Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неприкосновенный запас » №6, 2008

Обзор российских интеллектуальных журналов
Просмотров: 5307

Наиболее ярким событием осени для российского журнального мира, на наш взгляд, стало появление новой рубрики в «Вестнике общественного мнения». Помещая в своем четвертом номере за 2008 год серию дискуссионных материалов, посвященных вопросам методологии, журнал открывает новую страницу в собственной истории и даже, возможно, в истории отечественной социологии. В редакционной заметке, предваряющей рубрику, подчеркивается, что журнал всегда издавался коллективом единомышленников, приверженцев определенной научной программы и поэтому публиковал лишь результаты научных разработок, тогда как методологические дискуссии проходили внутри коллектива и не выносились на суд публики. Теперь же, судя по всему, у «Левада-центра» появилась потребность в более широком обсуждении своих теоретических посылок, но встраивание «сторонних», критических по духу, текстов в уже сложившуюся концепцию журнала вызывает некоторое напряжение. Так, редакция была вынуждена принять тексты в авторской редакции: и действительно, любые редакционные замечания едва ли были бы уместны в ситуации, когда позиция и центра, и журнала зафиксирована настолько жестко, и именно эта позиция подвергается критической переоценке в работах, о которых идет речь. Тем не менее, опыт, вне всякого сомнения, удался, и есть все основания надеяться, что большая открытость позволит журналу со временем выработать механизм отбора «внешних» текстов и избавиться от чрезмерной робости в работе с ними.

Наиболее радикальная попытка критической переоценки научной значимости разработок «Левада-центра» предпринята в статье Михаила Габовича «К дискуссии о теоретическом наследии Юрия Левады». Ее автор сознательно и последовательно дистанцируется от «школы Левады», критикуя ее не только с содержательной стороны, но и с позиций социологии знания и, в частности, оценивая причины недостатка теоретико-методологической рефлексии в отечественной социологии вообще, а также истоки популярности работ Левады и его последователей на Западе. Татьяна Ворожейкина в статье, озаглавленной «Ценностные установки или границы метода?», критикует концепции Льва Гудкова и Бориса Дубина скорее изнутри, пытаясь уточнить некоторые посылки и следствия предложенного ими понимания российской специфики через призму представления о «разложении тоталитаризма». Работа Дмитрия Шалина «Феноменологические основы теоретической практики: биокритические заметки о Ю.А. Леваде» оценивает вклад основателя центра в развитие науки с точки зрения особенностей биографии.

Работам, выдержанным в привычном для «Вестника» стиле и написанным либо сотрудниками центра, либо авторами, разделяющими его исследовательскую программу, конечно, тоже нашлось место в номере. Наталия Зоркая продолжает разговор на одну из центральных для журнала тем о социальных проблемах молодежи. Ее исследование посвящено мировоззрению и ценностным ориентациям наиболее успешных групп молодых россиян. Статья Натальи Бондаренко «Дефолт августа 1998 года глазами населения» на фоне текущих экономических новостей читается как взгляд не только в прошлое, но и в будущее. Виктория Мерзлякова вводит в отечественную дискуссию модное ныне среди социологов и бытописателей понятие дауншифтинга - жизненной позиции, предполагающей отказ от погони за материальными благами в пользу более спокойного, полноценного существования. Ольга Стучевская изучает особенности отношения российских женщин к проблеме сексуальных домогательств, сочетая материалы опросов с размышлениями об институционально-правовой составляющей вопроса.

«Прогнозис» в своем втором выпуске за 2008 год продолжает знакомить российского читателя с трудами своих любимых авторов - представителей школы миросистемного анализа. Рубрика «Миропорядок» открывается переводом довольно важной книжки Иммануила Валлерстайна «Европейский универсализм: риторика власти», вышедшей в нью-йоркском издательстве «The New Press» в 2006 году. Валлерстайн использует в ней свою теорию миросистемы для критики ложного европейского универсализма. По его мнению, он состоит из трех тесно связанных друг с другом «комплексов представлений»: «право тех, кто считает свои ценности универсальными, вмешиваться в дела варваров; эссенциалистский партикуляризм ориенталистики; научный универсализм» (с. 47), и все они играют роль интеллектуальных «подпорок» глобальной системы капиталистической эксплуатации. Эти формы мысли, как считает Валлерстайн, возникли в XVI веке вместе с капитализмом - неслучайно поэтому создаваемый им пантеон борцов с ориентализмом включает не только всем известного Эдварда Саида и его менее знаменитого предшественника Ануара Абдель-Малека, но и жившего за четыреста лет до них испанского епископа, защитника коренного населения Америки Бартоломе де Лас Касаса. В качестве альтернативы европейскому универсализму, по мнению автора, необходимо выработать «универсальный универсализм», который смог бы принять «неснимаемое внутреннее противоречие» между потребностью в универсальном знании и признанием его партикуляристских истоков. Одним из важнейших инструментов поиска подлинно универсального знания Валлерстайн считает его историзацию, то есть «помещение того, что мы непосредственно исследуем, в более широкий контекст: в исторические обстоятельства, в которых объект исследования находится и функционирует» (с. 54).

Работа Джоэля Мокира «Европейское Просвещение, промышленная революция и экономический рост» напрямую не полемизирует с Валлерстайном, однако очевидно придерживается противоположной идеологической ориентации. Если классик теории миросистемы в конечном итоге видит в инструментальном знании, накапливаемом естественными и техническими науками, мощнейшее орудие установления и поддержания существующей системы господства, то Мокир, прослеживая взаимосвязь между Просвещением и экономическим ростом, считает технологически ориентированное познание прогрессивной преобразовательной силой. Статью Дэвида Бейли «Влияние заблуждений: представления элит и провал европейской конституции» связывает с другими материалами рубрики, и в первую очередь со статьей Мокира, убежденность в том, что «идеи» влияют на «реальность». Автор пытается зафиксировать разрыв, существующий, по его мнению, между действительными представлениями европейцев о Евросоюзе и восприятием этих представлений европейскими элитами. При этом для определения «подлинных» взглядов простых европейцев он опирается на данные «Евробарометра» - вполне профессиональные, но довольно идеологизированные исследования, регулярно проводимые Европейской комиссией.

Несколько спорным показалось нам решение перевести и опубликовать работу другого классика школы миросистемного анализа - Джованни Арриги, - вышедшую по-английски еще в 1999 году. В статье, озаглавленной «Глобализация и историческая социология», безусловно, содержатся некоторые интересные размышления о специфике современной глобализации в сравнении с подобными процессами, имевшими место в предшествующие исторические эпохи. Основное содержание работы, однако, составляет анализ десятилетней давности научных дискуссий о природе глобализации. Возможно, редакции следовало бы предпослать публикации небольшое предисловие, разъясняющее значение работы в современном контексте.

Рубрика «Анатомия наших проблем» оказалась довольно разнородной. В короткой статье Иэна Бреммера анализируется влияние государственных корпораций на современную мировую экономику и оцениваются риски, вызванные их доминирующим положением в ряде отраслей. К числу главных опасностей автор относит потенциально неэффективное использование огромного капитала госмонополий и суверенных фондов, которое способно нарушить нормальное функционирование финансовых и прочих рынков. Колин Уильямс и Джон Раунд приводят результаты небезынтересного исследования соотношения различных экономических практик в московских домохозяйствах, которое показывает не слишком высокую степень проникновения форм монетизированного обмена, направленного на получение прибыли. Только такой обмен авторы считают подлинно капиталистической экономической практикой и на этом основании делают вывод о неглубокой степени проникновения капитализма в экономическую жизнь москвичей. На наш взгляд, задание столь формальных критериев оставляет без внимания ключевой вопрос о доминирующих, системообразующих практиках, в том числе и об их отражении в господствующей идеологии. Не исключено, что использование того же метода на материале Нью-Йорка или, скажем, Дюссельдорфа может привести к абсурдному выводу о том, что капитализм нигде не является основным экономическим укладом.

Интересные методологические новации характерны и для работы Николая Розова, имеющей пространное заглавие «Может ли циничное политиканство привести к новой возможности демократизации? (Разбор ошибок политического прогноза май 2007 - май 2008 и предсказание последствий двоевластия)». Автор, убежденный в возможности и необходимости предсказания политических событий, стремится оттачивать технику прогноза, честно признавая и анализируя собственные ошибки. В результате, на смену «неверной» оценке ситуации, данной ex ante, приходит «правильная», данная ex post, - при этом, однако, ревизии подвергаются лишь принятые автором исходные значения переменных, тогда как общая теоретическая рамка остается вне критического осмысления и, более того, совершенно гениальным образом «перепрыгивает» через фальсификацию.

«Прогнозис» перепечатывает также некоторые материалы симпозиума, опубликованные в журнале «Historical Materialism» в 2006 году и посвященные книге известного американского географа и социального теоретика Дэвида Харви «Новый империализм». В числе отобранных редакцией оказались тексты Элен Мейксинс Вуд, Роберта Бреннера, Сэма Эшмана и Алекса Каллиникоса, а также ответ самого Харви. Среди материалов рубрики «Франция», безусловно, обращают на себя внимание статья Этьена Балибара «Волнения в banlieues» и интервью Дэнни Постела с Цветаном Тодоровым. Здесь же находим написанный в жанре хроники анализ итогов первых ста дней президентства Николя Саркози (Эрик Азан). Под рубрикой «Авторский лист» на этот раз вышла статья Виктора Мартьянова «Шанс для России: выйти из общества потребления», суммирующая основные аргументы против консюмеризма и особенно остро критикующая его российский вариант.

На страницах «Свободной мысли», как всегда, представлена широкая панорама мнений по практически ничем не ограниченному кругу проблем. В преддверии президентских выборов в США большим вниманием авторов журнала пользовалась американская тема: так, в седьмом номере своими размышлениями о настоящем и будущем Соединенных Штатов, о российско-американских отношениях делится Анатолий Адамишин, а под рубрикой «Marginalia» находим едкую рецензию Владислава Иноземцева на книгу Роберта Кейгана «The Return of History and the End of Dreams».

Конечно, «Свободная мысль» не могла не откликнуться на признание независимости Косово: балканскую тему поднимают в седьмом номере Слободан Вукович («Антисербские стереотипы и распад Югославии») и Елена Пономарева («Глобализация versus балканизация»). Оба текста объединяет конспирологический подход: так, согласно Вуковичу, германская и австрийская пресса сознательно осуществляла пропагандистскую подготовку распада Югославии, используя стереотипы начала XX века, а по мнению Пономаревой, все недавние этнополитические конфликты на Балканах были если не подстроены, то как минимум использованы Западом для укрепления своей глобальной гегемонии. Со многими критическими замечаниями авторов можно было бы согласиться, если бы не настойчиво создаваемый ими образ рационального, циничного манипулятора, твердо осознающего собственные интересы и без колебаний претворяющего их в жизнь.

Еще одна актуальная тема - отношения России и Европейского союза, особенно в связи с начавшимися-таки в июле (затем приостановленными и опять возобновленными) переговорами по новому всеобъемлющему соглашению. Статья Валерия Корецкого «Европа и Россия: реалии против иллюзий» (№ 7) неплохо суммирует позиции, с которых к этим переговорам подходит Россия. Автор доказывает, что сотрудничеству с ЕС нет реальной альтернативы, но, вместе с тем, в тексте присутствуют тезисы и о «колониальном» характере договора к Энергетической хартии, и об «обмене активами» как наиболее эффективном способе регулирования инвестиций (именно этого добивается от западноевропейских партнеров «Газпром»), и даже предположение, что, «возможно, со временем Россия окажется даже более европейской, чем старая Европа», по причине исламизации последней (с. 55).

Читателя, заинтересованного в более строгом академическом анализе, в первую очередь отошлем к статье Михаила Троицкого «Возвращается ли в Евразию “блоковое противостояние”?», опубликованной в восьмом номере. Комплексный анализ институциональной динамики на постсоветском пространстве позволяет автору выявить интересную особенность взаимодействия между промосковскими и прозападными организациями: их взаимное противостояние укрепляет институты с обеих сторон, и проекты, казавшиеся мертворожденными, неожиданно достигают успеха. Это противостояние, в свою очередь, серьезно затрудняет двустороннее взаимодействие между Россией и США, поскольку каждая из сторон видит в присутствии другой угрозу своим собственным «инвестициям» в институциональное строительство. Алексей Дрыночкин анализирует последствия членства в ЕС для Венгрии (№ 8), а Ангара Саморукова - для Румынии (№ 10). Оба автора подробно останавливаются на финансово-экономических аспектах проблемы - это особенно актуально в свете того, что Венгрия, например, оказалась одной из первых в Европе жертв глобального кризиса.

Международно-политические материалы девятого номера посвящены преимущественно странам, которые мы привыкли воспринимать как периферийные. Именно преодоление периферийности и выход новых лидеров на глобальную арену находятся в центре внимания статьи Бориса Мартынова «Бразилия - восходящий гигант». Юрий Галенович обсуждает недавнее интервью Ху Цзивэя - одного из видных партийных функционеров, пострадавшего из-за своей поддержки требований студентов, протестовавших на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году. Работа Вячеслава Белокреницкого о ситуации в Пакистане также строится вокруг одного текста - книги Беназир Бхутто «Примирение. Ислам, демократия и Запад», законченной ею незадолго до гибели. Перипетии борьбы между «Газпромом» и его противниками в балтийских странах рассматриваются в статье Александра Сытина «Североевропейский газопровод в балтийской политике».

Традиционные для журнала интервью также на этот раз посвящены международной тематике. «Persona grata» в десятом номере - постоянный представитель России при ЮНЕСКО Владимир Каламанов. Интервью посвящено теме энергетической политики, которая далеко не сразу приходит в голову при упоминании Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (именно так расшифровывается английская аббревиатура UNESCO). Однако, как выясняется, Россия довольно активно продвигает энергетическую тематику в этой структуре и даже выступила инициатором создания при ней Энергетического центра по устойчивому развитию, который будет находиться в Москве. Известный французский ученый-международник Пьер Аснер рассуждает в девятом номере о перспективах отношений между Россией и Западом после августовских событий на Кавказе. При этом в заголовок интервью вынесена, пожалуй, самая броская его фраза: «Великие державы должны иметь таких соседей, какой была Финляндия в годы “холодной войны”».

Разумеется, тема «пятидневной войны» и оценки ее последствий не может не стать одной из центральных для журнала, подобного «Свободной мысли», причем, как видим, материалы на эту тему очень оперативно увидели свет. Помимо интервью с Аснером, в девятом номере размещена полемическая статья Валериана Лебедева и Валерия Киреева «Демократии без суверенитета не существует!». Отталкиваясь от самоочевидного тезиса о суверенитете как условии возможности демократии, авторы делают далеко идущие выводы такого, например, характера: «Сегодня мы имеем дело с агрессией не Грузии против Южной Осетии, а США против России» (с. 71). Дина Малышева не углубляется в теоретические аспекты противостояния, вместо этого довольно подробно описывая его геополитический контекст (статья «Кавказский узел мировой политики» в десятом номере). Вместе с тем, ее исходные посылки о зависимости Грузии от США и о лежащем в основе конфликта противостоянии между Востоком и Западом не слишком расходятся с позицией Лебедева и Киреева. Вопросы противостояния на постсоветском пространстве поднимаются и в работе Сергея Самуйлова «Некоторые уроки советско-американских отношений 1970-1980-х годов», однако в данном случае главная цель состоит в том, чтобы на примере успехов и неудач политики разрядки показать важность учета внутриполитического контекста формирования американской внешней политики.

Несомненным достоинством «Свободной мысли», которое нам уже неоднократно приходилось отмечать, является подчеркнутое внимание журнала к проблемам отечественной науки и образования. В седьмом номере этой теме посвящены работы Владимира Бабкина и Николая Елецкого, опубликованные под рубрикой «Res publica». Бабкин открыто обвиняет «исполнительную власть» в сознательном развале академической науки, осуществляемом под прикрытием бессмысленных рассуждений то об «инновационной экономике», то об «экономике знаний», то о «нанотехнологиях». Как считает автор, «реальная угроза по ликвидации [sic] государственного сектора науки перешла в заключительную фазу, что, естественно, ставит под вопрос существование России как суверенного государства» (с. 64). Елецкий сетует на всеобщую коммерциализацию высшего образования и настаивает на приоритете борьбы с коррупцией по сравнению с защитой неприкосновенности личности: «В этом отношении, как и во многих других, отечественные радетели “прав человека” и их зарубежные вдохновители явно демонстрируют пресловутые “двойные стандарты” и откровенное лицемерие, объявляя “нерыночными” и “недемократическими” любые действия, которые могли бы способствовать оздоровлению российской экономики» (с. 77). На страницах десятого номера Григорий Ханин задается вопросом: «Почему в России мало хороших экономистов?» В первой части этого обширного исследования, окончание которого журнал обещает опубликовать в одном из следующих номеров, ставятся вопросы истории развития экономической науки в России, и особенно в СССР. Уже на этом этапе можно заметить, что анализируемые автором проблемы являются общими для экономики и других социальных наук, и указать на явную перекличку со статьей Михаила Габовича в «Вестнике» о проблемах отечественной социологии.

Разные аспекты названия рубрики (редакция совершенно справедливо дает несколько переводов: «общее дело, государство, республика») по-разному обыгрываются в материалах восьмого номера. Так, Николай Дурманов, руководитель антидопинговой инспекции Олимпийского комитета, не только исполняет свои должностные обязанности, пропагандируя необходимость борьбы с допингом в спорте, но и подчеркивает объединяющую роль спорта с точки зрения национальной идентификации, его роль как катализатора в национальном «плавильном котле». Сергей Бирюков вводит и оценивает различные модели территориальной организации государства, а затем применяет их для анализа российского регионализма. Борис Романов пишет об истории и современности экологического движения в России.

Еще в большей степени соответствовала бы названию рубрики опубликованная в девятом номере работа Бориса Славина «Как понимать природу политики?» (редакция, однако, предпочла разместить ее в «Status rerum»). По признанию автора, статья стала выражением озабоченности автора эклектичным характером вузовского курса политологии и стремлением выработать некоторое общее понимание фундаментального понятия дисциплины. Славин считает, что «специфической природой политики, самой сутью “политического” являются выражение и реализация общих или всеобщих интересов и потребностей граждан» (с. 113), и с таким определением вполне можно было бы согласиться. Проблема, однако, в том, что при дальнейшей его разработке выясняется, что всеобщность понимается автором как объективная категория, не зависящая от политической практики: мол, если в одном доме труба протекла, то это проблема хозяйственная, а если в сотне или тысяче домов, то уже политическая. Тем самым остаются без внимания такие фундаментальные особенности политического, как свойственная ему универсализация частных требований и создание на их базе более широких политических платформ (когда борьба с протекающими трубами, пьяными сантехниками и вороватыми домоуправами, во-первых, может предстать как общее, национальное дело и, во-вторых, сливается с другими, столь же частными, требованиями в потенциально универсальный политический проект). Кроме того, политическая общность понимается автором исключительно в терминах национального государства, что, разумеется, оставляет за рамками другие формы всеобщности.

Одной из главных тем рубрики «Status rerum» в рецензируемых номерах оказался вопрос о прошлом, настоящем и будущем левой идеи. Юрий Красин в седьмом номере отстаивает социалистическую идею перед лицом «ортодоксального марксизма» - хотя правильнее было бы назвать отвергаемые им клише обывательскими представлениями о марксизме. Похожие задачи ставит перед собой Леонид Мосионжник (№ 8), пытаясь выработать марксистский подход к проблемам постиндустриального общества. Он обращает особое внимание на специфику современного интеллектуального труда и роль копирайта, и в связи с этим вполне уместно обращается к наследию Антонио Грамши. Анатолий Ракитов критикует термины «постиндустриальное общество», «экономика знаний» и им подобные как неточные и неадекватные клише и предлагает вместо них пользоваться термином «супериндустриальное общество». Интересно, что в десятом номере критику демагогического использования модных лозунгов, вроде постиндустриального общества или нанотехнологий, мы слышим уже из уст Владислава Иноземцева - известного пропагандиста работ Дэниела Белла. Удивительным образом главный редактор «Свободной мысли» предстает в этом тексте как апологет крайней формы модернизма: по его мнению, необходимо не разглагольствовать об «экономике знаний» и прочих высоких материях, а жестко и рационально наводить в стране порядок, который является необходимым условием модернизации. Тем самым автор, сознательно или нет, фактически выступает в поддержку официальной идеологии: люди в Кремле ведь тоже убеждены в возможности и необходимости наставить страну на путь истинный сильной рукой.

Наиболее радикальная интерпретация марксистского наследия, однако, имеет место в статье Вадима Мухачева «Возвращаясь к пройденному, или Философия pro и contra науки» (№ 8, 9). В интерпретации Мухачева, Маркс предстает как законченный позитивист, отрицающий философию ради «положительной» науки (при желании из Маркса, конечно, можно надергать немало цитат в подтверждение этой точки зрения, хотя - и это симптоматично - Мухачев вынужден чаще ссылаться на Энгельса, чем на Маркса). Диалектический материализм, согласно Мухачеву, вообще не есть философия, поскольку философия метафизична, априорна и тем самым составляет ложное сознание, тогда как любое подлинное знание должно основываться на чувственном опыте. Венчает статью призыв к государству в лице Министерства образования и науки прекратить «требовать от людей, получающих высшее образование, изучения “ложного” знания и заставлять будущих ученых в обязательном порядке сдавать кандидатский минимум по философии» (№ 9. С. 86).

Работа Михаила Смирнова «О философии европеизма в эпоху суверенной демократии» (№ 10), на наш взгляд, убедительно доказывает бесплодность попыток анализировать «суверенную демократию» с содержательной стороны как философию или идеологию, а не как симптом определенного состояния российской и, шире, мировой политической системы. Понятия суверенитета и демократии играют ключевую роль и в анализе Петром Александровым-Деркаченко опыта и перспектив российского федерализма в сравнительном контексте (статья «Государство и федерация. Практика построения суверенной федерации» также опубликована в десятом номере). О провокационном характере его метода свидетельствует хотя бы уже следующая цитата: «Принцип управления Российской империей был абсолютно идентичен принципу управления американской федерацией» (с. 97).

Среди материалов рубрики «Ars longa» стилистически выделяется эссе Льва Анненского «Остережение в катастрофе» (№ 7), посвященное взаимоотношениям Александра Блока, Андрея Белого, Любови Менделеевой и Валерия Брюсова: автор видит в них отражение перипетий российской истории и идейных разногласий в творческой среде. В восьмом номере Анна Вислова оплакивает разрушение русской классической традиции в современном отечественном театре: на смену «просветительским и гражданским традициям, составлявшим фундамент русского классического, а затем и советского театра», пришел «брутальный язык, не признающий границ дозволенного и отражающий чудовищную внутреннюю и окружающую жестокость» (с. 119).

Среди исторических работ советуем читателю не пропустить интересную, хотя, возможно, и спорную статью Татьяны Соловей «Старообрядчество: новый взгляд», в которой раскол интерпретируется как первая «массовая русская этническая оппозиция империи, исторически предшествовавшая зарождению феномена национализма» (№ 7. С. 111). Статья Игоря Орлика «“Пражское лето” 68-го» приурочена к сорокалетию чехословацких событий. Сорокалетие западного 1968 года - тема статьи Александра Тарасова (№ 8), который обвиняет «правящие классы стран “первого мира”» в насаждении нового мифа - мифа, согласно которому в 1968 году в капиталистическом мире победила революция, благодаря которой «капитализм приобрел “человеческое лицо” и стал совершенным» (с. 135). В десятом номере Тарасов в еще более мрачных тонах описывает события 15-летней давности - «Черный октябрь 1993-го». Анатолий Уткин (№ 8) в работе, посвященной предыстории и последствиям Мюнхенского соглашения возвращается на семьдесят лет назад. Еще более отдаленная годовщина находится в центре внимания Юрия Аксютина - он описывает историю мятежа чехословацкого корпуса в мае 1918 года, послужившего, согласно автору, одним из толчков к началу Гражданской войны.

Еще одним любопытным начинанием «Свободной мысли» стала рубрика «Ad litteram», в которой публикуются материалы из архива журнала (он, напомним, считает себя преемником советского периодического издания, выходившего с 1924 года сначала как «Большевик», а потом как «Коммунист»). В восьмом номере перепечатан отчет о сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук, состоявшейся в июле-августе 1948 года. В девятом номере воспроизводятся материалы, напечатанные журналом в сентябре-октябре 1938 года в качестве откликов на публикацию «Краткого курса». Наконец, в десятом номере находим текст заявления Юрия Андропова по вопросам российско-американских отношений, опубликованный в выпуске «Коммуниста» за октябрь 1983 года, вскоре после гибели южнокорейского «Боинга», в условиях очевидного провала переговоров по ядерному разоружению и общего нарастания международной напряженности.

«Pro et Contra» (2008. № 4) присоединяется к традиции отмечать круглые даты - правда, скорее всего, выход номера, посвященного Ирану, совпал с тридцатилетием исламской революции случайно, да и саму эту дату можно обозначить лишь условно (как известно, хронологически революционные события растянулись более чем на год). Номер открывают сразу две работы американского аналитика Карима Саджадпура. Первая - «Общественные настроения в Иране» - представляет собой специально переработанную автором стенограмму его показаний в подкомитете по национальной безопасности и международным делам Палаты представителей. Вторая - «Аятолла Хаменеи: Высший руководитель» - сокращенный перевод доклада, опубликованного вашингтонским Центром Карнеги в марте нынешнего года. Следующие материалы посвящены двум полюсам иранской политики: Елена Дунаева анализирует причины неудач реформаторов, а Ануш Эхтешеми - роста влияния неоконсерваторов. Александр Лукоянов рассказывает о внешней политике Ирана, уделяя особое внимание вопросам преемственности между шахским периодом и современностью, а также претензиям Ирана на статус региональной державы. Для Роуз Геттемюллер, в отличие от остальных авторов «Темы номера», Иран не объект исследования, а фактор, влияющий на основной предмет ее изучения, - отношения между Россией и США. За пределами «Темы» журнал на этот раз публикует лишь один материал: статью Александра Лукина «Политический идеал и политический режим в постсоветской России», прослеживающую эволюцию представлений об идеальном общественном устройстве с позднесоветских времен до настоящего времени на материале социологических опросов.

В третьем номере «Полиса» продолжается публикация отдельных разделов аналитического доклада Института социологии РАН «Российская идентичность в социологическом измерении» (см. обзор журналов в «НЗ» № 60). Третья часть доклада, автором которой является Владимир Петухов, озаглавлена «Историческое самосознание и национальный менталитет россиян. Социокультурные аспекты европейской идентичности россиян». Доклад открывает рубрику «Вечные вопросы национальной идентичности и новые вызовы современной политики», публикации которой не ограничиваются российской тематикой и даже темой национальной идентичности. Владимир Пантин исследует «политическую» и «цивилизационную» идентичность россиян, причем делает это путем наложения на эмпирический материал априорной матрицы, построенной, видимо, на основе представлений о необходимых параметрах идентичности «человека вообще». Так, политическая идентичность, по мнению автора, необходимо должна определяться по оси «левые - правые», и неудивительно, что в российских условиях этот метод не дает внятных результатов: «большинство населения России в настоящее время не имеет четко выраженной политической самоидентификации, и это указывает на кризис политической идентичности в современном российском обществе». Исследование «цивилизационной» идентичности опять-таки дает результат, столь же противоречивый, сколь и ожидаемый, показывая преобладание сторонников «особого пути» при условии непременного заимствования «зарубежного опыта». С похожей проблемой сталкивается и Владимир Лапкин, анализирующий трансформацию российской идентичности в условиях глобализации: оценивая российскую ситуацию исходя из «нормальности» некоторых моделей (по большей части сформулированных транзитологией и теориями глобализации), он неизбежно приходит к выводу об аномальности России, ее «зависании» в зазоре между модернистской моделью национального государства и «постмодернистским» образом текучей, всеядной глобализации. А вот Любовь Фадеева добивается большей вразумительности выводов, рассматривая дискуссию о социальной роли интеллигенции не с точки зрения правильности тех или иных аргументов или их соответствия некоторой, заранее заданной, системе координат, а в качестве симптома кризиса идентичности общества в целом и, одновременно, способа групповой самоидентификации самой интеллигенции.

Говоря об идентичности Японии, Сергей Чугров с ходу заявляет о несогласии со своим учителем Сэмюэлом Хантингтоном в оценке межцивилизационных отношений как неизбежно конфликтных, однако все равно его критерии оценки цивилизационной принадлежности Японии опираются на хантингтонианскую модель. При этом он, однако, характеризует японскую идентичность как сложносоставную: так, в политическом отношении страна идентифицирует себя с Западом, а в культурном - с Восточной Азией; на уровне отдельных практик можно обнаружить не только сугубо национальные маркеры или свидетельства общности с другими восточноазиатскими культурами, но и свидетельства включенности в глобальную массовую культуру. Владимир Корсун в исследовании идентичности современного Китая считает необходимым обратиться к истокам, поскольку, по его убеждению, традиционные компоненты китайской самоидентификации всегда преобладали и над навязанной западной культурой, и над марксистской идеологией. Напротив, в статье Ирины Семененко «Метаморфозы европейской идентичности» последняя рассматривается скорее как искусственный проект, направленный на создание новой общности, которая, впрочем, не столько противостоит более органичной национальной идентичности, сколько продолжает ее в новых условиях.

Тема четвертого номера - «Этнические противоречия и политическая культура регионов России». «Постановочная» статья Николая Козлова в значительной степени посвящена вопросам методологии изучения региональной политической культуры и, в частности, проблеме идентификации тех или иных явлений как региональных (в отличие от общероссийских). По мнению автора, нынешняя политическая ситуация интересна тем, что общая централизация политической системы и институциональная нивелировка позволяют повысить продуктивность такого рода работы, если она строится на основе учета максимально широкого спектра факторов. Козлов предпринимает именно такое комплексное исследование, пытаясь с помощью факторного анализа выявить наиболее значимые переменные. Остальные материалы «Темы» посвящены отдельным российским регионам: Владимир Колосов и Джон О’Локлин анализируют влияние меняющейся социально-экономической ситуации на межэтнические отношения на Северном Кавказе, Чимиза Ламажаа описывает тувинскую политическую культуру, а Василий Суханов определяет место башкирской идентичности в мультикультурном пространстве.

Представляя четвертый номер, главный редактор «Полиса» Сергей Чугров рекомендует читателю в качестве «хита» работу Андрея Мельвиля и Ивана Тимофеева «Россия 2020: альтернативные сценарии и общественные предпочтения». Статья представляет результаты исследовательского проекта, реализованного МГИМО(У) в сотрудничестве с рядом региональных университетов. Начав с краткого описания методологии сценарного подхода, авторы затем излагают разработанные ими четыре сценария будущего развития России. Но изюминка проекта, безусловно, эмпирическое тестирование сценариев в фокус-группах, которые должны были оценить реальность каждого из них в глазах россиян и выявить связь между партийными предпочтениями и отношением к тем или иным вариантам будущего. К числу самых нетривиальных выводов авторы относят, во-первых, отсутствие связи между симпатиями к той или иной партии и отношением к сценариям и, во-вторых, невозможность выстроить результаты по линиям стереотипных оппозиций, таких, как «правовое государство vs жесткая рука» или «Запад vs Восток».

Работа Полины Козыревой, также опубликованная под рубрикой «Россия сегодня», основана на более традиционном подходе к изучению отношения россиян к основным вопросам общественного развития, ориентированном на материалы опросов. Шота Какабадзе исследует историю трансформации институтов согласования интересов федерального центра и регионов в постсоветский период. Несмотря на то, что статья Камалудина Гаджиева «Вестернизация или особый путь модернизации?», опубликованная под рубрикой «Версия», формально посвящена процессам, происходящим в Восточной Азии, в ней легко угадывается российский контекст - та самая ось «Запад vs Восток», которая слишком часто задает координаты отечественного интеллектуального поля. Как нетрудно догадаться, Гаджиев стремится в очередной раз опровергнуть идею «конца истории», доказывая, что модернизация Восточной Азии вовсе не сводилась к вестернизации.

Особое место среди материалов рецензируемых номеров занимает трактат Глеба Мусихина, озаглавленный «Красота спасет мир? Идеология как эстетика» (№ 4). Автор ставит перед собой задачу, «соединяя дискурсивный подход к идеологии, предложенный Альтюссером, и кантовскую теорию эстетики как критику способности суждения… по-новому формализовать понятие идеологии в категориях “прекрасного - безобразного” и “возвышенного - низкого”».

«Кафедра “Полиса”» в третьем номере посвящена проблемам развития политической науки и образования в Европе в контексте болонского процесса. Журнал публикует перевод вводной главы из книги под редакцией Ханса-Дитера Клингеманна «Политическая наука в Западной Европе», подготовленной к печати в издательстве «Академический проект». Клингеманн суммирует результаты сравнительного исследования 18 европейских стран по таким параметрам, как институциональная основа политической науки, система степеней и области преподавания, области научных исследований, профессиональная коммуникация. Два других материала номера рассказывают об опыте МГИМО(У) в подготовке образовательных стандартов третьего поколения и реформирования учебных планов: это статья Марины Лебедевой «Концептуальные основы построения программ обучения по международным отношениям», а также работа коллектива авторов под руководством той же Лебедевой «Компетентностный подход при подготовке бакалавров в области международных отношений».

Еще одна постоянная рубрика журнала - «Социум и власть». В третьем номере здесь публикуется статья Михаила Делягина «Государство между народом и бизнесом». Ее автор, умеющий быть неожиданным, к сожалению, на этот раз оказался в плену готовых схем. Уже в первом абзаце он заявляет, что «в социально-экономической сфере» нет и не может быть других идеологий, кроме социализма, к которому естественным образом тяготеет население, и либеральной рыночной идеологии бизнеса. Перекос общественного развития в сторону любого из этих полюсов ведет к катастрофе, поэтому государству отводится ключевая роль хранителя баланса между бизнесом и населением. При этом, по мнению автора, «население становится народом, лишь когда неэффективность государства вынуждает его выходить на политическую сцену и на время возвращать себе ряд функций управления, ранее делегированных государству». Такая технократическая рамка неизбежно приводит Делягина к апологии сильного, автономного государства, поэтому его критика в адрес современной российской верхушки, безразличной к интересам населения и подмявшей под себя бизнес, оказывается непоследовательной. «Эмансипация бюрократии», которую Делягин считает самой трагической особенностью текущего момента, это и есть идеальный путинский образ «сильного государства», изолировавшего себя от любых сторонних воздействий и претендующего на роль беспристрастного арбитра и защитника обездоленных. Впрочем, Делягин безусловно прав в том, что автономия эта мнимая: «превратив бизнес в “дойную корову”, правящая бюрократия подчинила свою политику его интересам».

Материалы «Виртуальной мастерской» в рецензируемых номерах разнообразны по тематике и теоретической ориентации их авторов. В третьем номере Елена Алексеенкова и Виктор Сергеев пытаются связать типологию политических режимов с понятием суверенитета через вводимое ими понятие «приватной сферы государства» - оно в общем и целом выстраивается по аналогии с понятием исключения у Карла Шмитта. Виктор Ковалев указывает на исчезновение предмета политологии в современной России, где «быть “политологом” - значит одобрять с телеэкрана нынешний курс», тогда как собственно политическое перестает быть частью повседневной реальности. В качестве возможного убежища для истинных политологов автор предлагает заняться исследованием политики на материале фантастической литературы. Александр Павлов обращается к истории политической мысли, исследуя истоки американского консерватизма в творчестве известного публициста середины XX века Уильяма Фрэнка Бакли-младшего.

Статья Зураба Бежанишвили «Между конфликтами и партнерством: современное развитие российско-грузинских отношений» (№ 4) содержит немало дельных мыслей и выглядит далеко не так провокационно, как могло бы показаться в свете предпосланного ей редакционного комментария. Последний, наряду с обычными для таких случаев призывами к диалогу, содержит следующую декларацию: «аргументация автора порой крайне неубедительна, и мы категорически не разделяем целый ряд его аргументов и обобщений» (выделено в оригинале). Кроме этого текста, в «Виртуальной мастерской», в четвертом номере, вышла работа Оксаны Новиковой о новых инструментах кризисного урегулирования, создаваемых в рамках Европейского союза. Рубрика «Orbis terrarum» на этот раз посвящена альтернативным движениям: Ирина Халий анализирует формы взаимодействия между экологическим движением и властью, а Михаил Максимов исследует политические аспекты стратегии и тактики антисистемных движений.

«Россия в глобальной политике» (2008. № 5) всегда оперативно реагирует на текущие события, но в августе 2008 года, по признанию главного редактора журнала Федора Лукьянова, его творческому коллективу пришлось отложить подготовленные материалы пятого номера и начать работу заново. В результате, номер практически целиком посвящен различным аспектам российско-грузинского конфликта: его причинам, смыслу и возможным последствиям. Редакция демонстрирует основательный подход к проблеме (а заодно, видимо, решает вопрос пристраивания заранее заготовленного материала): открывающая номер рубрика «Ураган перемен» задает контекст разговора о кавказских проблемах. Вездесущий Иммануил Валлерстайн в очередной раз отвечает на вопрос «Куда идет наш мир?», суммируя на четырех страницах основные аргументы своих гораздо более объемных работ (мир идет, разумеется, к хаосу, но мы должны уже сейчас думать о том, каким будет мироустройство после неизбежного кризиса). Пол Китинг критикует Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего за безответственное самодовольство, предрекает формирование нового биполярного мира с Китаем и США в качестве сверхдержав и предупреждает об опасности нового витка ядерного противостояния. Андрей Грачев также сожалеет об упущенном шансе, напоминая о «забытых уроках “нового политического мышления”». Энтони Кордесман предлагает оценку войны в Грузии с позиций теории реализма: по его мнению, конфликт показал, что сила остается определяющим фактором международной политики, и Соединенным Штатам следует, не отказываясь от собственных ценностей, скромнее и реалистичнее оценивать собственные возможности.

Материалы следующих рубрик непосредственно обращаются к российско-грузинскому конфликту, однако используют при этом различную оптику, либо изучая его детально, либо на расстоянии. Рубрика «После “пятидневной войны”: горизонт» посвящена осмыслению глобального значения конфликта. Сергей Караганов излагает свой вариант ответа на вопросы о причинах «новой холодной войны» и о наилучшей стратегии для России. По его мнению, глобальное противостояние было вызвано, с одной стороны, неспособностью Запада адекватно реагировать на неизбежную утрату им гегемонии в мировых делах, а с другой стороны, несдержанностью России, опьяненной своим «возрождением из пепла». Трактовка Карагановым нынешней ситуации довольно пессимистична: он считает, что необходимо признать противостояние как факт и вести себя жестко, но сдержанно, имея в виду реальность сценария новой большой войны. В интерпретации Сергея Аксененка главная вина за новое глобальное столкновение ложится на самодовольный Запад, тогда как Россия скорее была втянута в конфликт, чем провоцировала его. Владимир Овчинский идет еще дальше в отстаивании правоты России, проводя параллели между действиями России и Запада. Наряду с общеизвестными аналогиями, в статье имеются и довольно неожиданные моменты: например, Овчинский уверен, что существует сходство между нападением «Аль-Каиды» на США в 2001 году и Грузии на Россию в 2008-м. По его мнению, одним из главных инструментов давления на Россию в ближайшем будущем станет борьба с российской мафией, и предлагает Москве сыграть на опережение, предлагая принять жесткие меры против организованной преступности. Виталий Шлыков анализирует различные объяснения действий грузинской стороны и склоняется к версии о том, что Саакашвили не рассчитывал на победу - главной его целью было представить Россию агрессором.

Авторы рубрики «После “пятидневной войны”: соседи» оценивают последствия конфликта для государств постсоветского пространства. Наиболее полно, на наш взгляд, эта тема раскрывается в работе Сергея Маркедонова: в ней читатель найдет и краткое изложение предыстории последней войны, и описание ее разрушительных последствий для системы соглашений по урегулированию конфликтов на грузинской территории, и размышления о перспективах СНГ как организации. Маркедонов полагает, что единству Содружества нанесен серьезный удар, от которого оно может и не оправиться. В этом с ним не согласен Давид Экромаишвили, для которого Россия остается естественным лидером на постсоветском пространстве, все еще обладающим ресурсами для сплочения своих партнеров по СНГ. Алексей Власов, в частности, обращает внимание на то, что конфликт между Россией и Западом, вопреки заявлениям некоторых аналитиков, имеет идеологическое измерение (ясно видное, например, в оценках грузинского режима). Кроме того, Власов подчеркивает, что конфликт на Кавказе показал пределы «многовекторной политики», взятой на вооружение руководством большинства государств СНГ, поскольку все они в ближайшее время могут оказаться перед необходимостью сделать выбор в пользу либо Запада, либо России. Статья Алексея Миллера «Нация-государство или государство-нация?», хотя и не затрагивает напрямую вопроса о последствиях кавказской войны, имеет к этому вопросу самое прямое отношение. В заглавие работы вынесена терминологическая оппозиция, предложенная американским политологом Альфредом Степаном. Последний полагает, что гомогенизирующая модель нации-государства подходит для государств, где отсутствуют серьезные альтернативные проекты национальной мобилизации, тогда как при наличии таких альтернатив может оказаться предпочтительным вариант «государства-нации», предполагающий асимметричный федерализм, наличие более чем одного официального языка, элементов консоциативной демократии и так далее. В этой связи Миллер указывает на опасность политики украинизации, которая активизировалась в последние годы и даже месяцы и которая может способствовать политической мобилизации русскоязычного населения страны, особенно с учетом роли, которую в этих процессах готова сыграть Москва.

Текст, открывающий рубрику «После “пятидневной войны”: Запад» - статья Тома Гомара «Россия одна навсегда?» - сфокусирован на внутренних факторах, определяющих характер российского государства и его внешней политики. За этим следуют две противоположных по духу оценки перспектив российско-американских отношений. Иван Сафранчук полагает, что кавказский кризис продемонстрировал правоту тех, кто утверждает, что «США безнадежны, им нельзя ничего объяснить, они пойдут на любую ложь и обман ради собственных интересов» (с. 159). Томас Грэм, напротив, занимается поиском возможной «повестки дня для сотрудничества» между Москвой и Вашингтоном, невзирая на кризис. С этой точки зрения, работа Тимофея Бордачева по проблемам взаимоотношений России и ЕС ближе к Грэму, нежели к Сафранчуку, хотя Бордачев и склонен считать роль США на европейском континенте скорее деструктивной. Он предлагает заняться поиском параметров новой «большой сделки» между Москвой и Брюсселем, предмет которой, скорее всего, будет так или иначе касаться контроля над энергоресурсами.

«Третья сила», заключительная рубрика номера, посвящена Китаю - стране, не имеющей прямого отношения к конфликту между Грузией и Россией, но играющей все более заметную роль в мировых делах. Работы Джона Айкенберри и Фреда Бергстена представляют американскую реакцию на китайский вызов: первый предлагает всеми силами встраивать Китай в систему западных институтов и практик, второй же идет еще дальше, рекомендуя рассмотреть возможность создания «Большой двойки» в составе Китая и США. Статья Александра Ломанова «Многополярная гегемония. Согласится ли Китай править миром вместе с США» представляет собой обзор дискуссий на эту тему, ведущихся как в Соединенных Штатах, так и в Китае.

Летний выпуск «Космополиса» (2008. № 2(21)) также получился тематическим: он почти целиком посвящен вопросам регионализации и, в особенности, процессам, происходящим в регионе Балтийского моря. Так, Юрий Зверев анализирует значение глобализации для Балтийского региона, Валентин Корневец пытается точнее задать критерии, позволяющие относить к этому региону те или иные страны, а затем в соавторстве с Геннадием Федоровым рассказывает об институте еврорегионов; два из них - «Балтика» и «Померания» - представлены, соответственно, в статьях Виктора Кошелева и Владимира Кузьмина. Олег Александров рассказывает о «Северном измерении» - своего рода рамочном проекте Европейского союза, объединяющем различные институты и процессы в Северной Европе. Рубрика «Трансграничное сотрудничество» также в значительной мере посвящена балтийской региональной проблематике: Юрий Косов дает общий очерк участия России в трансграничных проектах на Балтике, а Игорь Жуковский изучает «балтийский вектор» в польской внешней политике. В работе Тадеуша Пальмовского освещены вопросы сотрудничества польских регионов с Калининградской областью, а статья Дениса Давидова и Татьяны Чекалиной выясняет плюсы и минусы эксклавного положения Калининграда. Тема работы Эдуардаса Спиряеваса - туризм как фактор регионального развития на юго-востоке Балтики, а Николай Межевич исследует феномен «муниципальной внешней политики» на примере Псковской области. Наконец, материалы рубрики «Границы и безопасность» также можно соотнести с региональной проблематикой: здесь мы находим работу Марека Шулакевича о культурных аспектах феномена границы и исследование Сергея Голунова о зарубежном опыте обеспечения пограничной безопасности.

Из общего тематического ряда выделяется лишь рубрика «Обратная перспектива», в которую вошли три очень разных по содержанию материала. Впрочем, нельзя не обратить внимания на перекличку между работами Александра Кустарева и Ольги Малиновой: в обеих речь идет о вечной проблеме «европейского выбора» России, и оба автора обращаются к малоизученным аспектам в целом довольно хорошо разработанных в литературе проблем. Кустарев рассказывает об отношениях Павла I с орденом иезуитов, причем для объяснения кажущихся противоречивыми шагов императора предлагает видеть в нем консервативного революционера и, в некотором смысле, даже продолжателя дела контрреформации. Малинова изучает процесс переопределения российской идентичности в дискурсе о России и «Западе» в 1920-1930-е годы, особенно подробно останавливаясь на сменовеховстве и евразийстве. Несколько особняком стоит третий материал рубрики - небольшая статья Дениса Игнатьева о месте университета в средневековой культуре.

Спикером на очередном семинаре Московской школы политических исследований, материалы которого, по обыкновению, публикуются в «Общей тетради» (2008. № 1), стал британский ученый Кристофер Коукер. Его выступление было посвящено возвращению религии как фактора политической жизни в современную эпоху. Если Коукер старается сохранять дистанцию между собственной позицией и предметом разговора, то Клаус Мертес смотрит на взаимосвязь религии и политики изнутри, глазами теолога, и его, соответственно, интересует содержательное соотношение религиозных и политических ценностей.

«Тему номера» на этот раз составляет даже не статья, а документ - обращение общества «Мемориал», в котором дается оценка дебатам по поводу национальных исторических нарративов, а также «войнам памятей», столкновениям между различными интерпретациями прошлого. «Мемориал» предлагает создать Международный исторический форум, площадку, на которой стало бы возможно обсуждать наиболее острые вопросы истории XX века.

Для подведения «итогов президентства В.В. Путина» журнал выбрал работу Стивена Коткина «Миф о новой холодной войне», оригинал которой вышел в журнале «Prospect» в апреле 2008 года. Значительная часть работы посвящена полемике с западными критиками российского авторитаризма, оплакивающими «свертывание демократии» при Путине и призывающими к жесткому противостоянию Москве. Один из основных полемических тезисов Коткина - развенчание мифа о качественном различии между якобы демократической Россией 1990-х и современностью.

Одной из самых интересных рубрик на этот раз получилась «Дискуссия», в которой с различными версиями критики идеи и института «национального лидера» выступают Андрей Захаров, Леонид Смирнягин и Ирина Бусыгина. Здесь же размещен отклик Глеба Тюрина на статью Татьяны Гребенюк «Оправданна ли монополия на патриотизм», опубликованную в предыдущем номере журнала. Небезынтересный в своем роде документ представляет собой и статья Андрея Макаркина «Эксперт при полуавторитаризме», соединяющая в себе апологию объективного и нейтрального экспертного знания с отповедью тем, кто сравнивает современную Россию с фашистской Германией. Несомненной удачей Ирины Бусыгиной и Андрея Захарова следует признать их очередной совместный текст под рубрикой «Идеи и понятия». Он посвящен понятию института в политической науке и представляет собой краткое, доступное, но вместе с тем достаточно полное введение в проблематику.

«Неволя» (2008. № 16) публикует фрагменты выступления Валерия Абрамкина на заседании президентского Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, посвященного анализу ситуации в системе уголовного правосудия и исполнения наказаний. В выступлении, подготовленном при участии экспертов правозащитных организаций, отмечается, что реформа уголовного законодательства, осуществленная в 2003-2004 годах, привела к сокращению тюремного населения. Вместе с тем суды стали чаще назначать предельные сроки наказаний, предусмотренные соответствующей статьей Уголовного кодекса. Отдельная большая тема доклада - репрессии против потребителей наркотиков. Именно они, а не крупные наркодельцы, по-прежнему остаются основной мишенью для блюстителей порядка.

Статья Бориса Пантелеева «Неуютная свобода» открывает относительно новую для журнала тему обустройства бывших заключенных после освобождения. «Неволя» все шире использует недавно взятый ею на вооружение формат знакомства читателей с новыми изданиями в режиме «прямой речи», когда вместо рецензии приводятся фрагменты только что вышедшей или готовящейся к печати книги. Но более традиционный жанр рецензии в номере также представлен: Алексей Мокроусов рассказывает о книге Мэри Маколи «Дети в тюрьме», написанной на российском материале.

На страницах «Неволи» всегда находится место официальным материалам и выступлениям, подобным упомянутому выше докладу Абрамкина, а также разного рода документам и статистике. В шестнадцатом номере их оказалось особенно много. Здесь и очередная сводка информации об акциях протеста заключенных, и свежая справка о состоянии уголовно-исполнительной системы; сведения об уголовно-исполнительных инспекциях, о несовершеннолетних правонарушителях, о применении смертной казни в мире в 2007 году; проект закона о воспитательных колониях с комментариями ведущих юристов и только что принятый закон об общественном контроле за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания вместе с подвергающими его критике статьями Юрия Александрова и Виталия Лозовского. Возможно, самый интересный документ номера - постановление о привлечении Юрия Самодурова, директора музея Сахарова, в качестве обвиняемого по делу о возбуждении ненависти и вражды путем организации и проведения выставки «Запретное искусство 2006». Историю этой выставки и заведенного в связи с ней уголовного дела рассказывают Олег Аронсон и Елена Петровская, однако при всем уважении к их усилиям, мы все же рекомендуем читателю в первую очередь обратить внимание на сам текст постановления. Это, безусловно, выдающийся образец охранительно-бюрократического стиля современной эпохи, убедительно показывающий степень возможного расхождения между формально-правовой логикой и здравым смыслом. Тотальная борьба с «экстремизмом» превращает страну в детские ясли, где заботливая няня старается потеплее укутать детишек, несмотря на пышущее жаром отопление, и всегда готова устроить показательную порку за малейшее озорство. Такая модель «правового государства» оставляет от права лишь пустую оболочку, в пределе превращая всю социальную реальность в материал для журнала «Неволя». Именно потому, что мы желаем издателям и авторам журнала всяческих успехов в их нелегком деле, мы все-таки надеемся, что этот предел не будет достигнут.

Архив журнала
№124, 2019№123, 2019№121, 2018№120, 2018№119, 2018№117, 2018№2, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№6, 2007№5, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007№6, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба