморепрезентацию в стиле одежды (соответствующую нормативной патриархальной модели женственности), определенное самоощущение (ком­форта и уверенности в рамках заданной роли) и конкретную роль — материн­ство, которое лежит в основе представления об «истинной женщине». Эти идеи доносятся при помощи нескольких тематических кластеров: 1) биолого- медицинского (ведущие, находящиеся во властной позиции, представляют есте­ственную норму, а героиня передачи — девиацию, искусственность); 2) психоте­рапевтического (построенного на традиционных межгендерных оппозициях «сильный / ранимый», «защитник / беззащитный»); 3) патриархального (сосре­доточенного на «обязанностях женщины»); 4) гетеронормативного (включаю­щего такие оппозиции его, как «большинство / меньшинство», «полноценное / ущербное»); 5) выражающего позицию старшего (взрослый / ребенок); и других.

Последним в секции был доклад Юлии Королевской (Украина) «Внебрачные связи в городах южной Украины (вторая половина XIX века)». Доклад был посвя­щен институту проституции в Украине XIX века, ее причинах и видах. В это время в Российской империи существовало несколько видов проституции. Это могла быть самостоятельная деятельность или приписанная к дому терпимости. Кроме того, в Российской империи существовала практика «семейной» и «рели­гиозной» проституции. Проституция была гораздо более развита в городах, чем в селах, что было связано с возрастанием мобильности женщин после отмены кре­постного права (хотя легализовали проституцию раньше — в 1843 году). Жен­щина, приехавшая из села в город и не сумевшая быстро найти работу, часто ста­новилась проституткой, а в ее паспорте делалась соответствующая отметка, окончательно закреплявшая ее маргинальное положение. Хотя, согласно прави­лам для содержательниц домов терпимости (подписанным в 1861 году), женщина могла в любой момент уйти из дома терпимости, в действительности таких жен­щин часто ловили и возвращали обратно. Согласно тем же правилам только жен­щина имела право содержать дом терпимости: института мужского сутенерства еще не существовало. Исходя из этого докладчица предположила, что мужчины, перечисленные в списках людей, занимавшихся проституцией, также были рядо­выми работниками, а не руководителями.

Третья секция, «Положение ЛГБТ-сообщества на постсоветском простран­стве» (модератор — Татьяна Щурко), открылась докладом Анастасии Жаврид (Белоруссия) «Особенности положения ЛГБТ-сообщества на постсоветском пространстве». Докладчица выделила следующие особенности, общие для ЛГБТ-сообщества таких стран, как, например, Россия, Украина и Белоруссия: 1) активное развитие ЛГБТ-сообщества (культурные мероприятия, конференции, образовательная и правозащитная деятельность); 2) негативное отношение зна­чительной части населения к сообществу (среди причин этого докладчица выде­ляет традиционность постсоветских обществ и чрезмерное внимание ЛГБТ-сообщества к собственной стигматизации); 3) малое количество системных интегра­ционных альтернатив (дискуссионных клубов и просветительских мероприятий); 4) использование сообществом преимущественно демонстрационных методов за­щиты и отстаивания интересов (гей-парады, протесты), что негативно воспри­нимается обществом; 5) закрытость сообщества изнутри, представленность в об­щественной сфере только активистами. С точки зрения докладчицы, участвуя в общественной деятельности, человек может преследовать личные (например, знакомство с другими членами сообщества), корпоративные (помощь другим чле­нам сообщества) или общественные (борьба с дискриминацией во всем обществе) интересы. С точки зрения докладчицы, наиболее продуктивным в этом контексте было бы объединение ЛГБТ-организаций с правозащитными организациями бо­лее широкого профиля.

Вячеслав Бортник (Белоруссия) представил доклад «Государственная гомофобия или гомофобия, спонсируемая государством», в котором анализировались гомофобные высказывания представителей белорусской власти. Очень долгое время (до 2004 года) тема ЛГБТ вообще не поднималась в риторике белорусских политиков (что, впрочем, не мешало им поддерживать гомофобно настроенные праворадикальные группы). В 2004 году на эту тему высказался президент, под­черкнувший, что гомосексуальность в Белоруссию приносится с Запада, как и порнография. В дальнейшем его высказывания варьировались от жестких поже­ланий (например, что всех гомосексуалов следовало бы выслать в совхозы) до «либерального» утверждения, что гей-парад мог бы пройти где-нибудь на окраи­не города «людям на диво». Как только президент Белоруссии высказал свое мне­ние, другие члены парламента тоже заговорили на тему ЛГБТ, также оставаясь в рамках гомофобной риторики. Корни этой гомофобии докладчик видит в тюремно-блатной культуре: в пользу этого предположения говорит и тюремный жаргон, который нередко президент и парламентарии употребляют в соответ­ствующих ситуациях. Соотнеся результаты мониторинга и данные социологиче­ских опросов (в 2002 году за рекриминализацию гомосексуальности высказыва­лось 47% опрошенных, а в 2010 году — 62%), докладчик предположил, что такие высказывания влияют на рост гомофобных настроений в обществе, так как боль­шинство СМИ транслируют точку зрения власти, а другая информация о гомо­сексуальности остается недоступной. Докладчик предложил незамедлительно реагировать на подобные высказывания, сотрудничая при этом с международ­ными организациями и наиболее толерантно настроенными представителями го­сударственных институтов.

Владислав Иванов (Белоруссия) выступил с докладом «Гомосексуальность в официальных программах, дискурсах и приватных речах белорусских партий, их лидеров и идеологов (анализ дискурсов и способов объяснения консерватизма и го- мофобии как особенностей "правой" и "левой" политики)». Докладчик проанали­зировал гомофобные высказывания представителей белорусской оппозиции: в их риторике, так же как и в риторике официальной, доминирует «гетеродис- курс», убеждение, что гомосексуальность — что-то не исконно белорусское, а за­несенное извне. Единственное исключение составляют партия «Грамада» и пар­тия зеленых, которые настроены на сотрудничество с ЛГБТ-движениями и отстаивание их прав. Докладчик предположил, что для изменения этой ситуации необходимо совершенствовать культурно-просветительскую работу с обществом, вступать в кооперацию с теми политическими движениями, которые проявляют внимание к проблемам ЛГБТ, сотрудничать с работниками образования и прессы для демаргинализации гомосексуальности и призывать европейские организации к критике гомофобных движений, введению штрафов и санкций.

Завершало секцию выступление Дастана Касмамытова (Киргизия) — «ЛГБТ-организации и правительство в конструировании политического дискурса о ЛГБТ в Киргизстане», основанное на результатах проекта «Заполняя пробелы». Основ­ные идеи, продвигаемые государственной риторикой в Киргизии, состоят в под­держании идеи неестественности гомосексуальности. В контексте этого утверж­дается несовместимость концепции прав ЛГБТ с киргизскими традициями и культурой, отрицается дискриминация по отношению к ЛГБТ, несмотря на то что она присутствует и нормализуется государственными органами (насильствен­ные действия со стороны милиции, подлоги на судах, давление госорганов на ЛГБТ-организации и т.д.). Докладчик также описал особенности структуры ЛГБТ-сообщества на территории Киргизии: для ЛГБТ-организаций этой страны характерна дробность (МСМ-организации, ЛГБТ, организации лесбиянок и геев, геев и бисексуалов и т.д.) и критическое отношение друг к другу. Кроме того, во всем сообществе отмечается усиление категории сексуальной ориентации (четкое деление на геев, бисексуалов, трансгендеров и т.д), повсеместная гомонорматив- ность (исключающие нормы внутри самого сообщества), использование четких бинарных гендерных ролей, а также признаки иерархизации и дискриминации внутри самого сообщества и нормализации насилия против ЛГБТ, осуществляю­щейся самими ЛГБТ.

Четвертую секцию, «ЛГБТ-движение: активистские проекты и инициати­вы» (модератор — Владислав Иванов), открыл Каспарс Залитис (Латвия), вы­ступивший с докладом «Как "ЕвроПрайд 2015" может помочь религии? Проблема стран бывшего советского блока». Основными приоритетами грядущего в Латвии мероприятия, по словам докладчика, будут: а) сотрудничество с Евросоюзом (в 2015 году Латвия будет председателем Евросоюза); б) защита прав человека; в) помощь ЛГБТ-организациям бывшего СССР; г) спорт и культура; д) здоровье; е) отдых. Кроме того, в рамках «ЕвроПрайда» пройдет международная правоза­щитная конференция.

Дарина Коркач (Украина) выступила с докладом «Феминизм и ЛГБТ в уличной протестной практике в Украине». Описав общее сложное положение с дис­криминацией женщин в стране (стские высказывания политиков, высокий уровень насилия в отношении женщин, трудовая дискриминация), докладчица отметила, что, несмотря на это, социальных протестов, касающихся женщин, крайне мало (около одного процента всех протестов в год). При этом акции группы «Femen» докладчица оценивает негативно, полагая, что они, в основном, нацелены на медиаэффект. В то же время из «грассрутс»-движений феминисти­ческий протест также не может вырасти — женщины, в отличие о других дискри­минируемых групп, не осознают себя как общность. Положение ЛГБТ в Украине отчасти схоже с положением дискриминируемых женщин. Протестов, посвящен­ных проблемам ЛГБТ, меньше одного процента в год, а большая часть этих ак­ций — протесты против ЛГБТ. Сейчас, в результате государственных законо­дательных инициатив, к ЛГБТ привлечено больше внимания, но докладчица считает, что это — лишь маневр власти, направленный на то, чтобы отвлечь вни­мание людей от социальных проблем.

Последним в секции выступал Тарас Карасийчук (Украина) с докладом « "КиевПрайд 2012"как пример правозащитного ЛГБТ-проекта на территории постсо­ветского пространства». Докладчик рассказал о подготовке, прохождении и ре­зультатах киевского Прайда. Организаторы мероприятия ставили перед собой следующие цели: 1) помочь ЛГБТ-сообществу Украины принять собственную идентичность; 2) сделать ЛГБТ-движение Украины более заметным и публич­ным; 3) мобилизовать активистов ЛГБТ-сообщества вокруг события; 4) привлечь в ЛГБТ-движение новых активистов; 5) сделать украинское ЛГБТ-сообщество более заметным для общества и предоставить обществу возможность получать правдивую информацию о ЛГБТ; 6) дать людям, которые принимают решения, высказать свое отношение к проблеме ЛГБТ-сообщества; 7) привлечь к сотруд­ничеству международные и национальные неправительственные организации.

По итоговым оценкам эти цели оказались, в общем, выполнены, и, так как из трех запланированных мероприятий прошли два (шествие не состоялось из-за риска нападений праворадикальных групп), организаторы считают Прайд состоявшим­ся. Докладчик отметил, что среди негативных последствий Прайда — мобили­зация противников ЛГБТ-движения, а также демотивация и разочарование час­ти сообщества срывом шествия. Однако позитивные последствия, с точки зрения докладчика, перевешивают негативные. Среди них: 1) актуализация проблемы гомофобии и ксенофобии в Украине на международном и государственном уров­нях; 2) повышение видимости ЛГБТ-сообщества в обществе и провоцирование дискуссии по вопросу проблематики ЛГБТ в обществе; 3) мобилизация и моти­вация определенной части сообщества для дальнейшей работы; 4) налаживание контакта с большим количеством общественных организаций; 5) налаживание широкого сотрудничества с европейским ЛГБТ-сообществом. Организаторы Прайда планируют в дальнейшем работать вместе с украинскими либеральными и правозащитными организациями, не занимающимися напрямую проблемами ЛГБТ, привлекать к подготовке Прайда большее количество организаций и участ­ников из регионов Украины.

 



Другие статьи автора: Шевелева Анастасия

Архив журнала
№159, 2019№160, 2019№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба