Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №1, 2007

Станислав Минин. Кто защищает "бастион католицизма"?
Просмотров: 2373

Папа Римский Бенедикт XVI, посещая Польшу в конце мая 2006 года, подчеркивал, что рад побывать в стране, которая не испытывает недостатка в священниках и церкви которой всегда полны верующих. В Европе Польшу действительно рассматривают как "экспортера духовенства" и "остров" католицизма в море секуляризма. Но насколько эти определения соответствуют действительности? И что вынудило польского священника и социолога Люблинского католического университета Владислава Пивоварского сделать вывод, что две трети поляков - "несознательные еретики"?

Священник Славомир Заремба из Института социологии Католического университета имени Стефана Вышиньского в Варшаве в одной из своих последних публикаций выделяет несколько уровней возможной оценки религиозности поляков и их отношения к Католической церкви с социологической точки зрения [1] . Чтобы дать оценку справедливости расхожего утверждения, согласно которому Польша - "евробастион" католицизма, необходимо получить ответы на следующие вопросы: 1) считают ли себя католиками сами поляки и высок ли процент такого рода самоопределения? 2) Какой процент поляков и с какой систематичностью принимает участие в религиозных практиках, предписываемых Католической церковью? 3) В какой степени поведение поляков в повседневной жизни и их отношение к проблемам биоэтики, семейной и половой жизни согласуются с положениями нравственной доктрины Католической церкви? 4) Пользуется ли Католическая церковь как институт доверием поляков? 5) Каков уровень участия поляков в приходской жизни?

"Является ли Польша страной религиозных людей? Ответы поляков на этот вопрос остаются однозначными и неизменными... 96% населения считают себя верующими, при этом подавляющее большинство называет себя католиками", - писал в 2003 году главный редактор католического журнала "Więź" Збигнев Носовский, ссылаясь на данные социологических опросов, периодически проводимых Центром исследования общественного мнения (Centrum Badania Opinii Społecznej, CBOS) [2] . Результаты последних соцопросов CBOS вовсе парадоксальны: верующими называют себя 95% опрошенных, а католиками - 96%! 63% заявляют, что следуют учению Церкви в повседневной жизни. Такого рода самоопределения позволили социологам из CBOS сделать следующий вывод: "Образ поляка-католика - не сугубо теоретический конструкт, католическая вера - конститутивная составляющая национальной идентичности граждан" [3] . Однако областью декларируемой принадлежности к той или иной религии или христианской конфессии анализ ментальности исчерпываться не может - существуют также повседневные реакции и поступки, поведенческие мотивировки, культурные стереотипы и так далее. Для социолога религиозность той или иной группы людей приобретает смысл в том случае, если она так или иначе определяет их социальное поведение.

Опрос, проведенный CBOS в мае 2006 года, дал следующие результаты: религиозными людьми назвали себя 69% респондентов, 17% заявили о равнодушном отношении к религии, 11% обозначили себя как "скорее нерелигиозных людей", 3% декларировали абсолютную нерелигиозность. "Верующий" еще не означает "религиозный": по мнению социолога Рафала Богушевского, "религиозность в понимании поляков в значительной степени отождествляется с "воцерковленностью", то есть с участием в религиозных обрядах. О "религиозном равнодушии", в частности, заявляют люди, чье участие в обрядах можно назвать спонтанным и нерегулярным. Примечательно, что среди "равнодушных" есть и те, кто признает "особую значимость" обрядов крещения и похорон (87% и 89% опрошенных соответственно, что превышает 69% назвавших себя "религиозными" людьми) [4] .

Интересную статистику, результат многолетней работы, опубликовал в 2006 году Институт статистики Католической церкви (ИСКЦ): социологи института, в частности, начиная с 1979 года фиксировали число dominicantes (посещающих воскресные богослужения) и communicantes (причащающихся во время воскресных богослужений) в епархиях Католической церкви в Польше [5] . Данные собирались в одно из воскресений октября или ноября; при этом в расчет брали то обстоятельство, что около 18% верующих в той или иной епархии - это дети до 7 лет, больные или пожилые люди, участие которых в воскресном богослужении не обязательно. Итоги 2005 года таковы: если опустить совершенно естественные региональные различия, о которых еще будет повод сказать ниже, то в среднем воскресные богослужения посещают 45% поляков, а причащаются по воскресеньям - 16,5%. То обстоятельство, что, согласно одному из последних исследований того же ИСКЦ, две трети (порядка 66%) поляков декларируют регулярное участие в воскресных богослужениях, лишний раз наглядно демонстрирует разницу между "декларативной" и "формальной" религиозностью.

Согласно данным соцопроса, проведенного CBOS в 2001 году, 21% респондентов, считающих себя "практикующими католиками", в то же время заявляют о "личном" характере своей веры и слабом влиянии на нее Церкви. Среди всех поляков, называющих себя верующими, таких 43% [6] . Если подходить к вопросу о "католической идентичности" поляков со всей аналитической строгостью, то круг "полноценных" католиков будет сжиматься как шагреневая кожа. Социолог из Варшавского университета Славомир Мандес, базируясь на результатах исследования религиозности поляков в посткоммунистический период, проведенного в середине 1990-х годов в рамках немецкого исследовательского проекта "Aufbruch", приходит к выводу, что "поляки и Церковь по-разному понимают, что такое быть христианином" [7] .

В то же время высокий уровень декларируемой религиозности поляков, зачастую не связанной с воцерковленностью, Мандес объясняет, в частности, фаталистическим отношением поляков к жизни (уверенность поляков в том, что они влияют на ход жизненных событий, немецкие социологи оценивают как 6,1 по десятибалльной шкале; при среднеевропейском уровне 6,7 балла это один из самых низких показателей в Европе). Качественные характеристики, которые дают поляки окружающему миру, зачастую содержат предикат "испорченности" или "греховности" (53-55% опрошенных). 53% поляков утверждают, что "ощущают близость Бога", однако подавляющее большинство (83%) не может сказать того же об Иисусе Христе или Деве Марии, что противоречит расхожим суждениям о распространенности "культа Богоматери" в Польше и указывает на то, что Церковь оказывает довольно слабое влияние на "оформление" религиозного опыта поляков. Каждый пятый поляк не верит в воскресение Иисуса, зато 32% верят в телепатию, 19,5% - в реинкарнацию.

Кроме того, по наблюдениям Мандеса, для Польши характерен довольно высокий уровень антиклерикальных настроений: в социальной системе поляки отводят Церкви нишу, далекую от политики, рассматривая ее как религиозный институт sensu stricte, то есть дающий ответы на "конечные" вопросы. В середине 1990-х, по данным "Aufbruch", 85% поляков высказывались против того, чтобы Церковь "подсказывала" избирателям, за кого голосовать на выборах, а 81% считал недопустимым вмешательство Церкви в государственные дела [8] . Эти цифры превращали Польшу из "бастиона католицизма" в "бастион антиклерикализма", выше были только показатели во Франции - 86% и 82% соответственно. Последние исследования, проведенные польскими социологами, рисуют несколько иную картину. Так, ученые из организации Ośrodek Badania Opinii Publicznej (OBOP) по итогам проведенного в 2004 году опроса приходят к заключению, что 48% поляков считают вмешательство Церкви в политику "чрезмерным" (кстати, в 1996 году, по данным OBOP, такие суждения высказывали 59%), при этом 37% находят невозможным для государства руководствоваться в своей деятельности учением Католической церкви [9] . "Иерархи Церкви должны воздерживаться от политических комментариев" - таков вердикт 77% поляков, опрошенных социологами Лаборатории общественных наук (Pracownia Badań Społecznych, PBS) в 2006 году [10] .

Стабильно негативное (при расхождении данных немецких и польских социологов) отношение поляков к участию Церкви в политической жизни де-факто является реакцией на частые проявления ее политической ангажированности. Представления о Польше как о "бастионе католицизма" формируются не только на основе соцопросов, в которых 96% поляков называют себя верующими, но и с учетом той роли, которую играет Католическая церковь в политической жизни страны, эффективности ее вмешательства в политические процессы. Примечательно, что, согласно данным исследований OBOP, самый низкий уровень недовольства поляков степенью вмешательства Церкви в государственные дела (48%) пришелся на 2003 и 2004 годы - период доминирования социал-демократов в Сейме [11] .

По данным, полученным в рамках программы "Aufbruch", 32% поляков в 1990-е годы полагали, что Церковь прежде всего заинтересована в стяжании "мирской власти", 21% опрошенных считал Церковь естественным союзником богатых и властей предержащих, 25% рассматривали ее как "организацию, управляемую епископами и священниками" (а не как Тело Христово или общину верующих), 58% утверждали, что Церковь богата. Славомир Мандес делает вывод, что "общее доверие поляков к Церкви (78% по данным OBOP на 2004 год) сопровождается холодной дистанцированностью по отношению к ее повседневной деятельности; при этом критическое отношение к Церкви нарастает пропорционально образованности респондентов и в зависимости от величины населенного пункта, в котором они проживают" [12] . От места проживания респондентов, безусловно, зависит и уровень доверия к конкретным представителям католического духовенства - в небольших городах и селах он выше, чем в крупных урбанистических центрах. При этом даже в "самых католических" епархиях, по данным ИСКЦ, уровень доверия к приходскому духовенству не превышает 64% (для сравнения: самый высокий уровень доверия к епископу - 79,5%, к Конференции католических епископов Польши (ККЕП) - 75,7%, примаса - 84%) [13] . Стабильно высоким доверием (не менее 90%) пользовался в последние годы Папа Римский Иоанн Павел II, однако в период понтификата Бенедикта XVI такого рода опросы не проводились. Очевидно, что уровень доверия к священнослужителям у поляков снижается в зависимости от того, в какой степени контакт респондентов с тем или иным представителем духовенства является опосредованным: как только поляк сталкивается с Церковью лицом к лицу, доверие начинает падать.

Доверие к Церкви в Польше долгие годы поддерживалось за счет авторитета Иоанна Павла II. Говорить подробно о "феномене Кароля Войтылы" в польском сознании в рамках данной статьи не представляется возможным: здесь свою роль сыграли и медиа-конструирование образа понтифика, и своего рода культ "успешного человека". Так или иначе, согласно результатам проведенного PBS соцопроса, для 64,9% поляков после кончины Иоанна Павла II в Католической церкви в Польше не осталось авторитетов. Более того, согласно опросу, самым авторитетным из иерархов (15,5%) считается архиепископ Кракова кардинал Станислав Дзивиш [14] , чью популярность можно объяснить только одним: на протяжении многих лет он являлся личным секретарем Иоанна Павла II. Если до 2005 года негативные стороны Церкви в сознании поляка могли быть нивелированы образом "великого и мудрого польского Папы", то теперь такого амортизатора недовольства у Церкви нет, и уже в ближайшие годы это может сказаться на доверии к ней как к институту.

Социологи из Института статистики Католической церкви, проводившие в 1997-2006 годах исследование религиозности поляков в 12 епархиях, задавали респондентам следующие вопросы: "Ощущаете ли вы связь со своим церковным приходом?", "Посещаете ли вы богослужения в приходской церкви?", "Жертвуете ли вы финансовые средства на приходскую церковь?", "Принимаете ли вы участие в благотворительной деятельности вашего прихода?". Полученные ими цифры наглядно показывают, что для общей картины религиозности поляков "средние показатели" малорепрезентативны - они "смазывают" существующее в обществе расслоение в вопросе о "католической идентичности", детерминируемое биографическими ситуациями респондентов (характеристика локуса проживания, принадлежность к той или иной социальной группе, образование и тому подобное). Например, в Ломжинской, Сандомирской и Тарнувской епархиях количество респондентов, ответивших утвердительно на вопрос о том, ощущают ли они связь с приходом, превысило 95%, тогда как в Лодзинской (23%), Щецин-Каменецкой (22,2%), Познаньской (19,7%) и Гданьской (18,1%) епархиях ситуация диаметрально противоположная [15] .

Ломжа, Сандомир и Тарнув - это периферия успешности, островки, огибаемые потоками капитала, профессиональных и интеллектуальных ресурсов; в свою очередь, Лодзь, Щецин, Познань и Гданьск - центры, аккумулирующие эти ресурсы. "Центр" всегда предполагает наличие университета и, как следствие, возможность для воспроизводства интеллектуального ресурса - носителей мировоззренчески критического, адогматического сознания. Нормативная система общества, живущего по законам рынка, предоставляет больше шансов для успешного целеполагания и целедостижения жителю Гданьска, нежели жителю Тарнува, - отсюда большая степень индивидуализации в первом случае и укрепление связей с определенным community во втором. Религия - лекарство от фрустрации, и совершенно неслучайно именно церковная община, приход - один из наиболее устойчивых типов community на периферии успешности.

Специалисты из CBOS в аналогичном исследовании, проведенном в 2005 году, приводят следующую статистику: степень идентификации с церковным приходом у поляков зависит от возраста (о связи с приходом заявляют свыше 68% людей в возрасте от 65 лет и всего 38% молодежи от 18 до 24 лет), места проживания (61% на селе, 48% в городах с населением до 20 тысяч человек, 32% в городах с полумиллионным населением и выше), образования (всего 35% опрошенных с высшим образованием декларируют ощущение связи с приходом), социальной группы (76% крестьян, 47% рабочих, всего 35% работников интеллектуальной сферы и 34% представителей интеллигенции). Региональная специфика социологами CBOS не учитывалась [16] .

"Пусть миряне привыкают работать в приходе в тесном единстве со своими священниками", - говорится в принятом на II Ватиканском соборе декрете "Apostolicam actuositatem" ("Об апостольстве мирян") [17] . В польских церковных приходах принцип сотрудничества мирян с духовенством, согласно данным CBOS, реализуется не лучшим образом. Результаты проведенного социологами опроса свидетельствуют о том, что лишь 37% опрошенных имеют регулярные контакты с плебаном или викариями, тогда как 42% лишь несколько раз беседовали со священниками, а у 9% такие беседы носили одноразовый характер [18] .

Примечательно, что декрет "Apostolicam actuositatem" - не что иное, как реакция иерархов Католической церкви на запрос "снизу": именно миряне желали принимать активное участие в жизни и деятельности Церкви, и одной из задач прихода становилась как раз организация этого участия. В то же время проведенный CBOS соцопрос дает любопытный материал для размышления. Выясняется, что лишь 4% мирян в Польше принимают регулярное участие в организуемой приходами общественной деятельности, 16% делают это "время от времени", еще 14% - "очень редко", а 65% не занимались этим никогда. В основном эта деятельность не выходит за пределы церкви: 79% активистов занимаются уборкой церковных помещений, 28% собирают средства на нужды церкви, 16% участвуют в подготовке религиозных церемоний и празднеств. Менее популярны собственно социальные инициативы прихода: 10% активистов организуют финансовую помощь нуждающимся, 8% участвуют в организации паломничеств, 5% - в организации культурных мероприятий, 3% - в организации занятий для детей и т.д. Впрочем, в культурных мероприятиях и экскурсиях для детей, организуемых церковными приходами, принимает участие незначительная часть опрошенных - 9 и 7% соответственно. Паломничества, организуемые приходами, привлекают 27% поляков [19] . Относительно слабое участие поляков в общественной жизни приходов и далекая от идеала эффективность приходской общественной деятельности - тенденции взаимообусловленные и взаимосвязанные.

О том, как в Польше на практике реализуется идея "апостольства мирян", красноречиво свидетельствуют следующие цифры: 68% поляков утверждают, что никак не влияют на жизнь прихода и (sic!) не хотят на нее влиять, 17% - что хотели бы влиять на жизнь прихода, но в настоящий момент этого не происходит, и лишь 15% считают, что имеют влияние на приходскую жизнь. Более того, лишь 57% приходских активистов полагают, что оказывают воздействие на жизнь прихода, тогда как 33% отрицают факт такого воздействия и не стремятся к оному. Чаще всего как незначительную свою роль в приходской жизни оценивают учащиеся школ, студенты, безработные и жители крупных городов, тогда как около четверти опрошенных CBOS людей с высшим образованием и высоким общественным и профессиональным статусом считают свое влияние на жизнь прихода недостаточным и претендуют на большее. Это свидетельствует о заметной тенденции к ограничению роли интеллигенции в приходской жизни и жизни Католической церкви в целом. Итог - лишь 34% интеллигенции заявляет о своей связи с приходом [20] .

Социолог Богна Вчурка, анализируя итоги проведенного CBOS исследования, отмечает, что "основными звеньями, связывающими поляков с церковным приходом, являются само чувство принадлежности к приходу и участие в религиозной жизни" [21] . В свою очередь, низкий уровень участия прихожан в приходской общественной деятельности и декларируемое нежелание оказывать влияние на жизнь прихода - не что иное, как результат консервации в общественном сознании достаточно архаичной модели Церкви, "в которой конструктивная роль принадлежит исключительно духовенству, а участие мирян является пассивным". С этим согласны и некоторые церковные иерархи. По словам епископа Тадеуша Перонека, "духовенство, привыкшее к самостоятельности, не умеет или не хочет допустить более широкого деятельного присутствия мирян в Церкви, все время что-то от них скрывает, миряне же, в свою очередь, не слишком стремятся брать на себя серьезную ответственность, тем более что в этой области у них нет опыта и уверенности в том, что, занимаясь делами Церкви, они работают на себя" [22] .

"В сфере морали обнаруживаются самые значительные расхождения между учением Церкви и убеждениями поляков, - с сожалением пишет Славомир Заремба. - Это находит свое выражение в поддержке таких поведенческих практик и ситуаций, как: сожительство без заключения брака (32% поляков высказываются "за"), сексуальные отношения до брака (41%), использование контрацепции (48%), развод (22%), прерывание беременности (11%), эвтаназия (11%)" [23] . Pracownia Badań Społecznych (PBS) приводит куда более красноречивые цифры: согласно данным исследования, проведенного PBS для издания "Gazeta Wyborcza", 66% поляков выступают против ужесточения запретов на аборты, 50% считают допустимыми аборты по "социальным причинам" (материальная несостоятельность матери и тому подобное), 51% допускает финансирование производства средств контрацепции со стороны государства, 56% не стали бы ограничивать представителей сексуальных меньшинств в праве провести "парад гордости" (для "католической" страны кричащий показатель!), 62% - против запрета на торговлю по воскресеньям [24] . Речь, конечно, идет о несколько разных методиках сбора информации (Заремба опирается на исследования, проведенные ИСКЦ в 2002 году по поручению Конференции католических епископов Польши (ККЕП), "вопросниках" и так далее. Кроме того, в обоих случаях перед нами "средние показатели", тогда как уровень "нравственного либерализма" опрашиваемых напрямую зависит от их социального положения, биографической ситуации, региона проживания. Например, согласно данным последних исследований ИСКЦ, против абортов выступают около 60% поляков, однако "погоду" здесь делают Тарнувская и Ломжинская епархии, где свыше 85% опрошенных - противники прерывания беременности, и их голоса при подсчете среднего арифметического показателя "корректируют" куда более "либеральную" позицию жителей Варшавы, Познани или Гданьска.

Кроме всего прочего, исследования ИСКЦ в 12 епархиях проводились не одновременно, не учитывались господствующая политическая конъюнктура, роль СМИ, интенсивность медиапропаганды той или иной системы ценностей (в 2001 году обещание провести в стране референдум по вопросу об абортах помогло социал-демократам одержать победу на парламентских выборах). Подводя итог последнему исследованию CBOS, касающемуся отношения поляков к проблеме абортов, социолог Влодзимеж Дерчиньский указывает на то обстоятельство, что начало исследования совпало с опубликованным в СМИ призывом председателя ККЕП архиепископа Пшемысльского Юзефа Михалика к Сейму голосовать в поддержку жесткого ограничения абортов. В ситуации, когда позиция Церкви была выражена однозначно и "громко", многие респонденты, по мнению Дерчиньского, не желая высказываться однозначно вопреки мнению Церкви, давали ответы "сложно сказать" (12% опрошенных - для сравнения, в 2005 году на вопрос о допустимости аборта в первые недели беременности затруднились ответить всего 7%) или "скорее я против абортов" (21% против 15% в 2005 году) [25] .

Последние полтора года в политической жизни Польши - это период смены правящих элит, в ходе которой дискурс прокатолических партий оказался доминирующим в медиапространстве. Тем не менее данные CBOS свидетельствуют о незначительном сдвиге общественного мнения в отношении абортов: лишь на 2% увеличилось число убежденных противников прерывания беременности. Любопытная деталь: на общий вопрос социологов из CBOS о том, согласен ли опрашиваемый с тем, что женщина в первые месяцы беременности может решать, будет она рожать или нет, 23% ответили "однозначно нет". Однако стоило социологам конкретизировать условия, при которых женщине может быть разрешен аборт (угроза жизни и здоровью матери, беременность как результат насилия или инцеста, тяжелое финансовое положение матери и так далее), как число ригористов уменьшилось до 12% [26] . В то же время учение Католической церкви, изложенное, в частности, в "Катехизисе" и Инструкции Конгрегации вероучения "Donum Vitae", рассматривает аборт как грех при любых условиях. Это означает, что первоначальная реакция поляков при обсуждении проблемы абортов зачастую скорее обусловлена воздействием пропаганды и эмоциями, нежели опорой на конкретную доктринальную базу.

"Уровень нравственного релятивизма в польском обществе достаточно высок", - констатирует Рафал Богушевский, анализируя итоги исследования, проведенного CBOS в мае 2006 года. Лишь 31% респондентов на вопрос об отношении к нравственной доктрине Католической церкви ответил, что "нравственные основы католицизма - это лучшая нравственная система, не требующая изменений или дополнений". 26% поляков полагают, что по мере усложнения жизни в католическую нравственную доктрину необходимо вносить дополнения, а 36% считают, что большинство католических нравственных норм "правильно", но "недостаточно" для современного человека. Богушевский отмечает, что по сравнению с 2000 годом число однозначных сторонников католических моральных ценностей увеличилось на 9%, но при этом полагает, что такой рост "католического самосознания" мог быть обусловлен посещением Польши Бенедиктом XVI [27] .

По данным CBOS, 79% поляков поддерживают введение в школьную программу сексуального воспитания, 76% выступают за внеутробное оплодотворение, причем 36% считают, что для супружеских пар это должно быть бесплатной услугой. На протяжении последних 10 лет медленно, но увеличивался процент поляков, не желающих иметь детей (1% в 1996 году, 4% - в 2006-м), лишь 33% по состоянию на 2006 год выступали за многодетную (больше двух детей) семью, а традиционную модель семьи (работающий отец, воспитывающая детей мать) даже в сельской местности поддерживают лишь 44% мужчин и 37% женщин. Если католическая нравственная модель и оказывает воздействие на повседневное поведение, мотивацию и формирование социальных идеалов поляков, то сегмент населения, поддающегося этому воздействию, относительно невелик.

Результатом постепенной (и во многом неизбежной) евроинтеграции Польши станет принятие польским обществом современной европейской секулярной социальной парадигмы с последовательной реализацией принципов индивидуализации религии и морального релятивизма. Уже сегодня в составленном социологами списке ценностных ориентиров поляков религия занимает лишь седьмое место (28% опрошенных CBOS упомянули религию в числе "пяти основных ценностей") [28] . Католическая церковь в Польше возлагает надежду на консервацию католических ценностей силами так называемого "поколения Иоанна Павла II" - молодежи, выросшей на учении "польского Папы", однако социологи считают "поколение" публицистическим штампом, нерелевантным действительности: по данным CBOS, именно для молодежи в возрасте от 18 до 24 лет в наибольшей степени характерен моральный релятивизм [29] . Впрочем, Польшу едва ли ожидает стремительная секуляризация: при высоком уровне урбанизации (61,9% по состоянию на 1996 год) значительная часть населения страны проживает в малых городах и сельской местности с относительно высоким уровнем религиозности, значение аграрного сектора не снижается, а получаемое в крупном городе образование статистически не очень часто оказывает влияние на религиозность молодого человека из села или малого города. Тем не менее социологические исследования демонстрируют разрыв в частоте участия в религиозных практиках со стороны поляков в возрасте от 18 до 54 лет (55-56% делают это регулярно) и поляков в возрасте от 54 лет и старше (67%) [30] . Защитники "евробастиона католицизма" стареют и вытесняются на периферию, и по мере урбанизации страны, увеличения необходимости в образованных и высококвалифицированных кадрах, миграции населения в крупные города, роста благосостояния населения их будет становиться все меньше.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Zaręba S.H. Religijność dorosłych Polaków na początku XXI wieku // www.katecheza.episkopat.pl/pomoce/Religijnosc_doroslych.doc. вернуться

[2] Nosowski Z. Czy Polska jest (jeszcze) krajem katolickim? // Więź. 2003. № 5. S. 39-54. вернуться

[3] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2006/K_081_06.PDF. вернуться

[4] Там же. вернуться

[5] См.: www.iskk.ecclesia.org.pl/praktyki-niedzielne.htm. вернуться

[6] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2001/K_053_01.PDF. вернуться

[7] Mandes S. Formy religijności w społeczeństwie polskim // Jasińska-Kania A., Marody M. (Red.). Polacy wśród Europejczyków. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe Scholar. Marody M., 2004. S. 133-151. вернуться

[8] См.: Kościół i religijność Polaków 1945-1999. Warszawa: Instytut Statystyki Kościoła Katolickiego SAC, 2000. вернуться

[9] См.: www.tns-global.pl/archive-report/id/7137. вернуться

[10] См.: www.pbsdga.pl/x.php?x=329/Kosciol-a-polityka.html. вернуться

[11] См.: www.tns-global.pl/archive-report/id/7137. вернуться

[12] Mandes S. Op. сit. S. 146. вернуться

[13] Cichobłazińska A. Mapa religijności Polaków // Niedziela Ogólnopolska. 2006. № 52. S. 22-24. вернуться

[14] См.: www.pbsdga.pl/x.php?x=329/Kosciol-a-polityka.html. вернуться

[15] См.: Religia-Kościół-Społeczeństwo. Wyniki badań socjologicznych w 12 diecezjach. Warszawa: Instytut Statystyki Kościoła Katolickiego SAC, 2006. вернуться

[16] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2005/K_049_05.PDF. вернуться

[17] Об апостольстве мирян // Документы II Ватиканского Собора. М.: Паолине, 1998. С. 263. вернуться

[18] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2005/K_049_05.PDF. вернуться

[19] Там же. вернуться

[20] Там же. вернуться

[21] Там же. вернуться

[22] Pieronek T. Kosciół nie boi się wolności. Kraków: Wydawnictwo Znak, 1998. вернуться

[23] Zaręba S.H. Op. cit. вернуться

[24] См.: www.pbsdga.pl/x.php?x=348/Jak-liberalni-sa-Polacy.html. вернуться

[25] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2006/K_173_06.PDF. вернуться

[26] Там же. вернуться

[27] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2006/K_081_06.PDF. вернуться

[28] Там же. вернуться

[29] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2006/K_107_06.PDF. вернуться

[30] См.: www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2001/K_053_01.PDF. вернуться

 

Архив журнала
№125, 2019№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба