Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №132, 2020

Владимир Шубин
Россия и Южная Африка: воображение и действительность

 

Владимир Геннадьевич Шубин (р. 1939) – профессор, главный научный сотрудник Института Африки РАН, доктор исторических наук, почетный доктор Университета Западного Кейпа (ЮАР).

[стр. 304—317 бумажной версии номера] [1]

Сначала разберемся в терминах. Как ни странно, Южно-Африканская Республика – название, по меньшей мере неточное. Когда в 1961 году это государство вышло из Содружества и в нем установилась республиканская форма правления, новое название перевели неверно: оно должно было звучать как «Республика Южной Африки» (Republic of South Africa на английском или Republiek van Suid-Afrika на африкаанс). Что же касается Южно-Африканской Республики, или, как она именовалась на государственном голландском языке – Zuid-Afrikaansche Republiek, то такая действительно существовала, хотя чаще ее называли Трансваалем. В 1902 году, после поражения буров в войне с Великобританией, она превратилась в колонию с тем же названием, а затем вошла под ним в состав созданного в 1910 году Южно-Африканского Союза. Поэтому, употребляя термин «Южная Африка» не в чисто географическом смысле, мы должны иметь в виду не всю южную часть континента – юг Африки, – а только эту страну. Именно такая терминология и будет употребляться в этой статье.

 

Историческая память, официальные документы и нынешние реалии

 

В истории связей России с Южной Африкой есть немало славных страниц, к которым имеют отношение разные группы здешнего населения: сначала более двухсот русских добровольцев воевали на рубеже XIX и ХХ веков на стороне буров (африканеров) против Великобритании, затем было союзничество в годы Второй мировой войны, когда немало южноафриканских моряков, преимущественно английского происхождения, участвовали в арктических конвоях, а потом в течение трех десятилетий, в 1960–1980-х, Советский Союз оказывал всестороннюю помощь борцам против режима апартеида. Нынешние дружественные отношения между Россией и Южной Африкой определяются подписанной в 2013 году Совместной декларацией об установлении всестороннего стратегического партнерства, которое было подтверждено в Совместном заявлении президентов двух стран в июле 2018 года – во время визита Владимира Путина в Йоханнесбург, где тогда проходил десятый саммит БРИКС.

Однако приходится признать, что реальное состояние наших отношений сегодня не соответствует ни исторической памяти, ни официальным документам. Позитивное сотрудничество двух стран в сфере политики, к сожалению, не подкрепляется столь же плодотворным взаимодействием в других областях – прежде всего в экономике. В чем же причины этого? Нередко утверждается, что важнейшей из них остается нехватка полной и достоверной информации, распространяемой друг о друге. К сожалению, дело обстоит еще хуже: на фоне отсутствия такой информации в избытке предлагаются ее ложные суррогаты. Без преувеличения можно сказать, что две трети, если не больше, сообщений о Южной Африке, появляющихся в российских СМИ, искажают как историю, так и нынешнюю ситуацию в этой стране.

В пригороде Йоханнесбурга, под названием Ривония, есть Музей Лилиеслиф, созданный на бывшей ферме, которая в 1961–1963 годах служила тайной штаб-квартирой борцов против апартеида и на которой несколько месяцев скрывался Нельсон Мандела. После того, как Манделу арестовали, она еще почти год продолжала функционировать в прежнем качестве; именно там в результате полицейского рейда были схвачены другие высшие руководители Африканского национального конгресса (АНК) и Южноафриканской компартии. Упоминая об этом событии, один из российских журналистов, выступавший между прочим в качестве «африканиста» в эфире «Эха Москвы», утверждал, что в ходе проведенных тогда обысков южноафриканскими властями были обнаружены 210 тысяч ручных гранат, 48 тысяч противопехотных мин и тонны взрывчатых веществ [2]. По словам же Манделы, на ферме был спрятан один-единственный пистолет – подарочный, полученный южноафриканским лидером от имени эфиопского императора Хайле Селассие во время краткосрочной военной подготовки в его стране. Это оружие, кстати, так и не было найдено.

Сам Мандела был арестован по наводке ЦРУ в августе 1962 года, когда он под видом шофера следовал из Дурбана в Йоханнесбург, – этот факт широко известен. Тем не менее в русскоязычном Интернете можно найти одинаково нелепую и зловещую историю о том, как он якобы лично участвовал в жестоком убийстве белого южноафриканца, из-за которого «Манделу и взяли под черны рученьки». Распространяясь по социальным сетям, подобные истории одних укрепляют в расистских взглядах, а других просто сбивают с толку. Вот лишь один комментарий из обсуждения темы: «Я знал этого героя с позиции СССР, теперь знаю и реальную его историю. Спасибо, автор» [3].

Интересно, что искажению подвергается не только новейшая, но и более давняя история Южной Африки. Пару лет назад одно российское издание, называющее себя «деловой газетой», опубликовало опус под странным заголовком: «“Советские” мифы привели к истреблению белых в ЮАР» [4]. Текст вышел из-под пера человека, который считается хорошим специалистом по Южной Осетии. Тем не менее при всем уважении к трудящимся маленькой кавказской республики стоит напомнить, что население Южной Африки в тысячу раз многочисленнее – соответственно, и стараний для ее изучения требуется больше. А когда такого усердия нет, на свет появляются материалы, в которых безграмотность может сочетаться с откровенным расизмом, приправленным вдобавок искажением политических событий. Например, в упомянутой публикации есть сказки и о якобы «абсолютно безлюдных» побережьях и нагорьях, заселенных прибывшими в Южную Африку в XVII веке голландцами, и об «империи людоедов», и о полном отсутствии черных в руководстве АНК в момент его основания – хотя, напротив, до 1985 года в нем состояли только африканцы. Не удивительно, что в другой своей публикации тот же автор доходит до оскорбления всего почти 60-миллионого народа Южной Африки, оценивая уход Джейкоба Зумы с президентского поста в следующих выражениях: «Конечно, можно рассчитывать на то, что на смену Зуме придет кто-то нормальный. Одна проблема: нормальных в ЮАР уже не осталось» [5].

 

Буры едут в Россию! Или не едут?

 

Одной из основных тем выходящих в нашей стране материалов, посвящаемых Южной Африке в последние годы, стала судьба белых фермеров. Сюжет был рожден сложнейшей задачей, стоящей перед руководством ЮАР: ему необходимо провести давно назревшую земельную реформу, но сделать это надо продуманно, чтобы сохранить высокопроизводительные хозяйства и обеспечить продовольственную безопасность. Прежде, чем принять решение о соответствующем изменении Конституции, специальная президентская комиссия и парламентские структуры проводят экспертные обсуждения и публичные слушания по всей стране. Об осторожности, с какой президент Сирил Рамапоса и его соратники подходят к предстоящей реформе, свидетельствует, в частности, и заявление национального председателя АНК Гведе Манташе, в 2018 году предложившего установить норму единоличного владения землей в 12 тысяч гектаров. Это весьма высокая планка, позволяющая поддерживать высокотоварное производство [6].

Но российские средства массовой информации все это преподносят куда более драматично. «Буров бьют», – под таким безапелляционным заголовком в газете «Завтра» была опубликована статья другого «эксперта», который не только пугал читателей тем, что Южная Африка якобы находится на грани неминуемого коллапса, но и утверждал: «Как только вся полнота президентской власти оказалась сконцентрирована в руках Рамафосы [Рамапосы], начало полномасштабной резни было лишь вопросом времени». Заявление сделано в таких выражениях, будто бы упомянутая «резня» уже стала свершившимся фактом [7]. При этом в современной ЮАР действительно нередко нападают на фермерские хозяйства, и это большая проблема, но число фермеров, погибших от рук бандитов, как свидетельствуют южноафриканские источники, за десять лет уменьшилось втрое [8].

Как бы то ни было, опасаясь радикального земельного передела, часть белых фермеров действительно задумалась о переселении в другие страны и организации своих хозяйств на новом месте. Кое-кто из них – возможно, таких десятки – размышляет о своих перспективах в России. Первые «ласточки» в нашей стране появились еще два года назад, хотя это были вовсе не работающие на земле люди, а семейство доктора теологии, ранее преподававшего в одном из южноафриканских университетов. Какими бы ни были подлинные мотивы первых переселенцев из ЮАР, процесс, как говорится, «пошел». Главным радетелем за судьбу буров стал ставропольский «правозащитник», пенсионер Владимир Полубояренко. Именно он пару лет назад принимал упомянутую семью эмигрантов, называя ее почему-то «делегацией». В своих комментариях и интервью активист сообщал, что о возможности переезда в Россию «в течение ближайших месяцев» задумываются от тридцати до пятидесяти семей, а общее число «заинтересованных» достигает 15 тысяч человек [9]. При этом каждое семейство якобы способно вложить в российскую экономику до полумиллиона долларов. Российская пресса самым активным образом откликнулась на эту историю, снабжая свои материалы характерными заголовками: «Буры из ЮАР готовы поднять умирающую русскую деревню», «Россию от деградации спасут буры» и так далее [10]. Любопытно, что ни в одном из подобных текстов не ставился вопрос, кто же здесь, в России, заменит на бурских фермах ту привычную рабочую силу – черных и цветных, – которая трудилась на них в ЮАР.

К сожалению, в распространение подобной «информации» включились и государственные российские СМИ. «Закон о конфискации земель заставляет южноафриканских землевладельцев европейского происхождения покидать страну», – сообщало, например, РИА «Новости», хотя такой закон в ЮАР не принимался [11]. А на английском языке служба «Russia Today» преподносила вопрос еще жестче: «15 000 белых южноафриканцев ищут убежище в России» [12]. Заместитель руководителя ВГТРК Дмитрий Киселев лично анонсировал фильм, название которого говорит само за себя – «Белый крест Африки» [13]. В этом репортаже, многократно показанном по российскому телевидению – в частности, по каналу «Россия-24», – есть эпизод, в котором упомянутый выше «правозащитник» из Ставрополя агитирует южноафриканских фермеров перебираться в Россию: «Ваши дети и внуки будут настоящими русскими бурами!». На лицах его немногочисленных слушателей нет, однако, энтузиазма. В том же фильме малочисленная группа черных маргиналов из организации «Black First Land First» представлена как великая угроза белому населению Южной Африки, хотя на недавних всеобщих выборах эта организация получила лишь 0,11% голосов [14].

Разумеется, все это дало повод для злорадства. Американская радиостанция «Свобода», посвятив обширный материал выяснению вопроса, «зачем Россия заманивает белых южноафриканцев», иронично отмечала: в то время, как российские издания пишут о подготовке белых жителей Южной Африки к массовому исходу из их страны, «в самой ЮАР ни белым ни черным об этом ничего не известно». При этом журналисты утверждали, что «на эту информационно-пропагандистскую кампанию в Кремле явно выделили некоторые деньги» [15]. Справедливости ради стоит отметить, что «отрезвление» пришло в российские СМИ довольно быстро: уже через год статей на эту «острую» тему было гораздо меньше, а их тональность стала иной. Теперь «великое переселение буров в Россию» называли «сказкой, которая вряд ли станет былью» [16].

И все же, несмотря на то, что ажиотаж вокруг несостоявшихся «спасителей России» спал, он оставил осадок, не самым лучшим образом отразившийся на восприятии нашей публикой Южной Африки и перспектив взаимоотношений двух стран. Социальные сети, в отличие от СМИ, продолжали шуметь, выдавая комментарии следующего типа: «Всех белых нужно пригласить жить в Российскую Федерацию. Белая раса должна плодиться, развиваться. Нечего им делать среди негров». Или вот другой, не менее характерный, пост: «До трех миллионов буров готовы переехать в Россию из Южной Африки. Где их вырезают негры. […] Но, чтобы процесс сдвинулся, надо, чтобы Путин лично этим озаботился» [17]. «Полагаю, в зависимости от политики властей ЮАР и властей России, – делится своими “экспертными” догадками еще один озабоченный гражданин, – к нам в итоге приедут от пятидесяти тысяч до двух миллионов буров» [18]. Здесь уместно будет добавить, что публикации такого рода прямо противоречат обязательству по «воспитанию молодого поколения двух стран в антирасистском духе», которое Российская Федерация и Южно-Африканская Республика взяли на себя в Совместной декларации об установлении всеобъемлющего стратегического партнерства [19].

Интересно, что описанное возбуждение затронуло не только интеллектуальных люмпенов: один из наших послов, работающих на юге Африки, рассказывал автору этих строк, что во время обсуждения его кандидатуры в профильном парламентском комитете вопросы депутатов сводились в основном к одному: «Правда ли, что белым приходится уезжать?». Между тем точное число белых граждан, причем не столько африканеров, сколько англоговорящих, которые покинули Южную Африку более чем за четверть века после смены власти и утраты ими былых привилегий, определить трудно. Цифры называются разные, вплоть до 800 тысяч человек. Но даже если подобные подсчеты соответствуют действительности, то потребуются около полутора веков на то, чтобы все белые покинули страну, – и это при условии, что за тот же период на свет не появится ни один белый младенец. На деле же после спада, наблюдавшегося в 1990-х, численность белого населения некоторое время даже росла – несмотря на отъезд части белых, – увеличившись примерно на 200 тысяч человек. Затем, впрочем, эмиграционный поток вновь усилился, что было вызвано политической неопределенностью последних лет президентства Джейкоба Зумы и ухудшением экономического положения Южной Африки.

 

Неоднозначный мирный атом

 

В свою очередь восприятие сегодняшней России в Южной Африке также оставляет желать лучшего. Как и во многих странах Запада, там тоже сложился негативно воспринимающий Россию альянс, объединивший противоположные, казалось бы, политические силы. С одной стороны, непримиримость демонстрируют еще оставшиеся в ЮАР сторонники апартеида, воспитанные в идеологии «роойхеваар» – «красной опасности» – и считающие современную Россию прямой наследницей СССР. С другой стороны, весьма активны в своих нападках мелкие, но шумные левацкие группировки, для которых Москва тоже навсегда осталась символом «сталинизма». Впрочем, наибольший ущерб отношениям между Южной Африкой и Россией наносят не политические маргиналы, а ведущие южноафриканские СМИ, зачастую входящие в западные медийные конгломераты. Здесь уместно заметить, что проправительственных СМИ в ЮАР, в отличие от России, практически нет: даже SABC – South African Broadcasting Corporation, государственная телерадиовещательная корпорация, – старается быть независимой и политически нейтральной.

Широкая антироссийская кампания развернулась в стране после того, как в 2014 году было подписано двустороннее соглашение о стратегическом сотрудничестве в области атомной энергетики и промышленности, предусматривавшее возможное участие «Росатома» в строительстве нескольких местных АЭС. Впрочем, признаки определенного недоброжелательства к нынешнему российскому руководству в истеблишменте ЮАР обнаруживались и раньше. Например, Геррит Олифир, в 1991–1996 годы работавший первым южноафриканским послом в России, а потом преподававший политические науки в Университете Претории, накануне российских президентских выборов 2012 года в статье, весьма нелицеприятно оценивавшей российского лидера, призывал Запад «дать возможность русским самим нанести поражение Путину» [20]. (Заметим: не «дать оценку» и не «решить судьбу», а «нанести поражение».) Подобные мнения время от времени высказывались в южноафриканских СМИ, но в настоящую волну враждебности они вылились именно после того, как была обозначена перспектива ядерной кооперации двух государств.

По-видимому, объяснить такое совпадение можно несколькими причинами. Прежде всего в ЮАР давно действует сильное антиядерное лобби, состоящее как из искренних, так и «проплаченных» защитников природы: с одной стороны, в него входят «зеленые», отторгающие мирный атом из идейных соображений, а с другой стороны, в нем есть и пропагандисты «возобновляемых» источников энергии, поддерживаемые солидными коммерческими структурами. Вместе с тем ранее заключенные соглашения о сотрудничестве в той же области, подписанные с США и Южной Кореей, а потом и с Францией, не вызывали в стране такой негативной реакции, как договоренности с Россией. Иначе говоря, в кампании присутствовала безусловная политическая составляющая: она оказалась элементом общемирового противостояния Запада и России, к тому времени бывшего в самом разгаре. Особую остроту ей придавало то, что она разворачивалась на фоне обвинений в коррупции, предъявляемых президенту Джейкобу Зуме. А поскольку тот рассматривался в ЮАР в качестве друга России – причем это соответствовало действительности, – негативные коннотации набирающего обороты скандала с участием южноафриканского лидера переносились на Россию и ее политических лидеров. Описанная тенденция ярко проявилась в получившем широкую огласку документе под заголовком «Преданное обещание: как разворовывается Южная Африка», подготовленном, как было заявлено, девятью видными южноафриканскими учеными и одной анонимной журналисткой [21].

Хотя основной темой доклада был «захват государства» (state capture) – именно так в ЮАР называют коррупцию с участием высших должностных лиц, – на его страницах Россия критически упоминается не менее десяти раз. Авторы постоянно используют сочетание «русская ядерная сделка», хотя в рамочном соглашении 2014 года указывалось, что предусмотренное им двустороннее сотрудничество будет осуществляться «в строгом соответствии с законодательством каждого из государств, а также международными договорами, участниками которых являются государства сторон» [22]. В докладе без ссылок на какие-либо расчеты говорится о «неизбежном перерасходе бюджетных средств» в ходе предполагаемого строительства АЭС, о будущем «российском финансовом контроле над экономикой» Южной Африки и даже о «присутствии российской разведки» в окружении президента ЮАР. Самым же нелепым представляется содержащееся в нем утверждение, что российская атомная станция будет «комбинацией посольства и военной базы». Впрочем, автору этих строк, лично знакомому с некоторыми из тех, чьи подписи стоят под нашумевшим документом, трудно поверить, что они на самом деле работали над ним, а не просто подписали его.

Откликаясь на эти события, различные южноафриканские комментаторы соревновались между собой в озабоченности относительно русской угрозы. Пожалуй, больше других отличился бывший профсоюзный деятель, а ныне крупный бизнесмен, председатель горнорудной компании «Anglo Ashanti Gold» Сипо Питьяна, возглавляющий движение под громким названием «Спаси Южную Африку»: «Если вы не осознаете, что атомная сделка будет означать для Южной Африки, подумайте об этом: мы будем работать на русских до конца нашей жизни. Наши дети будут рабами русских» [23]. С сожалением приходится признавать, что нагнетанию истерии в значительной мере способствовал просчет пресс-службы «Росатома», которая в своем пресс-релизе создавала такое впечатление, будто с подписанием двустороннего соглашения вопрос о строительстве АЭС окончательно решен. Тогдашнему вице-президенту компании «Росатом – Международная сеть» Виктору Поликарпову пришлось объяснять, что соответствующее сообщение неверно сформулировали, а его смысл был «потерян при переводе» [24]. Все вышеописанное было особенно неприятно для России из-за того, что подписанию документа предшествовала длительная подготовка, а о возможном участии нашей страны в атомных проектах в ЮАР говорилось еще в марте 2013 года, когда Путин приезжал на саммит БРИКС в Дурбане.

После того, как в ноябре того же года двустороннее соглашение было парафировано, а год спустя подписано, история вступила в новую фазу. В южноафриканских СМИ его стали изображать как «таинственное» и едва ли не «секретное» [25], хотя полный текст был размещен на сайте российского МИД. В тот же период одна из солидных газет опубликовала статью под заголовком «Разоблачено: страшные подробности секретной российской ядерной сделки», в которой утверждалось, что в течение по крайней мере ближайших двадцати лет «Россия сможет держать пистолет у головы Южной Африки» [26]. Среди прочего в этом материале, подготовленном, как указывалось, отделом расследований газеты, сообщалось, что текст спорного соглашения был получен от российского гражданина и «антиядерного активиста», сопредседателя организации «Экозащита!» [27] Владимира Сливяка.

Этот российский эколог сыграл заметную роль в дальнейшем развитии событий, поскольку в последующие несколько месяцев он дважды и длительно посещал Южную Африку, где в своих многочисленных выступлениях рассказывал об «опасных русских реакторах», одновременно информируя о своей деятельности радиостанцию «Эхо Москвы». В объявлениях о лекциях Сливяка представляли как старшего преподавателя Высшей школы экономики (каковым к тому моменту он уже не являлся) и человека, «в течение 25 лет занимающегося работой в общественных интересах» [28]. Кстати, именно во время его пребывания в ЮАР в России разразился скандал, вызванный публикацией в социальных сетях переписки Сливяка, из которой следовало, что он вел переговоры с ультранационалистами, приглашая их к участию в «силовой поддержке» своих акций – для оттеснения конкурента в получении западных грантов.

 

Московский «след»

 

Антироссийская кампания не ограничивалась ядерной тематикой, набирая обороты по мере того, как отставка Джейкоба Зумы становилась все более вероятной. В ЮАР тогда много писали о «руке Кремля», вмешивающейся в местные дела. Автор нашумевшей книги «Хранители президента: те, кто удерживает Зуму у власти и спасает от тюрьмы» [29], рассказывая о своей поездке в Москву, делится с читателями историей о том, как сотрудница пограничной службы (ее он почему-то именует «комиссаром») якобы поставила печати на каждой странице его паспорта. Гораздо более серьезным выглядел демарш южноафриканской газеты «The Sunday Times», сообщившей осенью 2017 года о прибытии в ЮАР (почему-то через Мозамбик, хотя обычно все происходит наоборот: в Мапуту летают через Йоханнесбург) троих российских представителей – по одному от службы безопасности, армии и полиции(!), которые привезли президенту Зуме указание переместить министра государственной безопасности Дэвида Махлобо на пост министра энергетики. По утверждению газеты, Москва потребовала сделать это для обеспечения «своего» ядерного проекта [30]. Эта чушь (иное название подобрать трудно) разошлась по южноафриканским СМИ, сначала с оговорками «якобы» или «как уже сообщалось», а потом и вовсе просто так. На эту мнимую «новость» вынуждено было отреагировать российское посольство в ЮАР, заявившее о «глубоком разочаровании» в связи с распространением фейковых новостей, касающихся России. Кстати, в те же дни со ссылкой на «надежные источники» местная пресса сообщала и о том, что вскоре для «спасения» Зумы в ЮАР приедет лично президент Путин, но после официального опровержения журналистам пришлось извиняться [31].

Вопрос о возможном участии России в строительстве АЭС в ЮАР окончательно прояснился в ходе визита Путина в Йоханнесбург летом 2018 года в связи с проведением саммита БРИКС. На этом мероприятии российский лидер и новый президент ЮАР Сирил Рамапоса встретились впервые. На совместной пресс-конференции южноафриканский руководитель заявил, что из-за финансовых ограничений его страна не в состоянии продолжать свою ядерную программу, добавив при этом: «Президент Путин воспринял это вполне спокойно. Он сказал: вы занимайтесь своими делами, а когда ситуация изменится, мы можем продолжить разговор об этом» [32]. Создалось впечатление, что в Южной Африке даже удивились столь ровному отношению российской стороны к подобному решению: заинтересованность Москвы в указанном проекте была сильно преувеличенной.

Впрочем, ядерная сделка была не единственным вопросом, осложнявшим отношения между двумя странами в последнее время. В начале 2019 года антироссийские силы в ЮАР прорабатывали тему «русского следа» в подготовке ко всеобщим выборам, намеченным на май. В этой связи сначала в южноафриканской, а потом и в британской прессе появилась информация, согласно которой неназванные граждане России якобы подготовили план дезинформирующей кампании по поддержке правящего АНК и дискредитации оппозиционных партий «Демократический альянс» и «Борцы за экономическую свободу». Разумеется, посольство России в ЮАР опять выступило с опровержением, назвав сообщения СМИ о предполагаемом вмешательстве в выборы плохо замаскированной попыткой журналистов подзаработать на кампании [33].

С оценками и мнениями, касающимися России, регулярно выступает упоминавшийся выше бывший посол Геррит Олифир, публикации которого не раз вызывали закономерную реакцию российских дипломатов. Так, в марте 2019 года его статья о «геостратегических происках» России в Африке, опубликованная в газете «Business Day» и называвшая Москву «агентом-провокатором» [34], побудила посольство выступить со специальным комментарием, опубликованным в том же издании [35]. Дипломат пытался извиняться, называя себя «другом России», но уже в нынешнем году он вновь попал под огонь российской критики – на этот раз за статью под заголовком «Невидимый враг может сорвать планы конституционного переворота, задуманного Путиным» [36]. В этом тексте речь шла о влиянии пандемии коронавируса на российский плебисцит по поправкам в Конституцию. Надо сказать, что Олифир предоставил своим критикам немало аргументов. Среди прочего, например, в статье сообщалось, что Михаил Кутузов, желая избежать поражения от Наполеона, «скрылся в русской тундре», а сокрытие правды именовалось «стародавней и типичной русской чертой». Материал заканчивался мыслью о том, что «русофобия и демонизация Путина» как методы работы с Россией не состоятельны, поскольку они лишь «укрепят решимость [президента] и поддержат его власть». В возмущенном ответе российского посольства в Претории бывшему дипломату досталось весьма крепко: «Разве это не звучит русофобски и не оскорбляет всю нацию? Но мы согласны с одним: с русофобией и демонизацией России нужно покончить навсегда. Мы рады, господин Олифир, что вы сказали об этом сами, и надеемся, что однажды вы начнете следовать собственным советам» [37].

К сожалению, все эти информационные войны оказывают влияние на настроения тех, на чьих глазах они разворачиваются. Если верить недавнему опросу, проведенному международной компанией «Pew Research Center», лишь треть южноафриканцев относится к России положительно – это меньше, чем в других африканских странах [38]. Объяснение этому простое: именно в Южной Африке люди черпают информацию, как правило, из СМИ. Между тем возможности России в противодействии недоброжелателям и распространяемой ими дезинформации, да и использование «мягкой силы» в целом, в Южной Африке остаются ограниченными. Символично, что за четверть с лишним века после прихода к власти АНК, с которым наша страна дружила на протяжении нескольких десятилетий, мы так и не сумели открыть в ЮАР Российский культурный центр. В последние годы решение этого вопроса явно затягивается южноафриканской стороной, что лишь подтверждает наличие проблем в двусторонних отношениях.

***

Между тем на фоне «шума из ничего», раздутого российскими СМИ по поводу буров-фермеров, в нашей прессе почти не было замечено открытие в мемориальном комплексе «Парк свободы» в Претории почетной доски с именами советских граждан, отдавших жизни за освобождение стран юга Африки от колониализма и апартеида. В последние годы прекратились встречи ученых обеих стран, проводившиеся в рамках «Форума-диалога Россия – Южная Африка»: наша страна не смогла обеспечить свою долю финансирования. Не нашлось пока средств и на организацию выставки о помощи Советского Союза борьбе против режима апартеида, которую руководство Музея Лилиеслиф предложило организовать в этом историческом месте. Между тем аналогичные выставки, посвященные вкладу в эту борьбу со стороны Германской Демократической Республики и Норвегии, там уже состоялись.

Иначе говоря, пока, к сожалению, во взаимоотношениях между Россией и Южной Африкой воображаемое стойко преобладает над действительным.



[1] Статья подготовлена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 19-514-60002 «Международная солидарность с борьбой против апартеида: историческая память в России и Южной Африке».

[2] История Южной Африки. Сергей Карамаев, Сергей Бунтман // Эхо Москвы. 2013. 17 августа (https://echo.msk.ru/programs/netak/1135250-echo/). Кстати, передача шла в рубрике «Не так» – название вполне соответствовало тому, что в ней говорилось.

[3] Разные точки зрения на Нельсона Манделу и его деятельность, а также обе цитаты представлены в Интернет-канале «Русские в ЮАР»: https://zen.yandex.ru/media/ultramaretour/raznye-tochki-zreniia-na-nelsonamandelu-5e69dc21453df5113597469c.

[4] См.: Крутиков Е. «Советские» мифы привели к истреблению белых в ЮАР // Взгляд. 2018. 10 июня (https://vz.ru//world/2018/6/10/927040.html).

[5] Он же. Главного союзника России в Африке отстраняют от власти // Взгляд. 2018. 9 февраля (https://vz.ru/world/2018/2/9/907425.html).

[6] Mahlase M. Land Expropriation: Here’s How It Could Be Implemented, Says Mantashe // News24.com. 2018. August 15 (www.news24.com/SouthAfrica/News/land-expropriation-heres-how-it-could-be-implemented-saysmantashe-20180815).

[7] Титов Ю. Буров бьют. Черные дни для белого меньшинства в ЮАР // Завтра. 2018. 17 марта (https://twitter.com/zavtraru/status/975826495041138688).

[8] См.: Visser K. On Farm Attacks – AgriSA // Politicsweb. 2018. June 1 (http://www.politicsweb.co.za/archive/onfarm-attacks–agrisa).

[9] См.: Несколько десятков семей буров планируют переехать из ЮАР в Россию // РИА «Новости». 2018. 6 июля (https://ria.ru/20180706/1524055028.html).

[10] См.: Берк М. Буры из ЮАР готовы поднять умирающую русскую деревню // Комсомольская правда. 2019. 26 июня (http://www.kp.ru/daily/26994/4055317/); Козаченко В. Россию от деградации спасут буры (https://maxpark.com/community/4765/content/6967788).

[11] Ибрагимова Г. За нашими землями. Белые фермеры из ЮАР переезжают в Россию // РИА «Новости». 2018. 30 июля (https://ria.ru/20180730/1525484097.html).

[12] «A Matter of Life & Death»: 15,000 White South African Farmers Seek Refuge in Russia, Report Says // Russia Today. 2018. July 9 (http://www.rt.com/business/432375-russia-south-africa-farmers/).

[13] См.: www.youtube.com/watch?v=nKM2qt2G2N8.

[14] В 2019 году государственные органы, отвечающие за проведение выборов, отстранили эту организацию от участия в электоральном процессе на том основании, что она практикует не допускаемые Конституцией ЮАР расовые ограничения в ходе приема новых членов. Несмотря на то, что апелляцию на это решение суд отклонил, организация продолжает действовать – не участвуя в выборных кампаниях. При этом запрет на членство белых был ею формально снят. – Примеч. ред.

[15] Гостев А. Скрепы для буров. Зачем Россия заманивает белых южноафриканцев // Радио Свобода. 2018. 23 октября (www.svoboda.org/a/29559467.html).

[16] Кузовков В. О великом переселении буров в Россию: сказка, которая вряд ли станет былью // Военное обозрение. 2019. 21 декабря (https://topwar.ru/165980-o-velikom-pereselenii-burov-v-rossiju-skazkakotoraja-vrjad-li-stanet-bylju.html).

[17] Bulochnikov. Так что нам делать с бурами? Я бы пустил их в Россию (https://bulochnikov.livejournal.com/4208453.html).

[18] Мнение: первые буры в России, конец праздника вейп-непослушания и роль санкций в развале великих стран // Seldon.News. 2019. 19 июля (https://news.myseldon.com/ru/news/index/213628126).

[19] См.: Совместная декларация об установлении всеобъемлющего стратегического партнерства между Российской Федерацией и Южно-Африканской Республикой, 26 марта 2013 года (http://kremlin.ru/supplement/1428).

[20] См.: Olivier G. We Must Leave Russians to Defeat Putin on Their Own (https://rmsmcblog.wordpress.com/2012/07/12/west-must-leave-russians-to-defeat-putin-on-their-own/).

[21] См.: Betrayal of the Promise: How South Africa Is Being Stolen. Public Affairs Research Institute. 2017. May 25 (https://pari.org.za/betrayal-promise-report/).

[22] Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Южно-Африканской Республики о стратегическом партнерстве и сотрудничестве в области атомной энергетики и промышленности (http://docs.cntd.ru/document/420234777).

[23] South Africa – Sipho Pityana Says if Zuma Gets His Hands on the Treasury It’s Game Over for SA // Africa Sustainable Conservation News. 2017. February 2 (https://africasustainableconservation.com/2017/02/02/south-africa-sipho-pityana-says-if-zuma-gets-his-hands-on-the-treasury-its-game-over-for-sa/).

[24] См.: www.bdlive.co.za/business/energy/2014/10/09/nuclear-deal-was-lost-in-translation.

[25] См.: South African Foreign Policy Pivots to China, Russia and anti-Western Rhetoric [From the South African Monitor Year-End 2015 Report: Zuma’s Hybrid Regime, the Economy and Sustainable Communities] // South Africa Monitor. 2015. December (http://sa-monitor.com/wp-content/uploads/2015/12/SAM5-2015-Foreignpolicy.pdf).

[26] Exposed: Scary Details of SA’s Secret Russian Nuke Deal // Mail & Guardian. 2015. February 12 (http://mg.co.za/article/2015-02-12-exposed-scary-details-of-secret-russian-nuke-deal).

[27] В июле 2014 года эта организация была внесена Министерством юстиции России в список иностранных агентов.

[28] См., например, объявление о лекции Сливяка в сентябре 2015 года в Университете провинции Квазулу-Натал: http://ccs.ukzn.ac.za/default.asp?11,61,3,3540.

[29] См.: Paw J. The President’s Keepers: Those Keeping Zuma in Power and Out of Prison. Cape Town: NB Publishers, 2017.

[30] Waafrica M., Jika T., Skiti S. Putin’s Hand in Cabinet’s Reshuffle // The Sunday Times. 2017. October 22 (www.pressreader.com/south-africa/sunday-times/20171022/281479276656330).

[31] Подробнее см.: Bratt M. It’s a Lemon, Folks: Fake News Strikes Again with Putin’s Supposed SA Visit // TheMediaOnLine. 2018. February 7 (http://themediaonline.co.za/2018/02/its-a-lemon-folks-fake-news-strikesagain-with-putins-supposed-sa-visit/).

[32] Цит. по: South Africa’s Ramaphosa, Putin Agree to Discuss Nuclear Power Deal in Future // Nigeria News Update (https://nnu.ng/south-africa-s-ramaphosa-putin-agree-to-discuss-nuclear-power-deal-in-future).

[33] Russia’s Embassy in South Africa Rejects Allegations of Russian Meddling into Elections // TASS. 2019. May 17 (https://tass.com/world/1058856).

[34] Olivier G. Unable to Beat Rivals in Trade, Russia May Try an Agent Provocateur Role // Business Day. 2019. March 22. (С полным текстом этого материала можно ознакомиться на сайте посольства России в ЮАР; он сопровождает текст опровержения, о котором речь идет ниже. – Примеч. ред.)

[35] Russian Embassy’s Comment on the Article «Unable to Beat Rivals in Trade, Russia May Try an Agent Provocateur Role» (Business Day, 22 March) – Rebuttals (https://russianembassyza.mid.ru/rebuttals/).

[36] Olivier G. An Invisible Enemy Could Scupper Putin’s Constitutional Coup Plans // Business Day. 2020. June 11 (www.businesslive.co.za/bd/opinion/an-invisible-enemy-could-scupper-putins-constitutional-coup-plans/).

[37] Russophobia Must End – Rebuttals. Embassy’s Reply to the Article «An Invisible Enemy Could Scupper Putin’s Constitutional Coup Plans» by Gerrit Olivier (https://russianembassyza.mid.ru/rebuttals/).

[38] См.: Huang C., Cha J. Russia and Putin Receive Low Ratings Globally. Pew Research Center, 2020 (www.pewresearch.org/fact-tank/2020/02/07/russia-and-putin-receive-low-ratings-globally/).

 



Другие статьи автора: Шубин Владимир

Архив журнала
№130, 2020№131, 2020№132, 2020№134, 2020№133, 2020№135, 2021№136, 2021№137, 2021№129, 2020№127, 2019№128, 2020 №126, 2019№125, 2019№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба