Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №159, 2019

Сергей Неклюдов
Кома и Вячеслав Всеволодович

 

Сергей Неклюдов (РАНХиГС, заведующий Лабораторией теоретической фольклористики Школы актуальных гуманитарных исследований Института общественных наук; РГГУ; профессор Центра типологии и семиотики фольклора; доктор филологических наук)

Sergey Nekludov (RANEPA; head of the Laboratory of Theoretical Folkloristic, School of Advanced Studies in the Humanities, School of Public Policy; Russian State University for the Humanities, professor, Centre for Typological and Semiotic Folklore Studies; D. habil.)

sergey.nekludov@gmail.com

 

Sergey Neklyudov. Koma and Vyacheslav Vsevolodovich

О Коме я узнал намного раньше, чем о Вячеславе Всеволодовиче. Когда мать [1] рассказывала о своем первом знакомстве с Всеволодом Ивановым в 1939 году, она неизменно добавляла: «А сын его, которого все называют Кома, похож на Пьера Безухова в детстве». Видимо, были и какие-то другие пояснения, поскольку мне довольно устойчиво представлялся крупный круглолицый подросток, почему- то в синем костюмчике. И еще: о Пьере Безухове я узнал из того же материнского рассказа. Был конец 1940-х, «Войны и мира» я еще определенно не читал — по причине недостаточности своего девятилетнего возраста (и впоследствии испытал некоторое разочарование, когда не обнаружил у Толстого главы о детстве Пьера). Но в память мою оба героя вошли, действительно, одновременно.

Около десяти лет спустя Вера Николаевна Клюева [2], преподававшая в Институте иностранных языков (нынешний Лингвистический университет), рассказала, что Кома Иванов, замечательный лингвист, восходящая звезда нашей науки, уволен из МГУ за свои встречи с Романом Якобсоном. Так я, кстати, узнал и о Якобсоне, точнее, соединил «Ромку Якобсона» Маяковского с именем знаменитого американского филолога [3]. Еще о Коме говорила Ира Емельянова [4], с которой он встречался тогда же, во время травли Пастернака, устроенной после издания «Доктора Живаго» в Италии и присуждения автору Нобелевской премии.

Познакомился же с Вячеславом Всеволодовичем я только в середине следующего десятилетия. Тут для меня сошлось многое: окончание университета, поездка в Тарту и первый доклад на «взрослой» конференции, да какой! — II Летней школе по вторичным моделирующим системам, знакомство с Лотманом, Якобсоном (там же) и еще многие, многие встречи, определившие направление жизни на десятилетия вперед. Здесь Вячеслава Всеволодовича я должен назвать в числе первых. Кем он был для меня в это время? Лидером нового направления в нашей гуманитарной науке, ориентируясь на которое и я делал свои первые неуверенные шаги. Главой неофициального, но всеми признанного московского центра этого направления — Сектора структурной типологии Института славяноведения, коллегиальные и дружеские отношения с которым я сохранил навсегда. Однако этого всего, конечно, мало. Масштаб его личности был очевиден и, по-моему, не оспаривался никем — даже теми, кто не разделял позиций структурно-семиотической методологии. По словам Елеазара Моисеевича [5], семидесятилетний академик Жирмунский, вообще скептически относившийся к этому научному направлению, говорил, что перед тридцатилетним Ивановым-лингвистом он снимает шляпу.

В те же 1960-е годы среди молодежи нашего круга существовал такой сюжет, который можно сформулировать в виде инфантильного вопроса: «Ты за кого — за Иванова или за Топорова?» Я никогда не мог на него ответить и не принимал участия в подобных обсуждениях. На тот момент оба автора были для меня одной творческой персоной (Ивановым-Топоровым — вроде Ильфа- и-Петрова или Бойля-Мариотта), хотя к тому времени я уже хорошо был зна- ком и с Вячеславом Всеволодовичем, и с Владимиром Николаевичем. Дело, видимо, в том, что сначала я прочитал именно их совместные труды по славянской мифологии, произведшие на меня очень сильное впечатление, а лишь потом — «индивидуально-авторские» статьи каждого из них, к которым отнесся как к параллельным разработкам той же основной темы, не выходящим за пределы данного совместного проекта. В этом была своя правота, хотя, разумеется, не полная. Теперь, оглядываясь назад, я думаю: не проглядел ли я тогда в их работах каких-то сущностных различий, которые отразились в спорах моих «научных сверстников» и которые впоследствии обусловили постепенное, но неумолимое взаимное отдаление этих двух замечательных ученых.

А что потом? Потом были десятилетия, наполненные значимыми для нас событиями, встречами и делами-делами-делами… Для рассказа о них не хватит этих страниц, но по своей яркости, сохраненной памятью, они все, пожалуй, уступают тому, что было в начале.



[1] Неклюдова Ольга Сергеевна (1909 — 1989) — писатель-прозаик.

[2] Вера Николаевна Клюева (1894 — 1964) — поэт, переводчик, филолог.

[3] У Маяковского: «Глаз кося в печати сургуча, напролёт болтал о Ромке Якобсоне и смешно потел, стихи уча» («Товарищу Нетте, пароходу и человеку», 1926).

[4] Емельянова Ирина Ивановна — мемуарист, литератор, преподаватель русского языка в Сорбонне, дочь О.В. Ивинской.

[5] Елеазар Моисеевич Мелетинский (1918 — 2005) — фольклорист-теоретик, мифолог, литературовед, медиевист, скандинавист.



Другие статьи автора: Неклюдов Сергей

Архив журнала
№164, 2020№165, 2020№166, 2020№167, 2021№168, 2021№169, 2021№170, 2021№171, 2021№163, 2020№162, 2020№161, 2020№159, 2019№160, 2019№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба