Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №154, 2018

Ованес Акопян
Письмо патриарха Тихона папе римскому Бенедикту XV и другие документы из истории отношений Святого престола с СССР (1920-е годы)
Просмотров: 119

 

Ованес Акопян

 

Ованес Акопян (Инсбрукский университет имени Леопольда и Франца; научный сотрудник; PhD, кандидат исторических наук) 
Ovanes Akopyan (Leopold-Franzens-Universita¨t Innsbruck; research fellow; PhD) 
ovanes.akopyan@uibk.ac.at 

Ключевые слова: Святой престол, СССР, голод 1921—1922 годов, патриарх Тихон
Key words: The Holy See, the USSR, Russian famine of 1921—1922, Patriarch Tikhon of Moscow

УДК/UDC: 93+94

Аннотация: Эта работа представляет собой комментированную публикацию нескольких документов из истории отношений Святого престола с Советским государством в 1920-е годы: письма патриарха Тихона папе римскому Бенедикту XV с просьбой о помощи жертвам массового голода 1921—1922 годов; письма экзарха Апостольского католического экзархата византийского обряда Леонида Федорова об уголовном деле, возбужденном советскими властями против ряда католических священников (сам Федоров был одним из осужденных); а также переписки между СССР и представителями Святого престола по поводу освобождения из тюрьмы Антонио Грамши.

Abstract: This work is a publication with commentary of several documents from the history of the relations between the Holy See and the Soviet government in the 1920s: letters from Patriarch Tikohn to Pope Benedict XV with a request for help for victims of the mass famine of 1921—1922; letters by Exarch Leonid Feodorov of the Apostolic Catholic Exarchate of the Byzantine Rite, about a criminal case filed by the Soviet authorities against a number of Catholic priests (Feodorov himself was one of the convicted); as well as correspondence between the USSR and representatives of the Holy See relating to the release of Antonio Gramsci from prison.

 

Ovanes Akopyan. The Letter of Patriarch Tikhon to Pope Benedict XV and Other Documents on the Relations between the Holy See and the USSR in the 1920s


Введение

Взаимоотношениям между папством и Советским государством посвящены многие работы [Wenger 1987; Luukkanen 1994; Roccucci 2011]. Однако задача, стоящая перед исследователями, затруднена. Первым и самым очевидным препятствием оказывается недоступность или ограниченность многих архивных материалов. Это касается не только традиционно хуже известных отечественных собраний, но и Ватиканского секретного архива: документы, датированные 1939 годом или более поздним временем, в нем попросту не выдаются, а существенная часть фондов продолжает оставаться под замком [Indice dei Fondi 2014: 2]. Кроме того, рассматриваемый вопрос чрезмерно политизирован — сторонников крайних суждений историческая достоверность волнует в последнюю очередь[1]. Вкупе эти два фактора объясняют недостаток опубликованных документов, доступных широкому читателю. Если по понятным причинам в Италии с изучением подобного материала дела обстоят лучше, то в России по вопросу отношений Ватикана с Советским Союзом мы вынуждены ограничиваться преимущественно переводной литературой [Роод 1995; Венгер 2000]. Эта работа никоим образом не претендует на то, чтобы исчерпывающим образом восполнить существующую лакуну; напротив, она лишь первый шаг в столь необходимом направлении. О скромности поставленной задачи свидетельствует объем приведенных документов, однако их значение представляется чрезвычайным.

Все рассмотренные далее документы обнаружены мною во время короткой исследовательской поездки летом 2015 года. В их число входит письмо патриарха Тихона к папе Бенедикту XV, датированное 1921 годом, — это первое в истории прямое обращение предстоятеля Русской православной церкви к главе католического мира [Lux in Arcana 2012: 167]. Прочие документы происходят из фондов государственного секретариата Святого престола. Отдельная папка документов[2] содержит бумаги, которые касаются переговоров по обмену итальянских коммунистов Грамши и Террачини[3]; как будет видно из комментария, эти переговоры были инициированы советской стороной через ее представителя в Берлине. После того как апостольский нунций Эудженио Пачелли, будущий папа Пий XII[4], телеграфировал в Ватикан о предложении советского правительства обменять Грамши и Террачини на двух католических священников «по выбору самого Святого Престола», к переговорам, помимо Ватикана, подключилось фашистское правительство Муссолини.

Письмо патриарха Тихона папе Бенедикту XV

Хорошо известно, что, в отличие от европейских государей, контакты русских правителей с Ватиканом долгое время носили спорадический характер. Общее число документов о взаимоотношениях Ватикана с Россией начиная с XVI века не идет ни в какое сравнение с обширнейшими фондами по Франции, Англии или Испании [Peri 1998; Дубровский 2013]. Более того, даже с доступными документами связаны интересные коллизии [Переписка 1834][5]. Отсутствие какой-либо постоянной связи между Москвой и Римом подтверждается следующим фактом. В 1672 году царь Алексей Михайлович направил в Рим на переговоры с папой Климентом X своих послов, передав с ними письмо, где просил о помощи в борьбе против турецкого наступления. В письме говорится, что его отправитель, т.е. московский царь, мог неверно передать титулатуру папы римского; за это он заранее просит прощения, ведь в его мыслях не было обидеть папу, а незнание точной титулатуры он объясняет отсутствием опыта переписки[6].

В последующие столетия ситуация изменилась. Это объясняется несколькими факторами. Не стоит забывать, что начиная с XVIII века, после создания Синода, государственная власть в Российской империи отвечала в том числе и за межцерковные отношения [Живов 2004]. Противоборство представителей православной церкви больше не могло препятствовать контактам с Римом [Задворный, Юдин 1995]. Кроме того, сначала при Петре I, когда возросло число миссий в Рим и из Рима, а затем во второй половине XVIII столетия, после возникновения на территории Российской империи структур католической церкви, отношения вышли на качественно новый уровень. Итогом этого стали установление дипломатических отношений между Святым престолом и Россией и визит Николая I в Рим, в ходе которого он встретился с папой Григорием XVI и заключил конкордат между двумя государствами.

После большевистской революции все завоевания прошлого были утеряны. До 1920 года новая власть решительно препятствовала любой активности католических священников на территории советских республик. Так, в 1919 году из России был выслан архиепископ Ропп, который выступал против репрессий, в частности в отношении верующих и церковных организаций [Роод 1995: 48]. Но в 1920 году позиция советского правительства изменилась: в условиях тяжелейшего положения внутри страны и внешнеполитической изоляции было принято решение пойти на некоторое, отчасти фиктивное, сближение со Святым престолом. Истинным намерением было показать Западу «человеческое лицо» нового государства: стремление и готовность Святого престола к установлению дипломатических отношений с Советской Россией, целью которых была защита верующих, должны были быть использованы с политической выгодой. Однако первоначальные проекты, регламентирующие положение католиков на территории нового государства, ни к чему не привели [Венгер 2000: 139—140]. Впоследствии попытки Святого престола наладить какой-либо диалог с СССР нередко и весьма радикально трактовались либо как симпатия к идеям коммунизма, либо как прозелитизм [Венгер 2000: 126, 130, 140].

Весной же 1921 года в России, только пережившей Гражданскую войну и сопутствующие ей лишения и болезни, разразился страшный голод [Поляков 2007]. В то время патриарх Тихон находился под арестом и не имел возможности свободно вести переписку с зарубежными корреспондентами — все его письма проходили проверку на «благонадежность» в соответствующих органах. Но в условиях приближающейся катастрофы подобное положение Тихона, оказавшегося, по сути, заложником, было чрезвычайно выгодно молодой советской власти. Продолжая распространять антицерковную пропаганду о сопротивлении верующих разграблению церковного имущества, она в то же время использовала положение Тихона, глубоко потрясенного бедственным положением внутри страны. В июне 1921 года по согласованию с правительством патриарх направил несколько писем церковным иерархам Англии и США с просьбой о помощи [Иванова 2007: 504—529]. Приведенное ниже письмо — к папе римскому Бенедикту XV — из этого же ряда. Исполненное боли, это выразительное послание ознаменовало собой серьезный прорыв в отношениях между православной и католической церквами. Папа ответил через государственного секретаря Пьетро Гаспарри, что католическая церковь сделает все возможное для спасения жителей России [Lux in Arcana 2012: 167]. 5 августа Святой престол разослал представителям иностранных государств, аккредитованным при нем, призыв оказать помощь голодающим [Роод 1995: 35]. Одновременно с этим, в частности в ходе работы Генуэзской конференции 1922 года, представители Святого престола вступили в переговоры с советскими дипломатами с целью улучшить положение католических верующих, которые оставались на территории России. Через своих представителей папа Бенедикт XV распространял воззвания к европейским державам с призывом добиться прогресса в отношениях с Россией [Роод 1995: 32—33]. Однако все попытки прийти к консенсусу провалились: советская делегация твердо настаивала на соблюдении норм декрета об отделении церкви от государства [Роод 1995: 33—34]. Это означало, что репрессии в отношении священнослужителей будут продолжены, а вмешательство церковных структур в дело восстановления России от голода, Гражданской войны и прочих несчастий будет сведено к минимуму. Вместе с этим усилилась экспроприация церковного имущества. Когда в мае 1922 года патриарх Тихон был арестован за протест против изъятия церковных ценностей, высшие иерархи католической церкви несколько раз обращались к Чичерину и Ленину с просьбой освободить его. Ответа они не получили. Суд над Тихоном, правда, так и не состоялся. Тем не менее патриарх фактически продолжал находиться под арестом и до самой смерти через католических священников в России пользовался материальной поддержкой папы [Венгер 2000: 130].

Папская миссия 1922—1924 годов и письмо Леонида Федорова

В начале 1920-х годов в Риме продолжались жаркие дискуссии о том, как Святому престолу следует воспринимать молодое Советское государство. Заметим, речь никогда не шла о каком-либо политическом сближении, хотя советское руководство стремилось использовать существующие контакты для собственной легитимации в глазах международных наблюдателей. Обвинения же в симпатиях Святого престола к Советскому Союзу не выдерживают никакой критики. Напротив, документы свидетельствуют о том, что в Риме сознавали, с кем имеют дело. Однако сложное положение католиков в западных губерниях бывшей Российской империи не оставляло Бенедикту XV особого выбора. Известно, что на рубеже 1910—1920-х годов число католиков на территории России выросло: в связи с жестокими репрессиями, которым подвергались православные верующие и священники, многие верующие в надежде обрести защиту переходили в католичество. Наконец, главной причиной для создания специальной миссии был голод. Объединившись в своих усилиях с крупными международными организациями, в числе которых был Красный Крест, в марте 1922 года Святой престол подписал с советским правительством договор, который регламентировал полномочия папской благотворительной миссии [Роод 1995: 39—40]. Несмотря на существование документа, который позволял папским посланникам законно находиться на территории Советского государства и оказывать помощь голодающим, работа миссии, во главе которой был поставлен иезуит Эдмунд Уолш, столкнулась с целым рядом трудностей.

Есть все основания предполагать, что с самого начала своего существования папская благотворительная миссия была обречена. С одной стороны, советское правительство всячески препятствовало ее деятельности. Отдельные пункты соглашения запрещали папским посланникам вести политическую деятельность; нетрудно догадаться, что подобное требование трактовалось в сторону ужесточения — невозможность взаимодействия с органами власти сковывала руки миссионеров и де-факто делала их работу невозможной. С другой стороны, в Риме сама идея каких-либо контактов с Советской Россией не всегда встречала поддержку. В организации миссии отдельные представители католической иерархии видели первый шаг Святого престола к установлению дипломатических отношений с Советской Россией, против чего в Риме существовала серьезная оппозиция [Роод 1995: 45, 47]. Наконец, миссия совпала с очередным витком репрессий против священнослужителей. Одними из жертв этих преследований стали католические священники.

В конце 1922 года нескольким представителям католического духовенства были предъявлены обвинения в нарушении декрета Советского государства об отделении церкви от государства и в антисоветской деятельности в интересах мировой буржуазии. Священники были быстро освобождены, но уже в марте 1923 года над ними состоялся судебный процесс, длившийся всего пять дней. Согласно приговору, 15 католических священников были признаны виновными в антисоветской деятельности; двое из них, отец Константин Будкевич и архиепископ Ян Цепляк, были приговорены к смертной казни, остальные — к длительным тюремным срокам. После вмешательства международной общественности смертная казнь для Цепляка была заменена десятью годами заключения; отец Константин Будкевич был расстрелян 31 марта 1923 года [Роод 1995: 48—51; Венгер 2000: 158].

Одним из осужденных священников был экзарх Апостольского католического экзархата византийского обряда Леонид Федоров. Приведенное ниже письмо, которое Федоров составил за несколько дней до процесса, ярко иллюстрирует положение католического духовенства в Советской России. В то время как папа Пий XI, сменивший Бенедикта XV в начале 1922 года, и его советники по-прежнему надеялись на нормализацию отношений с советским правительством, не слишком осознавая трудности, с которыми сталкивались их посланники в России, письмо Федорова подтверждает, что католическое духовенство на территории СССР уже к началу 1923 года было готово к преследованиям и мученической смерти. Известно, что 9 марта, т.е. примерно за две недели до начала процесса, Ян Цепляк отправил отцу Эдмунду Уолшу письмо с информацией об ожидаемом преследовании [Роод 1995: 48]. Резкий тон «вопля» Федорова не оставляет сомнений — никаких перспектив у папской благотворительной миссии не было. Уже в марте 1924 года работа миссии была прекращена. На этот момент на территории Советской России находилось примерно 1 миллион католиков и около 120 католических священников, пятая часть которых пребывала в тюрьме [Роод 1995: 47].

Дело Грамши: обмен, который так и не состоялся

Оставшиеся документы, которым уже уделялось некоторое внимание [Andreotti 1988; Fabre 2015], касаются судьбы двух коммунистов — Антонио Грамши и Умберто Террачини, — в конце 1926 года арестованных и осужденных за оппозиционную деятельность. В ходе судебного процесса, инспирированного фашистским правительством Муссолини, государственный обвинитель настаивал на 20 годах заключения, чтобы «мозг Грамши прекратил работать» [Gramsci 1971: lxxxix]. В результате некоторых послаблений тюремный срок был сокращен, и в 1937 году Грамши был освобожден. Несмотря на тяжелые условия и многочисленные болезни, он продолжал трудиться — так, в частности, были составлены «Тюремные тетради» [Gramsci 2014]. Однако здоровье Грамши было сильно подорвано; через несколько дней после освобождения он скончался от инсульта.

Грамши и его сторонников с советским правительством связывали давние отношения — не только политические, но и личные: Грамши был женат на дочери близкого друга Ленина. Он принимал активное участие в работе Коминтерна, следил за политическими изменениями в составе советского руководства после смерти «вождя революции» [Gramsci 1997: 164—178][7]. Неудивительно, что, несмотря на ряд критических выпадов Грамши против текущего положения в партии, советская сторона была заинтересована в его освобождении. В качестве посредника между Москвой и правительством Муссолини был выбран Святой престол. 1 октября 1927 года, после необходимого согласования с Москвой, к апостольскому нунцию в Германии кардиналу Пачелли, будущему папе Пию XII, обратился поверенный в делах советского посольства Стефан Братман-Бродовский. Братман-Бродовский был не последним человеком в советском дипломатическом корпусе: он долгое время работал в советской дипмиссии в Швейцарии, после чего был переведен в Берлин. После истечения полномочий в Германии он стал послом СССР в Латвии. Как и многих старых большевиков, в пресловутом 1937 году его ждал расстрел, однако десятью годами ранее он был наделен полномочиями предложить Святому престолу от имени советского правительства сделку [Fabre 2015: 20—21].

26 сентября 1927 года один из руководителей Коминтерна, Дмитрий Мануильский, телеграфировал Бухарину, что Грамши и Террачини угрожает смерть. Судя по документам, с этого дня по 29 сентября члены Исполнительного комитета Коминтерна и советские руководители искали возможные пути освобождения Грамши. Разумеется, окончательное предложение не могло быть одобрено без санкции Сталина [Fabre 2015: 55]. 29 сентября заместитель наркома иностранных дел Литвинов направил в посольство СССР в Берлине «совершенно секретное» письмо, где приказывал наладить контакты с апостольской нунциатурой [Spriano 1988: 19]. С предложением от руководства СССР 1 октября Братман-Бродовский и пришел к кардиналу Пачелли. Заявив о своих опасениях, что Грамши и его сподвижники могут быть умерщвлены, советское правительство предложило обменять Грамши и Террачини на двух священников «по выбору самого Святого Престола». Учитывая общее число преследуемых священнослужителей, в случае согласия у Святого престола мог быть большой выбор. Донесение Братман-Бродовского кардинал Пачелли передал государственному секретарю, кардиналу Пьетро Гаспарри.

В течение октября советские дипломаты — посол СССР в Германии Крестинский и Братман-Бродовский — несколько раз наведывались в здание апостольской нунциатуры: Литвинов требовал скорее узнать о намерениях Святого престола. Однако никаких сведений они не получили. В конце месяца они вновь оказались в ведомстве кардинала Пачелли, но, по-видимому, уже по другому делу [Fabre 2015: 61]. Между тем Святой престол стремился прозондировать почву для дальнейших переговоров об обмене коммунистов на священников. В этом контексте важным выглядит письмо, которое Гаспарри получил от отца Пьетро Такки Вентури. Этот священник-иезуит контактировал с высшими чинами фашистского правительства и Министерства внутренних дел Италии, которые заверили его, что жизням Грамши и Террачини, на тот момент еще не осужденных, ничто не угрожает. Соответствующее письмо Такки Вентури получил за подписью заместителя министра внутренних дел графа Джакомо Суардо. После этого кардинал Пьетро Гаспарри направил кардиналу Пачелли ответ, в котором говорилось лишь о том, что Святой престол получил предложения советского правительства. Поскольку Муссолини проявлял явное нежелание идти на обмен, в самом конце октября 1927 года все дальнейшие контакты по этому вопросу между Святым престолом и Москвой прекратились.

Я выражаю самую искреннюю признательность и благодарность сотрудникам Ватиканского архива и Апостольской библиотеки, которые любезно предоставили мне возможность поработать с их собраниями.

1[8]

Humilissimus Tychon, Dei gratia Patriarcha Mosquensis totiusque Rossiae, Sanctissimo Benedicto, Papae Romano

Sanctitas Vestra,
Rossiae malis jam proximorum annorum vexatae Dominus novam horrendamque calamitatem immisit. Nam et in iis patriae nostrae provinciis, quae inter orientem et meridiem spectant, quae antea horrea patriae nostrae erant, et in reliqua Rossia ingentem hominum multitudinem fame gravissima et morbis epidemicis, qui famen sequi solent, perire necesse est. Nec panem nec morborum remedia habemus. Itaque patriae nostrae, quum adeo malis confecta ac debilitata sit, ut sibi ipsa opem ferre non possit, aliorum populorum celeri auxilio quam maxime opus est.

In nomine Dei hoc auxilium imploramus. His igitur precibus, simul populos Britanniae et Americae Septentrionalis per episcopos adeuntes, Vestram quoque Sanctitatem oramus, ut ad earum regionum incolas qui fidei Catholicae addicti sunt, ad preces nostros confirmandos litteras dare velit. Hoc etiam Sanctitatem Vestram rogamus, ut alios quoque populos ad misericordiam moveat, ut Rossiam in hoc tanto rerum discrimine adjuvent.

Sperantes igitur, Sanctitatem Vestram hanc pereuntis populi Rossici vocem atque implorationem curae habituram atque, ut calamitates ejus quibus cunque modis, quos amor Christi Vester Sapientiaque Vestra Divina monstret, levare velit, operam daturam esse, Deo Omnipotenti supplicamus, ut amorem Ecclesiarum Nostrarum augeat nobisque pacem atque consensum largiatur, Sanctitati autem Vestrae amorem Nostrum testificamur.

Humilissimus Tychon Patriarcha
Mosquensis totiusque Rossiae

Datum est Mosquae
anno p[ost] Chr[istum] n[atum] MDCCCCXXI
die V mensis Julii.

Перевод

Смиреннейший Тихон, милостью Божией патриарх Московский и всея Руси, Святейшему Бенедикту, папе Римскому

Ваше Святейшество,
Господь подверг Россию, в прошлые годы уже перенесшую столько несчастий, новому и страшному бедствию. Как в тех областях нашей родины, располагающихся между востоком и югом, которые прежде были житницами нашей родины, так и в остальной части России огромное число людей погибает от тяжелейшего голода и эпидемий, обыкновенно его сопровождающих. И потому наше отечество, столь измученное и ослабленное несчастьями, которым оно не может противостоять в одиночку, более чем когда-либо нуждается в немедленной помощи других народов.

Слезно молим об этой помощи во имя Господне. С этими молитвами, одновременно обращаясь через священников к народам Великобритании и Северной Америки, мы просим Ваше Святейшество о том, чтобы Вы, для усиления нашей мольбы, пожелали направить письмо жителям тех земель, которые верны католической вере. Мы также просим Ваше Святейшество воззвать к милосердию другие народы, чтобы они в столь сложное время оказали России помощь.

Надеясь, что Ваше Святейшество примет к сердцу умоляющий глас гибнущего русского народа и окажет содействие тому, чтобы облегчить страдания любыми способами, которые явят Ваша любовь к Христу и Ваша божественная мудрость, мы молим Всемогущего Господа усилить любовь между нашими Церквами и даровать нам мир и единство и свидетельствуем Вашему Святейшеству нашу любовь.

Смиреннейший Тихон,
патриарх Московский и всея Руси

Дано в Москве,
в 1921 году после Рождества Христова
5 июля.

2[9]

[F. 20r] Exarcha
Ecclesiae Russicae Catholicae
Protopresbyter
Leonidas Feodorow[10]
Protonotarius[11] Apostolicus
Mosca, 6 di Marzo 1923

Beatissimo Padre,
La persecuzione religiosa s’infierisce sempre di più. Siamo adesso insieme al vescovo latino Cieplak[12] e 14 preti latini citati innanzi al tribunale. Solamente l’energica mano del p[adre]. Walsh[13] ci da il tempo necessario per accomodare[14] un poco dei nostri affari. Questo valente figlio di S. Ignazio[15]lavora giorno e notte per migliorare la nostra situazione, ma la sua posizione è assai difficile. Dalla lettera del cardinale Gasparri a lui inviata ho inteso che la Santa Sede non vorrebbe rompere ogni relazione col governo comunista[16] e procedere colla forza constringendo il governo a trattare più umanamente i cattolici di Russia. Sia così — la volontà della Santa Sede per noi è una legge! Ma intanto vorrei far vedere a Vostra Santità quei vantaggi del sistema più forte, i quali porterebbero forse seco[17] un mare di sangue, ma anche un mare di grazia…

[F. 20v] Vostra Santità deve comprendere bene, che a[18] noi ed a povero p[adre]. Walsh tocca trattare non con un governo, perché ogni governo anzi di pochissima coltura (come per es[esempio]. il governo turco antico) ha dei certi principii, certe massime, un certo stabile modo da fare, certe leggi, infine, secondo le quali si regge tutto. Ora, così detto, governo dei comunisti non è altro, che una spudorata banda dei malfattori[19], la quale vive solamente per forza delle rapine, terrore e corruzione. I comunisti d’idea, i veri fanatici del comunismo non fanno nemmeno 1%. Di fatto il potere si trova nelle mani degli ebrei i quali non fanno altro, che smungere la Russia: Lenin è un burattino[20], cieco comunista, che vede solamente la sua idea ed è pronto a consacrare[21]millioni delle vittime per ottenerla. I concetti dell’onestà, della generosità non esistono per questa gente, ogni mezzo è licito e lodevole[22] per loro per ottenere il voluto fine. Se dunque Vostra Santità spera, che essi, in fin dei conti, saranno [F. 21r] vinti colla magnanimità cattolica, — è una cosa perduta: il porco non può levare gli occhi in alto… Nel modo affabile, con cui p[adre]. Walsh tratta con loro, loro vedono solamente una debolezza e s’inchinano solamente innanzi alla forza. La Chiesa cattolica è adesso — lo capiscono bene — l’unico impedimento, il quale cercano annientare. Il nostro popolo cattolico è, grazie a Dio, pieno del sacro entusiasmo e pronto anche dare la vita per la Chiesa. Sappiamo intanto bene, che sanguis martyrum[23] fundamentum Ecclesiae… Perciò se nel levare la missione pegli affamati i comunisti vedranno la minaccia da parte della Santa Sede e per vendicarsi faranno spargere il nostro sangue io direi — “tanto meglio”!… Perché meglio essere annientato per maggior[are][24] gloria di Dio, che marcire colla sua verità cattolica senza poter far nulla… Ecco, Beatissimo Padre, la mia umile opinione, la quale io sottometto interamente al giudi-[F. 21v] — zio della Santità Vostra. Per ora sto preparando per la Santità Vostra un mio lavoro, il quale riguarda la missione cattolica presso gli Orientali ed in ispecie fra i Russi. Essendo questo lavoro pieno dei fatti, che non fanno onore ai missionarii cattolici in Oriente e spesse volte anche alla Congregazione di Propaganda Fide[25], prego Santità Vostra leggere coi proprii occhi questo documento e solamente poi dare a quelli, i quali godono la Sua confidenza. Imploriamo adesso, Beatissimo Padre, primo di tutto il Suo soccorso spirituale, rivolgendo i nostri occhi a Santità Vostra, come al Vicario di Gesù Cristo, il quale può implorare per noi la grazia del martirio[26]. Che preghino gli altri per questo santo scopo!

Prostrando al bacio dei sacratissimi piedi[27] mi dico della Vostra Santità umilissimo ed obbedientissimo figlio
Esarca Leonida Fedoroff.

Перевод

Экзарх Русской Католической Церкви,
Протопресвитер
Леонид Федоров,
Апостолический протонотарий
Москва, 6 марта 1923 года

Блаженнейший Отец,
Религиозное преследование усиливается все больше. Сейчас нас с латинским епископом Цепляком и четырнадцатью прелатами вызвали в суд. Лишь деятельная рука отца Уолша предоставила нам необходимое время для некоторого устроения наших дел. Этот доблестный сын святого Игнатия работает днем и ночью, для того чтобы улучшить наше положение, но ситуация крайне тяжелая. Из письма кардинала Гаспарри, ему отправленного, я понял, что Святой Престол не хочет прерывать любые отношения с советским правительством и прикладывает все усилия, чтобы вынудить правительство более гуманно обращаться с католиками России. Да будет так: желание Святого Престола для нас — закон! Но между тем я хотел указать Вашему Святейшеству на те преимущества более мощной системы, которые, возможно, позволят осушить не только море крови, но и море милости…

Ваше Святейшество должны хорошо осознавать, что нам и несчастному отцу Уолшу приходится иметь дело не с правительством, ведь любое правительство, пусть даже ничтожнейшей культуры (как, например, древнее турецкое правительство), обладает какими-то принципами, максимами, определенным устойчивым поведением, наконец, законами, согласно которым они управляют. Теперь же так называемое правительство коммунистов — не что иное, как разнузданная банда преступников, которая живет лишь грабежами, террором и коррупцией. Идейные коммунисты, настоящие фанатики коммунизма не составляют даже 1%. В действительности власть находится в руках евреев, которые не делают ничего иного, как высасывают соки из России: Ленин — это марионетка, слепой коммунист, который видит лишь собственную идею и готов принести миллионы жертв для ее достижения. Понятия чести и великодушия для этих людей не существуют, для них правильны и похвальны любые средства, позволяющие добиться желаемой цели. Если же Ваше Святейшество надеется, что в конце концов они будут побеждены католическим великодушием, — то это гиблое дело: свиньи не могут устремить очи ввысь… В любезности, с которой к ним обращается отец Уолш, они видят только слабость и склоняются лишь перед силой. Сейчас католическая Церковь, и это они прекрасно осознают, — единственное препятствие, которое они стремятся побороть. Благодаря Господу, наш католический народ полон священного рвения и готов отдать жизнь за Церковь. Мы знаем, что кровь мученика — основание Церкви… Поэтому если в создании миссии для помощи голодающим коммунисты видят угрозу, исходящую от Святого Престола, и в отмщение прольют нашу кровь, я скажу — «тем лучше!»… Потому что лучше умереть во увеличение славы Божией, чем гнить, когда осознаешь Его католическую истину, но не можешь ничего сделать… Таково, Блаженнейший Отец, мое скромное мнение, которое я всецело препоручаю суду Вашего Святейшества. Ныне я готовлю для Вашего Святейшества работу, касающуюся католической миссии на Востоке и в особенности среди русских. Эта работа полна фактов, которые не делают чести католическим миссионерам на Востоке и также нередко Конгрегации пропаганды веры, и я прошу Ваше Святейшество прочесть этот документ самому и лишь затем передать тем, кто пользуется Вашим доверием. Ныне мы прежде всего молим, Блаженнейший Отец, о Вашей духовной помощи и обращаем наш взор на Ваше Святейшество, викария Иисуса Христа, Которого за нас Вы можете молить о милости мученичества. Как же молили другие об этой святой цели!

Припадая в поцелуе к святейшим ступням, называю себя Вашего Святейшества смиреннейшим и покорнейшим сыном,
Экзарх Леонид Федоров.

3[28]

Lettera dell’incarico d’affari dell’ambasciata sovietica a Berlino, Bratman-Brodowski, al nunzio pontificio Eugenio Pacelli (1 ottobre 1927)

Berlin, den 1. Oktober 1927

Excellenz,
im Anschluss an die Unterredung beehre ich mich, in der Anlage die gewünschte Aufzeichnung zur Verfügung zu stellen mit der Bitte, den Inhalt derselben telegrafisch an den Heiligen Stuhl weiterleiten zu wollen.

Ich benutze diesen Anlass, un Eurer Excellenz die Versicherung meiner ausgezeichnetsten Hochachtung zu erneuern.

Bratman-Brodowski[29]

Перевод

Письмо поверенного в делах советского посольства в Берлине Стефана Братман-Бродовского папскому нунцию Эудженио Пачелли (1 октября 1927 года)

Берлин, 1 октября 1927 года

Ваше Превосходительство,
В продолжение нашего сегодняшнего разговора я сочту за честь представить [Вам] требуемую запись и попросить, чтобы ее содержание было передано по телеграфу Святому Престолу. Пользуюсь возможностью вновь уверить Ваше Превосходительство в моем совершенном уважении.

Братман-Бродовский

4[30]

Lettera del nunzio a Berlino Eugenio Pacelli al cardinale segretario di Stato Pietro Gasparri (1 ottobre 1927)

Nunziatura Apostolica in Germania
Berlino, 1 ottobre 1927
№ 38215
Domanda dell’Ambasciata dei
Soviety circa due comunisti[31]
italiani in pericolo di essere
condannati a morte.

(con Allegato)

Eminenza Reverendissima,
Il Sig. Bratman-Brodowski, Incaricato d’Affari interino di Russia in Berlino, mi ha rimesso in questo momento il qui accluso appunto concernente due comunisti italiani, Gramsci e Terracini, detenuti in carcere, i quali correrebbero il pericolo di essere condannati a morte.

Egli mi vivamente interessato a far pervenire l’anzidetto foglio alla Santa Sede, con preghiera che Essa voglia adoperarsi per la liberazione dei menzionati prigionieri, aggiungendo che il Governo sovietico sarebbe disposto a rilasciare in contraccambio due sacerdoti cattolici incarcerati in Russia, a scelta della Santa Sede medesima.

Chinato umilmente al bacio della Sacra Porpora[32], con sensi di profondissima venerazione ho l’onore di confermarmi

Dell’Eminenza Vostra Reverendissima
Umilissimo Devotissimo Obbligatissimo Servo[33]
Eugenio Pacelli Arcivescovo di Sardi
Nunzio Apostolico[34]

Sua Eminenza Reverendissima
Il Signor Cardinale Pietro Gasparri
Segretario di Stato di Sua Santità
Vaticano
Roma

Перевод

Письмо нунция в Берлине Эудженио Пачелли к кардиналу, государственному секретарю Святого Престола Пьетро Гаспарри (1 октября 1927 года)

Апостольская нунциатура
Берлин, 1 октября 1927
№ 38215
Запрос посольства Советов о двух итальянских коммунистах,
которым угрожает смертная казнь.

(С приложением)

Ваше Достопочтенное Высокопреосвященство,
Господин Братман-Бродовский, исполняющий обязанности поверенного в делах России в Берлине, только что передал мне приложенную к сему записку, касающуюся двух итальянских коммунистов, заключенных в тюрьму, Грамши и Террачини, которым угрожает смертный приговор.

Он живейшим образом побудил меня представить эту бумагу Святому Престолу с просьбой, чтобы Вы пожелали приложить усилия к освобождению упомянутых заключенных, и добавил, что советское правительство готово в качестве обмена отпустить двух католических священников, находящихся в заключении в России, по выбору самого Святого Престола.

Смиренно припадаю в поцелуе к святому пурпуру и с чувством глубочайшего почтения принимаю за честь подтвердить,

Вашего Достопочтенного Высокопреосвященства
Смиреннейший, Благочестивейший, Благодарнейший раб
Эудженио Пачелли,
Архиепископ Сард
Апостольский нунций

Достопочтенному Высокопреосвященству
Господину кардиналу Пьетро Гаспарри
государственному секретарю Святого Престола
Ватикан
Рим

5[35]

Lettera del cardinale segretario di Stato Pietro Gasparri al nunzio a Berlino Eugenio Pacelli (31 ottobre 1927)

Segreteria di Stato di Sua Santità
Dal Vaticano, 31 ottobre 1927
№ 65704

Eccellenza Rev[erendissi]ma,
Ho ricevuto il rapporto di Vostra Eccellenza Rev[erendissi]ma № 38215 in data 1 Ottobre corrente, ed ho preso nota di quanto Ella comunica[36] per valermene alla buona occasione[37].

Profitto volentieri dell’incontro per raffermarmi con sensi di sincera e distinta stima.

Di Vostra Eccellenza Rev[erendissi]ma
Servitore
P[ietro] Card[inale] Gasparri[38]

A Sua Eccellenza Rev[erendissi]ma
Monsignor Eugenio Pacelli
Nunzio Apostolico
Berlino

Перевод

Письмо государственного секретаря Святого Престола Пьетро Гаспарри к нунцию в Берлине Эудженио Пачелли (31 октября 1927 года)

Секретариат Его Святейшества
Из Ватикана, 31 октября 1927 года
№ 65704

Ваше Достопочтенное Превосходительство,
Я получил сообщение Вашего Достопочтенного Превосходительства № 38215 от 1 октября сего года и отметил, что Вы сообщаете о возможности для меня воспользоваться удобным случаем.

С удовольствием воспользовался бы встречей, чтобы подтвердить чувства искреннего и особенного уважения.

Вашего Достопочтенного Превосходительства
Слуга
Пьетро кардинал Гаспарри

Его Достопочтенному Превосходительству
Монсеньору Эудженио Пачелли
Апостольскому нунцию
Берлин

6[39]

Lettera del padre gesuita Pietro Tacchi Venturi al cardinale segretario di Stato Pietro Gasparri (20 ottobre 1927)

[F. 174r] Protocollare unire[40]

Roma, piazza del Gesù, 45
20 ottobre 1927

Eminenza,
Ricevuta da Vostra Eminenza la lettera del Re[verendissi]mo Mons[ignor] Nunzio di Germania con la quale partecipava la comunicazione a lui fatta dal Sig[nor] Bratman-Brodowski, Incaricato d’Affari di Russia in Berlino circa i due comunisti italiani, Gramsci e Terracini prigioni, per la liberazione dei quali i Sovieti offrivano due dei sacerdoti cattolici incarcerati in Russia a scelta della Santa Sede, mi affrettai a trattarne con S[ua] E[ccellenza] il Capo del Governo[41]. Il quale per mezzo del’On[orevole] Sottosegretario per l’Interno con lettera del 15 ottobre (giuntami però solo stamane) mi ha fatto rispondere nel seguente tenore:

“Reverendissimo Padre,

In relazione a quanto la S[ignoria] V[ostra] Rev[erendissi]ma ha fatto presente con lettera 7 andante a S[ua] E[ccellenza] il Capo del Governo nei riguardi dei noti Terracini e Gramsci, debbo significarLe che, trattandosi di imputati tuttora sottoposti al giudizio del Tri — [F. 175r] — bunale Speciale per la Difesa[42] dello Stato[43], manca, allo stato attuale delle cose, la possibilità giuridica di un atto di clemenza, per cui occorre, com’è evidente, sia espletato il giudizio e sia intervenuta una sentenza di condanna da parte del Tribunale, legittimamente investito del processo.

Posso peraltro assicurare la S[ignoria] V[ostra] Rev[erendissi]ma che, a quanto mi è dato di presumere dagli elementi a mia conoscenza, è escluso che, nella fattispecie, possa essere applicata, nei riguardi del Terracini e del Gramsci, la pena di morte.

Comunque, non appena sarà esaurito il processo tuttora in corso; e di cui ho anche sollecitato l’espletamento, non si mancherà, per riguardo all’Alto interessamento di cui V[ostra] S[ignoria] Rev[erendissi]ma si è fatto interprete, in correlazione alla sorte dei sacerdoti cattolici incarcerati in Russia, di esaminare con ogni benevolenza la possibilità di proporre un atto di clemenza a favore dei su nominati” ecc[44].
Fin qui la lettera del Conte Suardo.
Con profondo religioso ossequio.

Di Vostra Eminenza
Servo infimo di Xto [Cristo]
Pietro Tacchi Venturi S.I.[45]

Перевод

Письмо отца иезуита Пьетро Такки Вентури к кардиналу, государственному секретарю Святого Престола Пьетро Гаспарри (20 октября 1927 года)

[Запротоколировать, соединить]

Рим, пьяцца Джезу, 45
20 октября 1927 года

Ваше Превосходительство,
Получив от Вашего Превосходительства письмо достопочтенного монсеньора нунция Германии, в котором он уведомляет о сообщении, данном ему господином Братман-Бродовским, поверенным в делах России в Берлине, о двух итальянских коммунистах, находящихся в тюрьме, Грамши и Террачини, за освобождение которых Советы обещают двоих католических священников, пребывающих в заключении в России, по выбору Святого Престола, я поспешил обсудить этот вопрос с Его Превосходительством главой правительства. Оный же через достопочтенного помощника секретаря по внутренней политике в письме от 15 октября (которое, однако, я получил только сегодня утром) ответил мне следующим образом:

«Достопочтенный Отец,

В связи с тем, что Ваше преподобие представило Его Превосходительству главе правительства в письме от 7 числа сего года в отношении указанных Террачини и Грамши, я должен сообщить Вам, что, поскольку речь идет о подсудимых, все еще ожидающих решения Специального трибунала защиты государства, при настоящих обстоятельствах дела отсутствует юридическая возможность помилования, для чего, очевидно, требуется как завершение работы суда, так и обвинительный приговор Трибунала, в законном порядке вынесенный в результате процесса.

Однако я могу заверить Ваше преподобие, что, насколько я могу судить на основании мне известного, в данном случае исключено, чтобы в отношении Террачини и Грамши была применена смертная казнь.

Тем не менее как только окончится все еще продолжающийся процесс, завершения которого я также ожидаю, возникнет возможность, ввиду Высочайшей заинтересованности, о которой сообщило Ваше преподобие, относительно судьбы католических священников, заключенных в России, со всем расположением изучить возможность проявить акт милосердия в отношении вышеупомянутых» и так далее.

На этом заканчивается письмо графа Суардо.

С глубоким религиозным почтением.
Вашего Высокопреосвященства
Ничтожный раб Христов
Пьетро Такки Вентури, S.I.

Библиография / References

[Венгер 2000] — Венгер А. Рим и Москва: 1900—1950 / Пер. с франц. Д.В. Власова; предисл. Н.А. Струве. М.: Русский путь, 2000.

(Wenger A. Rome et Moscou: 1900—1950. Moscow, 2000. — In Russ.)

[Дубровский 2013] — Дубровский И.В. Новые документы по истории отношений России и Италии при Иване Грозном // Русский сборник: Исследования по истории России / Ред. О.Р. Айрапетов и др. Вып. XIV. М.: Модест Колеров, 2013. С. 7—72.

(Dubrovskiy I.V. Novye dokumenty po istorii otnosheniy Rossii i Italii pri Ivane Groznom // Russkiy sbornik: Issledovaniya po istorii Rossii / Ed. by O.R. Ayrapetov et al. Vol. XIV. Moscow, 2013. P. 7—72.)

[Живов 2004] — Живов В. Из церковной истории времен Петра Великого. М.: Новое литературное обозрение, 2004.

(Zhivov V. Iz tserkovnoy istorii vremen Petra Velikogo. Moscow, 2004.)

[Задворный, Юдин 1995] — Задворный В.Л., Юдин А.В. История католической Церкви в России. М.: Колледж святого Фомы, 1995.

(Zadvornyy V.L., Yudin A.V. Istoriya katolicheskoy Tserkvi v Rossii. Moscow, 1995.)

[Иванова 2007] — Иванова Е.В. Святейший Патриарх Тихон и голод 1921—1922 гг. в России // Богословские труды. 2007. № 41. С. 504—529.

(Ivanova E.V. Svyateyshiy Patriarkh Tikhon i golod 1921—1922 gg. v Rossii // Bogoslovskie trudy. 2007. № 41. P. 504—529.)

[Переписка 1834] — Переписка пап с российскими государями в XVI-м веке, найденная между рукописями в Римской Барбериниевой библиотеке / Пер. с лат. И.И. Григоровича. СПб.: Императорская Академия наук, 1834.

(Perepiska pap s rossiyskimi gosudaryami v XVI-m veke, naydennaya mezhdu rukopisyami v Rimskoy Barberinievoy biblioteke. Saint Petersburg, 1834.)

[Поляков 2007] — Поляков В.А. Голод в Поволжье, 1919—1925 гг.: Происхождение, особенности, последствия. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007.

(Polyakov V.A. Golod v Povolzh’e, 1919—1925 gg.: Proiskhozhdenie, osobennosti, posledstviya. Volgograd, 2007.)

[Роод 1995] — Роод В. Рим и Москва: Отношения между Святым Престолом и Россией / Советским Союзом в период от Октябрьской революции 1917 г. до 1 декабря 1989 г. / Пер. с нем. Ю. Авакумова. Львів: Монастир Монахів Студійського Уставу, Видавничий відділ «Свічадо», 1995.

(Rood W. Rom und Moskau: Der heilige Stuhl und Russland bzw. die Sowjetunion von der Oktoberrevolution 1917 bis zum 1. Dezember 1989. Lviv, 1995. — In Russ.)

[Andreotti 1988] — Andreotti G. Un passo della Santa Sede a favore di Gramsci e Terracini // Rivista di storia della Chiesa. 1988. Vol. 1. P. 169—172.

[Cornwell 1999] — Cornwell J. Hitler’s Pope: The Secret History of Pius XII. New York: Viking, 1999.

[Dalin 2005] — Dalin D. The Myth of Hitler’s Pope: How Pope Pius XII Rescued Jews from the Nazis. Washington, D.C.: Regnery, 2005.

[Fabre 2015] — Fabre G. Lo scambio: Come Gramsci non fu liberato. Palermo: Sellerio, 2015.

[Gramsci 1971] — Gramsci A. Selections from the Prison Notebooks / Ed. by Q. Hoare and G.N. Smith. New York: International Publishers, 1971.

[Gramsci 1997] — Gramsci A. Le opere: La prima antologia di tutti gli scritti / A cura di A. Santucci. Roma: Editori Riuniti, 1997.

[Gramsci 2014] — Gramsci A. Quaderni del carcere: In 4 vol. / A cura di V. Gerratana. Torino: Einaudi, 2014.

[Indice dei Fondi 2014] — Indice dei Fondi e relativi mezzi di descrizione e di ricerca dell’Archivio Segreto Vaticano. Città del Vaticano: Archivio Segreto Vaticano, 2014.

[Luukkanen 1994] — Luukkanen A. The Party of Unbelief: The Religious Policy of the Bolshevik Party, 1917—1929. Helsinki: SNS, 1994.

[Lux in Arcana 2012] — Lux in Arcana: The Vatican Secret Archives Reveals Itself. Roma: Palombi, 2012.

[Peri 1998] — Peri V. Mosca sede di un Patriarca in documenti della curia romana (1550—1596) // Miscellanea Bibliothecae Apostolicae Vaticanae VI. Collectanea in honorem Rev.mi Patris Leonardi Boyle O.P. septuagesimum quintum feliciter complentis. Città del Vaticano: Biblioteca apostolica vaticana, 1998. P. 341—459.

[Roccucci 2011] — Roccucci A. Stalin e il patriarca: Chiesa ortodossa e potere sovietico, 1917—1958. Torino: Einaudi, 2011.

[Sanchez 2002] — Sanchez J. Pius XII and the Holocaust: Understanding the Controversy. Washington, D.C.: Catholic University of America Press, 2002.

[Spriano 1988] — Spriano P. L’ultima ricerca di Paolo Spriano: Dagli archivi dell’URSS i documenti segreti sui tentativi per salvare Antonio Gramsci / A cura di C. Ricchini et al. Roma: L’Unità, 1988.

[Wenger 1987] — Wenger A. Rome et Moscou, 1900—1950. Paris: Desclée de Brouwer, 1987.




[1] Нельзя не признать, что в России у части населения к католикам присутствует неприязнь и предубеждение. Для иллюстрации этого достаточно обратиться к прессе, например: «Радонеж». Не все дороги ведут в Третий Рим www.pravoslavie.ru/analit/sobytia/papavisit3.htm (дата обращения: 07.07.2018).

[2] ASV. Segr. Stato. An. 1927. Rubr. 88. Fasc. 2. F. 161—176.

[3] Ambasciata dei Soviety a Berlino per i communisti italiani Gramsci e Terracini. Domanda di interessamento per la liberazione e proposta di scambio con due sacerdoti imprigionati.

[4] Фигура папы Пия XII вызывает ожесточенные споры. Одни исследователи склонны приписывать ему симпатии в отношении нацистского режима в Германии и обвиняют Пия в недостаточной помощи евреям, подвергшимся преследованиям в Италии; другие, напротив, стараются защитить его от подобных нападок [Cornwell 1999; Sanchez 2002; Dalin 2005].

[5] Это, в частности, касается переписки между папами и российскими государями, опубликованной в 1834 году И.И. Григоровичем. Судя по данным, которые приводит сам Григорович, в 1825 году некий римский ученый прислал Н.П. Румянцеву пись­ма, найденные им в библиотеке Барберини. Каким образом этот ученый смог заполучить эти редкие документы в личное пользование, остается неизвестным. Вполне возможно, что письма были просто украдены.

[6] ASV. Segr. Stato, Principi. 99. F. 404 bis r—v.

[7] В частности, в 1926 году Грамши направил весьма резкое письмо в адрес ЦК ВКП(б), где касался кризиса внутри партии. По его мнению, текущее положение доказывает, что ЦК все больше отходит от заветов Ленина. Письмо было опубликовано лишь в 1938 году, уже после смерти Грамши. На выступление Грамши ответил его товарищ П. Тольятти.

[8] ASV. Instr. Misc. 7911. F. 200r.

[9] ASV. Segr. Stato. An. 1923. Rubr. 145. Fasc. 1. F. 20r—21v.

[10] Леонид Федоров (1879—1935) — протопресвитер католической церкви, экзарх Апос­тольского экзархата католиков византийского обряда. В течение многих лет преследовался советской властью. Беатифицирован в 2001 году.

[11] Апостольский протонотарий — титул в иерархии католической церкви.

[12] Zepliak. Ян Цепляк (1857—1926) — католический священник, архиепископ Охридский, митрополит Виленский.

[13] Эдмунд Уолш (1885—1956) — священник-иезуит, родом из США. Принимал участие в Нюрнбергском процессе. Известен как ярый противник коммунизма, поддерживал маккартизм. Преподавал в Джорджтаунском университете. С марта 1922 года возглавлял папскую благотворительную миссию в России.

[14] accommodare. Здесь и далее в этом документе сделаны исправления согласно современной орфографии.

[15] Имеется в виду принадлежность Эдмунда Уолша к ордену иезуитов, основателем которого был святой Игнатий Лойола.

[16] communista.

[17] Оборванная форма.

[18] al.

[19] Здесь и далее все подчеркивания принадлежат автору письма.

[20] buratino.

[21] consecrare.

[22] à licito à lodevole.

[23] martyru.

[24] maggior.

[25] Конгрегация пропаганды веры (ныне Конгрегация евангелизации народов) — одна из конгрегаций католической церкви, занимающаяся вопросами миссионерской деятельности и евангелизации.

[26] Двойной перевод.

[27] Стандартный оборот, встречающийся в письмах, адресованных папе римскому.

[28] ASV. Segr. Stato. An. 1923. Rubr. 145. Fasc. 1. F. 163r.

[29] Подпись — от руки.

[30] Idem. F. 167r.

[31] communisti.

[32] Оборот, неоднократно встречающийся в письмах, адресованных кардиналам католической церкви. Пурпурный был и остается цветом кардинальского облачения.

[33] От руки.

[34] Эудженио Пачелли (1876—1958) — папа римский Пий XII со 2 марта 1939 года. В 1927 году — кардинал, апостольский нунций в Германии.

[35] ASV. Segr. Stato. An. 1923. Rubr. 145. Fasc. 1. F. 172r.

[36] communica.

[37] По-видимому, эта фраза намекает на то, что, по мнению кардинала Пачелли, предложение советского руководства — исключительная возможность освободить католических священников, томящихся в заключении в СССР.

[38] Подпись с указанием имени — от руки.

[39] ASV. Segr. Stato. An. 1923. Rubr. 145. Fasc. 1. F. 174r—175r.

[40] Красным карандашом, от руки в левом верхнем углу.

[41] Имеется в виду Бенито Муссолини (1883—1945).

[42] Divesa.

[43] Специальный трибунал защиты государства (также известный как Специальный трибунал безопасности государства) — карательный орган, официально установленный в годы правления Бенито Муссолини для борьбы с правонарушениями против безопасности государства. В действительности выносил обвинительные приговоры противникам режима итальянского диктатора. Приговоры трибунала не подлежали апелляции и пересмотру.

[44] Письмо заканчивалось стандартными выражениями почтения и уважения к собеседнику: «Voglia, Padre Rev/ma, gradire intanto i sensi della mia particolare considerazione».

[45] Подпись — от руки. S.I. (Societas Iesu) — сокращение, обозначающее принадлежность священнослужителя к ордену иезуитов.



Другие статьи автора: Акопян Ованес

Архив журнала
№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба