Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Политический журнал » №5, 2008

До и после Бухареста
Просмотров: 1835

Примут или не примут – для российских СМИ вся интрига Бухарестского саммита связана исключительно с вопросом о возможности присоединения Украины и Грузии к Плану действий по обретению членства в НАТО. Однако на деле все обстоит иначе. Во-первых, после того, как канцлер Германии Ангела Меркель, побывав в Москве, заявила на встрече с высшим офицерским составом бундесвера в середине марта, что «страны, раздираемые региональными или внутренними конфликтами, не могут быть членами альянса», этот вопрос можно считать решенным отрицательно. И, во-вторых, центральным вопросом саммита изначально определен афганский вызов альянсу, а отнюдь не российский.

«Афганистан является и еще долго будет операциональным приоритетом НАТО номер один», – заявил в своей речи 13 марта в Варшаве генсекретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер. Что же касается России, то «у НАТО нет никаких «красных линий» и никаких ограничений на сотрудничество» с ней, сказал генсек альянса. И выразил надежду, что «президент Путин приедет в Бухарест с такой же открытой душой (как и мы). И что он будет готов вместе со своими коллегами из НАТО придать политический импульс нашему сотрудничеству и столь необходимый ему стратегический аспект».

Второго апреля этого года в Бухаресте, впервые за шесть десятков лет существования Североатлантического альянса, руководитель России примет участие в саммите НАТО. Современная польская идеосинкразия к германо-российскому сотрудничеству хорошо известна. Как прокомментировала варшавская «Газета выборча», «президент России Владимир Путин начал с НАТО большую игру. Российский лидер предлагает альянсу отправить российских солдат в Афганистан в обмен на блокирование вступления в НАТО Украины и Грузии». Характерно, что статья эта вышла аккурат ко дню приезда в Москву госсекретаря США Кондолизы Райс и главы Пентагона Роберта Гейтса, которые как раз и должны были смягчить озабоченность Владимира Путина перед новым стратегическим сотрудничеством с НАТО.

С 1 марта председательство в Совете Безопасности ООН перешло к России. Москва считает своими приоритетами темы Косова, Ближнего Востока, борьбы с международным терроризмом и Афганистана, сообщил замминистра иностранных дел Александр Яковенко. А через несколько дней мнение Москвы о нынешнем формате миссии ООН в Афганистане сформулировал в нашумевшем интервью Би-би-си российский посол Замир Кабулов. Он назвал эту миссию «провальной». Причину провала российский дипломат увидел в неумении международного сообщества создать в стране сильное государство. Российский посол особо отметил роль афганцев в урегулировании кризиса, заявив, что афганцы сами должны определять свою судьбу. Кабулов прошелся также и по НАТО. «Присутствие НАТО, стремящегося к достижению политических и экономических целей своих стран-членов в Афганистане, вызывает озабоченность соседних государств, – отметил посол РФ. – Не получится ли так, что наши партнеры преследуют совсем другие цели, выходящие за рамки борьбы с терроризмом». Именно эта последняя фраза и придала его интервью скандальный оттенок.

«Хорошие» талибы, плохой Карзай

Я уже писал в «ПЖ» №28 (171) о новом афганском проекте по привлечению талибов на сторону власти, начатом с созыва в середине августа прошлого года племенной джирги всех (в том числе пакистанских) пуштунских племен, для «активизации диалога о достижении мира». На джиргу приехал даже президент соседнего Пакистана Первез Мушарраф – Исламабад уже имел опыт соглашений о перемирии с собственными пуштунскими племенами. И хотя сам президент Афганистана Хамид Карзай к этому пакистанскому опыту относился более чем критически, однако Западу, видимо, очень хотелось перемирия – прошлогоднее наступление талибов оказалось значительно более мощным, чем ожидалось. Установить в Афганистане систему управления западного типа, скорее всего, невозможно, и «мы должны принять тот факт, что необходимо найти какой-то другой вариант, базирующийся на законах ислама», заявил после провала этой джирги министр обороны Великобритании Дес Браун. Ибо талибы просто-напросто проигнорировали ее – они не признают светскую конституцию Афганистана.

Москве подобная игра очень не понравилась. «Раскаявшиеся» талибы все равно будут оставаться носителями радикального исламского мировоззрения. Необходимо не отступать от линии изоляции экстремистских вожаков, тех, кто входит в санкционные списки комитета Совбеза ООН», – заявил тогда замминистра иностранных дел России Александр Яковенко. Другими словами, Москва была намерена блокировать любые переговоры как минимум с теми функционерами «Талибана», которые имеются в списках Совбеза ООН.

Однако столь крайние меры не потребовались – 27 сентября движение «Талибан» официально отказалось от любых переговоров с правительством в Кабуле, хотя Хамид Карзай зашел настолько далеко, что после своего визита в Лондон заговорил даже о возможности приглашения их в правительство. Казалось бы, на этом заигрывания Запада с талибами могли бы считаться законченными. Ничего подобного – игра лишь поменяла свой характер, приняла скрытую и совершенно неприемлемую уже не только для Москвы, но и для Кабула форму. В результате чего Афганистан 27 декабря прошлого года объявил персонами нон грата и выслал из страны двух высокопоставленных западных дипломатов – главу миссии ЕС Майкла Семпла и советника ООН Мервина Паттерсона (оба–британские подданные). А в результате и лорд Пэдди Эшдаун, бывший верховный представитель ООН в Боснии и Герцеговине, был вынужден отказаться в январе от предложенного ему поста спецпредставителя ООН в Афганистане. Ибо Кабул дал понять, что после скандала с высылкой британских дипломатов из страны назначение от лица ООН британца с практически неограниченными полномочиями будет выглядеть насмешкой над афганцами. В результате отношения между Хамидом Карзаем и Западом – кандидатуру Эшдауна весьма активно лоббировал и Вашингтон – несколько охладели. Зато отчетливо вырисовалась перспектива возможного сближения Кабула с Москвой и Тегераном – бывшими спонсорами Северного альянса и непримиримыми противниками любых разновидностей талибов. Ибо основной причиной изгнания британцев стал их новый проект по воспитанию «хороших» талибов.

Британские спецслужбы планировали создание тренировочного лагеря для двух тысяч боевиков движения «Талибан» в южной афганской провинции Гельманд. Далее, по замыслам британцев, боевики, прошедшие обучение в лагере, должны были в дальнейшем вступить в боевые действия против других группировок талибов, в частности муллы Омара – так описало Управление национальной безопасности Афганистана этот новый проект, о котором оно узнало чисто случайно, из компьютерной флэш-карты, утверждая при этом, что оба высланных британских дипломата имели прямое отношение к его организации и курированию. Лондон наличие такого проекта не оспаривает, но утверждает, что Кабул был в курсе дела. Сомнительно – ведь об этом лагере не знал даже непосредственный начальник Майкла Семпла, спецпредставитель ЕС в Кабуле Франциск Вендрелл. По крайней мере, это вытекает из его ответа корреспонденту Би-би-си, который спросил у Вендрелла, чем занимался Семпл в Хельманде. «Честно говоря, я не знаю. Когда я разрешил Майклу отправиться в Хельманд, я знал в общих чертах, что он собирается делать какую-то работу по примирению с талибами, но помимо этого я не имею ни малейшего представления, что он собирался там делать. Ибо не считал возможным держать человека с таким опытом, как Майкл, на коротком поводке», – ответил Вендрелл. Что ж, ответ по-своему вполне понятный. Единственный вопрос: если не ООН, то кто же тогда финансировал создание этого лагеря и обучение двух тысяч боевиков? Не на свои же деньги содержали их оба дипломата! Ответа на этот вопрос до сих пор никто не дал.

Тем не менее, если не о существовании лагеря, то о политической стороне нового проекта Кабул был, видимо, в общих чертах осведомлен – по крайней мере, такое создается впечатление из интервью Хамида Карзая лондонской «Таймс». «Прежде чем там (в провинции Хельманд) появились английские войска, мы были у руля власти. А они пришли и сказали: ваш губернатор никуда не годится. Я сделал ошибку, что прислушался к ним. И вместе с ними пришел «Талибан», – так объяснил в январе создавшуюся в этой провинции ситуацию сам афганский президент. Судя по всему, он осознал свою ошибку после освобождения англо-американскими войсками (американцы обеспечивали авиаподдержку) города Муса-Кала. Ибо управление городом было передано в руки перебежавшего на сторону союзников полевого командира талибов (похоже, что именно его боевики проходили обучение в английском тренировочном лагере), и посол США в Афганистане Уильям Вуд, встретившись с ним в Муса-Кале, дал понять, что именно он, мулла Салаам, станет теперь представителем «провинции в Кабуле и Кабула в провинции».

Выгнать из своей страны двух далеко не рядовых дипломатов из ЕС и ООН, отказать в утверждении кандидатуры верховного представителя главным донорам Афганистана – все это шаги явно экстраординарные. Особенно для афганского президента Хамида Карзая, политика весьма покладистого и весьма зависимого от Запада. Откуда же такая болезненная реакция у афганского президента по отношению к собственным союзникам, вручившим ему власть шесть лет назад? Может быть, Хамид Карзай просто переутомился и ему следует взять отпуск, ведь после терактов 11 сентября 2001 г. он ни разу не отдыхал, иронизировала британская пресса по поводу подозрительности Карзая. Похоже, она подзабыла весьма непростую историю отношений Лондона и Кабула – ведь если чему «Большая игра» научила афганцев, так это как раз тому, чтобы не доверять «старой доброй» Англии. Точно так же, кстати, как она учит не доверять Англии и националистически настроенную российскую элиту – вспомните, например, недавние «исторические исследования» на эту тему Владимира Жириновского и Михаила Леонтьева. В то же время лично меня история с тренировочным лагерем в Гельманде заставила вспомнить историю с «Хало траст» в Чечне: почему-то наша ФСБ также сильно засомневалась в том, чему там английские специалисты учили чеченцев – то ли разминировать мины, то ли ставить их.

Конечно, вряд ли кто-нибудь из аналитиков может сейчас внятно разъяснить, что именно побудило афганского президента бросить вызов Лондону и Вашингтону. Однако никакое суверенное государство не может позволить, чтобы кто-то за его спиной организовывал на его территории военные лагеря, готовил там местных боевиков и затем передавал им власть в провинциях. Кроме того, в следуюшем году в Афганистане должны пройти президентские выборы и, как я уже писал в октябрьском номере «ПЖ», отнюдь не исключено, что Запад предпочтет превратить Карзая в козла отпущения за все провалы антитеррористической войны и «слить» его в пользу какого-либо перебежчика-талиба, согласного порвать с «Аль-Каидой» и заключить перемирие с НАТО. Ибо таковы требования «Большой игры»: в то время как талибы являются смертельными врагами Ирана и давними союзниками Пакистана, сам Хамид Карзай находится в отвратительных отношениях с Первезом Мушаррафом и в отличных – с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом. И пусть даже сам мулла Салаам пока «не тянет» на роль президента, однако в любом случае подобная сдача пуштунских провинций чуждым ему талибским «губернаторам» явно не обещает Карзаю ничего хорошего на выборах. Думаю, что афганский президент это прекрасно понял.

Новый переход через Саланг

Сегодня югу Афганистана грозит новое весенне-летнее наступление талибов. Чтобы справиться с ним, НАТО должно срочно увеличить численность своих войск там примерно на 7,5 тыс. человек. Президент Буш поднял этот вопрос заблаговременно, еще в ноябре прошлого года, когда германский канцлер Ангела Меркель гостила у него на ранчо в Техасе. Однако уговоры не помогли – канцлер наотрез отказалась выделить дополнительные 3,5 тыс. содат для Афганистана. Ситуация обострена еще и тем, что большая часть 40-тысячной армии НАТО в этой стране прибыла сюда по миротворческому мандату и поэтому наотрез отказывается идти на «фронт». В это число входят и немцы, в то время как основное бремя боевых операций в Афганистане несут американцы, канадцы и голландцы, действующие на востоке и юге страны. Так что Буш оказался вынужденным распорядиться временно отправить в Афганистан 3200 американских морпехов. Но теперь, когда Канада пригрозила, что если союзники по НАТО не пришлют ей в помощь дополнительные войска, то она может отказаться продлить срок пребывания своего контингента, – ситуация становится критической: речь уже идет не только о возможности поражения в Афганистане, но и о профпригодности НАТО как военной организации. Ибо, как справедливо заметил бывший генсек альянса лорд Робертсон, не может быть у военного союза двух уровней – чтобы одни страны проливали кровь, а другие прятались за их спиной. Вопрос этот обострился настолько, что споукмен НАТО Джеймс Аппартурай даже выступил со специальным обращением от имени генсека НАТО Яапа де Хооп Схеффера, где призвал стороны отказаться от публичных дискуссий вокруг развертывания войск. Именно поэтому дискуссия на эту тему будет центральной темой Бухарестского саммита.

Понятно, что Россия обеспокоена развитием ситуации в Афганистане ничуть не меньше самого альянса. «Хороших талибов не бывает» – эта позиция Москвы остается непоколебимой с конца прошлого века, когда талибы пытались прорвать таджикскую границу, а им противостоял поддержанный Россией Северный альянс. «Нам очень бы не хотелось возвращаться к такой ситуации, когда нам пришлось бы влиять на происходящие в Афганистане события вот такими средствами», – сказал еще в сентябре прошлого года Владимир Путин иностранным участникам клуба «Валдай». Увы, сейчас эта ситуация возвращается куда быстрее, чем хотелось бы российскому президенту. В результате Россия вновь рассматривает сейчас вопрос о военной помощи своим союзникам в Афганистане – речь идет о поставке оружия законному правительству Хамида Карзая. Кроме того, Россия готова открыть НАТО транспортный коридор через Среднюю Азию для поставок грузов своим войскам в Афганистане. При этом Москва также готова взять на себя переговоры с Казахстаном и Узбекистаном. Наша цель в том, чтобы «не выпустить их (НАТО) из Афганистана, пока они не решат все проблемы, ими там порожденные, – международный терроризм, небывалый рост наркопроизводства, не создадут там сильное государство и не восстановят экономику», – говорит Замир Кабулов. Но при этом компетенция альянса должна быть ограничена, и афганцы должны сами определять свою судьбу, делает очевидный вывод из дела Семпла Москва. «Уже сегодня НАТО выходит за рамки своей компетенции. Мы ничего не имеем против помощи Афганистану, но когда это делает Организация Североатлантического договора, то это уже вопрос. Это не североатлантическая проблематика, и вы это прекрасно понимаете. Создается впечатление, что предпринимаются попытки создать организацию, которая подменила бы собой Организацию Объединенных Наций», – заявил российский президент на пресс-конференции после встречи с г-жой Меркель.

«Мы приветствовали бы более тесное сотрудничество между НАТО и Россией, в том числе по Афганистану, – заявил недавно в Сенате США заместитель госсекретаря Дэниела Фрида – Они (русские) могли бы играть роль в особенности в транзите грузов для нужд группировки НАТО, ведущей там антитеррористическую операцию». К этому можно добавить, что сегодня основной объем грузов, необходимых альянсу в Афганистане, поступает с юга, через пакистанскую территорию. Поэтому уже завтра, учитывая нарастающую политическую нестабильность в самом Пакистане и разрастающееся восстание на его пограничных с Афганистаном пуштунских территориях, российские транспортные коридоры могут стать для войск альянса настоящей «дорогой жизни» в Афганистане. Однако наученная горьким опытом американского пребывания в Среднеазиатском регионе после 11 сентября 2001 г., Москва ставит свои условия альянсу. Генсекретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) СНГ Николай Бордюжа подверг на днях резкой критике американскую концепцию Большой Центральной Азии, обвинив альянс в осуществлении «новых попыток ослабить взаимодействие постсоветских государств с Россией». В то же время глава МИД РФ Сергей Лавров напомнил, что Москва «уже давно призывает натовских партнеров заключить договор о сотрудничестве по всем аспектам афганской проблематики между ОДКБ и НАТО», и прямо обвинил «некоторых членов НАТО» (читай США) в том, что они саботируют эту работу вопреки мнению большинства стран Североатлантического альянса. Одним словом, Бухарестский саммит НАТО может оказаться весьма судьбоносным событием для нового мирового порядка. Ибо афганский вопрос может привести Североатлантический альянс как уже к открытому расколу перед лицом наступающего исламского терроризма, так и к стратегическому союзу с Россией.

Архив журнала
№2, 2010№1, 2010№5-6, 2009№3-4, 2009№1-2, 2009№13, 2008№12, 2008№11, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№34, 2007№33, 2007№31, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба