Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №123, 2019

Георгий Чижов
Украинские партии в год больших выборов
Просмотров: 92

 

Георгий Львович Чижов (р. 1973) — политолог, руководитель исследовательских программ Центра содействия реформам (Киев).

 

[стр. 22—32 бумажной версии номера]


Законодательство, регулирующее деятельность политических партий в Украине, весьма либерально, а правоприменительная практика в их отношении еще более гибкая — во всяком случае, по постсоветским меркам. Поэтому в стране сейчас формально функционируют 354 политические партии, пять из которых были зарегистрированы еще до обретения Украиной независимости. Так, например, наиболее старая — «Республиканская платформа» — была зарегистрирована в 1990 году. Согласно подсчетам журналистов, с того самого 1990-го Министерство юстиции успело зарегистрировать 432 политические партии, из которых 78 уже официально прекратили свою деятельность[1].

Настоящий бум создания новых партий начался после победы Революции достоинства; чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, что в 2013 году на сайте Министерства юстиции значились около 120 партий. Однако к 2016-му этот всплеск почти затих. Нетрудно догадаться, что из всего имеющегося изобилия признаки реальной жизни подают лишь несколько десятков объединений, выступающих с заявлениями, публикующих программы, выдвигающих кандидатов. При этом, как следует из различных социологических опросов, доверяют политическим партиям как институту лишь около 10% украинцев. На парламентских выборах, предстоящих в октябре нынешнего года, около трети избирателей не хотят голосовать ни за одну из существующих партий.

Правые и левые

По данным исследования, проведенного фондом «Демократические инициативы» и Центром Разумкова в середине 2018 года, членами политических партий являются лишь 1,2% украинцев[2]. Некоторые политологи склонны считать, что, несмотря на богатые традиции конкурентных выборов, партийная система в стране за четверть века так и не сложилась. Избиратели ориентируются на конкретных лидеров и переносят свои симпатии к ним на возглавляемые ими партии, не вникая в детали. Отчасти эту точку зрения подтверждает стремление украинских политиков давать партиям собственные имена: Блок Петра Порошенко «Солидарность», Радикальная партия Олега Ляшко, Блок Юлии Тимошенко (сейчас партия носит название «Батькивщина»). Этим же можно объяснить и стремительный упадок партийного бренда в тех случаях, когда лидер переходит в другую партию или просто создает новую.

Довольно своеобразно выглядит в украинских реалиях и традиционное разделение на левых и правых. На правом фланге фактически оказываются только националисты, зачастую прибегающие к левопопулистской риторике. Сколько-нибудь влиятельной праволиберальной партии создать пока не удается, несмотря на неоднократные попытки. Левый фланг был достаточно мощно представлен в 1990—2000-х годах, хотя и в то время он часто демонстрировал нестабильность, слабость и идейную «всеядность» партий, позволявшую им легко менять позиции по существенным вопросам. Неудивительно, что самой заметной среди левых партий была Коммунистическая партия Украины (КПУ) — правопреемница республиканского отделения КПСС. Максимальный успех она продемонстрировала в 1998 году, набрав на парламентских выборах 24,65% голосов избирателей, что вывело ее на первое место, но все-таки не позволило попасть в правительство. Годом позже лидер КПУ Петр Симоненко вышел во второй тур президентских выборов, но больше подобных достижений партия не повторяла. Несмотря на оппозиционную риторику коммунистов, украинские олигархи, в первую очередь из так называемого «донецкого» клана, в критических ситуациях всегда могли рассчитывать на их голоса в парламенте.

Наиболее стойким электоратом КПУ оставались не столько левые, сколько пророссийски настроенные избиратели, поэтому по результатам досрочных выборов 2014-го, в которых не принимали участия ни Крым, ни часть Донецкой и Луганской областей, коммунисты вообще не попали в Верховную Раду. Сегодня большинство украинцев полагают, что компартия запрещена судом в соответствии с законом «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики» — так называемым законом о декоммунизации. В действительности же принятое судом решение еще не вступило в законную силу: это невозможно до рассмотрения Конституционным судом запроса ряда народных депутатов, касающегося конституционности самого закона. Пока же, желая избежать обвинений в пропаганде подозрительной символики, партия использует не красную, а белую пятиконечную звезду и сокращенное название КПУ, которые размещаются на красном фоне. Тем не менее электоральных перспектив она, по всей видимости, не имеет.

В целом же традиционная для партийной палитры большинства демократических стран дихотомия «левые—правые» уступила в Украине место разделению по линии «национально-демократические — пророссийские» (правда, особняком здесь стоят украинские националисты, не относящиеся к демократам). Причем оба фланга охотно прибегают к популистским инструментам и в большинстве своем демонстрируют оппозиционность действующей власти. Набор тем, обозначающих принадлежность партии к оппозиции, не слишком широк и в той или иной мере используется большинством политических сил. Среди этих маркеров стоит выделить следующие:

— рост тарифов на жилищно-коммунальные услуги (содержательная дискуссия и механизмы сдерживания роста обычно не предлагаются — вместо этого принято критиковать Международный валютный фонд и бичевать отсутствие политической воли у власть предержащих);

— неистребимая коррупция (обещания бороться с ней тоже не слишком конкретны);

— продажа земли сельскохозяйственного назначения (против отмены моратория выступают и многие депутаты из правящей коалиции, но оппозиция подозревает власть в намерении «распродать украинскую землю»);

— Минские соглашения (написаны сотни статей, доказывающих невыгодность этих соглашений для Украины; альтернативы, впрочем, предлагаются не слишком реалистичные — от решительного наступления и освобождения Донецка и Луганска военным путем, продвигаемых националистами, до немедленного прекращения войны в результате взаимных договоренностей с непризнанными республиками и Москвой, отстаиваемого «Оппозиционным блоком»).

Соответственно, представители партий парламентской коалиции большинства — Блока Петра Порошенко и «Народного фронта» — предпочитают на указанные темы не дискутировать.

Правила игры

Очередные парламентские выборы в Украине должны состояться 27 октября 2019 года, но до сих пор непонятно, по каким правилам они пройдут. Ныне действующий закон о выборах, принятый еще во времена президентства Виктора Януковича, предполагает смешанную пропорционально-мажоритарную систему при 5% проходном барьере. Ранее ряд положений этого закона был раскритикован Венецианской комиссией — консультативным органом по конституционному праву при Совете Европы, причем украинские руководители публично обещали эту критику учесть.

В итоге в 2017 году Верховная Рада приняла за основу проект нового избирательного кодекса. Среди его главных новшеств — снижение проходного барьера до 3% и отказ от мажоритарной системы, которую предполагается заменить пропорциональной системой с открытыми списками. В соответствии с проектом каждая область становится многомандатным избирательным округом (в Киеве и Днепропетровской области будут по два таких округа). Партии распределяют своих кандидатов по 27 региональным округам, число мандатов в которых пропорционально численности населения. Избиратели могут голосовать не только за саму партию, но и за конкретного кандидата из ее регионального списка. Для партий, преодолевших избирательный барьер, подсчитывается число мандатов, доставшихся им в каждом из округов, а затем эти мандаты передаются кандидатам, набравшим наибольшее количество голосов. Проблема заключается в том, что в первом чтении проект поддержали всего 226 депутатов — предельный минимум. Но собрать даже эти голоса для второго, окончательного, чтения будет весьма проблематично. Прежде всего в изменении правил игры не заинтересованы парламентарии, ранее прошедшие в Раду по мажоритарным округам и «прикармливавшие» свои округа на протяжении всего депутатского срока — для многих далеко не первого.

Впрочем, каким бы ни оказался на день выборов проходной барьер, для партий уже четко обозначена еще одна «высота», которую они попытаются взять. С 2020 года политические партии, набравшие на парламентских выборах не менее 2% голосов, смогут получать государственное финансирование. Строго говоря, законодательство о таком финансировании и ужесточении финансовой отчетности партий (в частности закон «О противодействии политической коррупции») начало действовать еще с 1 июля 2016 года. Но до 2020 года бюджетные средства достаются только нынешним парламентским партиям: «Народному фронту», Блоку Петра Порошенко, «Самопомощи», «Оппозиционному блоку», Радикальной партии Олега Ляшко и «Батькивщине». Причем с каждым годом все перечисленные игроки получают все больше. Обусловлено это было формулой, установленной законом: ежегодно 2% от размера минимальной заработной платы умножались на общее количество избирателей, принявших участие в голосовании, а потом итоговая сумма делилась между партиями пропорционально полученной ими поддержке. Иначе говоря, при росте минимальной зарплаты, которая в межвыборный период росла весьма быстро, увеличивалось и финансирование партий из бюджета.

Позже, однако, привязку к минимальной зарплате заменили привязкой к прожиточному минимуму; тем не менее и в минувшем году парламентские партии получили на свою уставную деятельность из государственных средств солидную сумму, превышающую полмиллиарда гривен (приблизительно 1,25 миллиарда рублей). Интересно, что 10% выделенных средств предназначаются только тем партиям, которые смогли соблюсти гендерную квоту, предусматривающую наличие в избирательных списках не менее 30% женщин. Пока такое условие выполнила только «Самопомощь», которой и досталась вся сумма. Поначалу от государственного финансирования отказывался «Оппозиционный блок», однако в 2018-м партия поменяла позицию и получила деньги на общих основаниях. На 2019 год партиям в соответствии с описанной формулой бюджет выделил 565,6 миллиона гривен.

Социологи предполагают, что в ходе предстоящих октябрьских выборов 2% планку преодолеют от восьми до десяти партий. Таким образом, число получателей государственной поддержки вырастет, что, по замыслу авторов закона, должно будет снизить зависимость политических объединений от частного капитала. Тем не менее госфинансирование партий остается крайне непопулярным в обществе: согласно последним данным, около 90% украинцев отвергают это нововведение. Самыми распространенными ответами на вопрос, кто должен финансово поддерживать политические партии, стали следующие варианты: их «лидеры», «члены» и «сторонники». Важность финансовой независимости партий обществом пока явно недооценивается.

Зато некоторые недостатки нынешней системы государственного финансирования видны весьма отчетливо — особенно на примере партии «Народный фронт» (НФ), входящей в правящую коалицию. В 2014-м НФ занял первое место по итогам пропорционального голосования, заручившись поддержкой 22,14% избирателей. Соответственно, именно эта партия в настоящий момент получает наибольший объем бюджетных денег: более 132 миллионов гривен (около 330 миллионов рублей) в 2018 году. При этом, однако, уровень поддержки НФ в течение последних лет не превышает статистической погрешности (1—2% избирателей). Сочетание этих фактов кажется весьма парадоксальным.

На что же политические партии расходуют государственные деньги? Судя по финансовым отчетам минувшего года, на первом месте среди затратных статей идут реклама и пропаганда, составляющие 22,5% от общих расходов парламентских партий. Так, массированная агитационная кампания «Народного фронта» в прошлом году даже вызвала недоумение у многих украинцев, поскольку после 2014-го партия не участвовала в местных выборах и, как казалось многим, уже не имела никаких амбиций. Далее следуют такие статьи расходов, как содержание региональных отделений (20,6%), заработная плата аппарата (17%), аренда офисов (14%), таинственные «материальные затраты» (11,7%), налоги (8,9%), проведение съездов (4,2%)[3].

Рейтинги и расколы

Анализировать текущие рейтинги политических партий в разгар президентской кампании и в преддверии кампании парламентской — дело не слишком благодарное. Очевидно, что многое в предвыборных раскладах поменяется, особенно после того, как станет известно имя нового президента. Пока же однозначным лидером рейтинга является «Батькивщина» Юлии Тимошенко: январские опросы разных социологических служб дают ей от 11,2% до 16,7%. Важные преимущества партии — реально существующая и разветвленная сеть партийных ячеек, а также значительное представительство в местных советах различных уровней.

С президентской партией — Блоком Петра Порошенко (БПП) — все намного сложнее. Согласно опросам, она может рассчитывать на места от второго до пятого с результатом от 7,5% до 11,2%. Блок остается самой крупной фракцией в Верховной Раде, имея 135 депутатских мандатов. Партия располагает наибольшим представительством и на местном уровне. При этом, однако, объединение страдает традиционными недугами любой «партии власти», проявляющимися в конкурентных условиях: местные чиновники тщательно отслеживают политическую конъюнктуру, чтобы не пропустить момента, когда следует «бежать с тонущего корабля». Столичный мэр Виталий Кличко — в прошлом формальный лидер БПП — уже дал понять, что вскоре планирует возродить деятельность своей подзабытой партии «УДАР». Нет сомнений, что в случае поражения Порошенко на президентских выборах его партию ждет глубокий кризис и даже угроза непопадания в новый состав парламента.

Главным событием в украинской партийной жизни последних месяцев стал раскол в лагере «пророссийских» сил. Начинался он еще несколько лет назад, когда депутаты Вадим Рабинович и Евгений Мураев фактически вышли из фракции «Оппозиционного блока» (ОБ) и начали создавать собственную партию «За жизнь». С помощью контролируемого ими телеканала «NewsOne» и грамотного использования других медийных ресурсов депутаты достигли определенной узнаваемости и уровня поддержки. Однако уже к концу 2017 года их пути разошлись: Мураев создал еще один информационный телеканал «Наш» и зарегистрировал одноименную партию «Наши».

В 2018-м к партии «За жизнь» присоединился «тяжеловес» — кум и политический партнер Владимира Путина, бывший глава Администрации президента Украины (во времена Леонида Кучмы) Виктор Медведчук. Вскоре стало известно, что под его контроль перешли два популярных новостных телеканала: «112-Украина» и упоминавшийся «NewsOne». Укрепив свои позиции, Медведчук и Рабинович, видимо, предложили «Оппозиционному блоку» объединиться и этим разрушили хрупкое равновесие в ОБ. Два основных крыла партии, ориентированных соответственно на самого богатого бизнесмена Украины Рината Ахметова и на связку олигарха Дмитрия Фирташа с депутатом Сергеем Левочкиным (главой Администрации президента при Викторе Януковиче) не смогли договориться по поводу союза с Медведчуком.

Противоречия вышли в публичное пространство 9 ноября 2018 года, когда один из лидеров партии Юрий Бойко (вице-премьер времен Януковича) и Вадим Рабинович объявили о подписании соглашения между «Оппозиционным блоком» и партией «За жизнь». В ответ «ахметовские», имеющие численный перевес в парламентской фракции ОБ, добились исключения из фракции Бойко и Левочкина. Заинтересованная общественность получила возможность наблюдать за развитием конфликта через партийный сайт, доступ к управлению которым некоторое время сохраняли представители обеих групп. В то время как «ахметовское» крыло информировало о подготовке к партийному съезду 15 декабря, в соседней колонке появлялось заявление под названием «Нелегитимный съезд Оппозиционного блока — это рейдерская атака на партию, организованная властью для раскола оппозиции». В конце концов, сайт остался под контролем группы Фирташа—Левочкина. Она же выиграла и слушания в Окружном административном суде Киева, который временно, до «утряски» других юридических вопросов, запретил вносить изменения в учредительные документы «Оппозиционного блока». Впрочем, судебное решение не помешало группе Ахметова провести в Запорожье масштабный «Форум за мир и развитие», где руководителем исполкома партии избрали Бориса Колесникова, который при Януковиче занимал пост первого заместителя главы правительства. Кандидатом в президенты Форум выдвинул Александра Вилкула — бывшего топ-менеджера нескольких предприятий Ахметова, затем губернатора Днепропетровской области и опять-таки вице-премьера в правительстве Януковича — Азарова.

Таким образом, название «Оппозиционный блок» и партийная круглая печать пока остаются за «ахметовцами». Крыло Фирташа—Левочкина нарекло свой союз с Рабиновичем и Медведчуком «Оппозиционной платформой “За жизнь”», однако юридически такого объединения сегодня нет. Кандидат в президенты от «платформы» Юрий Бойко идет на выборы самовыдвиженцем. Что касается Евгения Мураева, то он продолжает самостоятельное плавание. Социологические опросы дают ему 3—4% поддержки, но значительный объем наружной рекламы и наличие собственного телеканала позволяют рассчитывать и на большее. В кулуарах расколотого ОБ бытует мнение, что мураевский проект «Наши» мог быть придуман в администрации нынешнего президента. Высказывается также версия, что партию тайно финансирует министр внутренних дел Арсен Аваков. Наконец, заявку на собственный политический проект сделал и партнер Ахметова по бизнесу и политике, бывший гражданин России Вадим Новинский. Он позиционируется как лидер «Партии мира». Пока, впрочем, непонятно, станет ли эта партия самостоятельным участником парламентских выборов.

Постреволюционное брожение

Не меньше, чем «пророссийские» силы, разрознены и «национал-демократы». Наиболее рейтинговый политик этого лагеря Анатолий Гриценко — министр обороны при президенте Викторе Ющенко и лидер партии «Гражданская позиция», еще ни разу не проходившей в парламент, — сумел накануне президентских выборов добиться поддержки со стороны ряда мелких демократических партий. Фамилии лидеров этих политических сил, среди которых в основном бывшие или действующие народные депутаты, известны проевропейски настроенному избирателю, однако текущий уровень их популярности близок к нулю. Зато руководитель парламентской партии «Самопомощь», мэр Львова Андрей Садовой, чье содействие могло бы реально усилить позиции Гриценко, предпочел идти на выборы сам. Очевидно, задача Садового — не выиграть президентские выборы, а поднять пошатнувшуюся популярность своей партии, которая рискует не попасть в Верховную Раду по итогам осеннего голосования. Еще несколько национал-демократических организаций тоже ведут собственную игру.

Борется за своего избирателя и национал-популистская Радикальная партия Олега Ляшко (РПЛ). В позапрошлом году эта политическая сила, чьи рейтинги неуклонно снижались, получила новые медийные и финансовые возможности. Спонсором «радикалов» принято считать структуры все того же Рината Ахметова. Информация о прямом финансировании со стороны олигарха получила значимое подтверждение, когда исполком партии возглавил топ-менеджер из команды Ахметова — бывший гендиректор Мариупольского металлургического комбината имени Ильича и директор по техническому сервису холдинга «Метинвест» Юрий Зинченко. Самого Ляшко иногда называют «украинским Жириновским». Он является основным и едва ли не единственным ньюсмейкером собственной партии, настаивает на своей близости с «простыми людьми» и постоянно обращается к национальным архетипам и стереотипам. Вряд ли следует считать Ляшко истинным националистом: он не углубляется в идеологические дебри, полностью выхолащивая суть апелляций к славным традициям прошлого. Сегодня социологи резервируют за РПЛ от 4,6% до 6,3% голосов избирателей — то есть партия имеет неплохие шансы на прохождение в парламент.

Нельзя не обратить внимания на феномен новорожденной партии «Слуга народа» и ее лидера Владимира Зеленского. Актер и шоумен, художественный руководитель «Студии Квартал 95» Зеленский сыграл в комедийном сериале «Слуга народа» на телеканале «1+1» роль простого человека, неожиданно ставшего президентом Украины. Узнаваемость Зеленского и его гипертрофированная аполитичность удачно сочетаются с высоким уровнем протестных настроений и запросом на новые лица. Сегодня Зеленский соперничает с Порошенко за выход во второй тур президентских выборов, а его полувиртуальная партия «Слуга народа» набирает, по разным данным, от 6,8% до 14,5%, претендуя на второе место после «Батькивщины». Рейтинги кандидата-шоумена и его партии во многом обеспечиваются колоссальной поддержкой со стороны телеканала «1+1» и всей медиаимперии олигарха Игоря Коломойского. Запущенная — вероятно, командой Администрации президента — контркампания «Слуга урода» (то есть Коломойского) пока не дает ощутимых результатов. С кем будут сотрудничать Владимир Зеленский и его команда после почти неотвратимого прохождения в Верховную Раду, пока не вполне понятно. Вероятнее всего, его политическим партнером окажется Юлия Тимошенко, которую, по неофициальным данным, также финансирует Коломойский.

А вот попадание в парламент хотя бы одной из националистических партий совсем не гарантировано. В 2017 году партии «Свобода», «Национальный корпус» и «Правый сектор» (последняя признана в Российской Федерации экстремистской и запрещена, хотя скандально известный депутат Дмитрий Ярош не имеет к ней отношения с конца 2015 года) подписали манифест о координации совместной деятельности. К выборам предполагалось либо создать коалицию «правых» партий с единым предвыборным штабом и коллегиальным управлением, либо пойти на парламентские выборы с согласованным списком кандидатов на базе одной из политических сил. Наиболее подходящей платформой казалась именно «Свобода» — хотя бы в силу своей электоральной истории. На досрочных парламентских выборах 2014-го этой партии не хватило буквально четверти процента, чтобы преодолеть избирательный барьер. Но ранее, в 2012-м, «Свобода» получила 10,44% голосов избирателей, что тогда стало сенсацией.

Однако текущей уровень поддержки «Свободы» не дотягивает и до 3%, поэтому разговоры о предвыборном объединении затихли. В конце января 2019 года «Национальный корпус», созданный на базе добровольческого полка «Азов» и возглавляемый первым командиром «Азова» Андреем Билецким, провел в Киеве съезд, на котором заявил о намерении победить на парламентских выборах. Лидер партии особо подчеркнул, что «Нацкорпусу» хватает сил для уверенного прохождения в Верховную Раду самостоятельно и поэтому партия не будет объединяться с другими политическими игроками — в частности со «Свободой»[4]. Впрочем, сколько-нибудь заметного рейтинга «Национального корпуса» социологи пока не фиксируют.

***

Если в прежние времена сразу же после президентских выборов в Украине большинство крупных политических сил стремились примкнуть к победителю, то в этом году прогнозируется иной сценарий. Кто бы ни стал президентом, конкуренты попытаются жестко ограничить его влияние рамками конституционных полномочий, которые в Украине не так уж и велики. Поэтому предстоящая битва за Верховную Раду может оказаться не менее драматичной, чем сражение за пост главы государства. И нельзя исключать, что к концу года мы увидим в Украине реально работающую модель парламентско-президентской республики.



[1] См.: Артюшенко В. «Играющий человек»: политические партии в Украине // ZN.UA. 2018. 31 марта (https://zn.ua/internal/igrayuschiy-chelovek-politicheskie-partii-v-ukraine-279795_.html).

[2] См.: Громадяньске суспiльство в Українi: новi виклики, новi завдання(www.ukrinform.ua/rubric-presshall/2508683-gromadanske-suspilstvo-v-ukraini-novi-vikliki-novi-zavdann...).

[3] См.: Логинов А. Как государство финансирует политические партии Украины: кому и сколько платят // Информатор.ua. 2018. 10 октября (https://dengi.informator.ua/2018/10/10/kak-gosudarstvo-finansiruet-politicheskie-partii-ukrainy-komu...).

[4] Скаченко В. В Киеве лидер «Национального корпуса» назвал глобальные цели и миссию партии в Верховной Раде // Информатор.ua. 2019. 21 января (https://kiev.informator.ua/2019/01/26/v-kieve-lider-natsionalnogo-korpusa-nazval-globalnye-tseli-i-m...).



Другие статьи автора: Чижов Георгий

Архив журнала
№123, 2019№6, 2017№121, 2018№119, 2018№120, 2018№117, 2018№2, 2018№4, 2017№4, 2017№5, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба