Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Политик HALL » №36, 2007

Олег Бондарь: Городу нужен драйв
Просмотров: 3396

Традиционно у нас в прессе и в обществе существуют два взгляда на провинцию. Один снобистский: провинция – это дичь, мрак и жуть. Другой – сентиментальный: старушка, последняя коза и бездорожье. А чем эта провинция живет, что в ней меняется (или не меняется), какие конфликтные зоны
у нее – будто и дела никому нет.
 


alt  Есть хороший афоризм: "Решительный шаг вперед в нашей жизни – это, как правило, следствие хорошего пинка под зад". Был такой пинок?
– В определенное время в жизни у меня были одни пинки, и потому постоянно приходилось делать какие-то решительные шаги. Причем было это сразу после относительно безоблачного детства.
Все всегда начинается с детства. Расскажите?
– Я уехал из дома, из Белой Церкви в 16 лет, уехал поступать в Киевский политехнический институт на факультет химического машиностроения. Мои родители – обычные советские служащие, с обычной советской выровненной зарплатой, – помогали мне, чем могли, картошкой, консервами. Мой старший брат в то время тоже был студентом. У него математический склад ума, он учился в МВТУ им. Баумана в Москве, и конечно, я тянулся за ним изо всех сил. В конце концов, это начало срабатывать – и в учебе, и в характере, да и по поступкам можно судить. Маленькая двухкомнатная квартира, очень крепкие семейные традиции, обязательные ежегодные поездки к морю всей семьей, а это было железным правилом, – это мое детство. По субботам генеральная уборка дома, только мужики, маму не подпускали… Отец учил нас прежде всего – работать. Руками или головой, – не так важно, важно зарабатывать на жизнь своим трудом. Он по образованию горняк, долго на шахте проработал, и что такое трудовая копейка, знал отлично. Мама моя была бухгалтером. Я с детства помню, как ее пальцы очень быстро перещелкивали такие черненькие шарики на счетах, помните советские счеты? Завораживающая картина. Вот такое провинциальное детство, с поездками к бабушкам в село "на молоко", работой на пасеке, музыкальной школой, спорт-секциями, по-моему, всех видов спорта. Родители хотели вложить в нас все, что имелось в советское время в арсенале образования для мальчишек. А где-то на 4-м курсе, когда мы с братом приехали на каникулы домой, был смешной случай. Отец открыл бутылку "Жигулевского" пива, и налил мне в 50-граммовую стопочку, – на, попробуй! У нас с братом были такие лица!!! А он абсолютно искренне удивился, "ты что, пьешь?" "Нет, конечно". Не мог я выпить при отце. С этим было очень строго.
Удивительная ситуация с выборами в Ирпене: за пост мэра сражаются шестнадцать кандидатов. О чем это говорит – о повышении активности общественной жизни? О стремлении любой ценой пролезть во власть? Или у людей с головой проблемы?
– Это говорит разве что о демократии. Часть из них, человек шесть, идут не мэрами становиться, а о чем-то договариваться, выторговать для себя какие-то преференции. Примерно такая логика: я не пройду, но пойду попрошу что-то, – вдруг дадут за то, что я сниму свою кандидатуру. Кто-то хочет поправить свое материальное положение: не смог заработать и чего-то добиться в жизни, вот и идет просто брать. Эти, я думаю, отлично понимают, что они не проходные. Да и надо помнить, что работа мэра – это совсем не такой уж легкий труд. С наплевательским отношением к работе тут ничего не получится, нужно быть и организатором, и трудоголиком. За 8 часов рабочего времени там ничего не сделаешь. Город – это живой организм, который надо все время контролировать, подпитывать, вариться в нем, участвовать в его жизни 24 часа в сутки. А некоторые вот считают, что мэрское кресло – что-то типа пропуска в нирвану (смеется).
А какими качествами должен обладать претендент, чтобы адекватно вписаться в должность мэра?
– В Украине сложилась интересная ситуация: первые лица города, как и первые лица области или президент страны, – они отвечают за все. Вот на Западе круг компетенции мэра четко очерчен и понятен, а у украинского мэра работа необозримая и порой самая неожиданная. Он отвечает за коммуналку – трубы, воду, канализацию. Что это за мэр, если у людей в его городе нет света, воды или тепла? Лишь во вторую очередь с него спрашивают, как он решает задачи культуры и образования. Иногда приходится поработать и в качестве службы чрезвычайных ситуаций. Так что знаниями нужно обладать довольно обширными. И, во всяком случае, хорошо знать свой город. Я свой город, кстати, неплохо знаю. Знаю ситуацию и по жилью, и по экологии, и по произволу чиновников. Есть такое не очень литературное выражение – меня "достало". И именно поэтому я хочу заставить работать свои знания.
Прежнее руководство города делало ставку на политику. Как вы думаете, какие задачи поставит перед собой новый мэр? Какие вопросы придется решать в первую очередь?
– Знаете, прежнего мэра, Мирославу Свистович попросили уйти даже те, кто ее выдвигал. 30 из 35 депутатов городского совета. Нельзя идти в мэры, надеясь использовать печать исполкома, как инструмент для зарабатывания на хлеб. Нельзя идти в мэры, выучив только революционные лозунги, умея разрушать, а не строить. Ничего другого и нельзя ожидать от "полевых командиров" на этом месте, но постойте! – всему свое место и всему свое время. Я убежден, что должность мэра сугубо хозяйственная, и в этом смысле созидающая. А если человек до 36 лет не имеет трудовой книжки, то опасно отдавать ему для руководства огромное хозяйство. Причем это опасно и для хозяйства, и для людей, которые к нему причастны.
Большое пожелание задать вам пару вопросов о вашей трудовой книжке.
– Знаете, сразу после института отец мне сказал: "За ручку вести не буду, так что давай-ка дорогой, пойди поработай среди людей и с людьми". И я пошел в цех, хотя как инженер мог сидеть в светлом и теплом помещении. Пошел мастером цеха на камнеобрабатывающее предприятие. Нормальная трехсменная пахота, по колено в воде зимой и летом, и в двадцатиградусный мороз. Висят сосульки, а ты работаешь в этой воде, потому что процесс производства связан с водой и гранитной пылью. Комфортных условий для этой работы пока не придумали. Так что я хорошо знаю, что такое рабочий пот, и не буду скрывать, что вижу лодырей сразу, и не люблю их.
К какому типу руководителей вы себя относите?
– Я стараюсь договариваться с людьми. Но один раз. Если мы о чем-то договорились, а договоренности не выполняются, я не пойду передоговариваться. Наверное, я человек более жестких позиций. Хозяйственных, а не политических. Это в политике можно себе позволить вести многомесячные переговоры, но в делах коммерческих и хозяйственных, – это смерти подобно. Люди сразу раскусят, что ты пришел потрепаться, а не дело делать.
Как бы вы оценили социально-экономическое положение Ирпеня?
– Однозначно как перспективное. Если решать проблемы. В Ирпене разрозненное население, нет общности. Я имею в виду, что у города потерян дух города. Мне трудно сказать, почему так произошло, возможно, люди разуверились. Но отчетливо видно, что нет чего-то такого, что заставляло бы горожан гордиться своим городом, таким, каков он есть на сегодня. А прошлым Ирпень славен – он всегда был культурным достоянием и курортной зоной. Но все эти базы отдыха, санатории, пионерские лагеря, если не распроданы, то разрушены. И люди не верят в возрождение. Тут лозунгов мало, тут нужно и старое возвращать, и новое строить. Ирпень традиционно был курортом, богемным городком. Художники, писатели, музыканты, вся элита Украины, да не только Украины, здесь отдыхала и творила. Не верю, что этого нельзя вернуть! Городу нужен драйв. Новые идеи. Начинать только нужно, а не мечтать. Вы представляете, если это получится? Вот тогда можно считать, что жизнь не зря прожил…
Эксперты и политологи утверждают, что общество Украины после известных потрясений находится в глубокой спячке. Как бы вы охарактеризовали состояние общества? И если вы согласны с такой оценкой, как "глубокая спячка", то что, по вашему мнению, способно разбудить страну?
– Не согласен. Устали от обещаний, да. Перестали верить, что можно что-то поменять, да. Украинская нация – слишком мудрая и ментально осторожная. И потому мы не отвлекаемся на мелочи, которые мешают работать и выживать. Народ поднимается тогда, когда наступает время решать что-то жизненно важное для каждого. "Глубоко спят" только сытые.
Вы вступили в предвыборную борьбу с лозунгом, не обещающим денег населению. Почему вы избрали такую тактику в предвыборной борьбе, зная, что проще идти на волне популизма?
– Люди любят простые и быстрые решения, но, к сожалению, простые решения почти всегда ведут к серьезным и долгим кризисам. На эту тему есть хороший анекдот про суслика. Суслики очень осторожные животные. Они, когда высовываются из норки, становятся на задние лапки и смотрят, нет ли угрозы: не летит ли коршун, не бежит ли лиса, на затаилась ли змея. И обычно их сбивает бампер машины. Люди должны бы обладать не таким инерционным мышлением, как суслики. А они все никак не могут отказаться от гнусной привычки бросать мусор куда попало. Но это приводит только к одному – к большой куче мусора вместо улиц. У нас ведь не сажают в тюрьму за плевки на улице, как в Китае. Я бы начал разрушать этот стереотип о том, что уборка – дело властей. Я бы вышел к людям и сказал честно и откровенно: "каждый отвечает за свой дом и чистоту улиц сам. Избавляйтесь от усталости и безнадеги. Берите все в свои руки. А мы вам будем помогать"
В свое время один молодой харизматичный российский губернатор принял программу кредитования женщин, желающих открыть свое дело, – от 100 до 1000 долларов. И с этого началось его восхождение.
– Спасибо за идею. Она в корне верная, это называется дать голодному не рыбу, а удочку. Нужно давать людям такие шансы. Это реальный способ повышения доходов и создания среднего класса. Что касается моих первых шагов, то это сначала это будет очистка города от грязи и мусора, а вслед за тем – кадры. Есть команда профессионалов, готовых и умеющих работать. Это наемные работники, получающие заработную плату за конкретно сделанную работу, за результат. У меня уже сложился достаточно надежный и широкий круг единомышленников и деловых партнеров. Без политических раскрасок. И инвестиции. Не верьте тем, кто говорит, что в наше развитие никто не хочет вкладывать. Ищут, куда бы вложить. Но без взяток. Если не брать взятки, то инвесторы придут.
Какую проблему в своем округе вы не можете и не сможете решить?
– Я не смогу решить проблему смены менталитета.
Вы создали свой капитал на строительстве. Строительство для вас – страсть или просто доходный бизнес?
– По натуре я созидатель. Созидать – это и есть строить. Вот вы и решайте сами: страсть ли это, призвание или доходный бизнес? А может, и то, и другое, и третье. Знаете, нет времени задуматься над этим
Что, по-вашему, является балластом города? От чего стоит избавиться?
– Наркомания среди молодежи – самый страшный балласт, самое больное место. Не буду пока раскрывать секреты наших шагов, но поверьте, это будут действенные и решительные шаги.
Вас предавали?
– Было дело. И отобрали много. Пришлось повоевать, отстаивая свой бизнес по-настоящему. Я не привык так просто отдавать то, что сам сделал. Получилось. Это, кстати, к вашему вопросу о пинке. Пришлось начинать практически с нуля. Главное – быть человеком и до, и после такого пинка. Если б я был каким-то морально ущербным во время своего подъема, никто бы меня не поддержал, когда довелось падать вниз.
Кто занимается вашим имиджем?
– Я люблю свободный стиль одежды, требовательно отношусь к своей физической форме, не терплю никакой зажатости и ярких расцветок. Если эти составляющие и есть имидж, тогда я занимаюсь им сам.
Были ли у вас встречи, изменившие жизнь?
– Да. С женой.
Для вас идеальная жена и идеальная женщина – одно и то же?
– Идеальная жена и идеальная женщина – это не совсем одно и то же, хотя где-то они и сближаются. Идеальная жена – это человек, который меня понимает, который может сопереживать, которому я не безразличен. Но при этом, если она будет глупая и капризная, то мне с ней будет просто неинтересно. Первый критерий, по которому я оцениваю женщину, – ум. И еще у нее должен быть стержень. Это очень важно, потому что сложно быть домохозяйкой и удерживать рядом с собой любимого мужчину. На это способны только умные и тонко понимающие женщины.
Какое образование вы хотели бы дать своим детям?
– Образование не дают, его берут. Моя задача – дать своим сыновьям стремление к знаниям. Пусть они сами определяют сферу своей деятельности и делают все, чтобы получить хорошее образование. А моя задача дать им эти мотивации.
Как вы относитесь к неудачам и победам?
– Каждый, кто занимается реальным делом, обречен и на победы, и на неудачи. Я в жизни всегда старался учиться на ошибках других. Мне это помогало избежать крупных провалов. По мелочи – всякое бывало. А победы отмечаю в кругу семьи и друзей.
Как вы заработали первые деньги?
– Еще в шестом классе заработал первые копейки, когда работал на колхозных полях в деревне. Потом в институте подрабатывал грузчиком, и на табачной фабрике, кстати, мой месячный заработок был выше, чем после институтского распределения. На киностудии пришлось немного поработать – снимался в фильме "Кармелюк", в эпизоде. А потом меня брали только на роль немцев, почему-то считали, что раз я рослый парень, – значит, стопроцентный немец. Я даже моделью работал. После 3-го курса у родителей денег уже не брал. Поработал в цеху, со временем перевелся в отдел снабжения. Пришлось поездить по стране, стали появляться связи и возможности. Тогда уже начал формироваться новый российский и украинский нэп, и я сделал свою фирму. Получилось поучаствовать в строительстве Поклонной горы, а потом стали появляться другие серьезные заказы – в частности, Храм Христа Спасителя в Москве. Четыре года мы отдали этому проекту, и оттуда, собственно, начался наш капитал. Кроме того, были в Москве же – Большой театр, реконструкция стадиона в Лужниках, Московский зоопарк, Столешников переулок, Кремлевский Дворец Съездов
А в Украине?
– В Украине – Успенский собор, Майдан, Киевский вокзал, Администрация Президента, Крещатик.
Конкуренция есть?
– Есть спрос на импортный камень. Развивается бразильский, индийский, китайский рынок, – очень красивые камни, палитра цветов огромная.
А наш знаменитый житомирский гранит?
– А вот как раз этот житомирский завод и входит в нашу компанию. Его директор Григорий Федорович Лашкул – непосредственный организатор и исполнитель всей этой красоты. Крепкий профессионал.
По вашему дому можно определить, что его хозяин – строитель, специалист по камню?
– Нет, это случай, когда сапожник без сапог. У меня не каменный и не гранитный дом. Обычное жилье человека, который умеет и любит строить.
Олег, что написано на вашей визитке?
– Я понимаю, к чему вы клоните. Нет, на моей визитке нет никаких регалий, я не оцениваю человека по красочным вензелям на визитке. На ней только: Олег Бондарь, и телефон.
Архив журнала
№47, 2015№45, 2008№44, 2008№43, 2008№42, 2008№41, 2008№40, 2008№39, 2007№38, 2007№37, 2007№36, 2007№35, 2007№34, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба