Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №2, 2014

Андреас Умланд
Новые праворадикальные интеллектуальные круги в России: Антиоранжевый комитет, Изборский клуб и клуб «Флориан Гейер»
Просмотров: 1823

Андреас Умланд (р. 1967) – историк и политолог, профессор Немецкой службы академических обменов (DAAD) факультета политологии Национального университета «Киево-Могилянская академия» (Киев).

 

Некоторые из последних публикаций о русском национализме сосредоточиваются на различных внесистемных правых радикалах и их связях с новым городским протестным движением в России. Однако нисколько не менее важным является развитие внутрисистемного ультранационализма путинского режима. Эта статья освещает некоторые новые крайне антизападные интеллектуальные круги, появившиеся в течение последних четырех лет в России. На фоне новой поляризации между про- и антипутинскими силами авторитарный режим и его пропагандисты смыкают ряды с некоторыми праворадикальными интеллектуалами. Также наблюдается усиленное сотрудничество между ранее конкурировавшими антизападными интеллектуалами, такими, как Сергей Кургинян, Александр Дугин и Александр Проханов. Три новых крайне антиамериканских дискуссионных клуба, представленные в этой статье, включают в себя широкий спектр публицистов, журналистов, политиков и ученых.

 

Восход антизападного дискурса

После возрождения российского демократического движения в декабре 2011 года некоторые западные специалисты по русскому этноцентризму сконцентрировались на факте определенного сотрудничества демократов и ультранационалистов во время протестов[2]. Однако в течение последних лет радикально антизападный национализм, укрепляющийся как значимая политическая сила, стал важным не только и не столько в связи с российской оппозицией, сколько из-за его все более тесной связи с путинским режимом. Недавнее форсирование и без того высокого уровня антиамериканизма в публичной российской риторике и политике, правда, легко может быть распознано как пиар-маневр Кремля, предпринятый для отвлечения населения от внутренних проблем, таких, как широко распространенная коррупция, манипуляции на выборах или раздутый госаппарат. В то же время общественное воздействие все более агрессивных телевизионных кампаний и масштабные эффекты возрастающей демонизации США в российском общественном дискурсе нельзя оставлять без внимания и расценивать как всего лишь врéменные факторы. Это показали последствия схожих российских масс-медийных истерий, например, в связи с натовской бомбардировкой Сербии в 1999 году, Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити в 2002-м, вторжением США в Ирак в 2003-м, российско-грузинской Пятидневной войной в 2008-м. Следя за освещением этих событий в российских СМИ, общественное мнение в России становилось все более негативным по отношению к Америке и, в какой-то степени, к Евросоюзу.

 

Все более «негражданское» общество

Возобновленное форсирование антизападного дискурса при помощи «политических технологий» ускоряет становление в России того, что можно было бы назвать «негражданским» обществом[3]. Антидемократическая фракция российского «третьего сектора» представляет собой сеть частично сотрудничающих, частично конкурирующих между собой антилиберальных групп, организаций и изданий. Многие из них сегодня пользуются поддержкой государственных ведомств и получают широкую рекламу на подконтрольных Кремлю телеканалах. Таким образом, они являются организованными государством негосударственными организациями, а не собственно независимыми общественными инициативами. Они опасны тем, что усиленная медийная кампания, направленная против США и Запада, в целом может, с одной стороны, прочно установить конспирологический параноидальный взгляд на окружающий мир, сделав его устойчивой моделью интерпретации международных событий, и, с другой стороны, способствовать укреплению политических сил, продвигающих это мировоззрение, как все более легитимных участников российского общественного дискурса.

В результате мы видим формирование агрессивного антизападного правого движения – все более заметного третьего полюса между авторитарным режимом и слабеющей демократической оппозицией (в то время, как коммунисты выполняют гибридную функцию, являясь частью обоих полюсов – как режима, так и оппозиции; а радикальный антиамериканизм наделяет их тесными связями так же и с российскими крайне правыми). Кремль, по-видимому, пытается реализовать рискованную политическую схему, нацеленную на реструктуризацию всей публичной сферы. В этом сценарии усиленное включение ультранационалистов в господствующий политический дискурс должно привести к всеобъемлющему правому сдвигу внутри российского идеологического спектра. Позиция Путина и его ближайших сподвижников покажется относительно центристской на фоне намного более радикальных требований «снизу», исходящих от пользующихся все большей известностью правых радикалов[4].

Некоторые ультранационалистические группы и их лидеры обладают связями – иногда через одних и тех же людей – как с государственной властью, так и с оппозицией. Примером может служить блогер и активист Владлен Кралин, известный в праворадикальных кругах под псевдонимом Владимир Тор. Он был членом и Координационного совета оппозиции, и двух националистических организаций, созданных под руководством Дмитрия Рогозина, нынешнего вице-премьера России, – «Родины» и «Великой России». Однако при этом контакты правых радикалов с правительством имеют большее политическое значение, чем участие ультранационалистов в протестном движении. В свою очередь внутри демократического движения существует активное меньшинство, открыто выступающее против любого сотрудничества либеральной оппозиции с радикальными националистами. Эти голоса были организованы посредством социальных сетей, например, в «Facebook» возникла группа «Россия без Гитлера! Нет митингам с фашистами, нацистами и националистами»[5].

На этом фоне особого внимания заслуживают праворадикальные интеллектуалы, а также их кружки, публикации и выступления. Эти публицисты, телекомментаторы, интеллектуалы, преподающие в высшей школе, оказывают воздействие на формирование общественного мнения, влияя на студентов, молодых ученых, политических блогеров, гражданских активистов и на широкую публику в целом.

 

Тенденции консолидации в праворадикальном крыле

Крайне правое крыло российского политического спектра в настоящий момент разделено по принадлежности тех или иных групп к пропутинскому или антипутинскому лагерю. После объявления о возвращении Путина в президентское кресло в сентябре 2011 года внутри радикально антизападной интеллектуальной среды усилились две тенденции, уже существовавшие ранее.

Во-первых, радикально антизападная интеллигенция переживает частичную консолидацию. Это означает, что прежние четкие различия между сходно ориентированными, но обособленными интеллектуальными кружками и их интерпретациями российской истории и мировой политики постепенно теряют значение. Соперничество между различными группами «славянофилов» – например, между приверженцами этнонационалистического и «евразийского» направлений, – которое еще присутствовало в 1990-е годы, теперь ослабляется на фоне новой поляризации между все более антизападным режимом, с одной стороны, и преимущественно прозападной оппозицией, с другой. Примером этого является недавнее сотрудничество между двумя влиятельными общественными деятелями и телекомментаторами – Сергеем Кургиняном и Александром Дугиным. В 1990-е годы, будучи сторонником восстановления советской системы в новых условиях, Кургинян резко критиковал Дугина за его в то время открыто неофашистские публикации. Тем не менее Кургинян, который уже имел тесные связи с консервативным истеблишментом последней фазы советского периода, начал налаживать все более тесное и публичное сотрудничество с Дугиным, который когда-то был политически изолирован как почитатель СС.

Во-вторых, растет взаимодействие между внесистемными ультранационалистами и внутрисистемными симпатизантами теорий заговора – тенденция, наблюдавшаяся с конца 1990-х годов, но усиливающаяся сейчас. Она выражается в частичной кооптации маргинальных публицистов, находившихся когда-то на самых дальних политических окраинах, в близкие к Кремлю структуры или иногда даже в правительственные организации. Известным примером является удивительная академическая карьера Дугина, преподающего в настоящий момент в качестве профессора МГУ имени М.В. Ломоносова и являющегося исполняющим обязанности завкафедрой социологии международных отношений в этом ведущем российском вузе.

Эти тенденции консолидации праворадикалов ниже иллюстрируются на примере трех новых интеллектуальных кружков, которые не существовали в 2009 году, когда Марлен Ларюэль опубликовала свой фундаментальный анализ российских националистических аналитических центров[6].

 

Антиоранжевый комитет Сергея Кургиняна

Основанный Кургиняном на базе его движения «Суть времени» Антиоранжевый комитет на какое-то время являлся заметной организацией. Среди прочих членов комитет включает в себя Александра Дугина, тележурналистов Михаила Леонтьева и Максима Шевченко, неосталинистского публициста Николая Старикова, Александра Проханова, главного редактора влиятельного праворадикального еженедельника «Завтра». Появление комитета стало результатом пропутинского митинга, организованного Кургиняном 4 февраля 2012 года на Поклонной горе в Москве в знак протеста против проходящего одновременно с ним оппозиционного митинга на Болотной площади. Название кружка отсылает к украинской «оранжевой революции» 2004 года, интерпретируемой внесистемными праворадикалами, а также многими представителями и апологетами путинского режима как заговор США или даже инспирированная «украинскими фашистами» акция.

Подобная связь «оранжевой революции» с фашизмом – ярким примером которой является пропагандистский телефильм Леонтьева « Оранжевые дети Третьего рейха» (2010) – устанавливается в российских антизападных кругах благодаря подчеркиванию роли, сыгранной некоторыми украинскими эмигрантами в послевыборном протесте 2004 года. К ним относится, например, Катерина Чумаченко, вторая жена лидера «оранжевой революции» и украинского президента в 2005–2010 годах Виктора Ющенко. В 1970–1980-х годах Чумаченко росла в США. В североамериканской украинской националистической диаспоре в то время преобладали сторонники так называемой бандеровской фракции Организации украинских националистов (ОУН-Б), бывшей в начале Второй мировой войны фашистским подпольным движением. Несмотря на маргинальный характер, участие украинских националистов из западной диаспоры, равно как и некоторых местных украинских праворадикальных групп, – таких, как УНА-УНСО (Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона), недавно перевоплотившейся в партию «Правый сектор», – в украинском демократическом движении представляет собой проблематичное наследие киевского электорального восстания 2004 года и Евромайдана 2013–2014 годов. Сегодня этот факт используется кремлевскими политтехнологами как удобный предлог для дискредитации и украинского, и российского демократического движения как «фашистской» и/или «оранжевой чумы», занесенной на постсоветское пространство по злой воле США.

Так или иначе, согласно сайту Антиоранжевого комитета, он собирался только дважды – в феврале 2012 года. Несмотря на призывы подписать «антиоранжевый пакт», не ясно, продолжает ли эта организация свою работу или нет.

 

Изборский клуб Александра Проханова

Изборский клуб – проект, который, в отличие от Антиоранжевого комитета, уже можно назвать состоявшимся, был назван по месту его первого заседания в городе Изборске Псковской области. Этот относительно большой интеллектуальный кружок, порожденный признанным лидером российского правого сектора Прохановым, надеется объединить «красных» (национал-коммунистов) и «белых» (антисоветских националистов). Он действует на основе Института динамического консерватизма и, по-видимому, собирается конкурировать с международным дискуссионным клубом «Валдай», созданным российским информационным агентством «Новости». Валдайский клуб состоит из зарубежных экспертов и журналистов, специализирующихся на Восточной Европе, а также из российских политиков, ученых и интеллектуалов. Проханов является членом клуба «Валдай», и для своего нового антизападного проекта он, в некоторых отношениях, скопировал валдайский географический формат и практику широкомасштабных заседаний вне Москвы.

Одни и те же имена появляются и в прохановском клубе, и в Антиоранжевом комитете: Дугин, Леонтьев, Стариков и Шевченко. Однако список членов Изборского клуба шире и включает в себя многих других известных антизападных публицистов, таких, как Сергей Глазьев, Леонид Ивашов, Наталия Нарочницкая, архимандрит Тихон (Шевкунов), Юрий Поляков и Михаил Хазин. Связь этой группы с Кремлем может быть даже еще более тесной, чем в случае с комитетом Кургиняна. Это продемонстрировало, например, не только членство в нем путинского советника Сергея Глазьева, но и участие министра культуры Владимира Мединского в учредительном собрании в Изборске. Клуб Проханова, видимо, обладает солидным финансированием и проводит свои собрания в Химках, Екатеринбурге и Ульяновске. Клуб издает одноименный иллюстрированный журнал тиражом в 999 экземпляров.

 

Клуб «Флориан Гейер» Гейдара Джемаля

Пожалуй, самая поразительная организация в крайне правой интеллектуальной среде – это небольшая группа, которая была основана 22 сентября 2011 года и называется Концептуальный клуб «Флориан Гейер». Руководимый исламистом и откровенно антизападным активистом Гейдаром Джемалем, этот клуб использует имя исторической фигуры времен германской Крестьянской войны XVI века. Историческая личность Гейера не известна в России и не знакома даже многим немцам. Однако имя Флориан Гейер («Florian Geyer») хорошо известно среди экспертов по новейшей истории Европы как название 8-й кавалерийской дивизии СС, задействованной «третьим рейхом» на Восточном фронте в 1943–1944 годах.

Джемаль, Дугин и Шевченко, основатели клуба «Флориан Гейер», утверждают, что ссылаются в названии своего клуба на рыцаря Крестьянской войны, а не на дивизию СС. Однако прошлое, в частности, Дугина указывает на то, что основатели клуба скорее всего были знакомы с использованием этого имени в «третьем рейхе» и возможное двоякое истолкование этой референции было с самого начала осознано ими. С 1980-го по 1990 год Джемаль и Дугин были членами небольшого оккультного кружка в Москве, известного как «Черный орден SS»[7]. В течение 1990-х Дугин как под псевдонимом Александр Штернберг, так и под собственным именем неоднократно одобрительно высказывался об организациях, связанных с СС, например, об обществе «Аненербе» («Наследие предков»), об итальянском фашистском теоретике и почитателе Ваффен-СС Юлиусе Эволе, рейхсфюрере СС Генрихе Гиммлере и обергруппенфюрере СС Рейнхарде Гейдрихе (инициаторе Холокоста)[8].

Уже упоминавшийся телеведущий Шевченко – для широкой российской публики, вероятно, самый известный из трех учредителей – не признал связь названия клуба «Флориан Гейер» с одноименной дивизией СС. Однако в своей вступительной речи в момент основании клуба он сказал:

«Это имя было также использовано германскими национал-социалистами (левым крылом), которые были связаны с национал-большевизмом. А песня про Флориана Гейера, с которой молодое поколение знакомо по творчеству группы Rammstein, была очень популярна в тех левых и правых кругах, которые заняли антиэлитарную и антилиберальную позицию»[9].

Поэтому удивительно, что в организованных клубом «круглых столах» – наряду с несколькими праворадикалами – принимали участие и некоторые известные российские интеллектуалы, которые не вписываются в этот контекст: историк Игорь Чубайс, юрист Марк Фейгин, социолог Борис Кагарлицкий. Стоит также отметить, что на заседаниях клуба выступали и антиамериканские активисты из-за рубежа, включая знаменитого итальянского «традиционалиста» Клаудио Мутти.

Другим заслуживающим внимания участником клуба является скандально известный политический публицист Владимир Кучеренко – более знаменитый под псевдонимом «Максим Калашников», – состоящий так же и в Изборском клубе. Как и Дугин, он благожелательно относится к некоторым аспектам национал-социализма и развивает экстравагантные политические фантазии в своих публикациях. Например, в своей вышедшей большим тиражом книге «Вперед, в СССР-2» Кучеренко-Калашников размышляет над будущим «Нейромиром», который стал бы «структурой», комбинирующей черты «церкви, огромного медиахолдинга и финансовой империи вкупе со спецслужбой».

Как и в случае с Антиоранжевым комитетом, не ясно, продолжает ли клуб свою работу. Согласно сайту клуба последнее заседание состоялось в июне 2012 года. На момент написания этой статьи, в марте 2014 года, сайт был заблокирован провайдером из-за несвоевременной оплаты услуг хостинга.

Перевод с английского Антонины Зыковой

 

[1] Впервые опубликовано в цюрихском Интернет-журнале «Russian Analytical Digest» (2013. № 135. 8 августа).

[2] См., например: Popescu N. The Strange Alliance of Democrats and Nationalists // Journal of Democracy. 2012. Vol. 23. № 3. P. 46–54 (http://blogs.euobserver.com/popescu/files/2012/07/The-Strange-Alliance-o...); Satter D.The Threat of Russian Nationalism // FPRI E-Notes. 2012. April (www.fpri.org/enotes/2012/201204.satter.threat-russian-nationalism.pdf).

[3] Umland A. Post-Soviet «Uncivil Society» and the Rise of Aleksandr Dugin: A Case Study of the Extraparliamentary Radical Right in Contemporary Russia. Ph.D. in Politics. University of Cambridge, 2007 (www.academia.edu/2635113/Post-Soviet_Uncivil_Society_and_the_Rise_of_Ale...).

[4] Idem. Restauratives versus revolutionäres imperiales Denken im Elitendiskurs des postsowjetischen Rußlands: Eine spektralanalytische Interpretation der antiwestlichen Wende in der Putinschen Außenpolitik // Forum für osteuropäische Ideen- und Zeitgeschichte. 2009. Vol. 13. № 2. S. 101–125 (www.academia.edu/205532/Restauratives_versus_revolutionares_imperiales_D...).

[6] Laruelle M. Inside and Around the Kremlin’s Black Box: The New Nationalist Think Tanks in Russia. Institute for Security and Development Policy Stockholm Papers Series. 2009 (www.isdp.eu/images/stories/isdp-main-pdf/2009_laruelle_inside-and-around...).

[7] Челноков А. «Три богатыря» в форме Waffen-SS // Совершенно секретно. 2012. 2 июля (www.sovsekretno.ru/articles/id/3197/).

[8] Умланд А. Патологические тенденции в русском «неоевразийстве»: о значении взлета Александра Дугина для общественной жизни современной России // Вопросы философии. 2008. № 3. С. 74–83.

[9] Современная демократия как политический институт(www.floriangeyer.ru/lectures/sovremennaya-demokratiya-kak-politicheskij-...).



Другие статьи автора: Умланд Андреас

Архив журнала
№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба