Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Политик HALL » №45, 2008

Сценарий “Мюнхен-38” История повторяется не в нашу пользу
Просмотров: 3381


Слово «Мюнхен» для историков значит намного больше, чем просто название столицы Баварии. Официально Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года нападением фашистской Германии на Польшу. Но фактически ее начало было положено в Мюнхене в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года, когда канцлер Германии Адольф Гитлер, дуче Италии Бенито Муссолини, премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен и премьер-министр Франции Эдуард Даладье подписали один из самых позорных документов в мировой истории – печально известный «Мюнхенский сговор».
Экс-министр иностранных дел Константин Грищенко год назад писал: «Когда-то Мюнхен, где в сентябре 1938 года великие державы делили территорию Чехословакии, символизировал пренебрежение суверенитетом и интересами малых стран со стороны мировых центров силы. К каким жертвам привело такое пренебрежение — известно».
Цивилизованные хищники
Мюнхенское соглашение предусматривало передачу Германии в срок с 1 по 10 октября 1938 года Судетской области Чехословакии и удовлетворение за счет Чехословакии в течение трех месяцев территориальных притязаний Венгрии и Польши. Уже 1 октября 1938 немцы начали оккупацию Судетского края, а на следующий день поляки оккупировали Тешинскую область. 7 октября Прагой признана широкая автономия профашистской Словакии. 2 ноября южные области Словакии и Закарпатья аннексированы Венгрией. Была пресечена попытка самоопределения автономной прежде в составе Чехословакии Карпатской Украины (Подкарпатской Руси), провозгласившей независимость 15 марта 1939 года.
В результате Чехословакия потеряла важнейшую часть своей территории, на которой проживало больше 3,5 миллиона человек (из общего населения в 14 миллионов), лишившись при этом 66 процентов каменного угля, 70 процентов электроэнергии, 80 процентов цементной и текстильной промышленности. Армия подлежала роспуску и разоружению, нацистам достались громадные военные заводы, среди них военно-промышленный комплекс «Шкода», второй в Европе по мощности.
В таком состоянии государство не могло функционировать априори. 15 марта 1939 года немецкие войска входят в Прагу и вскоре учреждается фашистский протекторат Богемия и Моравия во главе с рейхспротектором. И это все – без единого выстрела! Как такое могло случиться в цивилизованной Европе?
Территориальная целостность Чехословакии была защищена целым рядом международных пактов и соглашений, в том числе договорами о взаимной помощи с несколькими наиболее могущественными государствами послевоенной Европы. Кроме того, коллективная защита каждого члена Лиги Наций в случае агрессии или ее угрозы была предусмотрена статьями 10, 11, 16 и 17 Устава Лиги. 16 мая 1935 года заключен договор о взаимопомощи между СССР и Чехословакией. Но ни один из этих документов не выдержал проверки на прочность в большой политической игре.
Национальная карта в рукаве
Главной козырной картой, искусно разыгранной Гитлером, стал «немецкий вопрос». По переписи 1930 года в Чехословакии немцы составляли 22,32% населения. При поддержке из-за рубежа немецкая община представляла постоянную угрозу стабильности страны. Судетские немцы еще в 1918-1919 годах пытались с оружием в руках добиться присоединения к Германии или Австрии. Чехословацкая армия при поддержке Антанты подавила путч, но конфликт на этом не прекратился, а лишь перешел в «тлеющую» фазу.
В октябре 1933 года малоизвестный инструктор по гимнастике Конрад Генлайн создал Судетендойче Хейматфронт - крайне правую организацию, получавшую щедрые субсидии из Берлина. Сразу же начали терять влияние умеренные немецкие партии, выступавшие за сотрудничество с Прагой и автономию немцев в пределах Чехословацкого государства. На муниципальных выборах в мае-июне 1938 года Хейматфронт получил более 85% голосов немцев в стране!
Напрасно пражские власти обещали чешским немцам представительство в Национальном собрании, равные права в отношении образования, местное самоуправление. Напряжение не спадало, потому что подогревалось из-за рубежа. Гитлер в феврале 1938 года обратился к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии». Он заявил, что судетские немцы могут рассчитывать на Третий рейх, который защитит их от чехословацких притеснителей. В германской прессе поднялась волна обвинений в адрес чехословацких властей, якобы осуществляющих зверства в отношении судетских немцев.

Паритет сил
Интересно, что тогдашняя Чехословакия при поддержке Франции могла бы не только отбить нападение Германии, но полностью разгромить ее армию и захватить территорию. К 29 сентября 1938 года вооруженные силы республики с учетом резервистов насчитывали до двух миллионов человек (из-за действия Версальских статей немцы такого резерва практически были лишены). Практически все пехотные соединения были моторизованы; армия обладала современным оружием. На мировом рынке продажи оружия Чехословакия была главным (!) игроком с удельным весом поставок в 40%. Всего в строю было 45 дивизий (из них - 38 полностью укомплектованных), 469 танков, 5,7 тысяч орудий и минометов, 1582 самолетов. 37 из 45 дивизий дислоцировались неподалеку от границ рейха. Нацисты сосредоточили на чешских границах (со стороны рейха и аннексированной Австрии) 39 дивизий. Всего немцы располагали на сентябрь 1938 года 47 дивизиями и 2,2 миллиона человек списочного состава вермахта. Французы же на восточной границе располагали минимум 60 дивизиями первого эшелона, которым противостояли лишь несколько дивизий.
Линия оборонительных сооружений вдоль границ не имела равных на планете. Французская «Линия Мажино» и немецкая «Линия Зигфрида» уступали ей в мощи.
«Если бы началась война, то ни наша западная граница, ни наша польская граница не могли быть защищены должным образом. Не вызывает сомнений, что если бы Чехословакия решилась защищаться, то ее укрепления устояли бы, так как у нас не было средств для их прорыва», - писал лучший военачальник Гитлера фельдмаршал Эрих фон Манштейн.
Формально в основу Мюнхенского соглашения легло предложение фашистского итальянского правительства, которое полностью соответствовало интересам Гитлера. Представители Чехословакии, которых на встречу не пригласили, были вынуждены подписать навязанные им условия. Так вступил в силу «Мюнхенский сговор».
Интересно, что внутри и Чехословакии, и Германии были силы, готовые воспрепятствовать этим планам. С начала 1938-го года в высшем руководстве вермахта зрел заговор против Гитлера, и накануне Мюнхена у заговорщиков был уже готов конкретный план действий. Заговорщики, во главе которых стояли начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Франц Гальдер и его предшественник на этом посту, генерал Бек, намеревались захватить Гитлера сразу после того, как он издаст приказ о нападении на Чехословакию. После этого последний должен был предстать перед судом по обвинению в безрассудной попытке вовлечь Германию в европейскую войну и отстранен от власти. Но позиции Англии и Франции, занятые ими в Мюнхене, настолько ошеломили заговорщиков, что они отменили свое выступление: по словам Гальдера, «полученные новости лишали наш план всякого смысла...»
Другого такого случая свергнуть Гитлера и положить конец Третьему Рейху немецким заговорщикам не представилось.
По другую сторону несостоявшегося фронта 29 сентября 1938 года генерал Лев Прхала умолял президента Эдуарда Бенеша: «Что бы ни решили великие державы, надо воевать. Народ един, армия крепка и хочет идти в бой. Даже если мы останемся одни, без союзников, мы не можем сдаться - армия обязана защищать целостность республики, она хочет и будет сражаться». Совещание политиков и генералов проголосовало за капитуляцию, но ряд генералов выступили против. Есть сведения, что в среде высшего офицерства в этот же день готовили государственный переворот. Но субординация, ложное понимание чести и присяги помешали этим планам.
Современные аналогии
Кремлевские публицисты не зря сейчас вспомнили о Мюнхене: это было сделано специально для нас, украинских граждан. Дескать, напрасно надеетесь на помощь Запада, он сдаст вас с потрохами, как сделал это с Чехословакией.
Остановимся на таком интересном нюансе: по логике тех же кремлевских доброжелателей, если мы надеемся на помощь Запада, значит, есть необходимость от кого-то защищаться. Если в 1938-м над Чехословакией навис Гитлер, то кто сейчас нависает над Украиной? Ответ напрашивается.
Аналогии с современной ситуацией в Украине просто поразительны. И у нас существуют экстремистские силы, финансируемые из-за рубежа и выполняющие политические заказы своих нанимателей, от властей соседнего государства также звучат обвинения в мифических преследованиях по языковому и национальному принципу, в ущемлении прав.
Конфликт России с любым из бывших «братских» государств не всегда имеет открытую форму, как в случае с Грузией. Иногда он вяло тлеет, но никогда не затухает совсем. Кремлевские эмиссары заботятся о том, чтобы этого не случилось.
Проявлений агрессивной политики и претензий на мировое господство уже сейчас можно насчитать немало. Это геноцид чеченского народа, развязывание войны во время Олимпиады, заявления о вечной принадлежности России оккупированных ею территорий (Курильские острова, Кенигсберг, Севастополь).
Недавно, 13 ноября в Таллинне, в ходе консультаций Украина – НАТО министр обороны Юрий Ехануров официально объявил участникам встречи об угрозе территориальной целостности Украины. Он подчеркнул, что конфликт на Кавказе стал амбициозной и дерзкой демонстрацией способности нового центра силы ограничивать выбор соседних государств относительно гарантирования собственной безопасности, в том числе применением силы.
Важнейшей составляющей российской войны за сферы влияния является «судетский синдром», удачно позаимствованный у Гитлера. Поддержка сепаратистских движений, создание их, если объективные причины для сепаратизма отсутствуют, засылка своих эмиссаров, если местные кадры не оправдывают надежд, как это было в Южной Осетии, – это звенья одной цепи.
Ситуация в нынешней Украине в чем-то зашла даже дальше, чем в Чехословакии 1938-го. Немецкие паспорта жителям Судет не выдавали только по одной причине: в отсутствие на территории Чехословакии военных сил враждебного государства чешские правоохранительные органы быстро пресекли бы подобные попытки так, как они пресекли путч 1919 года.
В этом смысле российские политики целенаправленно постарались, чтобы у Украины было как можно меньше возможностей для сопротивления, даже если у руководства страны возникнет такое желание. Стоит вспомнить хотя бы о Черноморском флоте, который даже не скрывает, что представляет собой военную угрозу для страны пребывания.
Война в умах уже проиграна
К сожалению, современная Украина проигрывает сравнение с тогдашней Чехословакией и по другим позициям. Хотя держава и входит в число ведущих производителей вооружения, но это производство, как и большинство крупных производств в стране, ориентировано на экспорт. Государственная власть не имеет ни ресурсов, ни желания всерьез оснастить последними разработками украинских оружейников собственную армию.
Заметим – было бы украинское оружие плохим, Россия не имела бы претензий к его поставкам в Грузию, наоборот, просили бы прислать еще, да побольше. И то, что Россия всеми силами старается перейти Украине дорогу на мировых рынках вооружений, - вполне естественная реакция на серьезного конкурента, продукция которого пользуется спросом.
Еще коренное отличие: народ Чехословакии был настроен защищаться. У нас же часть народа вообще не осознает себя гражданами суверенной страны, еще часть предпочитает стать гражданами соседней, особенно, если для этого не придется ехать в Россию, а сама Россия придет к ним на дом. Видимо, воспоминания о приходе в Киев большевиков Муравьева у многих стерлись в памяти, а те, кто предпочитает исторической правде официальную российскую историографию, вообще об этом не слышали.
Если в Чехии даже тамошние коммунисты показали себя патриотами, то отечественные практически не скрывают, что действуют в интересах потенциального противника. Как это ни смешно, но российские коммунисты – большие оппозиционеры режиму Путина-Медведева, чем украинские.
Не говоря уже о некоторых других политических силах, особенно, региональных. Всяческие «русские общины» в Крыму и некоторых других регионах откровенно состоят на содержании Кремля и именно потому имеют успех у части населения – той самой части, которая, подобно судетским немцам, уже заранее сдалась в плен России. При таком раскладе политических сил никакой внешний нажим на Украину не понадобится: ей выкрутят руки свои же.
А благоприятствуют этому бездеятельность цивилизованных стран и их попустительство агрессору. Московские публицисты во многом правы: мировая общественность действительно не рвется нас поддерживать.
Запад нам не поможет
Вовсе не зря решения сессии стран – членов НАТО в Брюсселе 19 августа 2008 года в отношении агрессивного внешнеполитического курса России слишком уж напоминают резолюции Лиги Наций относительно Чехословакии и Германии. Вновь Великобритания и Франция стоят за «умиротворение» агрессора, а Германия, похоже, не отдает себе отчета, что ее роль в деле организации мировых конфликтов через 70 лет может сыграть кто-либо другой.
В 1938 году Невилл Чемберлен заявил: «Для чего нам рыть окопы из-за того, что где-то поссорились люди, о которых мы ничего не знаем?». А теперь его идейный последователь, министр иностранных дел Великобритании Дэвид Миллибенд вторит своему соотечественнику: «Да, Россия нарушила международное право, но международная изоляция России была бы неверным шагом. Наоборот, мы выступаем за развитие отношений с ней».
Из-за подобных высказываний некоторые украинские публицисты даже называют мировое сообщество не «спільнотою», а «свинотою», упрекают в отсутствии исторической памяти, в сытом благополучии, игнорировании угроз мировой безопасности… Во многом эти упреки справедливы, но не во всем.
Неадекватная реакция Запада на поведение России объясняется не только зависимостью от российского газа, но и поведением Украины.
Бывший премьер-министр Словакии Ян Чарногурский отмечает: «Украина до настоящего времени остается внутренне нестабильным государством». Имеются в виду, прежде всего, неработоспособный парламент и многочисленные досрочные выборы. Но ведь в их основе лежит дестабилизация общества с помощью пророссийских сил. Таким образом, Россия способствует не только внутреннему ослаблению страны, но и ее международной изоляции.
Между ханом и варягами
Частота визитов наших государственных деятелей в Москву давно уже превышает все практические потребности. В открытую говорят, что такой-то поехал в Белокаменную просить поддержки против такого-то. Лидер крупнейшей оппозиционной фракции в последнее время делает такие заявления, после которых его впору лишать украинского гражданства вместе с мандатом депутата.
Такая модель взаимоотношений представителей власти двух стран напоминает времена Золотой Орды: каждый князь, желавший придать легитимность своему правлению, должен был выпрашивать у хана «ярлык» на княжество. Причем, с этим следовало поторопиться, чтобы не опередили конкуренты.
Если Россия, по мнению Александра Дугина, является наследницей Золотой Орды, то нет ничего удивительного, что в методах российского государствования проявляется историческая преемственность!
На этом фоне выглядит весьма наивной надежда на доброго дядю, который поможет разобраться в том, в чем мы сами разобраться не можем. Такое себе второе пришествие варягов: «Земля наша богата, порядка в ней лишь нет», помогите навести, пожалуйста! С той только разницей, что теперь сажать варягов на княжий престол никто не собирается, вопрос стоит иначе – советов ваших слушать не собираемся, будем действовать по-своему, а когда влипнем, вот тут и выручайте! В Европе давно заметили склонность украинских политиков к закулисным переговорам с московскими. Ведь только тогда, когда перехитрить «москалей» не удается, на них бегут жаловаться в Европу. Кому такой расклад сил придется по вкусу?

Архив журнала
№47, 2015№45, 2008№44, 2008№43, 2008№42, 2008№41, 2008№40, 2008№39, 2007№38, 2007№37, 2007№36, 2007№35, 2007№34, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба