Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Политик HALL » №44, 2008

Мертвая точка
Просмотров: 2173




Никакие коалиции кого угодно с кем угодно сути политической ситуации не изменят. Мало того, для большинства политиков возможные пути выхода из кризиса — еще хуже,
чем сам кризис.


Механике есть понятие мертвой точки: части вполне работоспособного механизма находятся в таком положении, что он не может начать работу без толчка извне. Точно в таком положении сейчас Украина. Страна в коллапсе, и политикум не может ее оттуда вывести. Прежде всего, потому, что именно с него этот коллапс и начинается.


О вреде парламентаризма

Придя в политику из бизнеса, наши элиты привнесли в нее привычные им принципы бизнеса, главный из которых гласит — все действия должны быть направлены на личную выгоду. И потому в Украине принадлежность к той или иной партии — всего лишь формальность. Сплошь и рядом идеологические враги мирно договариваются, а союзники ругаются так, что только пух и перья летят! У этой ругани есть свой смысл и назначение. Пока продолжается политическое противостояние и властная неразбериха, у олигархов — партийный спонсоров — есть возможности получать сверхприбыли. Как писал в «Капитале» Карл Маркс: «Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать и тому, и другому».

Другой классик политологии, Уинстон Черчилль оставил нам не менее глубокий афоризм: «Государственные деятели думают о будущем, политики — о следующих выборах». Выборные политики всегда прибегают к популистским лозунгам. Они по определению, независимо от личностных качеств, заботятся об электоральном результате, а не о нуждах страны. Но вот результат перед глазами — тиражированный многократными выборами, непреодолимый политический кризис в Украине.

Кризис парламентаризма отечественного разлива формирует в обществе мнение о ненужности парламентаризма как такового. По мнению политолога Олега Медведева, дискредитация парламентаризма ведет к десакрализации всех существующих ветвей власти — утрате доверия к ним. Постоянная чехарда выборов и правительств усиливает в обществе влечение к сильной власти. То есть — к диктатуре.

Потому-то лидер соседней страны у части населения более популярен, чем лидер страны собственной. Даже простому обывателю понятно, что Россия движется в сторону диктатуры, и это само по себе считается плюсом, поскольку демократия воспринимается как первопричина нынешнего политического разброда. В России власть имеет авторитет, там ей прощают даже явные промахи. Например, у Путина ситуация с инфляцией не лучше, чем у Тимошенко, но это никак не влияет на популярность российского премьера.

Парламентская республика очень уязвима к внешним влияниям. Сущность парламентаризма вообще и отечественного в особенности предполагает, что любая внешняя сила может найти в парламенте свою «пятую колонну». Так, в странах Западной Европы перед Второй мировой войной существовали и активно действовали профашистские партии. Они подготавливали почву для установления тоталитарного правления, а то и ввода на территорию государства чужих военных формирований.

И сейчас вовсе не случайно именно Россия так горячо поддерживает идею парламентской республики в Украине. Ведь это означает усиление позиций самой России в Украине. В Кремле прекрасно знают, что есть в Киеве силы, которые отстаивают российские геополитические инициативы, а сил, способных им противостоять, практически нет.


Запрос на свободу

Но вот противники парламентаризма получили дополнительные козыри: причиной тому — внешнеполитическая ситуация, возникшая после российско-грузинской войны. У части украинского общества перед лицом внешней угрозы вполне закономерно крепнет чувство тревоги за судьбы страны. Между тем, сил, готовых защитить страну, граждане в Верховной Раде не видят, скорее наоборот: похоже, что все большая часть народных избранников склоняется к коллаборационизму. Это, естественно, вызывает неприятие Верховной Рады как таковой.

В стране имеются не только желание, но и правовые возможности изменить политическую систему. Есть решение Конституционного суда, которое дает возможность отменить политическую реформу — она и так претендует на звание самого длинного политического анекдота в истории независимой Украины. Решение Конституционного суда может быть введено в действие, если симпатии общества склонятся в сторону «сильной руки».

У диктатуры есть свои положительные стороны, например, оперативность принятия решений (в том числе, и непопулярных) и безусловность их выполнения. Не говоря уже о высокой обороноспособности государства, нераздираемого внутренними противоречиями. Но, несмотря на общественные ожидания и даже определенную объективную потребность, украинское общество вряд ли придет к диктатуре: у нас отсутствует стройная административная вертикаль, слабы силовые структуры и судебная система. В таких условиях попытки ввести авторитаризм будут карикатурным «вождизмом».

Украинское общество по сути не тоталитарно. В этом смысле мы кардинально отличаемся от России. Наша культура проникнута запросом на свободу — достаточно вспомнить «Тараса Бульбу»: «Кидай, вражий сын, булаву!» В Московском царстве того же времени общественные ожидания сводились к надежде, что новый царь окажется чем-то лучше предыдущего.

Правда, если продолжить исторические параллели, соседняя Польша представляла пример парламентаризма нового украинского образца — слабость центральной власти, всевластие шляхты и полный разброд. Украинская же казацкая демократия, в противовес шляхетской, являла пример сильной представительной власти: пока гетман сохранял свой пост, его авторитет сомнению не подвергался, особенно во время военных действий. Потому, с точки зрения исторического наследия государственности, Украине все же ближе президентская республика с сильной исполнительной вертикалью, чем аморфная парламентская.


Два украинца, три гетмана

Для того чтобы стать полноценным диктатором, политик должен сплотить вокруг себя если не все общество, то хотя бы значительную его часть. Есть ли такой человек в Украине?

Начнем с того, что любой кандидат на роль «сильной руки» не найдет поддержки всей Украины. При всей популярности Виктора Януковича и Юлии Тимошенко в определенных кругах общества, другие круги того же общества воспринимают их как врагов.

Виктор Ющенко так и не стал Президентом всей Украины, зато номинируется в «президенты секретариата Балоги». Он может добиваться чрезвычайных полномочий, но не сможет ими воспользоваться: административный аппарат разобран по разным политическим силам, а влияние силовых структур — практически нулевое. Тем временем противники президентской власти явно стараются нарочно выставить его дураком, хотя ни пчелы, ни расписные тарелки сами по себе признаками глупости не являются. Кстати, кандидат в диктаторы вовсе не обязан обладать какими-то особенными личными качествами. Например, какими выдающимися качествами лидера обладает тот же Дмитрий Медведев? Но раз велено быть диктатором — ничего не попишешь!

Даже такой весомый фактор, как наличие внешней угрозы, не сплотил нацию. Несмотря на все старания господ Дугина, Жириновского и Лужкова, в обществе не возникло единой волны настроений «Отечество в опасности!», на гребне которой чаще всего возносятся диктаторы. Угроза суверенитета и национальной идентичности сплотила бы население любой страны — но не нашей. Получается, что усредненный гражданин Украины прекрасно подходит на роль жителя колонии.

Ведь значительная часть населения страны не считает угрозу суверенитету страны угрозой себе лично и готова приветствовать утрату независимости. Хотя в таком драматичном сценарии речь не будет идти о полном присоединении Украины к сопредельному государству — всего лишь о создании марионеточной страны-сателлита. Показателен в этом смысле пример Южной Осетии. Ее независимость Россия, -естественно, признала сразу. Но как только осетинское руководство заикнулось о присоединении, его сразу одернули. Не еще одна провинция, которую нужно кормить, необходима России, а «пояс безопасности».


Бей… кого?

Возможен и еще один вариант развития событий, наименее желательный для страны, но, к сожалению, все более реальный. В народе, которому в политических играх отведена роль пассивного созерцателя, нарастает раздражение. Все более популярным становится клич: «Все сволочи, всех перевешать!»

Профессор Национального университета «Киево-Могилянская академия» Валентин Якушик напоминает: в свое время Афганистан ответил на политический кризис движением «Талибан», Албания — «революцией обманутых вкладчиков». По мнению профессора, в Украине, по аналогии, может произойти «революция обманутых граждан».

Потому, к сожалению, тем толчком, который сдвинет политикум с мертвой точки, может стать взрыв стихийного возмущения народных масс. Это могут быть вспышки неповиновения, стихийные бунты, может быть — расправы над отдельными, наименее популярными представителями власти. Прежде всего — власти местной, до высших эшелонов добраться труднее.

Для полноценного бунта должен быть четко определенный образ виновника всех бед, которого нужно всегда вешать на фонарях (например, буржуи, коммунисты и, конечно, евреи). Но взгляды на этот предмет у разных групп населения прямо противоположны. Враг, который не для всех и не всегда враг, — плохая мишень для всенародного гнева. Борьба с таким врагом перестает быть всенародной и подменяется другим понятием: «стенка на стенку».

Среди представителей отдельных политических сил, не вошедших в парламент, найдется немало желающих спровоцировать вспышку народного возмущения, чтобы потом ее возглавить. Мало того: для них, при существующей избирательной системе, это единственная возможность прорваться к власти. Кстати, желание заменить старую правящую элиту собой и своими друзьями действует как одна из движущих сил любой революции.

Радикальные политические силы в Украине имеют перспективы, но в разных частях Украины — разные. Например, в Западной Украине это может быть «Свобода» Олега Тягныбока. Правда, пока что «Свобода» позиционирует себя как кандидат в парламентские партии, но, в отличие от большинства других политических сил, вполне способна в случае необходимости действовать и вне парламента, в особенности в западных регионах.

С другой стороны, может окрепнуть влияние пророссийских сил в Крыму и Донбассе. Для них образ единого безальтернативного вождя в другом, но любимом государстве, намного привлекательнее, чем политический разброд в своем собственном. Правда, пока что у них нет единого лидера, но это, как говорится, дело техники: Кремль скажет — и появится.

Активизация же всех этих сил одновременно приведет не к преодолению кризиса, а к его развитию до фазы силового противостояния.


Антикризисные меры

В политический кризис вклинился новый участник, посильнее прочих, — кризис экономический. Пока что он затронул лишь финансовую сферу, но к началу следующего года накроет реальную экономику — со всеми далеко идущими последствиями. Нынешний застой в строительстве и металлургии может показаться периодом благосостояния по сравнению с тем, что ожидает страну в недалеком будущем. И правительство, перешедшее через новый 2009 год, окажется очень удобной мишенью для народного гнева. С этой точки зрения было бы логично быстро скинуть с себя бремя ответственности и переложить его на плечи преемника, не дожидаясь, пока разгневанные толпы начнут штурмовать Кабинет министров с намыленными веревками в руках. Народ-то в основном не знает, что экономические кризисы проявляются не сразу после появления предпосылок для них, и виновников нужно искать не в теперешнем времени, а оглядываясь минимум на полгода назад!

Премьер-министр осознает масштабы экономического кризиса, но, вместе с тем, не видит пути его преодоления без своего участия. И при этом предлагает такие «антикризисные меры», которые коренным образом отличаются от тех, что приняты в развитых странах. Если там стараются уменьшить налоговую нагрузку на реальную экономику с целью привлечения инвестиции, то у нас нагружают предпринимателей налогами ради наполнения бюджета. А еще правительство намыливает себе веревку, планируя серьезное, причем, в два этапа, повышение акциза на спирт. Вот тот фактор, который может сплотить в одних рядах правых, левых, голубых, помаранчевых, красных и каких угодно!

До недавнего времени, вплоть до последних дней, трудно себе было представить, при каких обстоятельствах названные силы могут объединиться. Похоже, действующее правительство по-своему способствует объединению страны — в борьбе против себя.

Архив журнала
№47, 2015№45, 2008№44, 2008№43, 2008№42, 2008№41, 2008№40, 2008№39, 2007№38, 2007№37, 2007№36, 2007№35, 2007№34, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба