Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №133, 2015

Петр Кедринец
Международная конференция "Псевдонимы русской эмиграции в Европе (1917 — 1945)"
Просмотров: 575

(Бохум, 3—5 сентября 2014 г.)

3—5 сентября 2014 года в Семинаре славистики / Институте русской культуры им. Ю. М. Лотмана Рурского университета (Бохум, Германия) прошла конференция «Псевдонимы русской эмиграции в Европе (1917—1945)». Конференция была проведена в рамках международного исследовательского, а в перспективе и издательского проекта, нацеленного на создание словаря псевдонимов русской эмиграции. Виды псевдонимов и условия их бытования, сходные и различные в дореволюционной России, в русском зарубежье и в коллаборационистской печати оккупированных территорий, в массовой и специализированной (церковной, например) периодике, а также механизмы конструирования псевдонимов и способы их атрибутирования обсудили ученые Болгарии, Германии, Грузии, Израиля, Италии, Латвии, Литвы, России, Чехии и Эстонии.

Открыл конференцию ее главный организатор и руководитель проекта, поддержанного Немецким фондом фундаментальных исследований (Deutsche For­schungsgemeinschaft), Манфред Шруба (Бохум), напомнивший участникам о насущной потребности в словаре псевдонимов русского зарубежья, который стал бы дополнением и продолжением словаря И.Ф. Масанова.

В первом докладе конференции, «Об эмигрантских “ложноименах”», Роман Тименчик (Иерусалим) подчеркнул, что псевдоним — это своего рода микротекст, со всеми вытекающими последствиями. В докладе был предложен взгляд на именник псевдономастики зарубежья с точки зрения отраженных в нем общих мотивов эмигрантского этоса: топос самоумаления, осложненный социальной агорафобией, кризис идентичности, доходящий до автоаннигиляции, — отсюда роль морфологии негации и создание новоокрещенных гомункулусов, отсылки к идиллическим временам расцвета русской культуры и к лиминальной славянской архаике, отсюда же и явление мартиронимов, продлевающих литературную жизнь погибших.

Олег Коростелев (Москва) в докладе «Литературные маски и критические рубрики в периодике русского Парижа» проследил формирование и эволюцию жанра авторской литературно-критической рубрики, перекочевавшего в эмигрантскую периодику из российской прессы начала ХХ века. В зарубежье авторская литературно-критическая рубрика получила новую жизнь, особенно заметную на фоне того, как все труднее становилось проявлять индивидуальность критикам и журналистам в советской России. Некоторые критики создавали себе литературные маски и вели в одной и той же газете рубрики под разными подписями: например, в «Последних новостях» Георгий Адамович, помимо собственной рубрики «Литературные заметки», вел колонку «Отклики» под псевдонимом Сизиф, а под псевдонимом Пэнгс — хронику «Про все». В «Возрождении» на протяжении долгих лет появлялась «Литературная летопись» за подписью Гулливер (совместное творение Владислава Ходасевича и Нины Берберовой). В «Звене» подвизались Дикс и Д. Лейс (Владимир Вейдле). Литературная маска — не обязательно мистификация и нечто большее, чем обычный псевдоним. Это другая ипостась пишущего или даже попытка создать другого пишущего, с иной идентичностью и особым стилем. Литературная маска со своей поэтикой, с характером и биографией в иных случаях вступала в полемику с создавшим ее автором.

Аурика Меймре (Таллинн) в докладе «Простачок, Е. Сергеев, Наблюдатель, Питирим Моисеев — они же Петр Моисеевич Пильский» рассмотрела ряд подписей критика и публициста, который подписывал публикации в эстонской печати куда более прозрачными криптонимами, чем публикации в печати русской. По меньшей мере, часть подписей Пильского служит примером гетеронимии: «Литературный календарь» в ревельских «Последних известиях» подписывался псевдонимом Писатель, театральная хроника — П. Татров, а под рубрикой «День» сначала ставилась подпись Наблюдатель, позднее — Петров.

Выступление Людмилы Спроге (Рига) «“Прозвища” и “псевдонимы”: о прототипичности романов рижских авторов 1920—1939-х годов» было посвящено смысловой емкости персонажного имени. Ряды имен, которыми наделяются литераторы, как публикующиеся под псевдонимами, так и ставящие под своими произведениями автонимы, как правило, оценочно маркированы; «замена имени» весьма распространена в окказиональных текстах и в эпистолярии. В докладе рассматривались два романа рижских писательниц Е.А. Кнауф (она же Магнусгофская, Е. М-ая, Е. М.) «Зимние звезды. В глубины математики» и И. Е. Кутитонской (она же Ирина Раэр, И. Сабурова, С. Тонской, ИТЭ, Клен, Перфильева и др.) «Корабли Старого Города», где сюжетность строится на прототипической основе, поэтому имя воплощено в персонажной ипостаси.

В докладе Павла Лавринца (Вильнюс) «Гипотетические псевдонимы А.С. Бухова в ковенской газете “Эхо”» обосновывалась принадлежность фактическому редактору и основному автору газеты опубликованных в 1925—1927 годах текстов, подписанных псевдонимами Чужой, Никанор Пташкин, Н. Пташкин, Граф Егор Полулитров, Н. Зайцев, Ф. Зайцев.

В докладе «Русско-болгарские встречи псевдонимов: две истории» Эмил Димитров (София) подчеркнул, что литературные псевдонимы порой могут быть своеобразными «окнами» в мир культуры, «ключом» не только к новому пониманию, но и к обретению некоей новой реальности. Свои утверждения болгарский литературовед иллюстрировал двумя сюжетами из истории русской эмиграции в Болгарии. Первый из них — это издание в 1920 году в Софии разговорника «Русский в Болгарии», авторство которого было обозначено «М. и М.». За двумя «М.» скрывались два крупных ученых — русский славист эмигрант Михаил Попруженко и болгарский фольклорист и историк литературы Михаил Арнаудов; за встречей псевдонимов нетрудно рассмотреть встречу языков и культур. Второй сюжет показал, как верное раскрытие псевдонима переводчика помогло обнаружить рукописи Г.В. Флоровского, неизвестные или считавшиеся утерянными.

Доклад Ирины Белобровцевой (Таллинн) «Ветлугин и Булгаков» был посвящен псевдонимам эмиграции только в части, касающейся В.И. Рындзюна, известного в литературном мире как А. Ветлугин, выдающегося публициста русского зарубежья, автора четырех книг о Гражданской войне и романа «Записки мерзавца». М.А. Булгаков, по свидетельству его первой жены, читал роман Ветлугина и его книгу «Третья Россия», что отразилось в образе генерала Хлудова из пьесы «Бег» (в «Третьей России» Ветлугин с восхищением писал о прототипе Хлудова — генерал-лейтенанте Якове Слащеве, герое обороны Крыма от большевиков). В докладе показано также совпадение взглядов на будущее России осенью 1919 года оставшегося на родине Булгакова и будущего эмигранта Ветлугина, выявленное при сопоставлении эссе Булгакова «Грядущие перспективы» и статей Ветлугина «Птицы небесные», «Воронеж», «Юг России», «Освобождение Петрограда».

Микела Вендитти (Неаполь) в докладе «Пьесы Б. де Люнеля (Бориса Ярхо) в пражском журнале “Воля России”» проанализировала две бурлескные пьесы извест­ного московского филолога, опубликованные под именем Б. де Люнель в пражском журнале в 1924 и 1925 годах Остановившись на истории раскрыт­ия псевдонима, его происхождении и семантике, докладчица особое внимание удели­ла пьесе «Вид из нашего окошка», представившей в бурлескном и эротическом клю­че жизнь прародителей Адама и Евы, ангелов и демонов накануне грехопадения.

Второй день конференции открылся обстоятельным обзором исследований феномена псевдонима и его поэтики, представленным Штефаном Шмидтом (Бохум). Его доклад «К поэтике псевдонима: краткий обзор исследований» содержал наблюдения над разнообразными методами построения псевдонимов и зависимостью степени их прозрачности от различных видов сокращений, усечений, анаграммирования и т.п. Разнообразные причины, побуждающие авторов прибегать к псевдонимам, простираются от страха цензурного или политического преследования до неудовлетворенности звучанием имени. При этом каждый псевдоним, по мнению докладчика, в каком-либо смысле всегда связан с настоящим именем его носителя, озабоченного проблемой самоназвания и включенной в нее импликацией личного или творческого пути.

Манфред Шруба (Бохум) в докладе «О функциях псевдонимов (по переписке деятелей русской эмиграции первой волны)» на материале деловой переписки писа­телей-эмигрантов рассмотрел различные мотивировки применения псевдонимов. Среди них, в частности, стремление избежать репрессий в СССР или в нацистской Германии, случаи нарушения профессиональных стандартов и журналистской этики, литературный розыгрыш, стремление создать впечатление множества и разнообразия сотрудников издания. Докладчик провел принципиальное типологическое деление на псевдонимы, призванные скрывать подлинное имя носителя, и псевдонимы, где подлинное имя отнюдь не составляет тайны; такие «ложноимена» не столько утаивают, сколько умножают тождество своего носителя.

Доклад Николая Богомолова (Москва) был посвящен литераторской и политической активности Сергея Соколова, прежде всего в годы эмиграции, когда он возглавил (а по мнению докладчика, солидаризировавшегося здесь с О.В. Будницким, мистифицировал) деятельность «Братства русской правды», до сих пор многими считающегося едва ли не наиболее активной организацией второй половины 1920-х годов, боровшейся с советской властью. Автор доклада «Сергей Соколов и Сергей Кречетов, литератор и политик» использовал неопублико­ванные письма Соколова к И.А. Бунину и другие материалы из российских и зару­бежных архивов. До некоторой степени разнообразная деятельность героя доклада шла под разными его личинами: как деловой человек он был С.А. Соколовым, как литератор — Сергеем Кречетовым, как книгоиздатель — Грифом, а как «Брат № 1» в названном Братстве — атаманом Кречетом, сражавшимся с большевиками на их территории.

Доклад Готфрида Кратца (Мюнстер) «Русские псевдонимы Артура Лютера» был посвящен переводчику, критику и историку русской и немецкой литературы Артуру Лютеру, в особенности — множеству его псевдонимов, под которыми в 1915—1918 годах выходили брошюры в серии «Родная речь». Серия, выпущенная якобы в Москве, на самом деле печаталась в Германии для русских военнопленных в германских лагерях. Докладчик проследил путь Лютера до 1943 года, когда к нему за советом обращались уже другие должностные лица, заня­тые выпуском по поручению геббельсовского министерства пропаганды в саксонском городе Грефенгайнихен новой серии книг — уже для военнопленных другой войны, с другими авторами и переводчиками, пишущими под другими псевдонимами.

Татьяна Подгаецка (Прага) в докладе «Русская религиозная и церковная периодика межвоенных лет на территории Чехословакии» представила обзор русской религиозной и церковной периодической печати, выходившей на территории Чехословакии с 1920 по 1945 год. Становление религиозной и церковной печати связано, прежде всего, с возникновением в эмиграции Русского студенчес­кого христианского движения, а также с основанием в селе Ладомирова в Словакии Братства преподобного Иова Почаевского — крупнейшего церковного типографского центра русского зарубежья, в котором на протяжении двадцати лет помимо книжной продукции издавались также церковные календари, журналы и газета «Православная Карпатская Русь».

В докладе Владимира Хазана (Иерусалим) «О некоторых псевдонимах в парижской русско-еврейской печати (“Еврейская трибуна”, “Рассвет”)» была предпри­нята попытка раскрыть некоторые псевдонимы ведущих авторов русско-еврей­ских еженедельников «Еврейская трибуна» (Париж, 1920—1924) и «Рассвет» (Берлин; Париж, 1922—1934). По мнению докладчика, печатаясь в «Рассвете», один из его соредакторов, М.Ю. Берхин, помимо своего основного псевдонима Бенедиктов, которым он пользовался и в русской эмигрантской печати, скрывался за псевдонимами М.Б., Зар; другой соредактор того же еженедельника, И.Б. Шехтман, использовал псевдонимы Ю. Борисов, Ю.Б., Юс, Юст. Группа псевдонимов, которыми подписаны многие материалы в «Еврейской трибуне» (Miles, Verax, Vindex, Vitalis, Lector), принадлежат, как полагает докладчик, известному публицисту и общественному деятелю Б.С. Миркину-Гецевичу (основной псевдоним Бор. Мирский).

В докладе Татьяны Мегрелишвили (Тбилиси) «О псевдонимах авторов в грузинской периодике эпохи первой независимости» рассматривались в широком исто­рическом контексте литературные псевдонимы, которые встречаются в русскоязычной периодике Грузии периода 1919—1921 годов, когда в Тифлисе активизировалось творчество на русском языке. Литературный быт Тифлиса с его ярко выраженным игровым началом, по мнению докладчицы, нашел отражение в выборе и функционировании псевдонимов. В докладе также сопоставлялись принципы выбора псевдонимов русскоязычными авторами и авторами, помимо русской периодики активно печатавшимися на грузинском языке.

Можно ли (а если можно, то на каких основаниях) провести границу между собственно эмигрантскими псевдонимами и псевдонимами, во-первых, советских авторов, тексты которых печатались и перепечатывались за рубежом, и, во-вторых, сотрудников коллаборационистских изданий — эти вопросы затрагивались и в докладах, и в их обсуждениях. Оживленную дискуссию вызвал доклад Олега Будницкого (Москва) «В поисках авторов: о некоторых псевдонимах в коллаборационистской печати», в котором коллаборационистские издания и их сотрудников предложено рассматривать как своеобразный мостик между внутренней эмиграцией и второй волной русской эмиграции. Основным источником для аргументации связи между «эмигрантщиной» (по выражению из письма Корнея Чуковского Алексею Толстому, без ведома автора напечатанного в 1922 году в «Накануне») и коллаборационизмом (понудившим к жизни в эмиграции) стали «Дневник коллаборантки» Лидии Осиповой (О.Г. Поляковой) и воспоминания В.Д. Самарина (Соколова), а также другие мемуары и данные архивов.

Борис Равдин (Рига) в докладе «Национальный вопрос. Маленькие хитрости коллаборационистской печати. 1941—1945» напомнил о том, что с пропагандистскими службами Германии в годы войны так или иначе были связаны оказавшиеся в плену и на оккупированной территории пять членов Союза писателей СССР, и отметил, что значительная часть псевдонимов, которыми эти писатели пользовались в германской печати, еще не раскрыта. Вторая часть доклада была посвящена рассказу о том, как в германской антисталинской пропаганде в годы войны использовались имена Ленина, Троцкого и Свердлова.

Иван Толстой (Прага) в докладе «Псевдонимы у микрофона: Радио “Свобода” и первая волна русской эмиграции» рассказал о сотруднике Радио «Свобода» Нико­лае Горчакове, который выдавал себя сперва за известного московского театрального режиссера, затем за другого режиссера и театроведа Александра Волкова. Настоящее имя «самозванца» оставалось неизвестным. По мнению докладчика, Горчаков мимоходом сообщил его в примечании на странице 197 своей «Истории советского театра» (Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1956) — Н. Соколовский. Толстой отметил, что в 2013 году на фамилию Соколовского параллельно вышел литературовед и переводчик Евгений Витковский, искавший подлинное имя советского прозаика Эрика Ингобора. Витковский считал, что Соколовский погиб в гитлеровском лагере военнопленных осенью 1941 года. Жизнь лже-Горчакова была прослежена докладчиком до 1983 года.

Завершилась конференция «круглым столом» и презентацией новых изданий, так или иначе связанных с тематикой конференции и проекта. Соруководитель проекта Олег Коростелев напомнил о проведенной в сентябре 2008 года теми же организаторами конференции в Рурском университете «Русский эмигрантский журнал “Современные записки” (Париж, 1920—1940) и его авторы». Ею начинался проект, посвященный главному журналу русского зарубежья; в проект словаря псевдонимов русской эмиграции включились многие из участников предыдущего проекта. Его результатами стал сборник материалов конференции и библиографий[1], четырехтомник архивных публикаций[2] и раздел «Литературные журналы русского Парижа» сайта «Эмигрантика» (http://www.emigrantika.ru/rusparis). Все три дня нынешней конференции сопровождались выставкой этих и многих других книг, в частности справочно-библиографических и научных изданий Национальной библиотеки Чешской Республики.

В продолжение «круглого стола» Ирина Белобровцева говорила об очередных выпусках «Балтийского архива» (Таллинн, т. 12—13, 2012—2013), Роман Тименчик выступил с краткой аннотацией сборника к 80-летию Льва Турчинского «Тихи­е песни» (М.: Трутень, 2014), Готфрид Кратц познакомил публику с «Тургеневскими чтениями» и очередным выпуском сборника «Русские евреи в Америке». Эмил Димитров представил издания, вышедшие в Болгарии, Олег Корос­телев — свою книгу «От Адамовича до Цветаевой: Литература, критика, печать Русского зарубежья» (СПб., 2013) и том статей и рецензий Д.П. Святополк-Мирского, а Павел Лавринец — сборник статей «Русские Литвы в XX — начале XXI веков: история, идентичность, память» (Вильнюс, 2013), отметив также статьи и материалы о псевдонимах, эмигрантской литературе и периодике в сборнике «Радость ждет сокровенного слова...» (Рига, 2013).

Завершившаяся в Бохуме конференция получила своего рода медийное продолжение в Праге: на Радио «Свобода» в 55-минутной программе Ивана Толстого «Поверх барьеров. Эмигрантские маски» от 9 сентября 2014 года (http://www.svoboda.org/audio/26550197.html) сюжетами своих докладов и соображениями о межвоенной русской эмиграции и ее псевдономастике поделились со слушателями Манфред Шруба, Олег Коростелев, Олег Будницкий, Роман Тименчик, Николай Богомолов и Ирина Белобровцева.

Петр Кедринец

 

[1] Вокруг редакционного архива «Современных записок» (Париж, 1920—1940): Сборник статей и материалов / Под ред. Олега Коростелева и Манфреда Шрубы. М.: Новое литературное обозрение, 2010.

[2] «Современные записки» (Париж, 1920—1940). Из архива редакции / Под ред. Олега Коростелева и Манфреда Шрубы. Т. 1—4. М.: Новое литературное обозрение, 2011—2014.

- See more at: http://www.nlobooks.ru/node/6337#sthash.q6vXrTcB.dpuf



Другие статьи автора: Кедринец Петр

Архив журнала
№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба