Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №3, 2012

Ольга Бурмакова
Американские феминистские блоги
Просмотров: 1119

Ольга Бурмакова (р. 1984) – социолог, независимый гендерный исследователь. Сфера научных интересов – гендер и сексуальность, квир-теория, права женщин и ЛГБТ.

 

В США идет предвыборная президентская гонка, и все медиа так или иначе сосредоточены на ее обсуждении. Феминистские блоги не стали исключением, тем более что выступления кандидатов в президенты, их деятельность, равно как и их партий, дает постоянный материал для дискуссии именно с феминистской точки зрения. Хотя блоги освещают немало тем, как актуальных, так и «вечных» в феминистском дискурсе (положение женщин на рынке труда, репродуктивные права, сексуальность, мода и красота, репрезентация женщин и других меньшинств в массмедиа), но злободневная тема противостояния двух кандидатов и двух партий пронизывает все публикации.

Аманда Маркотт в своем блоге Pandagon.net рассматривает широкий спектр актуальных феминистских тем: вопросы женской сексуальности и ее социального контроля, контрацепции, репрезентации женщин и сексуальности в массмедиа, выступление Барака Обамы в поддержку однополых браков, противоречия в логике «защиты детей» («защита» от демонстрации секса в массмедиа, но не от демонстрации насилия).

Несколько ее постов посвящены теме «выбора» роли домохозяйки, связанной с тем, что кампания кандидата в президенты от республиканцев Мэтта Ромни активно использует образ его жены-домохозяйки, которая решила не работать, а заниматься домом и воспитывать пятерых детей. Республиканцы, начиная с самой Энн Ромни, используют этот факт семейной истории кандидата как пример поддержания традиционных гендерных ролей – в противовес идеям обеспечения равных возможностей на рынке труда, социальной поддержки семей и тому подобным начинаниям из сферы гендерного равенства, которые обычно поддерживают демократы.

Надо отметить, что обсуждение «выбора домохозяйки» идет в контексте более широкой дискуссии о «войне против женщин», как называют ряд законодательных инициатив республиканцев на уровне штатов или всей страны. Они включают систематические попытки лишить финансирования и закрыть центры «Планируемое родительство», максимально ограничить доступ к контрацептивным средствам и абортам, изменить законодательный подход к изнасилованиям и другим гендерно обусловленным преступлениям и так далее. В число их инициатив входит одновременно урезание социальной поддержки малоимущим женщинам и детям и государственной поддержки детских садов для тех же категорий населения с заявленной мотивацией «матерям не нужно работать, они должны сидеть дома и заниматься детьми». С этой точки зрения идеализация «выбора домохозяйки» становится явным элементом систематической политики партии и ее идеологии; однако в риторике вокруг Энн Ромни республиканцы маскируют проблему, используя в своих целях феминистскую идею выбора, но подменяя ее смысл.

Аманда Маркотт рассматривает разные проблемные аспекты идеализации «выбора домохозяйки», начиная с того, что многие женщины не имеют возможности сделать такой выбор, так как для поддержания семьи вынуждены работать даже в том случае, когда хотели бы заниматься домом и детьми. В то же время утверждение «я выбрала заботу о детях, и это была тяжелая работа» подспудно намекает на то, что работающие матери детьми не занимаются, что не соответствует истине – они просто выполняют две тяжелых работы: дома и на рабочем месте. (Хотя Маркотт не отмечает этого в своих постах, но хочется заметить на полях, что в данном случае республиканцы признают труд домохозяйки «тяжелой работой», однако, когда поднимается вопрос о монетизации домашнего труда, труда по уходу и воспитанию за детьми, они немедленно забывают о его тяжести и переключаются на риторику «священного материнского/женского долга» в ее смягченном, американском, варианте.)

Аманда отмечает, что республиканцы говорят о «выборе домохозяйки», не задавая ему экономический и социальный контекст, как будто все женщины в данной ситуации имеют абсолютно равные возможности для выбора. Разумеется, это не так: выбор между ролями работающей женщины и домохозяйки обусловлен множеством факторов, от экономических (наличие средств для поддержания семьи, ситуация на рынке труда, государственная поддержка) до социальных (давление среды, семьи, усвоенные гендерные роли). Республиканцы в данном случае используют феминистскую лексику «выбора», в то же время игнорируя достижения феминизма по обеспечению возможностей для этого выбора и все еще стоящие перед американским обществом проблемы неравенства.

Другую сторону вопроса – положение работающей женщины, и особенно работающей матери, – рассматривает мультиавторский блог «Sociological Images», собирающий материалы по социальным вопросам с визуальным сопровождением, будь то видео, графики или просто иллюстрации. В посте «Равные возможности для идеализированных работников» Лиза Уэйд, один из постоянных авторов блога, приводит наблюдение социологов: вся структура рынка труда в США основана на допущении, что работник не занимается семьей. Либо семьи у него нет, либо о ней заботится кто-то другой. Идеализированный работник может трудиться сверхурочно, не берет больничных по уходу за ребенком, его не заботит согласование его графика с графиками детских садов и школ. Поскольку в основном забота о детях и семье ложится на женщин, то именно они оказываются в уязвимом положении из-за такой структуры рынка труда. Новая статистика, приведенная в этом посте и в нескольких других, демонстрирует, что разрыв в заработках между мужчинами и женщинами зависит не столько от пола, сколько от наличия детей, и что разрыв между мужчинами и бездетными женщинами меньше, чем между бездетными женщинами и женщинами, у которых есть дети. (Эта проблема, разумеется, касается не только США. Один из аспектов борьбы за равенство и ответственное родительство – это структурирование рынка труда вокруг работника, который занимается семьей, то есть его согласование с графиками детских учебных учреждений, предоставление отпусков по уходу за ребенком, декретных отпусков и прекращение дискриминации семейных работников – как женщин, так и мужчин, стремящихся заниматься домом и детьми параллельно с работой.)

Еще одна тема «Sociological Images» связана с выступлением президента Обамы в поддержку однополых браков и предшествовавшим ему принятием в Северной Каролине «Поправки 1», которая запрещает не только однополые браки, но и гражданские союзы и домашние партнерства (формы регистрации отношений, которые использовались вместо брака не только однополыми, но и разнополыми парами). Блог приводит статистику по динамике восприятия однополых союзов разными социальными и идеологическими группами, ситуацию с правами ЛГБТ в разных штатах, а также выступление пастора Уильяма Барбера, который озвучивает не новую, но важную позицию: голосование за разрешение однополых браков или против недопустимо, так как является прецедентом голосования большинства по вопросам прав меньшинства (которые вообще-то являются неотъемлемыми). Он ставит вопрос прав ЛГБТ на одну линейку с правами других социальных групп, которые в истории США были ограничены волей большинства – цветных, женщин, бедных, – тем самым связывая права ЛГБТ с другими вопросами равенства, историческими и актуальными.

Кара Калвики в своем блоге «The Curvature» разбирает меньше освещаемые в прессе, но не менее острые вопросы, стараясь охватить как можно больше систем властных иерархий. В последней публикации она рассматривает случай Энн Браун, бездомной чернокожей женщины, обратившейся в несколько больниц по поводу боли в ногах, настолько сильной, что она не могла ходить. Ей не только отказали в помощи, но вызвали полицию. Полицейский отвез ее в участок, где Энн умерла от тромба.

Кара рассматривает не только трагическую смерть Энн Браун, но и всю историю женщины, показывая, как бедность, отсутствие социальной поддержки, властные иерархии класса, расы и состояния физического и умственного здоровья привели к драматическому финалу. Дом, в котором жила Энн с двумя детьми, был разрушен торнадо; вскоре после переезда на новое место она потеряла работу, найти новую не удалось, семья впала в бедность, причем настолько, что в их новом доме отключили все коммунальные системы. У самой Энн началось или проявилось не мешавшее ей ранее душевное расстройство (какое именно, не указывается, но не представлявшее опасности для нее и детей при должном лечении). Социальные службы лишили ее родительских прав, выселили из дома. Детей передали бабушке, матери Энн, поставив условием, что Энн не может жить с ними под одной крышей. В результате Энн оказалась бездомной, ее душевное расстройство усилилось из-за критической ситуации, в которой она находилась.

Разбирая эту ситуацию, Кара указывает на запоздалое вмешательство социальных служб как на одну из причин трагедии. Вместо того, чтобы оказать Энн поддержку на раннем этапе, когда та оказалась без средств к существованию, но вполне могла продолжать заботиться о семье, если бы ей помогли пережить период безработицы, найти работу и справиться с проблемами со здоровьем, социальные службы вмешались только тогда, когда ситуация стала критической, и при этом поставили семью в положение, при котором мать Энн оказалась вынуждена выбирать между заботой о дочери или о внуках. Более того, их вмешательство носило определенный расовый характер: Кара приводит статистику, согласно которой подавляющее большинство семей, у которых социальные службы забирают детей, черные и цветные, и причиной лишения родительских прав является не насилие над детьми, а «пренебрежение», то есть в сущности бедность (а цветное население США значительно чаще оказывается за чертой бедности, чем белое). При этом система, занимаясь детьми, полностью пренебрегла их матерью, не предоставив ей никакой помощи. Кара подчеркивает, что статус «плохой матери» автоматически делает женщину преступницей и парией, даже если в этом нет ее вины.

Ситуация в больнице и полиции также была вызвана множеством факторов. Энн Браун была бездомной, черной, страдала умственным расстройством. Поэтому ее вполне серьезные жалобы на здоровье (в течение нескольких дней, в нескольких больницах) игнорировали, а при попытке настоять на внимании к себе ее арестовали за нарушение границы владений больницы (!). Полиция также проигнорировала ее жалобы, автоматически посчитав чернокожую бездомную женщину наркоманкой. Обращались с ней совершенно бесчеловечно: например, когда она не смогла встать на больные ноги, чтобы пройти из машины в участок, ее втащили туда за руки.

Кара анализирует эту ситуацию, показывая, как предрассудки против черных, бездомных, душевнобольных, проявленные структурами, которые обязаны защищать и заботиться – здравоохранение, социальные службы, полиция, – привели к смерти женщины. При этом никто в соответствующих службах не признал своей ответственности за случившееся; все они настаивают на том, что поступали в соответствии с существующими правилами и никак не могли предотвратить случившегося. На примере этой ситуации Кара указывает на многочисленные проблемы системы, сводящиеся к тому, что она по-прежнему управляется предрассудками и привилегиями многочисленных властных иерархий.

Возвращаясь к острым и громким темам, популярный и влиятельный гламурно-феминистский мультиавторский блог «Jezebel», посвящающий большую часть своих материалов анализу массмедиа и вопросам сексуальности, рассматриваемым с феминистских позиций, но нередко поднимающий острые политические и социальные вопросы, тоже не обошел вниманием темы предвыборной кампании Обамы и однополых браков, столь популярной во всех СМИ. Но там же есть заметка и о другом выступлении Обамы: в речи перед выпускницами женского колледжа президент посоветовал им не поддаваться давлению поп-культуры, одержимой красотой и модой, а больше заниматься личным саморазвитием, реализовывать собственные цели и стремиться оставить свой след в мире, занимаясь чем угодно – бизнесом, политикой или семьей. На фоне дискуссии о «выборе домохозяйки» это высказывание президента звучит приятным противовесом, особенно в сочетании с обсуждаемым всеми феминистскими блогами промо-мультфильмом «Жизнь Джулии», который выпущен в рамках кампании Обамы и иллюстрирует то, какие преимущества дают женщинам уже реализованные в его правление программы социальной поддержки и как предвыборная программа Мэтта Ромни ликвидирует все эти преимущества. (Не могу не сравнить позицию Обамы, вслух поддерживающего свободный выбор женщин и в целом апеллирующего к ним как к значимой аудитории, с позицией заново избранного президента Путина, известного чудовищной фразой о том, что, мол, вот мы от «интердевочек» доросли до бизнес-леди, но не стоит забывать о борьбе с демографическим кризисом, – фразой, отчетливо демонстрирующей отношение не только Путина, но и большинства российских политиков к женщине и ее роли в обществе.)

Однако в топ блога вышла тема отношения консервативных политиков к семье – на словах и на практике. На словах звучит известная риторика «традиционных семейных ценностей», которая предполагает сопротивление однополым бракам, сохранение жесткого деления гендерных ролей, обязательное деторождение и тому подобное. В то же время материальная и социальная поддержка реальных семей всячески купируется, особенно если они не соответствуют образцу, то есть не являются гетеросексуальными семьями с двумя родителями, работающим мужчиной и занимающейся детьми женщиной. Эта политика «семейных ценностей», которой придерживается Республиканская партия и которая поддерживается электоратом консервативных штатов, явно внутренне противоречива, но принимается многими религиозными конфессиями с позиций «морали и нравственности». При этом, как показывает недавнее исследование, в консервативных штатах ситуация с поддержкой семей и защитой от дискриминации женщин обстоит крайне печально.



Другие статьи автора: Бурмакова Ольга

Архив журнала
№126, 2019№125, 2019№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба