Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №1, 2011

«При коммунизме у каждого будет самолет»
Просмотров: 1556

«Неприкосновенный запас»: Как бы вы смогли сформулировать свое отношение к понятию «ностальгическая модернизация»?

Виталий Найшуль: Если считать, что ностальгия охватывает последние триста лет, то он вполне обоснован.

 
«НЗ»: А почему именно триста лет?

В.Н.: Представим себе, что некто постоянно получает по физиономии, но продолжает свое - снова, снова и снова. Именно так все последние триста лет у нас реализуется модернизационный кошмар.

 

«НЗ»: То есть нынешние усилия власти по обновлению страны есть лишь очередной шаг в большом модернизационном процессе, который начался три столетия назад?

В.Н.: Не совсем так, поскольку раньше от модернизации мы страдали, а теперь над ней смеемся.

 
«НЗ»: Как это понимать?

В.Н.: Прежняя модернизация шла наугад. Многое не получилось, но это было печально, а не смешно. А вот когда сегодня, обладая многовековым опытом, мы повторяем те же ошибки и разбиваем лоб на тех же самых местах, согласитесь, это уже смешно.

 

«НЗ»: Нельзя ли обогатить эту впечатляющую картину чем-то конкретным?

В.Н.: По некоторым направлениям наша модернизация проваливалась, а по другим преуспевала. Например, не было регулярной армии, а потом появилась и с петровских времен гремит по всей Европе - факт общепризнанный. Или успехи в естественных науках: их не было, но они возникли. Полный список достижений не важен; важно, что в некоторых сферах преобразования явно удались, причем даже на мировом уровне. Но мой скепсис происходит не из удач модернизации, а из ее провалов. (Кстати, похоже, что в реформировании, как и во всем другом, мы не знаем середины.) Именно там, где не получилось, и наблюдаются систематические попытки тем же самым способом, как десять, двадцать, сорок, сто лет назад, решать те же самые проблемы. Например, явно не получились и не получаются у нас правовая система и разделение властей.

 

«НЗ»: А имеется ли какой-то критерий, позволяющий увидеть, что в одной сфере наши инновационные поиски оказались удачными, а в другой - совсем наоборот?

В.Н.: Есть простой критерий: то, что мы начали вывозить за границу, несомненно, удалось. Например, балет, литература или математика. Разумеется, этот критерий работает не во всех случаях: Пушкин, скажем, не слишком пригоден для экспорта.

 

«НЗ»: Эти состояния - «получилось» или «не получилось» - являются ли они застывшими и навсегда данными? Насколько я понимаю нынешнюю модернизационную фразеологию, она ведь намекает на то, что останавливаться не надо: да, прежде что-то не удалось, так давайте попробуем еще раз.

В.Н.: Ну, конечно, ведь по кругу можно бегать бесконечно…

 

«НЗ»: Иными словами, вы полагаете, что результат любой российской модернизации можно предвидеть заранее?

В.Н.: Меня удивляет не власть, которая делает лишь то, что уже обсуждено в интеллектуальном поле, а немощь самих интеллектуальных потуг, сопровождающих нынешний модернизационный раунд.

 

«НЗ»: Насколько искренне, по вашему мнению, сегодняшнее стремление модернизировать российское общество? Порой кажется, будто российские лидеры, рассуждающие сегодня о модернизации, в душе твердо убеждены в том, что Россия веками живет в одних и тех же образцах, стереотипах, трендах - ее сущностные основы непоколебимы. И вообще, почему системы, органически не способные к принципиальному обновлению, продолжают свои попытки модернизироваться? Что, например, заставляло модернизироваться Советский Союз, который и без того знал, что он самое передовое общество в мире?

В.Н.: Как выяснилось во второй половине ХХ века, к модернизации способны все народы. Ведь по своей сути и рынок, и демократия, и право - это своеобразные автоматы Калашникова, которые можно разобрать и собрать в любой пустыне. Если же говорить о модернизации СССР, то в ней нужно разделять два этапа, сталинский и брежневский. Сталинская модернизация была колоссальным сдвигом. Можно говорить о том, что она шла в неправильном направлении, была бесконечно жестокой и кровавой, но то, что это действительно была модернизация, сомнений нет. Брежневская «модернизация» оказалась совершенно иной - это было болото, подобное нынешнему. Что, кстати, совсем не плохо, ведь из болота вытекает чистая вода. Брежневская «модернизация» оставалась типичным симулякром: произносились лозунги, делались декларации, но при этом страна продолжала жить своей жизнью. Но в то же самое время латентно закладывался фундамент перестройки и реформ 1990-х годов. Достаточно сказать, что фактически произошла приватизация государственного жилищного фонда: квартиры стали de facto и de jure неотъемными, так что революцию 1991 года россияне встретили домовладельцами!

 

«НЗ»: Скажите, а почему нельзя быть честным: если не думаешь делать никакого реального обновления, просто взять да и отказаться от модернизационной фразеологии? Кого мы пытаемся обмануть сейчас? Себя? Общество? Соседей?

В.Н.: По-видимому, именно такую позицию занимал (и, возможно, по-прежнему занимает) Путин: он честно исповедует своеобразную Realpolitik и не гонится за модернизационной лексикой. Но после того, как страну тряхнуло в кризис 2008 года, эта политика оказалась под большим вопросом. Появилась политическая щель, и из нее снова стали доноситься голоса: надо что-то делать.

 

«НЗ»: В политической науке модернизацией принято называть процесс перехода от традиционного общества к обществу современному. Провозглашая сегодня лозунг модернизации, мы соглашаемся с тем, что Россия - традиционное общество?

В.Н.: Мы не закончили модернизационный процесс. Мы начали его раньше многих, но так и не смогли закончить.

 
«НЗ»: И никогда не закончим?

В.Н.: Об этом я уже говорил. На тех путях, по которым мы ходим триста лет, завершить его невозможно.

 

«НЗ»: А что вы предлагаете? Сменить пути? Но это едва ли возможно исходя из вашей собственной логики. Ведь модернизация предполагает некий план мероприятий, которые плохо согласуются с институциональными основами, приписываемыми российскому обществу.

В.Н.: Такие основы, назовем их институциональными инвариантами, действительно существуют, и из них можно создавать современные общественные конструкции. В Юго-Восточной Азии, например, из институтов ручного выращивания риса сделали современное сборочное производство. Можно создавать и новые институциональные инварианты с нуля, хотя это очень дорого: требуется огромное общественное напряжение. Но вот с чем совершенно точно необходимо покончить, так это с прямым заимствованием институтов - переписыванием чужих уставов, чем мы занимались последние столетия. Все, что можно было сделать на этом пути, уже сделано людьми, превосходящими нас во многих отношениях.

 

«НЗ»: Так что же мы делаем сейчас и, точнее, делаем ли мы хоть что-нибудь на этом поприще?

В.Н.: Вся страна ничего не делает - а не только заклейменная оппозицией власть. Помните, когда Шерлока Холмса спрашивали, почему он уверен, что задержанные им люди - преступники, он отвечал: «Посмотрите на их лица!». Так и в нашем случае: всмотритесь в постные лица россиян - и вам все станет ясно. У людей, занимающихся созидательным трудом, совсем другие физиономии. А мы бегаем по кругу, прижав к сердцу свои любимые дефектные институты. Страна богатеет, но во многом - по старому советскому анекдоту, согласно которому при коммунизме у каждого будет самолет, чтобы летать за дефицитной колбасой в другие города. Так вот сейчас мы расширяем подобный самолетный парк. Это путь в никуда.

 

«НЗ»: Расскажите тогда про правильный путь.

В.Н.: Вот один из возможных подходов. Нашей культуре свойствен бескорыстный интерес к идеям. Он позволяет строить идеальный рынок, идеальную демократию, идеальное право. Они идеальны, конечно, в философском значении этого слова. Так можно делать рыночные, демократические и правовые автоматы Калашникова. А это намного эффективнее переписывания чужих уставов.

 
Беседовал Андрей Захаров
Октябрь 2010 года
Архив журнала
№125, 2019№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба