Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №6, 2013

Ольга Чепурная
Приключения стадиона в стране чудес Случай строительства нового футбольного стадиона в Санкт-Петербурге

В этой статье обсуждаются предварительные результаты исследования процесса строительства нового футбольного стадиона в Санкт-Петербурге. В последние годы этот проект привлекает немало внимания СМИ и общественности из-за затянувшихся сроков реализации и постоянно растущего бюджета. Строительство стадиона можно сравнить с поведением Алисы в Стране чудес, которая постоянно откусывает кусочки только от одной стороны волшебного гриба – способствующей ее росту (в нашем случае – росту размеров, расходов и критики).

Исследовательский интерес к этому случаю объясняется не столько общественным резонансом, сколько его аналитическим потенциалом, который предоставляет возможность проанализировать современное развитие спорта и политики городского развития в Санкт-Петербурге. Предварительный характер выводов обусловлен тем, что сам проект строительства до сих пор не завершен, а значит, эмпирические данные продолжают поступать. Исследовательский проект был запущен в 2009 году, и за прошедшее время собрано достаточно материалов для анализа и предварительных выводов.

В своем исследовании я опираюсь на критический дискурс-анализ, дополняя его марксистскими теориями постиндустриального общества. Объектами дискурс-анализа стали публичные выступления, интервью и заявления представителей городской власти; обсуждения и обоснования проекта стадиона экспертами; новостные и аналитические публикации в СМИ; сообщения футбольных болельщиков и горожан на Интернет-форумах и в блогах[2].

 

Теоретические основания

Вслед за представителями критического дискурс-анализа я рассматриваю дискурс как социальное поведение, которое связывает текст и социально-политический контекст, что позволяет выявить отношения власти в обществе и механизмы конструирования отдельных сфер социальной реальности. В своем анализе я использую трехступенчатую модель дискурс-анализа, предложенную Норманом Фэркло[3].

Для расширения интерпретационных рамок своего анализа я также использую некоторые нео- и постмарксистские подходы к анализу спортивной политики и городской среды. Так, например, концепция диснеизации общества, предложенная Аланом Брайменом, в равной степени применима и к анализу развития современного спорта, и к анализу городской среды, характерной для постиндустриальных обществ. Браймен представляет тематические парки Диснея как метафору обширных социальных изменений в экономике и культуре, которые характерны для современной эпохи (late modernity)[4]. Принципы и параметры диснеизации включают пространственную тематизацию городской среды, дифференциацию потребления, операционализацию нематериального, эмоционального труда. Для развития современных городов и спорта феномен диснеизации подразумевает антрепренерский стиль управления, когда не только пространство (например, стадиона), но и эмоции, с ним связанные, превращаются в ресурс, способный привлечь инвестиции и потребителей. Современные стадионы превращаются в пространства вложения капитала и извлечения прибыли, а сами спортивные соревнования, спортсмены и зрители оказываются коммодифицированы согласно этой антрепренерской логике. Современные проекты стадионов, с одной стороны, стандартизированы, так как сами здания должны соответствовать определенным техническим требованиям и стандартам международных спортивных организаций, но, с другой стороны, каждый стадион должен содержать некоторое количество оригинальных элементов, отличительных черт, что позволит ему приобрести индивидуальность, стать узнаваемым. Эта узнаваемость важна и для развития городской среды, которая включена в конкурентные отношения глобальных городских брендов, и для спортивных организаций и СМИ, которые производят спортивное зрелище.

Дизайн стадиона, утверждающий его принципиальное отличие от других, отвечает задачам привлечения инвесторов и публики, расширяя изначальную идею стадиона дополнительными характеристиками, делая его визуально соблазняющим (visuallyseductive)[5]. Такое «иконическое» здание обладает определенной харизмой, воздействующей на местное сообщество в культурном, политическом и экономическом планах, а также влияет на глобальное восприятие города. Всемирные выставки, чемпионаты по футболу, олимпиады и другие мегасобытия являются поводами для строительства таких зданий. Неомарксистски ориентированные исследователи говорят о том, что спорт может обладать относительной автономией в современном обществе, но чаще всего эту автономию он лишь декларирует, занимая место, предназначенное ему капиталом, и становясь еще одной формой крупного бизнеса[6]. Исходя их этих аналитических рамок, я добавляю к социальным характеристикам стадиона его функционирование как места потребления специфического нематериального продукта, созданного в результате эмоционального труда.

Часто новые городские спортивные пространства представлены в дискурсе власти как новое общее благо. В то же время у каждого городского спортивного пространства можно найти его собственный специфический смысл. Так, например, стадион представляет идею движения и действия. Ему также присуща пространственная паноптичность, совмещение безопасности и контроля. Стадион чаще всего описывается как мужское пространство, которое предоставляет возможность проявить себя, пережить моменты большей, чем в повседневной жизни, эмоциональной свободы. При этом иллюзия свободы скрывает иерархизированность социального пространства стадиона (наличие «невидимых зон» для привилегированных посетителей и журналистов) и его поднадзорность.

Голоса избирателей – один из политических эффектов, который можно получить в результате строительства иконического здания, в том числе и стадиона. Однако в этом случае важно добиться совпадения двух событий: открытия стадиона и проведения предвыборной кампании. В российском политическом и административном контексте с помощью успешной реализации проекта нового стадиона местная власть может рассчитывать на увеличение уровня доверия со стороны жителей города, на их политическую лояльность, а за счет этого – и на поддержку со стороны федеральной власти. В ситуации затянувшегося строительства стадиона и скандалов вокруг него можно предположить, что к последним выборам депутатов Государственной Думы и президента власти Санкт-Петербурга не только не приобрели дополнительной лояльности, но и потеряли поддержку и доверие со стороны горожан.

Строительство нового стадиона имеет смысл, только если в городе уже есть спортивная организация, которая может обеспечить его хотя бы частичное использование и заполнение. При этом использование бюджетных средств происходит чаще всего в интересах коалиций городской власти и бизнес-корпораций. Однако затраты на строительство крупных стадионов в тех городах, где более-менее заметный спортивный клуб отсутствует, скорее всего приведет к большим издержкам и неоправданным убыткам. Такой результат можно наблюдать на примере построек, созданных во Львове в рамках подготовки к Чемпионату Европы по футболу 2012 года, – пустующие, и потому разорительные для города, стадион и аэропорт.

«Правительства в союзе с финансистами, пренебрегая интересами значительной части населения, манипулируют кредитными потоками и ради этого самого роста нередко выделяют огромные суммы на проведение мегамероприятий. Для сегодняшней России это особенно опасно, поскольку запланированные в ней на ближайшие годы мегасобытия будут проходить в условиях не только экономического кризиса, но и роста политической неопределенности»[7].

Возможно, множество проблем, возникших в связи с реализацией проекта стадиона в Санкт-Петербурге, – подтверждение тем предостережением, которые высказывают Елена Трубина и другие исследователи, рассуждая о рисках использования мегасобытий и строительства крупных стадионов, концертных залов, конгресс-холлов, для развития городов.

 

Новый стадион в Санкт-Петербурге: 2004–?

В случае строительства данного футбольного стадиона вызывает интерес то, что гегемониальный дискурс (воспроизводимый представителями городских и федеральных органов власти, близкими к ним корпорациями и СМИ) всегда формален, тогда как мнения горожан почти не представлены в официальных медиа и преимущественно существуют в виде высказываний на форумах и блогах. Жанровое разнообразие приводит к существенным различиям в организации этих текстов. Анонимное Интернет-общение оказывает минимальное влияние на процесс принятия решений, но предоставляет гораздо больше свободы для самовыражения.

Даже предварительный анализ высказываний представителей городской власти и болельщиков футбольного клуба (ФК) «Зенит» дает понять, что эти две группы говорят на разных языках, а журналисты оказываются в роли посредников и переводчиков. Однако более детальный анализ показывает, что в самом начале реализации проекта (2004–2008) немногочисленные тексты по поводу стадиона еще не демонстрировали столь глубокого разрыва интерпретаций, производимых различными участниками дискурсивного поля. Губернатор Валентина Матвиенко описывала стадион как подарок городу и болельщикам, а болельщики были теми горожанами, которые этого подарка с нетерпением ожидали, предвкушая обещанный необычный дизайн, непривычный комфорт и победы любимого клуба. Фрагментация дискурса происходила постепенно, по мере того, как сроки открытия нового стадиона откладывались, а расходы на его строительство возрастали. Ниже я укажу на те дискурсивные события и проблемные точки, которые способствовали росту напряжения и все большего взаимного удаления различных акторов этого поля.

Дискурсивная активность горожан по поводу строительства стадиона возросла зимой 2009/10 года, когда сроки реализации уже не в первый раз были отложены, бюджет вырос, а сам проект изменен. Первый специализированный ресурс, посвященный строительству стадиона – отдельная страница сайта ФК «Зенит», – появился в апреле 2007-го, но до 2009–2010 годов под фоторепортажами со строительства помещались лишь короткие сообщения с благодарностью за информацию. Группа в социальной сети «ВКонтакте» была создана в июле 2007-го: довольно много внимания уделялось конструктивным особенностям строящегося стадиона, а всплеск активности и рост числа участников произошли после первого переноса сроков окончания строительства. Активность публикаций о строительстве стадиона в СМИ также возрастает в 2010–2011 годах, что совпадает по времени с выбором России в качестве страны проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года, равно как и с появлением информации о проблемах на стройке. Предположительно, совпадение этих двух факторов послужило стимулом для возрастания дискурсивной активности, сформировало точки напряжения и спровоцировало фрагментацию дебатов о стадионе.

 

 

Актуальность проекта и исторический контекст: приключения начинаются

Крестовский остров на рубеже XIX–XX веков не зря назывался «спортивным островом», привлекая на свою территорию любителей тенниса, яхтенного спорта и велогонок[8]. Надо отметить, что в то время все перечисленные виды спорта и досуга относились к элитарным, а члены соответствующих спортивных клубов и обществ принадлежали к высшим слоям социума. Демократизация социального пространства острова начинается лишь после революции. Футбол проникает на его территорию в 1920-е годы. В 1932 году на Крестовском острове начинается строительство стадиона имени Кирова, однако из-за войны и ее последствий строительство было завершено только в 1950-м. Стадион строился по проекту Александра Никольского, долгое время оставался самым крупным футбольным стадионом в СССР, а позже был признан памятником архитектуры. Стадион имени Кирова так же, как и стадион «Петровский», активно осваиваются горожанами, приобретая повседневные прозвища – Мироныч, Петрович. Происходит не только их практическое, но и дискурсивное присвоение.

В декабре 2004 года в мэрии Санкт-Петербурга была подписана резолюция «О реализации проекта по строительству нового футбольного стадиона в западной части Крестовского острова». Само строительство стартует только через два года. В августе 2006-го экспертная комиссия остановила свой выбор на проекте японского архитектора Кисё Курокавы. Для строительства нового футбольного стадиона решено было снести прежний стадион имени Кирова.

В течение двух лет, отделяющих резолюцию от окончательного решения, велись обсуждения нового стадиона: его местоположения, необходимости сноса прежнего стадиона, застройки освободившегося пространства. Эти дебаты освещались прессой и обсуждались горожанами. Параллельно появлялась информация о возможных местах расположения нового стадиона и о предполагаемом строительстве элитного жилья на месте снесенного стадиона. В публикациях СМИ и комментариях горожан обсуждалось также множество слухов о том, чем городские власти будут расплачиваться с инвесторами – земельными участками под застройку, разрешениями на строительство офисных зданий и так далее. Таким образом, уже в самом начале реализации проекта и городские власти, и инвесторы подозревались в нечестности, сговоре и преследовании личных интересов.

«Валентина Матвиенко после массовых выступлений в защиту стадиона имени Кирова заявила о новом проекте – Кировский стадион все же снесут, но именно на этом месте и построят новую арену. Впрочем, уверенности в том, что эта затея будет реализована, нет. Напомним, в октябре в ходе переговоров Смольного с холдингом “Интеррос” о строительстве нового футбольного стадиона для “Зенита” возникла идея расплатиться с инвестором за новое спортсооружение участком земли на Крестовском острове, который сейчас занимают стадион имени Кирова и автотрасса “Невское кольцо”. Московские инвесторы не скрывали этой информации и, видимо, не ожидали никакого подвоха»[9].

Как и в случаях других крупных петербургских проектов строительства и реконструкции («Дом книги», вторая сцена Мариинского театра, Новая Голландия), риторика разоблачения рождается в атмосфере недостатка информации и непрозрачности происходящего. Эта специфика дискурсивного поля градостроительной политики Петербурга проявляется в большинстве публикаций о строительстве нового стадиона. Противостоят подобным высказываниям публикации другого характера – информирующие о решениях городских властей, но не анализирующие и не критикующие их.

«На сегодняшний день окончательное место строительства нового стадиона – на месте нынешнего стадиона имени Кирова на Крестовском острове. До этого было принято решение о строительстве стадиона на проспекте Маршала Блюхера (размером 37,2 га). Всего существовало 9 вариантов размещения стадиона. Одним из приоритетных вариантов считалась площадка в Рыбацком (размером 36,8 га). Однако ее минус – удаленность от центра города»[10].

Подобные сообщения в СМИ призваны успокоить горожан, и они, в отличие от аналитических или критических публикаций, содержат лишь указание на факты. По причине того, что сам проект стадиона в процессе его реализации претерпел многочисленные изменения, я не буду подробно описывать технические характеристики, а остановлюсь лишь на тех, которые были изменены. Так, изначально запланированная вместимость стадиона 62 000 зрителей, позже была увеличена до 68 000, а сегодня составляет уже 70 000. Количество этажей будущего стадиона также увеличилось до восьми вместо запланированных семи. Увеличение количества мест указывает на несомненные амбиции городских властей по привлечению в город спортивных мегасобытий (от Петербурга уже подана заявка в Союз европейских футбольных ассоциаций (UEFA – УЕФА) на участие в организации Чемпионатов Европы по футболу, СМИ сообщали о готовящейся заявке на проведение в городе летних Олимпийских игр 2024 года). Также были существенно изменены проекты раздвижной крыши и выкатного поля – инновационных составляющих проекта Курокавы, которые призваны сделать новый стадион уникальным.

На изменения проекта нового стадиона не могло не повлиять решение о проведении в России Чемпионата мира (ЧМ) по футболу в 2018 году, принятое в декабре 2010 года. Новый стадион в Санкт-Петербурге станет одним из 12 стадионов в 11 городах России, на которых пройдет это мегасобытие. Заявка на проведение в России чемпионата готовилась заранее, однако идея строительства стадиона в Петербурге появилась задолго до этого, и для проведения на новом стадионе матчей Чемпионата мира проект необходимо было доработать. Не случайно, что в свете подготовки к ЧМ новый стадион в Петербурге попадает в фокус внимания организационного комитета чемпионата, государственных властей и СМИ, – так локальный проект приобретает новый, общероссийский, статус. Болельщики ФК «Зенит» связывали большие надежды с проведением чемпионата в России: предполагалось, что это придаст дополнительный импульс строительству стадиона.

«Эти все переносы сейчас похоже связаны с тем, выиграем мы проведение ЧМ 2018/22 или нет. Увеличение вместимости с 62к до 67к, чтобы можно было провести полуфинал ЧМ. Поэтому резину тянут и ждут, будет у нас ЧМ или нет. Если будет, то в стадион будут вбухиваться еще и деньги для ЧМ, мой прогноз 2012. Когда станет известно будет у нас ЧМ или нет, уже смогут строить во всю силу»[11].

Однако журналисты и представители городских властей подчеркивают, что, кроме критики из Москвы, город не получает никакой финансовой поддержки (а по некоторым версиям и не претендует на нее) из федерального бюджета в связи с появлением перспектив проведения мегасобытия на строящемся стадионе:

«Правительство Российской Федерации не будет финансировать строительство стадиона “Зенита” на Крестовском острове. […] Депутат Законодательного собрания… Б. Вишневский комментирует данную информацию следующим образом: “Ответ правительства – просто издевательство над Петербургом. Чемпионат мира-2018 приглашал не Петербург, а Россия. Почему питерские налогоплательщики должны строить стадион из своего кармана?”»[12].

Таким образом, перспектива привлечения в Санкт-Петербург такого мегасобытия, как Чемпионат мира по футболу, остается на повестке дня, но финансовое бремя ложится на городской бюджет (а значит, и на горожан). Идея реализации глобального события с привлечением федерального бюджета была недавно реализована в Казани при проведении Универсиады-2013, что, однако, изменило и статус «домашней арены» местного ФК «Рубин», который вряд ли получит льготные условия аренды стадиона для проведения домашних матчей.

Как уже упоминалось выше, изначально проект нового стадиона представлялся городскими властями (преимущественно бывшим губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко) как подарок футбольному клубу «Зенит» и его болельщикам. Однако оправдания такого дорогостоящего подарка использовались самые разные: потребность в современном стадионе, удовлетворяющем требованиям УЕФА и ФИФА (Международная федерация футбола – FIFA); возможность получения прибыли в городскую казну; привлечение международных инвесторов. Анализ публикаций в СМИ и заявлений представителей городских властей показывает, что основные усилия были направлены на то, чтобы убедить болельщиков – как наиболее заинтересованную и организованную часть городского населения – в необходимости строительства нового стадиона:

«Новый стадион должен быть построен в Петербурге до 2008 года. Иначе Петербург лишится возможности проводить в городе международные матчи. Дело в том, что в соответствии с требованиями Лиги чемпионов и Кубка УЕФА, до начала сезона 2010–2011 годов любой клуб, получивший право участия в клубных соревнованиях УЕФА, который не имеет приемлемого стадиона, сможет играть на другом стадионе в течение максимум трех лет. Если к концу этого срока клуб все еще не обзаведется стадионом, ему будет отказано в праве участия в Лиге чемпионов или Кубке УЕФА не менее, чем на один сезон. […] Сейчас все матчи в Петербурге проводятся на стадионе “Петровский”. Эта спортивная площадка во многом не отвечает требованиям международных футбольных организаций, а массовые потоки болельщиков вызывают коллапс транспортного сообщения между Василеостровским и Петроградским районами»[13].

Риторическая отсылка к требованиям УЕФА и ФИФА, которые обуславливают необходимость строительства нового стадиона и его проектные характеристики, – достаточно симптоматична, так как очень часто и активно используется в соответствующих публикациях. Если изначально эта риторика использовалась для того, чтобы донести простую мысль, что без нового стадиона «Зенит» не сможет принимать важных домашних матчей, то позже ее же используют для обоснования подорожания и необходимости внесения изменений в проект. При этом сами требования международных организаций не перечисляются, что часто вызывает сомнения у читателей и комментаторов в истинности подобной информации:

«Сразу было понятно, что “требования фифа” это только предлог для переноса срока сдачи. Интересно что придумают в декабре»[14].

В комментариях к публикациям о стадионе на новостных ресурсах протестные реплики в период до 2009 года редки и лапидарны, а наиболее развернуто представлены высказывания о необходимости нового строительства:

«В конце концов когда это закончится?! Сначала хотели реконструировать Кирова, потом строить в парке Авиаторов, потом реконструировать Петровский, потом строить на Блюхера, затем снова реконструировать Кирова, а теперь все по новой? […] Петровский тесен, явно не может вместить всех желающих, нет крыши (те, кому приходилось там мокнуть, меня поймут), никакой акустики (плохо слышно, что кричат на других секторах), да и что можно еще ждать от стадиона, который сдали чуть ли не при военном коммунизме. Дайте хоть кто-нибудь городу хорошую современную арену! Петербург этого достоин»[15].

Подобные высказывания болельщиков демонстрируют эмоциональный характер отношения не только к футбольному клубу, но и к стадиону, и к самому городу. Локальный патриотизм, городская идентичность и гражданская активность оказываются связаны между собой фактом поддержки местного футбольного клуба. Анализ комментариев к статьям и сообщений на форуме показывает, что сама идея строительства нового футбольного стадиона не вызывала критики и протестов; к тому же лишь небольшая часть горожан, состоящая преимущественно из болельщиков, проявляла интерес к проекту. После того, как первоначальные сроки завершения строительства – 2008 год – были отложены, а с самой реализацией проекта возникли проблемы, интерес горожан, а особенно болельщиков, существенно возрос, что проявилось и в большей активности журналистов, авторов комментариев и сообщений в Интернете, а также привело к появлению резкой критики городской власти.

 

 

Дискурс власти: от риторики дарения к риторике оправдания

Стоимость стадиона и сроки окончания строительства – самые острые темы, которые обсуждаются в СМИ, блогах и форумах. До недавнего времени политики, журналисты и горожане активно обсуждали постоянный рост бюджета строительства, последний год так же активно обсуждается возможность уменьшения бюджета. Начальная сумма составляла 6,6 миллиарда рублей – именно эта цифра озвучивалась в процессе конкурсного отбора проектов. Далее СМИ и городские власти представляют такое разнообразие информации о средствах, выделяемых на строительство, что реальный бюджет на каждый год определить достаточно сложно. Однако анализ этих сообщений позволяет выделить три основные риторические стратегии: власти и близких к ней СМИ; критично настроенных СМИ и экспертов; горожан, в особенности болельщиков ФК «Зенит». В период с 2008-го по 2012 год в СМИ постоянно появляется информация о все возрастающих вложениях в строительство стадиона. Городские власти, в принципе, не опровергая факта роста бюджета, критикуют журналистов за то, что его объемы преувеличиваются:

«Первый госконтракт на строительство “Зенит-Арены” в 2007 году составлял 6,7 млрд руб. После уточнения сметы подрядчиком – петербургской компанией “Авант” – Главгосэкспертиза согласовала стоимость строительства в 23,7 млрд руб., при этом, по сведениям источников “Ъ” в “Аванте”, изначально запрошенная им сумма – 45 млрд руб.– была урезана под давлением Смольного. Сразу после этого власти со скандалом расторгли незавершенный контракт с “Авантом”, выплатив ему 5,45 млрд руб. После этого “Трансстрой” Олега Дерипаски выиграл подряд на аукционе за 13,022 млрд руб., предложив скидку 30% со стартовой цены. В 2010 году Главгосэкспертиза вновь разрешила увеличить смету – до 33,1 млрд руб. При этом сумма контракта с “Трансстроем” выросла на 9,5 млрд руб. (сейчас она составляет 22,5 млрд руб.) уже без дисконта. По прогнозу господина Панкина, общая стоимость строительства с учетом предоставленного на аукционе дисконта и нынешней оптимизации сметы составит около 39 млрд руб.»[16].

«График скачков стоимости питерского стадиона похож на кардиограмму не очень здорового человека. Впервые строчка о финансировании стадиона появляется в бюджете Петербурга в 2007 году. Сметная стоимость оценивается в 7,5 млрд рублей, зато год спустя почему-то фигурирует цифра в 7 млрд. В 2009 году проект дорожает, появляются сроки “2006–2010 гг.”, а также новая цена – 24,15 млрд руб.»[17].

Эти цитаты из публикаций СМИ являются примерами журналистского дискурса, где отсутствует прямая конфронтация с представителями городских властей и сохраняется риторика достоверности информации за счет ссылок на ее источники. Более острые публикации редки и не представлены в центральных СМИ.

После информационных скандалов, разгоревшихся весной–летом 2012 года в связи с проверками расходования бюджетных средств, выделенных на строительство стадиона, городские власти объявляют (и продолжают повторять эту информацию) об удешевлении проекта. Информация эта носит достаточно краткий характер, не содержит деталей и подробностей о том, за счет чего именно планируется экономия средств:

«Стоимость строительства футбольного стадиона “Зенит-Арена” на Крестовском острове в Петербурге может быть снижена, сообщил журналистам вице-губернатор Петербурга Марат Оганесян. Он напомнил, что в настоящее время, согласно утвержденной Главгосэкспертизой смете, стоимость составляет 34,9 миллиарда рублей. “Я думаю, что сумма будет скорректирована в сторону уменьшения”. При этом Оганесян добавил, что не ожидает значительного уменьшения сметы»[18].

Возможно, именно такой недетализированный характер сообщений о запланированном удешевлении проекта, который до этого постоянно и неуклонно дорожал, вызвал недоверие горожан, которое очень четко проявляется в комментариях на форумах и в тематических группах социальных сетей.

Кроме того, и представителей СМИ, и горожан чрезвычайно интересуют отношения представителей городской власти с корпорацией «Газпром». В самом начале строительства стадиона Алексей Миллер принимал в этом проекте не меньшее участие, чем эксгубернатор Матвиенко:

«Принципиально с Газпромом решен вопрос о строительстве нового современного стадиона для нашей любимой команды “Зенит”. В середине апреля, досогласовав детали, мы вместе с А. Миллером объявим решение. В этом году впервые за последние 30 лет мы планируем начать строительство нового, отвечающего всем международным стандартам бассейна. Стыдно, что нашим лучшим спортсменам – пловцам, членам Олимпийской сборной – дома негде тренироваться и они вынуждены уезжать за рубеж. Проектная документация готова, и я надеюсь, депутаты поддержат поправку в Бюджет этого года на этот объект»[19].

Однако в процессе реализации проекта этот альянс городской власти и корпорации изменился, что привело к выходу «Газпрома» из проекта строительства стадиона. Так как эти отношения изначально носили чрезвычайно закрытый характер, то о причинах подобного разрыва остается только догадываться, СМИ же ограничиваются лишь констатацией фактов:

«Официальный представитель “Газпрома” Сергей Куприянов заявил “Ъ”, что корпорация “к процессу строительства стадиона не имела и не имеет никакого отношения. Это на сто процентов городской проект, и именно город принимал все решения по этой стройке”, – подчеркнул господин Куприянов»[20].

Подводя итог, следует обратить внимание на динамику изменения дискурса власти в течение периода реализации проекта. В связи со сменой главы города в 2011 году одна из риторических стратегий оправдания нового губернатора сводится к отрицанию своей ответственности за решения, принятые до получения полномочий:

«Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко поделился мнением о желании депутатов заморозить строительство “Зенит-Арены”. – Построить стадион – это обязательство города. Оно было принято задолго до моего прихода на должность губернатора. И эти обязательства я должен выполнять»[21].

Другие стратегии оправдания так же ожидаемы: это обвинения конкретных акторов (ФИФА, УЕФА, застройщиков, проектировщиков и прочих) и обещания закончить строительство, несмотря на препятствия. Таким образом, дискурс власти соответствует метафоре приключений в Стране чудес: тут и делегирование обязанностей, и преодоление различных препятствий, и обещание счастливого финала. Возможность возврата к риторике «стадиона-подарка» еще остается, но на сегодняшний день представителям городской власти приходится оправдываться не только перед горожанами, но и перед вышестоящими органами власти.

 

Дискурс футбольных болельщиков: от риторики лояльности к критике и протестам

Горожане, в отличие от в разной степени лояльных власти СМИ, в своих комментариях не скупятся на проявления недоверия как к СМИ, так и к городской власти, а их критика становится все более агрессивной по мере затягивания и удорожания самого проекта:

«Это стадион будет прекрасен и станет гордостью Питера, уверен что он станет неотъемлемой частью нашего прекрасного города! НО пока что этот стадион великий ПОЗОР нашего города, с 2006 года нас кормят только обещаниями да “завтраками”, сколько же денег уже украдено на этой стройке?! как можно ТАК относиться к многомиллионной армии преданных болельщиков… Позор просто позор, переполняют эмоции по этому поводу! Обидно за все это!»[22]

Подобные комментарии болельщиков не редкость, их можно встретить на различных сайтах и форумах. Амбивалентность эмоций, ярко выраженная в комментариях, связана, с одной стороны, с самой идеей стадиона как места потребления продуктов аффективного труда, а с другой стороны, с проблематизируемым выражением локального патриотизма.

В ситуации нехватки определенной эмоциональной компоненты городского пространства («стадион, которым можно было бы гордиться») активно ведется работа по поиску виновников. И, как ни странно, «Газпром» в дискурсе болельщиков остается положительным персонажем, тогда как городские власти наделяются чертами злодея:

«Насколько мне известно, Газпром закончив строительство нового стадиона, приобретал на него права. В свое время городские власти, решили, что так не будет и стадион должен принадлежать городу. В итоге мы имеем, то что имеем. На новые условия достроить стадион и передать его городским властям Газпром не идет, денег у нас самих нет. Поэтому и з/п рабочим не платят. Недавно там прошла забастовка. Вот примерно так обстоят дела. Мое мнение может не совпадать с другими[23].

Основными виновниками увеличения стоимости проекта и несоблюдения сроков называются чиновники, которые либо вследствие некомпетентности, либо по злому умыслу затягивают строительство. Информация о новых требованиях УЕФА и ФИФА оставляется без комментариев или опровергается, такие «объективные» причины, как грунтовые воды, небезопасность изначального проекта и тому подобные, вызывали сочувствие и понимание лишь в первые годы строительства – сегодня они являются дополнительным поводом для критики: почему необходимые исследования и расчеты не были проведены ранее? Иными словами, риторика оправдания представителей городской власти не приводит к желаемому эффекту.

Также необходимо отметить, что попытка реализации принципа открытости и прозрачности строительства стадиона во многом обернулась против городских властей. Болельщики постоянно требуют новых фотографий со строительной площадки, но их появление вызывает массу критических высказываний – количество рабочих, объем выполненных работ за определенный период.

Недовольство также вызывает нестабильное функционирование веб-камер, которые транслируют в режиме реального времени процесс строительства стадиона. Авторы сообщений постоянно обсуждают проблему неработающих «вебок», качество «картинки» и сравнивают реализацию этой идеи с трансляцией с других строительных проектов, например со стадиона в Казани: «Меня вот лично убивают убитые вебки и тишина в плане медиа инфы о стадионе»[24].

Политика симулирования открытости процесса строительства проявлялась в проведении субботников, когда жители города приглашались на место строительства для помощи в уборке строительного мусора. Интерес горожан к этим мероприятиям со временем снижался, так как возможность посмотреть своими глазами на стройку и будущий стадион вызывала скорее фрустрацию, нежели ожидаемые организаторами положительные эмоции.

В результате анализа данных удалось сформулировать основные ожидания и страхи, которые высказывают болельщики: стадион не будет достроен вовремя или вовсе не будет достроен.

Подобные опасения и страхи встречаются не только в прямых высказываниях («Доживу ли до первого матча на новом стадике…»), но так же и в виде огромного количества опросов-предсказаний о дате завершения строительства, куда обязательно включают вариант ответа «Не будет построен никогда». Среди болельщиков часто появляются нелестные прозвища стадиона – «Валидол-арена» или «Дом-2».

Непрозрачность реализации проекта, недоступность определенной информации (документации по бюджету, обновленных планов) приводит к повышению недоверия горожан (особенно самой заинтересованной группы – болельщиков) к городским властям. Это недоверие иногда выражается в прямых протестных акциях, открытых письмах и жалобах, но чаще всего – в «стебе», который сегодня проявляется в виде «фотожаб» (чего не было в 1990-е годы), применительно к которым Светлана Бойм использует это понятие[25]. Причем стеб сегодня проявляется и как часть Интернет-культуры, и как часть уличных акций. Так, например, фанаты использовали трибуны стадиона «Петровский» для прямого обращения к губернатору, исполняя кричалки: «Губернатор – жлоб», «Дострой стадион, продай дачу!» (во время матча «Зенит»–«Кубань» в октябре 2012 года). На подобные выпады болельщиков ФК «Зенит» спровоцировало заявление губернатора Георгия Полтавченко о том, что, возможно, придется попросить у горожан финансовой помощи для завершения строительства стадиона. Другая акция, гораздо менее заметная, состоялась в апреле 2012 года, когда у дверей комитета по строительству группа болельщиков «распилила» импровизированный макет стадиона.

 

Предварительные выводы

Амбициозный проект эксгубернатора Санкт-Петербурга в связи со сложностями его реализации привел на сегодняшний день к тому, что городские власти вынуждены прикладывать все больше усилий для имиджевой поддержки строящегося стадиона – как в СМИ, так и в отчетах государственным органам власти. Если изначально новый стадион представлялся как результат взаимовыгодных договоренностей губернатора Санкт-Петербурга и главы «Газпрома», то сегодня вся ответственность за реализацию обещанного подарка возложена на городские власти. В процессе почти десятилетних приключений стадион перестает быть воплощением слияния дискурсов политической и бизнес элит, а репрезентирует исключительно политические амбиции локальной власти.

Урбанисты и архитекторы, поначалу равнодушно воспринявшие новый проект, лишь спустя несколько лет начали проявлять к нему интерес и высказывать критические замечания, которые по большому счету сводятся к тому, что инновационный и высокотехнологичный проект не только претерпел изменения в худшую сторону, но и успел устареть. А это значит, что в 2017 году городским властям будет гораздо сложнее представить здание стадиона как иконическое и инновационное.

Болельщики ФК «Зенит» теряют терпение в ожидании обещанного подарка, постепенно переходя от энтузиазма к недоверию, критике и конфронтации с чиновниками. Остальные горожане, равнодушные к футболу, так же высказывают недоумение растущей стоимостью строящегося стадиона, и их отношение к нему так же трансформируется от индифферентного к негативному. На встречах с губернатором горожане нередко задают вопросы, почему бы на эти деньги не построить больницы или мосты, а также критикуют неравномерное развитие городской инфраструктуры, когда приоритет отдается развитию пространства вокруг стадиона, а не других районов города.

На сегодняшний момент, когда строительство стадиона все еще далеко от завершения, можно лишь предполагать некоторые последствия реализации этого проекта для развития городской среды и отношений власти на городском уровне. Так, маловероятной представляется возможность увеличения уровня доверия и лояльности горожан к городским властям, которые обвиняются в коррумпированности. Учитывая возросшую стоимость проекта, можно также предположить, что уровень «диснеизации» будущего стадиона будет очень высок, ведь городским властям, которые являются заказчиком строительства, необходимо будет в обозримом будущем хотя бы окупить свои затраты, если не получить прибыль. Этот вывод отчасти подтверждается заявлениями руководителей отдельных комитетов правительства Петербурга о развитии Крестовского острова (который планируется превратить в центр спортивного досуга) и эксплуатации стадиона не только как спортивного, но и как концертного центра.

 

[1] Автор высказывает сердечную благодарность своим коллегам: Веронике Пасынковой, Николаю Корабоинову, Елене Трубиной, Наталье Иконниковой, Елене Белокуровой и всем тем, кто являлся организаторами и участниками семинаров и конференций по мегасобытиям и городским исследованиям. Благодаря вашей поддержке, комментариям и критике это исследование продолжается и приносит результаты.

[2] А именно: публикации о новом стадионе и комментарии к ним на сайте футбольного клуба «Зенит» (http://fc-zenit.ru/main/club/new), открытая группа «Новый стадион ФК “Зенит” (Газпром Арена)» «ВКонтакте» (http://vk.com/stadium_zenit), новостные и аналитические публикации о строительстве стадиона, а также комментарии к ним (www.nevastroika.ru), официальный сайт строящегося стадиона (http://spb-arena.ru, создан летом 2013 года, содержит информацию о проекте, форум не пользуется популярностью), новостное спортивное издание (www.sovsport.ru). Конкретные источники приводятся для каждой цитаты отдельно. В случае цитирования сообщений из Интернет-форумов и социальных сетей грамматика и пунктуация автора сохранены.

[3] Fairclough N., Graham P., Lemke J., Wodak R. Introduction // Critical Discourse Studies. 2004. Vol. 1. № 1. Р. 1–7.

[4] Bryman A. The Disneyization of Society // The Sociological Review. 1999. Vol. 47. № 1. Р. 25–47.

[5] Silk M., Amis J. Bursting the Tourist Bubble: Sport and the Spectacularization of Urban Space // Sport in Society. 2005. Vol. 8. № 2. Р. 280–301; Friedman M., Andrews D., Silk M. Sport and the Façade of Redevelopment in the Post-Industrial City // Sociology of Sport Journal. 2004. № 21. Р. 119–139.

[6] Morgan W.J. Adorno on Sport: The Case of the Fractured Dialectic // Theory and Society. 1988. Vol. 17. № 6. Р. 813–838.

[7] Трубина Е. Полис и мегасобытия // Отечественные записки. 2012. № 3(48) (www.strana-oz.ru/2012/3/polis-i-megasobytiya).

[8] Хмельницкая И.Б. Спортивные общества и досуг в столичном городе начала XX века. Петербург и Москва. М.: Новый хронограф, 2011. С. 135–138, 183–185.

[9] Петербургский правовой портал. 2004. 29 ноября.

[10] Новый стадион «Зенит» // Невастройка. 2005. 20 января (www.nevastroyka.ru/1/124/).

[11] Группа «ВКонтакте». 2010. 10 октября.

[12] Правительство отказалось финансировать строительство стадиона «Зенита» // РБК-Спорт. 2013. 2 апреля (http://sport.rbc.ru/football/newsline/02/04/2013/386319.shtml).

[13] Новый стадион «Зенит».

[14] Группа «ВКонтакте». 2010. 20 июня.

[15] Комментарий к публикации на сайте nevastroyka.ru от 4 мая 2005 года (www.nevastroyka.ru/1/543/p-10/).

[16] Пушкарская А. Олег Дерипаска снова на арене // Коммерсант. 2012. № 204(4989). 30 октября.

[17] Опахин В. Остров сокровищ. Почему новый стадион «Зенита» так дорого обходится Петербургу? // Sports.ru. 2013. 11 марта.

[18] Стоимость строительства «Зенит-Арены» может уменьшиться еще раз // РИА «Новости». 2013. 29 мая.

[19] Послание губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко к Законодательному собранию, 30.03.2005 (http://regnum.ru/news/430021.html).

[20] Коммерсант. 2013. 2 апреля.

[21] Sovsport.ru. 2013. 23 октября.

[22] Форум ФК «Зенит». 2011. 22 ноября.

[23] Там же. 2011. 20 декабря.

[24] Группа «ВКонтакте». 2009. 26 ноября.

[25] Бойм С. От остранения к стебуриотрике свободы в русской культуре ХХ века // Культуральные исследования. Сборник научных работ / Под ред. А. Эткинда, П. Лысакова. СПб.; Москва: Издательство ЕУСПб; Летний сад, 2006. С. 91–125.



Другие статьи автора: Чепурная Ольга

Архив журнала
№130, 2020№131, 2020№132, 2020№134, 2020№133, 2020№135, 2021№136, 2021№137, 2021№129, 2020№127, 2019№128, 2020 №126, 2019№125, 2019№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба