Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Политик HALL » №45, 2008

Ирина Акимова: Государство –самый неэффективный собственник
Просмотров: 1774


Согласны ли вы с определением нынешней экономической ситуации в Украине, как ситуации кризисной?
- И да, и нет. С технической точки зрения, кризис – это то дно, тот нижний предел, до которого опустились экономические показатели, и откуда начинаются плавные движения вверх, то есть постепенное выправление ситуации. Вероятней всего, в Украине дно экономического и финансового кризиса еще не достигнуто. Поэтому нельзя назвать ситуацию кризисной в полном смысле слова. Можно говорить об экономической рецессии. С точки зрения экономиста рецессия означает, что два последовательных квартала наблюдается падение темпов роста ВВП либо падение темпов роста промышленности, если речь идет об экономике, в которой промышленность имеет ключевое значение. Последнее полугодие наблюдались минусовые показатели реального роста: во втором квартале по сравнению с первым приблизительно минус один процент роста промышленного производства; в третьем квартале по сравнению со вторым уже минус семь. Темпы роста ВВП впервые в течение года показали отрицательное значение. А вот рассмотрим на годичной базе: показатели октября 2008 года – это минус более чем два процента по сравнению с октябрем 2007 года. По промышленному производству падение было еще более существенным – почти двадцать процентов. И особенно сильно пострадали отрасли-экспортеры, в первую очередь металлургия (– 35%) и химия с почти тем же «минусом». Затронута и обрабатывающая промышленность, хотя там темпы падения ниже, порядка 10%. Кроме того, налицо стагнация строительства – еще с августа. Так что можно утверждать: экономика Украины вступила в период экономической депрессии. Она не на пороге, мы уже в ней. Мировые тенденции говорят о том, что такая депрессия может длиться около года, возможно, около полутора лет.

Почему одни отрасли оказываются более уязвимыми, чем другие?
- Наиболее уязвимы отрасли-экспортеры. Они очень сильно зависят от мировой конъюнктуры, а запас прочности (в смысле конкурентоспособности) имеют не слишком большой. Как только мировые цены на металл начали падать, наши производители моментально почувствовали спад спроса. А поскольку более 80% своей продукции наши экспортеры продают на мировых рынках, они вынуждены были сократить производство, в частности, к октябрю – на 60%. В аналогичной ситуации оказались «химики». А вот отрасли, ориентированные на нашего внутреннего потребителя, почувствовали дыхание депрессии пока что в меньшей степени. Показатели по пищевой промышленности упали не на 20 процентов, как это случилось с промышленностью в целом, а менее чем на 10. Причина в том, что, хотя темпы роста реальных доходов населения начали снижаться, но пик этого снижения еще не достигнут. Но это только начало цепочки. В условиях такой высокой инфляции будет, вероятно, наблюдаться падение реальных доходов.

Какие же отрасли имеют наибольше шансов устоять?
- Заметно менее чувствительной к перепадам мировой конъюнктуры является сфера услуг – коммунального и бытового характера. Но наименее чувствительны отрасли, продукция которых входит в потребительскую корзину, например, производство хлеба. Что бы ни произошло, объем потребления таких товаров меняется очень мало, даже в условиях существенного изменения цен. У экономистов есть такой термин – коэффициент эластичности по цене, и для этих отраслей он очень маленький. Все же остальные отрасли будут в полной мере испытывать на себе последствия мирового финансово-экономического кризиса и те проблемы, которые возникли из-за внутренней экономической политики.

Но где же искать главную причину нынешней стагнации – внутри страны или вовне?
- Причины – и за границами Украины, и внутри Украины. Вопрос, где больше? Называю одну цифру, которая ставит все точки над «і». Честно признаем, что инфляционная тенденция наблюдается во всех странах мира, в первую очередь в Европе и США. Но средний показатель инфляции по странам ЕЭС на сегодняшний день составляет чуть больше трех процентов, ближе к четырем. Для стран ЕС это уже достаточно много, потому что 2,1 процента – это была та средняя цифра, которая долгое время оставалась неизменной. Уровень инфляции в Украине в октябре 2008 года по отношению к 2007-му составляет 23,4%. Это в десять раз больше! При том, что ЕС и Украина испытывают одинаковое влияние одних и тех же факторов – цены на металлургию упали для всех в равной мере. У них, как и у нас, тоже сворачиваются производственные мощности, но показатели инфляции абсолютно разные.
Это говорит о том, что основная причина проблем все-таки находится внутри страны. Но было бы несправедливым назначать виновным лишь правительство Тимошенко. Многие опасные тенденции были заложены до ее назначения, прежде всего, постепенное раскручивание фискальной спирали, бюджетной спирали – я имею в виду бесконечные социальные обещания, которые отчасти реализовывались. Это наметилось уже в первое премьерство Тимошенко в 2005 году. Но большую жирную точку или большой жирный плюс к уже накопленным негативным тенденциям, безусловно, поставило нынешнее ее пребывание у власти. Сейчас эта спираль социальных обещаний оказалась настолько раскрученной, что она подстегнула инфляционные ожидания населения. С инфляцией особенно тяжело бороться, когда уровень ее высок, и преобладает ожидание ее роста. Однако с этим можно и нужно бороться.

Можно ли смягчить последствия экономического спада путем жесткого государственного контроля, вплоть до возврата ключевых предприятий промышленности в государственную собственность? Как вы относитесь к реприватизации?
- Всюду, и на Западе тоже, в периоды экономической депрессии органы власти демонстрируют намерение перетянуть на себя часть экономических полномочий и этим решить проблемы. Такие тенденции, бесспорно, есть. Сейчас в заявлениях властей и ЕС, и США звучит этот тезис: государство поможет банковскому сектору, поддержит отечественных производителей, для которых неблагоприятна нынешняя конъюнктура на внешних рынках. Тезис звучит, но вопрос в том, насколько он реализуется, и каким инструментарием. Тезис о национализации, кстати, не звучит практически нигде, за исключением Ирландии и Великобритании, где государство допускает частичную национализацию в схеме рекапитализации банков, да и то временно, с последующей продажей частному собственнику. О национализации, как инструменте борьбы с кризисом, не говорит практически никто. Есть понимание, что государство – самый неэффективный собственник, и государственной собственности избегают, где это возможно. Акцент ставят на временном и ограниченном характере государственной поддержки, ее прозрачности. Не вмешиваться в частный сектор, не уменьшать степень конкуренции на рынке – вот обязательные условия такой поддержки.
Подход в России, и, к сожалению, в Украине отличается не в лучшую сторону. Наш был озвучен Юлией Тимошенко и Сергеем Терехиным, и вмещал в себя оценку частного сектора как явления антисоциального, виновного в сокращении рабочих мест. Якобы его нужно поскорее национализировать для того, чтобы спасти народ от безработицы. Тезис абсолютно неправильный, глупый, жутко популистский и страшно вредный. Если взглянуть на историю экономических кризисов, видно, что именно частный сектор был той живой силой, которая выводила страну из кризиса. Частная инициатива пыталась выкарабкаться из тяжелой ситуации за счет динамики реструктуризации и инновационных идей, которые даже в условиях неблагоприятного стагнирующего рынка находили применение. Бизнес характеризует умение быстро встроиться в новые условия, нравятся они тебе или не нравятся, а государственный сектор всегда более неповоротлив, менее гибок.
В условиях кризиса частный сектор вынужден сжиматься, если его рынок сжимается (тем самым он готовит себе базу для будущего роста). Сокращения работников неизбежны, и нельзя в приказном порядке сдержать эту волну увольнений. Экономика – не семья, где отец может командовать детьми, и дети будут его слушаться. Да и дети обычно не слушаются! А экономика и вовсе живет по своим законам. Всякое вмешательство и попытка корректировки этих законов может принести большой вред. Вот почему я категорический противник национализации. Но в экстремальном режиме жесткий контроль может быть адекватной мерой, например, если Национальный банк временно заморозит возможность снятия вкладов. С оговоркой – если эта мера сделана вовремя и если она сделана на достаточно короткий промежуток времени. Если же она продлится, эффект будет прямо противоположный: можно напрочь подорвать доверие населения к банкам. У нас была очень позитивная динамика роста депозитов населения за последние годы. Это говорило о том, что доверие к банковской системе растет. Понятно, что в период финансового кризиса доверие не может расти. А вот отторжение может возникать быстро и носить характер цепной реакции. Я не согласна с тем, что сейчас доверие к банковской системе полностью подорвано, цифры говорят о другом. Был резкий отток банковских депозитов, и буквально за три недели население забрало из коммерческих банков порядка девяти миллиардов. Но потом ситуация стабилизировалась и уровень депозитов даже начал повышаться.

Как повлияло на нашу экономику вступление в ВТО?
- Еще до того, как Украина формально вступила в ВТО, начался процесс подготовки – постепенно снижались таможенные тарифы по отдельным группам товаров. Это уже начало позитивно влиять на украинскую экономику, поскольку в процессе гармонизации тарифного законодательства повышалось доверие к Украине как к торговому партнеру. После вступления в ВТО мы получили шанс цивилизованного рассмотрения споров, прежде всего антидемпинговых расследований. Например, Перу отказывалось отменять пошлину на украинские товары, и главным аргументом было наше не-членство в ВТО. После вступления в ВТО тон в отношении украинских товаропроизводителей полностью поменялся. Это, конечно, позитив. Переориентацию нашей внешней торговли на рынки стран ЕС и США (то есть стран-членов ВТО) подтверждают цифры: в 2007-м рост поставок в европейские страны составлял 16,7 процентов, в страны СНГ порядка 30 процентов. А за девять месяцев этого года рост поставок в Европу увеличился до 43 процентов. ВТО начинает работать сразу, как только страна в него вступает. Процессы идут симметрично: если мы больше открыты, то и к нам больше открываются. Есть возможность разговаривать с новыми торговыми партнерами на равных и обеспечивать себе симметричные условия торговли. Теперь Западу тяжелее закрывать свои рынки для украинской продукции. С другой стороны, наш внутренний рынок становится более открытым для импортных товаропроизводителей. В этом смысле отечественным товаропроизводителям приходится сталкиваться с более острой конкуренцией. Это не всегда легко, например, для автомобилестроителей – импортные аналоги лучше! Миновала этот этап наша пищевая промышленность, пройдя после кризиса 1998 через реструктуризацию. Теперь наш потребитель отдает предпочтение украинским кондитерским изделиям, сырам, маслу. И не столько из-за патриотизма, а потому что есть доверие к качеству, и цены удовлетворительные. Так что открытие рынка для импорта – это опасности в краткосрочном периоде, но притом здоровый ветер перемен. От вступления Украины в ВТО наш потребитель выигрывает совершенно однозначно.

Новые российские цены на газ усложнят ситуацию, не так ли?
- Пока никакой определенности в этом плане нет. Заявление о необходимости перехода цен на европейский уровень – это только заявление. Газовые цены очень четко привязаны к ценам на нефть, а они совсем недавно достигли своего исторического минимума – менее 50 долларов за баррель. Сейчас уникальный момент, чтоб добиваться снижения цены, но для этого нужен мудрый, жесткий, и одновременно гибкий переговорщик. Стоимость в 400 долларов вряд ли может найти хоть какое-то разумное объяснение и экономическое обоснование. Но надежность поставок – это зачастую еще более важный фактор, чем сама цена. Если Украина хочет быть независимой, значит, она должна быть готова покупать сырье по мировым ценам. Ни для кого не секрет, что цена на импортное сырье будет расти. И важно обеспечить предсказуемость и плавный характер повышения цен, если этот процесс неизбежен. Но при этом нужно искать альтернативные источники энергии. Это возможно, весь мир сейчас этим занимается. С другой стороны, следовало бы наладить эффективное использование сырья, а пока что у нас на одну единицу ВВП тратится втрое больше энергии, чем в других странах. Ничто не сможет толкнуть нашего товаропроизводителя на повышение КПД лучше, чем повышение цен на товар. Это жестокий рыночный метод, но, к сожалению, других методов не существует.
Производитель всегда имеет возможность переложить растущую цену на сырье – на плечи конечного потребителя, она ложится на него тяжким бременем. Государственная политика должна бы стимулировать повышение энергоэффективности, чтоб потребитель не оказался жертвой. Можно предложить условия по экономии расходования топлива в быту, но это подходит для тех, кто живет в частном доме. Для горожан в таких случаях пока требуется большое количество разрешений. Государство могло бы упростить процедуры. Непонятно, например, почему при желании невозможно делать миникотельни, которые вместо того, чтобы обогревать трубы, идущие под землей и землю вокруг них, могли бы обогревать несколько близко стоящих домов. Это экономически очень эффективные проекты и практика показывает, что их можно привязать как к новым зданиям, так и к старому жилищному фонду. Пока же государственные органы только мешают. Правда, наш человек выживает в любых условиях, и это, конечно, повод для оптимизма.

Насколько эффективными вы считает экономические проекты СНГ?
- Основной экономический эффект от СНГ – режим свободной торговли. Его можно оценивать только позитивно, потому, что свободная торговля – это всегда хорошо. Для производителя это возможность найти новый рынок сбыта и обеспечить рабочими местами свое население. Для потребителя это возможность получать новые товары, более дешевые и качественные, просто другие, более интересные. Речь не идет там о создании таможенных объединениях, потому что мы сейчас должны учитывать новый статус, статус члена ВТО. Но доля стран СНГ в экспорте Украины составляет порядка 35 процентов, это очень высокий показатель. В наших интересах, чтобы зона свободной торговли с Россией и странами СНГ продолжала развиваться. И хотелось бы, чтобы эти отношения не нарушались торговыми войнами, следствием которого может быть закрытие рынков, как было в России в отношении нашей мясо-молочной продукции.

Можно ли сравнить структуры экономики Украины и какой-либо европейской страны?
- Традиционно Украину сравнивают с Польшей. Экономики наших стран похожи по размеру, по достаточно высокой доле экспорта ВВП, по отраслевая структура в какой-то степени. Но вот финансовый сектор и сектор услуг в Польше развит существенно лучше, чем в Украине, а доля базовых отраслей, например, угольной промышленности, в Польше уменьшается.

Какую нишу в европейской экономике могла бы занять Украина в будущем?
- На сегодняшний день перспектива полного членства Украины в ЕС остается достаточно далекой. Так что лучше быть пессимистом, чем розовым оптимистом. К тому же могут произойти сдвиги и в структуре экономики Украины, и в структуре экономики ЕС. Совершенно очевидно, что очень перспективной отраслью для Украины на европейском рынке могло бы стать сельское хозяйство и переработка сельхозпродукции. В частности, в сфере внедрения биотоплива – это направление сейчас в моде, хотя к нему следует относиться с определенной долей скептицизма. Безусловно, Украина могла бы найти интересную нишу в области машиностроения. Украинские компьютерщики, невзирая на большую конкуренцию, могли бы быть весьма конкурентоспособными на мировом рынке и на рынке стран ЕС.

Каков ваш прогноз на экономический 2009 год?
- Экономическая депрессия, безусловно, продолжится еще как минимум один год, возможно полтора. От страны к стране ситуация будет меняться. Видимо, пик экономического кризиса может быть пройден летом, и во второй половине года экономические показатели постепенно начнутся улучшаться. В целом темпы роста упадут, на сегодняшний день прогнозы колеблются между «-2» и между «-4». Я бы остановилась на прогнозе «-2». Инфляция, скорее всего, останется серьезной проблемой. Даже если монетарная и бюджетная политика будет сдержанной и разумной, вряд ли удастся преодолеть снижение в 15 процентов. Вероятней всего, инфляция будет на уровне 15-17 процентов. Хотя инфляционное давление будет постепенно спадать, в том числе, в связи с ограничением потребительского спроса. Темпы роста экспорта, вероятней всего, будут достаточно низкими, они могут быть и отрицательными в какой-то период времени. Проблема отрицательного платежного баланса может встать перед Украиной. Бороться с этим можно и должно, но насколько быстро можно будет справиться с ситуацией отрицательного платежного баланса, покажет время. Это в первую очередь зависит от активной государственной политики.

А вас лично кризис затронул?
- Кризис касается всех, потому что все мы потребители. Все население Украины в течение этого года одну четверть своего дохода в реальном исчислении потеряло. Это по официальной статистике. Так что мои потери такие же, как и у всех. У меня есть родственники, взявшие кредиты на выплату квартиры, машины – разумеется, в долларовом исчислении. Сейчас в связи с резким изменением обменного курса и девальвацией гривны, мои близкие испытывают большие опасения по поводу возможности своевременного обслуживания этого кредита.

Какой совет можете дать человеку, взявшему кредит?
- Во-первых, нужно быть очень осторожным, когда берешь кредит. Люди делятся на более и менее рискованных. Менее рискованные вообще не любят занимать, а вот тем, что пускаются в займы, приходится сейчас тяжело. Они несут свою плату за риск. За риски всегда принято платить, и на уровне государства, и на уровне предприятия, и на человеческом уровне. Когда наступают тяжелые времена, не бери больше кредитов! Совет второй – кредитные учреждения не заинтересованы в том, чтобы отбирать имущество, которое было выдано в залог, ведь в условиях кризиса тяжело реализовать это имущество. Так что в сложной ситуации имеет смысл обратиться в кредитное учреждение с просьбой реструктуризировать кредит. Если твоя кредитная история достаточно хорошая, не было никаких принципиальных нарушений, большинство банков пойдут навстречу. На сегодняшний день работники банков начинают очень внимательно работать с клиентской базой.

Архив журнала
№47, 2015№45, 2008№44, 2008№43, 2008№42, 2008№41, 2008№40, 2008№39, 2007№38, 2007№37, 2007№36, 2007№35, 2007№34, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба