Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №3, 2015

Александрина Ваньке
Ландшафты памяти. Парк Победы на Поклонной горе в Москве

Александрина Владимировна Ваньке (р. 1986)  преподаватель факультета социологии Государственного академического университета гуманитарных наук, научный сотрудник Института социологии РАН.

 

[1]

Парк Победы на Поклонной горе является одним из наиболее крупных (его площадь составляет 135 гектаров[2]) и значимых мемориальных комплексов Москвы, посвященных победе во Второй мировой войне (1939–1945), частью которой является Великая Отечественная война (1941–1945). Мемориал находится в западной части города, в Дорогомиловском районе, где пролегает Кутузовский проспект, который получил свое название в честь Михаила Кутузова, командовавшего русской армией во время решающих событий Отечественной войны 1812 года. В этом районе расположены музей-панорама «Бородинская битва», открытая в 1962 году, и Триумфальная арка в память о победе над Наполеоном, реконструированная в 1968-м. Именно в этом месте – на Поклонной горе, откуда открывается живописный вид на Москву, – Наполеон ждал ключи от города. Этот эпизод стал важным сюжетом в русской литературе XIX века: он упоминается в «Евгении Онегине»[3] и «Войне и мире»[4].

Здесь же, в Западном административном округе, берет свое начало Можайское шоссе, открывающее путь к Можайскому направлению, где велись ожесточенные бои в 1941–1942 годах. По этому пути советские солдаты уходили на фронт. Ранее в этом месте пролегала Старая смоленская дорога, по которой в 1812 году русские войска отступали под натиском наполеоновской армии, а затем, покинув Москву, по ней же отступал Наполеон. Парк Победы располагается в зоне городского пространства, насыщенного историческими смыслами, которые материализованы в монументах; они демонстрируют «национальную военную доблесть» и служат ресурсом для конструирования национальной идентичности в современной России[5].

 

Экскурс в историю

Идея создать мемориальный комплекс в память о Великой отечественной войне возникла в 1942 году, а соответствующее решение было утверждено в 1947-м, однако вскоре проект был приостановлен Сталиным[6]. И только в 1955-м, во время правления Хрущева, маршал Жуков обратился в ЦК КПСС с предложением воздвигнуть масштабный монумент, который увековечил бы и прославил победу советских войск. В 1958 году был установлен памятный камень и объявлен открытый всесоюзный конкурс, на который советские архитекторы подали 150 заявок. Однако жюри не одобрило ни один из заявленных проектов, после чего было решено организовать второй, теперь уже закрытый конкурс. Конструирование мемориала было поручено знаменитому скульптору и архитектору Евгению Вучетичу, руководившему в 1946–1949 годах строительством монументального комплекса в берлинском Трептов-парке, включая сооружение масштабного памятника «Воину-освободителю»[7]. Далее начинается долгий период обсуждений местоположения и дизайна комплекса, его основных объектов, отличительных черт и образов. В 1961 году на Поклонной горе разбили парк.

Дальнейшей реализации проекта помешала смерть Вучетича. В 1975 году объявляют новый конкурс, победителями которого становятся скульптор Николай Томский, архитекторы Лев Голубовский и Александр Корабельников, а также художник Юрий Королев. Именно они предлагают соорудить на территории Парка Победы музей Великой Отечественной войны с Залом Славы и Залом Памяти. Но реализацию проекта вновь пришлось отложить: теперь из-за нехватки средств. Юрий Андропов, будучи генеральным секретарем, также обращается к теме строительства мемориального комплекса на Поклонной горе. В 1983 году выходит постановление Совета Министров СССР № 349, предписывавшее следующее:

 

«1. Поручить Мосгорисполкому и Министерству культуры СССР соорудить в г. Москве на Поклонной горе памятник Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов.

2. Принять предложение МГК КПСС и Мосгорисполкома о сооружении памятника Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов за счет средств, полученных от проведения коммунистических субботников в трудовых коллективах предприятий и организаций г. Москвы»[8].

 

Но в 1984 году Андропов умирает, а в 1986-м, уже в период правления Михаила Горбачева, объявляется новый конкурс, на который поданы 384 заявки. В обсуждении проекта мемориального комплекса участвуют художники, архитекторы, писатели, журналисты и даже энтузиасты-общественники. Однако проект, вызвавший наибольший интерес у публики, не был одобрен жюри, которое посчитало, что в нем недостаточно хорошо отражается прославление победы, излишними показались и его религиозные мотивы. Приказом министра культуры СССР от 19 мая 1986 года № 217 «Об утверждении Положения о Центральном музее Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» музей определяется как «головной для всех музеев военно-исторического профиля в системе Министерства культуры СССР». В том же году продолжается планирование парковой зоны.

После распада Советского Союза начинается новый этап истории комплекса. В 1992 году мэр Москвы Юрий Лужков инициирует обсуждение строительства мемориального парка на Поклонной горе, добавляя к советским патриотическим сюжетам славы и победы религиозную тематику. Создание проекта было поручено Зурабу Церетели, который, помимо военных памятников, предложил построить на территории парка православную часовню, мечеть и синагогу. Торжественное открытие мемориального комплекса и Центрального музея Великой Отечественной войны произошло 9 мая 1995 года. Тогда же, в пятидесятую годовщину Победы, на Поклонной горе в первый (и пока в последний) раз состоялся военный парад.

Этот краткий экскурс в историю создания Парка Победы демонстрирует, как борьба властных элит за символический капитал и возможность определять политику памяти – воздвигать те или иные монументы, навязывать свое видение исторических событий – способствовала тому, что память о войне репрезентируется сегодня посредством образов, отражающих представления этих элит. Смена властных элит влечет за собой трансформацию архитектурного пространства или, как в случае Парка Победы, замену одних проектов на другие.

В статье я рассматриваю Парк Победы с музеем Великой Отечественной войны как место памяти (в понимании Пьера Нора), как конгломерат культурного и национального наследия, локализованный в физическом пространстве[9]. Место памяти функционирует на разных уровнях в публичной сфере, где вырабатываются общественно-разделяемые смыслы и закрепляются нормативные образцы коммуникации[10]. Согласно Юргену Хабермасу, публичная сфера – это пространство ненасильственного диалога, направленного на достижение консенсуса в процессе выдвижения требований, репрезентации значимых исторических событий[11]. Схема анализа места памяти предполагает изучение: а) его культурно-политического контекста, б) идентичности, в) целей, г) репертуара, д) эффектов[12].

 

Культурно-политический контекст

Сегодня мемориальный комплекс на Поклонной горе представляет собой архитектурный ансамбль и парковую зону, включающие следующие объекты: обелиск Победы (открыт в 1995 году), Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 годов с экспозицией и архивом (1995), храм Георгия Победоносца (1995), мемориальную мечеть (1997), мемориальную синагогу и мемориальный музей Холокоста (1998), памятник «Защитникам земли Российской» (1997), скульптурную композицию «Трагедия народов» (1997), памятник «Испанцам, павшим в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (2001), памятник «Войнам-интернационалистам» (2004), экспозицию военной техники под открытым небом и другие[13]. Пространство парка постоянно дополняется новыми объектами и смыслами, которые задаются военно-религиозной тематикой. В 2010 году на площадке перед музеем зажжен Вечный огонь, а также сооружен на общественные средства памятник «В борьбе против фашизма мы были вместе» – аналог взорванного в 2009-м монумента в Кутаиси[14]. В 2012 году предложен проект строительства мемориального буддийского храма[15]. В июне 2013-го открыт памятник фронтовой собаке[16], а в августе 2014-го – памятник героям Первой мировой войны[17]. Как правило, предложения по строительству новых объектов инициируются городскими властями, а существующие объекты уже не воспринимаются горожанами в качестве «монументов» – ведь пространство Поклонной горы и так перенасыщено ими.

Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 годов является смыслообразующим элементом Парка Победы. Он расположен в центральной части архитектурного ансамбля и является одним из крупнейших музеев в мире, посвященных Второй мировой войне. Территория мемориального комплекса поделена между администрацией музея и государственным унитарным предприятием «Поклонная гора», которые отвечают за соблюдение порядка и поддержание инфраструктуры парка. Администрация музея ежемесячно вносит арендную плату за землю, на которой располагается главное здание с экспозициями, площадка перед ним, административные постройки и выставка военной техники под открытым небом. Музей находится в ведении Министерства культуры РФ.

Парк Победы выполняет определенные функции и используется властями для нескольких целей. Во-первых, мемориальный комплекс исполняет свое изначальное предназначение, связанное с утверждением воинской славы и российской государственности, то есть работает на поддержание национальной идентичности[18]. В качестве примера можно привести Зал Cлавы в музее; обелиск, увенчанный фигурой богини победы Ники; скульптуру Георгия Победоносца, пронзающего змея; часовню Георгия Победоносца и другие. Светские сюжеты пересекаются с религиозными.

Во-вторых, комплекс служит местом коммеморации, что отражено в таких мемориальных сооружениях, как Зал Памяти и скорби в музее, мемориальные мечеть и синагога, памятник жертвам Холокоста и так далее. Поклонная гора служит местом воспроизводства ритуалов и отправления коммеморативных практик, посредством которых транслируется культурная память о войне. Подобные ритуалы и практики памяти осуществляются в ходе массовых событий, например, во время ежегодного празднования Дня Победы 9 мая или религиозной службы в память о погибших.

При этом «пространство скорби» находится на заднем плане – оно приглушено, в то время как «пространство славы» выносится на передний план. Например, памятник «Трагедия народов», посвященный жертвам Холокоста, находится за музеем, при входе в пространство парка его не видно. Ранее он располагался в начале маршрута, но позже был перенесен вглубь комплекса. То же самое относится к мемориальным синагоге и мечети, которые расположены в задней части комплекса, тогда как обелиск Победы и часовня занимают переднюю (фасадную) зону и хорошо видны.

Таким образом, «пространство славы» располагается спереди и стоит выше «пространства скорби» в символической иерархии, хотя и не исключает его. Данный тезис подтверждается архитектурной особенностью музея: если Зал Памяти находится на нулевом этаже, то Зал Славы – на втором. Скорбь приглушается и оттеняется славой. При том, что память о войне наполнена трагическими сюжетами, которые до сих пор остаются непроработанными, в процессе конструирования национальных образов, связанных с Великой Отечественной войной, внимание акцентируется именно на триумфе, в то время как травма скорее исключается из публичного обсуждения.

В-третьих, мемориальный комплекс на Поклонной горе выполняет политические и культурные функции, которые так же неразрывно связаны с мобилизацией и конструированием национальной идентичности. Примером политических нарративов, разворачивающихся в пространстве монументального парка, является, с одной стороны, мобилизация городского населения во время общенационального празднования Дня Победы, когда большое количество людей собирается на Поклонной горе – месте традиционных народных гуляний. С другой стороны, пространство мемориального комплекса используется для проведения массовых митингов в поддержку власти, для участия в которых мобилизуются работники бюджетной сферы. Например, 4 февраля 2012 года на Поклонной горе проходил «антиоранжевый» митинг под лозунгом «Нам есть, что терять!»[19], а 12 сентября 2013 года – митинг в поддержку мэра Москвы Сергея Собянина[20]. В официальных СМИ подобные массовые акции репрезентируются как «народный протест»:

 

«Для описания проправительственных акций “Поклонной” был введен… визуальный образ… консолидированной массы счастливых работников, одновременно поддерживающих и защищающих “стабильную” власть»[21].

 

О впечатлениях от участия в празднике и митинге рассказывает посетительница мемориала:

 

  • Последний раз я была здесь, когда Собянина выбирали. Мы были на митинге. [Смеется] Концерты здесь часто 9 мая…
  • А в чем разница была, когда вы были на митинге, и 9 мая?
  • Ну, скажем так, концерт – это для души, для людей, а митинг – это чисто политическое мероприятие.
  • А эмоции какие были у людей?..
  • Радость. Беззаботность. А митинг здесь… это, можно сказать, добровольно-принудительное мероприятие.

(Женщина, 35 лет, математик, программист, Поклонная гора, 23 февраля 2014 года.)

 

Собеседница противопоставляет два массовых события, происходивших на Поклонной горе: праздник 9 мая и митинг в поддержку новоизбранного мэра. При этом национальный праздник, укорененный в массовом сознании и ландшафте мемориального комплекса, воспринимается как душевный, «для людей», с ним связаны позитивные эмоции «радости» и «беззаботности». Митинг же в поддержку власти обозначается как «добровольно-принудительный», «политическое мероприятие», что может объясняться тем, что работников бюджетной сферы зачастую принуждают участвовать в подобных мероприятиях[22]. Таким образом, культурно-политическая мобилизация, реализуемая в пространстве рассматриваемого мемориального комплекса, способствует формированию «народного» коллективного тела во время праздников и митингов в поддержку власти, которые работают на поддержание единого образа нации.

В-четвертых, в силу того, что на территории комплекса расположены часовня, мечеть и синагога, пространство мемориала выполняет культурно-религиозную функцию и производит соответствующие эффекты. Например, одна из участниц празднования Дня Победы 9 мая 2013 года при ответе на вопрос, почему она пришла именно на Поклонную гору, говорит следующее:

 

«Потому что это святое место для нашего Отечества. История подтверждает это. Здесь стоял гордый Наполеон и ждал ключи от Москвы. Но ключей не получил. И войну проиграл» (женщина, 74 года, школьный учитель русского языка и литературы, Московский городской комитет ветеранов войны, Поклонная гора, 9 мая 2013 года).

 

Подобная мысль высказывалась респондентами и в День защитника Отечества:

 

  • Какие у вас были ощущения, когда вы впервые сюда пришли?

Респондент 1: Ощущение такой массивности, красоты…

Респондент 2: Да, все-таки мощи России и памяти. В любом случае место такое – святое.

(Респондент 1 – женщина, 71 год, инженер по охране труда, Поклонная гора, 23 февраля 2014 года; респондент 2 – женщина, 35 лет, математик, программист).

 

Респонденты, определяя свое отношение к Поклонной горе через понятие «святости», связывают его семантически с категориями «массивности», «мощи России», «исторической славой Отечества» и «памяти». Физическое и символическое пространство мемориального комплекса соединяет в себе политический, религиозный и культурно-патриотический нарративы, которые работают на воспроизводство представления о народном единстве и сплоченной нации.

 

Идентичность

Согласно Нурит Шляйфман, роль Парка Победы заключается в том, что коммеморация направлена на будущее и служит эффективным инструментом построения идентичности: «Фактически память – это предусловие любой идентичности»[23]. Юрген Хабермас связывает память с конвенциональными формами национальной идентичности, которая, по его мнению, должна подчиняться публичным рациональным обсуждениям[24]. Однако структура музея и мемориального комплекса скорее свидетельствует о трансляции монологической памяти о войне, нежели о публичном диалоге разных социальных акторов по поводу памяти и формах ее публичного представления. Репрезентируемая национальная идентичность формируется, с одной стороны, расположением и символикой монументов парка, с другой стороны, пространственной конструкцией музея, а также конфигурацией выставок, диорам и экспонатов.

Победная и героическая символика, вынесенная на просторную площадь, сочетается с элементами траура и скорби, насыщающими второстепенную зону парка. Внимание посетителей в первую очередь привлекает высокая стела в центре комплекса, увенчанная 25-тонной скульптурой древнегреческой богини победы Ники, которая держит в руках лавровый венок, служащий знаком триумфа. Ее окружают два ангела, трубящих в фанфары и распространяющих весть о победе. Основание стелы украшает скульптура христианского святого Георгия Победоносца, пронзающего копьем змея и олицетворяющего победу над фашизмом. Эти скульптурные элементы воссоздают идентичность «народа-победителя».

В том, что касается национальных образов, транслируемых музеем, то на нулевом этаже расположен Зал Памяти и скорби (илл. 3), погруженный в полутона, где с потолка свисают капли, символизирующие слезы. С помощью этих средств создается образ народа, который помнит о героях и жертвах войны. В глубине зала стоит белая скульптура: мать, оплакивающая погибшего сына (илл. 4), – второй по популярности образ среди советских военных мемориалов. Такая композиция встречает посетителей при входе в берлинский Трептов-парк. Образ матери ясно прочитывается и в главном монументе мемориального комплекса «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом кургане в Волгограде («Родина-мать зовет!»).

Первый этаж представляет собой свободное пространство, предназначенное для торжественных мероприятий, приемов и даже балов. Здесь находится Зал Полководцев, увешанный стягами и штандартами разных времен начиная с XV и заканчивая XX веком. По периметру стоят бюсты известных военачальников, а в центре – панно «Солдатская дорога славы». Его композицию составляет атрибутика войны и символические свечи памяти[25]. Массивная лестница ведет на второй этаж к Залу Славы. Это пространство линейно упорядочено. Оно символизирует национальную историческую память и является как бы промежуточным звеном – переходным моментом от сюжета скорби («свечи памяти») к сюжету славы («дорога славы»).

Второй этаж занимают экспозиции и Зал Славы, в центре которого находится массивная скульптура – каменный Солдат-победитель, в поднятой руке он держит каску, в которой горит огонь и виднеется лавровый листок. На внутренней части свода расположен орден «Победа». Так Зал Славы создает образ освященного триумфом народа-победителя (лавровый венок), который обладает самосознанием и национальной памятью (Вечный огонь).

 

Цели

Мемориал и музей имеют одинаковые цели, но функционируют они по-разному. Например, монументы парка предопределяют маршруты посещения и транслируют национальную память с помощью символики и стиля, которые выражают эмоции через пространственные формы, в то время как музей передает память о войне через вещи и объективные источники: архивы и подлинные экспонаты. Согласно Юргену Хабермасу, память как продукт рациональной коммуникации предполагает честность и аутентичность, в то время как история претендует на истину[26].

Деятельность музея разнообразна. В первую очередь, по словам его директора Владимира Забаровского, она связана с военно-патриотическим воспитанием, созданием «духовно-нравственных ориентиров» и «пробуждением интереса к истории» у молодого поколения, «формированием у молодежи высокого патриотического сознания, возвышенного чувства верности и любви к своему Отечеству, готовности к выполнению гражданского долга, конституционных обязанностей по защите интересов Родины»[27]. В данном случае музей совмещает идеологическую и просветительскую функции, транслируя унифицированнный дискурс о войне, он апеллирует к «верности», «гордости», «долгу» и «патриотизму», а также, согласно терминологии Хабермаса, претендует на значимость в отношении правдивости.

К этому же виду деятельности относится «интернациональное воспитание» трудовых мигрантов из стран бывшего Советского Союза, например, Таджикистана, Киргизии, Азербайджана и других, которые посещают мемориальный комплекс 9 мая и в дни религиозных (мусульманских) праздников, поскольку в Парке Победы расположена мемориальная мечеть. «Интернациональный» дискурс о войне в своей основе содержит представление о том, что победа над фашистской Германий была достигнута совместными усилиями народов Советского Союза, а также стран-союзников антигитлеровской коалиции. Данная идея легла в основу нескольких экспозиций и монументов, например: она отражена в названии выставки «Победа на всех одна»[28] и памятника солдатам стран-участниц антигитлеровской коалиции. Музей проводит массовую культурно-просветительскую работу, его посещают школьники, воспитанники детских домов, суворовских, нахимовских училищ и кадетских корпусов, курсанты, солдаты, дети из малообеспеченных и неполных семей, московские ветераны, взрослые посетители, дети с ограниченными возможностями и инвалиды[29].

Во-вторых, его сотрудники занимаются научно-исследовательской, научно-фондовой и поисковой работой. Они организуют конференции по военной тематике и совместные экспедиции, пытаются обнаружить военные захоронения, занимаются восстановлением и архивированием имен погибших. К этому виду деятельности относится и поддержание существующих военных мемориалов, публикация архивных документов, организация тематических книжных выставок, пополнение библиотечных фондов. Сотрудники музея видят своими целями «защиту исторической правды», сохранение «аутентичного знания» и трансляцию «истины о войне».

В-третьих, согласно данным информационного бюллетеня, музей активно развивает «международное направление» (участие сотрудников в научных конференциях, рабочих встречах и приемах иностранных делегаций, экспонирование выставок за границей, а также размещение у себя экспозиций других музеев). Сотрудничество с иностранными партнерами распространяется как на Европу, так и на Азию. Музей как бы устанавливает отношения с «другими»: пострадавшим мирным населением, жертвами Холокоста, мигрантами, представителями иных государств.

В качестве примеров выборочно приведу данные из информационного бюллетеня за первое полугодие 2012 года[30], любезно предоставленного пресс-службой музея. В январе и марте – экспонирование выставки «Трагедия народов» в городах Хасково и София (Болгария), название которой совпадает с наименованием памятника, расположенного на территории Парка Победы. В марте совместно с германо-российским музеем «Берлин-Карлсхорст» организована передвижная выставка «Июнь 1941. На изломе», созданная в 2002 году и представляющая 24 биографии участников войны с обеих сторон, фотографии и документальные воспоминания[31]. В апреле подписан протокол намерений об установлении дружеских отношений с Мемориальным центром бывшего концлагеря Маутхаузен (Австрия) и так далее и тому подобное. Из недавних событий можно вспомнить открытие (15 января 2015 года ) выставки «Немецкий нацистский лагерь смерти – концлагерь Аушвиц», посвященной Международному дню памяти жертв Холокоста и подготовленной совместно с сотрудниками польского музея «Аушвиц-Биркенау». Она совпала по времени с бурными обсуждениями в медиа истории о том, как польские власти якобы не пригласили президента России на годовщину освобождения Аушвица. Тогда Владимир Забаровский заявил: «Нашей задачей является сохранение памяти об этой трагедии для будущих поколений»[32]. Так, музей, с одной стороны, притязает на значимость в отношении истины и выступает важным институциональным регулятором, закрепляющим нормы репрезентации исторической памяти и правила говорения о войне, а с другой стороны, институционально выполняет функцию, связанную с проведением российской государственной политики памяти.

 

Репертуар

Репертуар социальных практик вокруг мемориального комплекса различается в праздничные и будничные дни. В День Победы он представляет собой традиционный набор ритуальных действий и предполагает возложение цветов к Вечному огню, поздравление и чествование ветеранов, исполнение песен военных лет, просмотр театрализованных представлений и концертов под открытым небом, посещение музея, участие в патриотических митингах и религиозных молебнах в память о погибших на войне.

Многоплановый репертуар позволяет представлять историческую память различными средствами, совмещая традиционные и современные способы репрезентации. Мемориальный комплекс в целом сочетает различные стили, в нем чередуются элементы советской и постсоветской архитектуры. Центральный музей представляет собой коммуникативную и интерактивную платформу, на которой регулярно проводятся культурно-исторические, военно-патриотические, торжественные и светские мероприятия, обновляются экспозиции. Также здесь предлагают обзорные и тематические экскурсии, интерактивное «военно-историческое путешествие» для детей, которое включает практическое занятие, демонстрацию оружия, рассказ о жизни партизан с использованием реквизита, переодевание в военную форму, чаепитие с угощением и фотографии на память[33]. Интернет-сайт музея предоставляет возможность принять участие в виртуальной экскурсии. Таким образом можно выделить следующие уровни репрезентации исторической памяти: а) текстуальный (архивные документы, научная и военная литература, книга памяти, архивные фотографии), б) визуальный (интерьеры и оформление залов, экспозиции и диорамный комплекс[34]), в) перформативный (интерактивные экскурсии с погружением в атмосферу военных лет), г) виртуальный (Интернет-сайт).

 

Воздействие на публику

Различные формы репрезентации воздействуют на когнитивный и эмоциональный план посетителей. Примером может послужить история, рассказанная в интервью смотрительницей музея. Во время посещения диорамы «Блокада Ленинграда» (илл. 6) потрясенный рассказом экскурсовода о голоде школьник младших классов съел свою перчатку. Эта история свидетельствует о том, что просмотр диорам, сопровождающийся музыкой (в данном случае «блокадной» Седьмой симфонией Шостаковича) и непосредственное погружение детей в атмосферу военных лет производит сильное аффективное воздействие, которое достигается за счет пространственно-звуковых элементов экспозиции.

Об эмоциональных ощущениях после просмотра этой диорамы рассказывает в интервью и одна из пожилых собеседниц, родившаяся за несколько лет до начала войны и приехавшая 23 февраля 2014 года в Москву из Калязина (Тверская область), чтобы показать своему подопечному из детского дома мемориальный комплекс на Поклонной горе. Диорама «Блокада Ленинграда» произвела на нее наибольшее впечатление, в момент просмотра у нее потекли слезы. В интервью она также вспоминает голод, который ей и ее семье пришлось пережить в Подмосковье во время войны[35].

Согласно интервью Владимира Забаровского журналу «Боевое братство», «в 2008 году посетили 1,5 миллиона человек; только 9 мая [2008] года на Поклонной горе День Победы отметили около 30 000 человек»[36]. По данным информационного бюллетеня за первое полугодие 2012 года, с января по июнь музей посетили 24 787 человек. Из них – 11 965 школьников, 447 студентов, 2663 взрослых, 795 ветеранов, 5585 иностранцев, 340 инвалидов, 2992 участника шефских групп, занимающихся воспитательной работой в школах. Как говорит в интервью смотрительница диорамы «Сталинградская битва», в 2014 году в день в музее бывало до 50 экскурсий (больше всего – в мае), а число посетителей увеличивается с каждым годом[37].

 

Заключение

Я попыталась рассмотреть Парк Победы на нескольких уровнях через призму коммуникативных аспектов его функционирования в публичной сфере. Посредством монументов и музея комплекс, будучи объектом и инструментом государственной политики, позволяет поддерживать образ «единой нации», а также воспроизводить идентичность «народа-победителя», помнящего героев и жертв войны.

Парк Победы участвует в формировании и продвижении государственной политики памяти и воспроизводства господствующего «дискурса Победы». Этот дискурс содержит важный интернациональный элемент, что выражается в названиях выставок музея и монументов парка так же, как и в установлении международных контактов и сотрудничестве с «другими»: жертвами Холокоста, представителями других государств и так далее.

Вместе с тем мемориальный комплекс является местом памяти, где осуществляются практики коммеморации в моменты праздников и памятных дат. Для этого предназначены как светские сооружения, так и религиозные, в силу чего милитаризованные, исторические, героические, мифологические и религиозные нарративы пересекаются в пространстве мемориала.

С помощью разнообразных средств – архитектурных, текстуальных, визуальных, перформативных и виртуальных – комплекс эффективно формирует монологическую национальную память о Великой Отечественной войне, что исключает возможность рациональных публичных дебатов между разными акторами, а вместе с тем и конфликтов.

Притязания мемориала на значимость в отношении истины, как правило, не оспариваются в публичной сфере, а сотрудники музея видят своей целью сохранение «правды о войне». Музей как ключевой элемент комплекса активно участвует в закреплении коммуникативных норм говорения о войне, занимаясь патриотическим воспитанием молодежи и просвещением других социальных групп.

Долгая история строительства комплекса, сопряженная с трансформацией архитектурного замысла в результате смены политических лидеров, объясняет соединение элементов советской монументальной архитектуры и постсоветских религиозных сюжетов. Парк Победы – конгломерат различных пространственных, временных, дискурсивных и символических измерений, которые пересекаются в нескольких точках и эффективно работают на создание национальной идентичности и формирование непротиворечивой исторической памяти.

На протяжении всей истории создания комплекса главным актором и инициатором его конструкции оставались представители властных элит и государство, в то время как обществу отводилась роль пассивного зрителя, несмотря на живой интерес к нему со стороны общественности. Возвращение из забвения мемориала в 1990-е, строительство новых монументов в 2000-е годы, поддержание работы комплекса сегодня свидетельствуют о трансформации идеологического запроса власти. Этот запрос, по всей вероятности, связан с возвращением к культовому «почитанию» Великой Отечественной войны, составляющему единственную непротиворечивую основу государственной идеологии, разделяемой широкими слоями населения[38].

 

 

[1] Статья подготовлена в рамках проекта «Историческая память как социальное пространство конфликтов и солидарности», грант НШ-2753.2014.6 Президента Российской Федерации для государственной поддержки ведущих научных школ Российской Федерации. Часть полевых материалов собрана в рамках исследования, осуществленного по гранту NCN 2011/01/D/HS6/01971. Я благодарю сотрудников Центрального музея Великой Отечественной войны за предоставленные фотографии, документы и информационные бюллетени, освещающие историю создания и деятельность музея на Поклонной горе.

[2] Поклонная гора в Москве (http://www.msk-guide.ru/poklonnaya_gora.htm).

[3] «Напрасно ждал Наполеон, / Последним счастьем упоенный, / Москвы коленопреклоненной / С ключами старого Кремля: / Нет, не пошла Москва моя / К нему с повинной головою. / Не праздник, не приемный дар, / Она готовила пожар / Нетерпеливому герою» (Пушкин А. Евгений Онегин // Он же. Полное собрание сочинений: В 10 т. Л.: Наука, 1978. Т. V. С. 135).

[4] «В десять часов утра 2-го сентября Наполеон стоял между своими войсками на Поклонной горе и смотрел на открывавшееся перед ним зрелище… Блеск утра был волшебный. Москва с Поклонной горы расстилалась просторно со своей рекой, своими садами и церквами и, казалось, жила своей жизнью, трепеща, как звезды, своими куполами в лучах солнца. При виде странного города с невиданными формами необыкновенной архитектуры Наполеон испытывал то несколько завистливое и беспокойное любопытство, которое испытывают люди при виде форм не знающей о них, чуждой жизни. Очевидно, город этот жил всеми силами своей жизни. По тем неопределимым признакам, по которым на дальнем расстоянии безошибочно узнается живое тело от мертвого, Наполеон с Поклонной горы видел трепетание жизни в городе и чувствовал как бы дыхание этого большого и красивого тела» (Толстой Л. Война и мир. М.: Художественная литература, 1980. Т. III. С. 337).

[5] Forest B., Johnson J. Unraveling the Threads of History: Soviet-Era Monuments and Post-Soviet National Identity in Moscow // Annals of the Association of American Geographers. 2002. Vol. 92. № 3. P. 524.

[6] Основные факты по истории возникновения мемориального комплекса на Поклонной горе приводятся здесь по двум источникам: История создания музея. Документ из архива автора; Schleifman N. Moscow's Victory Park: A Monumental Change // History and Memory. 2001. Vol. 13. № 2. P. 5--35.

[7] Stangl P. The Soviet War Memorial in Treptow, Berlin // The Geographical Review. 2003. Vol. 93. № 2. P. 213--236.

[8] История создания музея.

[9] Нора П. Проблематика мест памяти // Франция-память / Под ред. П. Нора, М. Озуфа, Ж. де Пюимеж, М. Винок. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1999. С. 17.

[10] Łuczewski M., Maślanka T., Bednarz-Łuczewska P. Bringing Habermas to Memory Studies // Polish Sociological Review. 2013. № 3(183). P. 335--350.

[11] Habermas J. Strukturwandel der Öffentlichkeit. Untersuchungen zu einer Kategorie der bürgerlichen Gesellschaf. Frankfurt a. M.: Suhrkamp Verlag, 1990.

[12] Подробнее о схеме анализа см.: Łuczewski M., Bednarz-Łuczewska P. Memory Cultures and Politics of History. A Plea for Polish-Russian Cooperation // Interaction. Interview. Interpretation. 2011. № 6. P. 11.

[13] Перечисляются по: www.openmoscow.ru/poklonnaya.php.

[14] Петренко В. Памятник везут на Поклонную гору // Газета.ру. 2010. 5 апреля (www.gazeta.ru/social/2010/04/05/3347542.shtml).

[15] Буддистский храм на Поклонной горе начнут строить в следующем году // В Москве. 2012. 7 ноября (www.newsmsk.com/article/07nov2012/stupa_news.html).

[16] На Поклонной горе открыли памятник «Фронтовой собаке» (http://goodnewsanimal.ru/news/na_poklonnoj_gore_otkryli_pamjatnik_fronto...); Краснослободцева А. 5 памятников в Москве тем, кого уже не помнят // Московские новости. 2013. 13 августа (www.mn.ru/moscow/20130813/353392308.html).

[17] Памятник героям Первой мировой войны откроется на Поклонной горе в Москве // Газета.ру. 2014. 19 февраля (www.gazeta.ru/culture/news/2014/02/19/n_5959089.shtml).

[18] Forest B., Johnson J. Op. cit. P. 528.

[19] Митинг на Поклонной горе 4 февраля: интерактивная панорама // РИА «Новости». 2012. 5 февраля (http://ria.ru/politics/20120205/557576959.html).

[20] На митинг-концерт по случаю инаугурации Собянина пришли 70 тыс. человек // Интерфакс. 2013. 12 сентября (www.interfax.ru/russia/328620).

[21] Кальк А. «Креативная» Болотная и «народная» Поклонная: визуальный ряд митингов в российских СМИ // Laboratorium. 2012. № 2. C. 166.

[22] Ваньке А. Политические эмоции: российские митинги 2011--2013 годов // Неприкосновенный запас. 2014. № 5(97). С. 127.

[23] Schleifman N. Opcit. P. 29.

[24] Łuczewski M., Maślanka T., Bednarz-Łuczewska P. Op. citP. 336--337.

[25] См.: www.poklonnayagora.ru/?part=21.

[26] Łuczewski M., Maślanka T., Bednarz-Łuczewska P. Op. cit. P. 337.

[27] Тезисы выступления директора музея на заседании Межкомиссионной рабочей группы по патриотическому воспитанию Общественной палаты города Москвы 19 февраля 2014 года. Архив автора.

[28] Там же.

[29] Тезисы выступления директора музея на заседании правительства Москвы 2 марта 2010 года. Архив автора.

[30] Информационное издание. Вестник музея. 2012. № 1(17). С. 42, 77.

[31] «Июнь 1941. На изломе». Выставка российско-германского музея «Берлин-Карлсхорст» 20 марта 2012 г. // Вестник архивиста. 2012. 13 марта (www.vestarchive.ru/vystavki/1768-liun-1941-na-izlomer-vystavka-rossiisko...).

[32] W Moskwie upamiętniono ofiary nazistowskiego obozu Auschwitz-Birkenau // Wiadomości. 2015. 15 styczeń (http://wiadomosci.wp.pl/kat,1356,title,W-Moskwie-upamietniono-ofiary-naz...).

[33] См. подробней: http://zemlyanka.poklonnayagora.ru/?programma=zemlyanka.

[34] Комплекс включает в себя шесть диорам: «Под Москвой», «Сталинградская битва», «Курская битва», «Блокада Ленинграда», «Форсирование Днепра», «Штурм Берлина».

[35] Дневник включенного наблюдения автора. 23 февраля 2014 года.

[36] Интервью директора музея журналу «Воинское братство» [черновой вариант]. Архив автора.

[37] Дневник включенного наблюдения автора. 23 февраля 2014 года.

[38] Габович М. Советские военные памятники: биографические заметки // Что делать? 2014. № 37 (http://gabowitsch.net/wp-content/uploads/2014/05/Chto-delat-pamiatniki-F...).



Другие статьи автора: Ваньке Александрина

Архив журнала
№130, 2020№131, 2020№132, 2020№134, 2020№133, 2020№129, 2020№127, 2019№128, 2020 №126, 2019№125, 2019№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба