Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Политик HALL » №42, 2008

Общественная масленка или все-таки мировая житница?
Просмотров: 2458

altУникальный шанс подарила нам природа — к 2050 году Украина окажется одним из немногочисленных во всем мире обладателем земель, пригодных для интенсивного земледелия. Впрочем шапка Мономаха, как известно, тяжела.

Небывалый всплеск цен на продукты питания в Украине объясняют мировыми тенденциями. И действительно — явления, которые сейчас происходят во всех странах мира, уже получили название мирового продовольственного кризиса. Но это лишь часть правды — мировые тенденции, действительно, существуют, но к ним добавляются и отечественные.

Тенденции природные и рукотворные
К мировым тенденциям, в первую очередь, следует отнести глобальные климатические изменения. Климат становится более теплым, и в то же время растет число природных катаклизмов: ураганов, тайфунов, наводнений и засух, которое в последние годы давно превысило все мыслимые статистические нормы. Все дальше на север смещаются границы засушливых зон. Вместе с ними появляются вредители и болезни растений, характерные для более теплого климата.
Соответственно, резко меняется карта земель, пригодных для земледелия: значительная часть таких земель переходит в категорию зон рискованного земледелия, а из их числа — в зоны, вовсе непригодные для выращивания сельскохозяйственных культур. И это происходит на фоне роста мировой потребности в продовольствии.
Второй причиной, подстегнувшей мировой продовольственный кризис, является развитие биотопливной промышленности. Вообще-то хотели как лучше: бытовало мнение, что горючее, изготовленное из растительного сырья, снизит выбросы в атмосферу двуокиси углерода — основного источника так называемого "парникового эффекта", который считается основной причиной изменений климата.
Кроме того, с переходом на биотопливо развитые страны надеялись уменьшить энергетическую зависимость как от нефти со взрывоопасного Ближнего Востока, так и от российского газа, который Кремль все чаще начинает использовать как средство политического давления. Но сейчас выяснилось, что применение биотоплива — не панацея, а источник дополнительных бед.
Как установила группа специалистов из Эдинбургского университета, биотопливо вызывает более значительный (на 50-70%) парниковый эффект, нежели нефть и природный газ. Выбросы от его сгорания ведут к более ощутимому разогреву атмосферы планеты, чем от сгорания традиционного топлива.
Эксперты научного комитета Европейского агентства по защите окружающей среды выступили с заявлением о том, что использование биотоплива в большом количестве наносит вред планете. Ведь согласно планам ЕС к 2020 году доля биотоплива в общем потреблении топлива в Европе должна составить 10%. А это многократно увеличит нагрузку на почву, потребует значительных водных ресурсов и станет угрозой биоразнообразию.
В частности, в западном полушарии это приводит к вырубке тропических лесов. Там освобождают площади для выращивания топливных культур — кукурузы и сахарного тростника. То же самое происходит в Малайзии и Индонезии, где леса вырубаются ради масличных пальм для производства биодизеля. А ведь именно тропические леса являются "легкими Земли", они вырабатывают большую часть атмосферного кислорода.
Так что экологического смысла в применении биотоплива как альтернативного традиционным энергоносителям нет. Равно как и экономического.
В статье "Еда заканчивается" лондонская газета Guardian называет причину, ускоряющую наступление дефицита продовольствия: все больше земель, которые раньше использовались под производство продуктов питания, теперь заняты культивированием сырья для биотоплива. Во многих случаях на него перерабатывают сами продукты питания.
Если в Евросоюзе биотопливо делается преимущественно (80%) из рапса, то в США — в основном из кукурузы, а в Южной Америке — из сахарного тростника. При этом, стремясь нарастить производство биотоплива, правительства многих стран выделяют дотации на выращивание сельскохозяйственных культур именно для этой цели. И выращивать те же культуры, но уже как продовольствие, при существующих ценах становится невыгодно.
Соответственно цены растут. Как отметил в интервью британскому изданию Guardian эксперт консалтинговой фирмы Deloitte Марк Гилл, мировые цены на кукурузу в 2007 году удвоились. В июне прошлого года цены на пшеницу были самыми высокими за десятилетие. В Германии площади под продовольственный ячмень сократились вдвое, что вызвало резкий рост цен на пиво (для немцев — нож острый!). Это же касается и других продуктов питания. И причин, почему нынешний год должен быть чем-то лучше предыдущего, нет никаких.

Отечественная версия кризиса
Недород двух последних лет показал, что климатические изменения коснулись Украины намного раньше, чем предполагалось. И напрасно надеяться, что отечественный климат каким-то непонятным образом сам вернется к прежнему состоянию.
Между тем, к такому ходу событий оказались равно не готовы ни правительственные структуры, ответственные за формирование стратегических запасов продовольствия, ни аграрная наука. В то время как правительство пыталось стабилизировать ситуацию силовым давлением на рынок и запрещением экспорта, отечественная аграрная наука предпочла совсем не замечать, что нынешние агротехнические приемы и методы для изменившегося климата уже не годятся. Все наши усилия выявить в Украине единый научный центр, который бы занимался адаптацией отечественной агротехники к изменениям климата, дали только один результат: выяснилось, что такого центра попросту нет! Равно как и целевой государственной программы в этом направлении. Работы ведутся несколькими энтузиастами в разных научных учреждениях, но надолго ли их хватит?
К причинам подорожания продовольствия в Украине, кроме погодных факторов, следует отнести и все возрастающие цены энергоносителей, и реакцию аграриев на пресловутый "диспаритет". Этот пункт стоит пояснить особо: много лет сельхозпроизводители жаловались на несовместимость искусственного удержания цен на продовольствие и стремительного роста цен на средства сельскохозяйственного производства — технику, горючее, семена, минеральные удобрения.
На эти жалобы никто не обращал внимания: дескать, село у нас выносливое, все выдержит… И оно выдержало. Ситуация стабилизировалась безо всякого вмешательства государства, зато наименее желательным для него образом. Аграрии, используя продовольственный кризис, добились приемлемого для себя уровня рентабельности производства. И винить их в том, что они решают собственные проблемы единственным доступным для себя способом, нельзя.
Впрочем, нет худа без добра — тот же самый продовольственный кризис с помощью окрепших за последние годы аграриев дает нам шанс сделать Украину одной из ведущих держав мира. Конечно, если подойти к делу с умом, а не так, как всегда.

Шанс, подаренный судьбой
Украина — одно из ключевых государств, которое может помочь в выходе из продовольственного кризиса. Такое заявление сделали британские экологи. Они видят в Украине большой потенциал. В связи с тем, что экспорт зерновых из США заметно падает, экологи отмечают, что наилучшим вариантом решения проблемы было бы производство Украиной, Аргентиной, Польшей и Казахстаном больших объемов продовольствия на экспорт.
Как распорядиться неожиданно свалившимся на ее голову счастьем, Украина пока не знает. Зато уже хорошо знают за границей. И втягивают нас в процессы, которые явно выгодны другим государствам. Может быть, они дадут кратковременную выгоду отдельным сельхозпроизводителям, но никак не соответствуют стратегическим интересам всего аграрного сектора и самого государства. Жаль, что государственные деятели этого не понимают.
Как заявил директор Института экономики и прогнозирования НАН Украины Валерий Геец, рост спроса на сырье для биотоплива кардинально изменит соотношение между пищевыми и техническими сельскохозяйственными культурами. Глобальным это соотношение станет в 2050—2070 годах. При этом, по мнению Валерия Гейца, Украина может обеспечить Европу сырьем для биотоплива на 50—75%.
Честно говоря, понять логику известного экономиста в данном случае довольно трудно. Если в мире соотношение между пищевыми и техническими культурами кардинально меняется в пользу последних, значит ли это, что и мы должны следовать тем же курсом, на радость европейским переработчикам нашего сырья и на горе собственному населению? Тем не менее Украину уже начинают усиленно подталкивать к этому.

Рапсом сыт не будешь
Появилась информация о том, что немецкие производители биотоплива ведут переговоры об аренде сельскохозяйственных угодий в Украине, чтобы обеспечить себя сырьем в долгосрочной перспективе. Об этом сообщил глава немецкой Ассоциации производства возобновляемого топлива (BBK) Питер Шрум. Переговоры находятся на завершающей стадии, и речь идет о 50 тысячах гектаров земли. Ожидается, что поставки рапсовых семян немецким производителям начнутся после сбора урожая в Украине летом 2008 года.
По словам Петера Шрума, проект должен гарантировать постоянные поставки сырья немецким компаниям — производителям биотоплива. А производство продовольствия в Украине, дескать, не пострадает, поскольку у нас по-прежнему не используются большие площади земли.
Никто — ни украинская, ни тем более немецкая сторона — не говорят о страшной опасности, нависшей над украинскими землями. Дело в том, что масличные культуры — рапс и подсолнечник — истощают почву. Чтобы ее восстановить, нужно соблюдать севооборот, то есть — не выращивать эти культуры несколько лет на одних и тех же участках, а чередовать с посевами других культур.
Хорошо восстанавливают почву кормовые травы: люцерна, эспарцет, люпин. Но в Украине в их выращивании пока нет экономической заинтересованности. Ввиду слабого развития животноводства мало желающих на такую продукцию. Кроме того, трудно ожидать, что севооборотом будут заниматься арендаторы, для которых главное — получить как можно больше именно той культуры, ради которой они все это затеяли.
Никто не делает из этого очевидных выводов: немецкая сторона — потому, что в этом не заинтересована, украинская — видимо, по некомпетентности. Между тем, вполне понятно: в Европе осознают, что дальнейшее использование своих площадей для обеспечения собственных энергетических потребностей может вызвать волну негативной реакции. Если площади под энергетические культуры будут постоянно расти, а под зерно — уменьшаться, то будут так же постоянно расти цены на хлеб и хлебопродукты. Раз так, значит, нужно у себя выращивать продовольствие, а под биотопливо использовать чужие площади. Например, украинские, поскольку наши державные мужи не против.
Такие ли инвесторы нам нужны, чтобы стать житницей мира? Похоже, что Украине уготована роль в лучшем случае общемировой масленки. И мы сами к этой роли активно стремимся: из всего объема рапса, выращиваемого в Украине в настоящее время, внутри страны не перерабатывается почти ничего, практически все идет на экспорт. Да если бы даже и перерабатывалось, продовольственную проблему это не решит — рапсом сыт не будешь.

Как использовать последний шанс
Если биоэнергетика для Западной Европы — путь сомнительный, то для Украины и вовсе тупиковый. Решить проблему энергетической диверсификации она не поможет, а добавить к ней еще и продовольственную проблему — всегда пожалуйста.
Много лет звучат призывы определиться с экономическими приоритетами развития, и все эти годы они остаются гласом вопиющего в пустыне. Видимо, руководство страной надеется, что удастся развиваться во всех направлениях одновременно. Но вопрос поставлен ребром: или мы определяемся с направлением развития, или перестаем существовать как государство. Давно пора честно признать, что Украина должна быть и будет аграрной страной и этому направлению развития следует подчинить все остальные, второстепенные.
В советские времена, а также среди тех, кто остался верен их памяти и поныне, понятие "аграрная страна" использовалось как ругательное. Но разве накормить голодающий по своему неразумию мир — это унизительно?
Другое дело, что реализация этого направления потребует определенных усилий и от властей страны, и от большинства населения. Если Украина действительно претендует на звание мировой житницы, ей необходимо провести ряд коренных мер, многие из которых напоминают весеннюю обрезку сучьев в плодовом саду.
Жизненно необходимо решительно отказаться от тех промышленных производств, которые себя не оправдывают. Прежде всего, конечно, это угольная отрасль, давно уже превратившаяся в "черную дыру" для бюджетных денег. Не говоря уже о том страшном вреде, который шахты наносят плодородию земли. А ведь это, получается, теперь наш главный стратегический ресурс!
Сейчас открыто говорят о том, что существование нерентабельных шахт поддерживается искусственно, исключительно с социальной целью: дескать, жителям шахтерских поселков больше негде работать. Но так ли это? Ведь вокруг тех же поселков даже сейчас еще сохранилась земля. К тому же, кроме самого аграрного производства, есть еще сфера переработки, логистика, смежные производства: зернохранилища, теплицы и фермы тоже должен кто-то строить…
Главное, что нужно для коренной смены приоритетов, — воля и решимость властей плюс продуманная социальная политика. Конечно, на первых порах людям придется объяснять, что работать на земле ничуть не менее престижно, чем под ней. Для кого-то смена приоритетов будет болезненной. Но все же менее болезненной, чем мучительная смерть в шахте под завалами — особенно в самодельных, нелегальных "копанках", где тебя и искать-то никто не будет.
Как ни странно, сомнительной выглядит и дальнейшая судьба отечественных производителей сельхозтехники. Государство тут как раз старалось создать оптимальный режим благоприятствования и самим производителям, и потребителям их продукции. Это и ставки импортной пошлины, и режим 30-процентной компенсации покупателям стоимости отечественной техники, и государственные лизинговые операции.
Но все перечисленные меры практически не дали результата. Решающим оказался вопрос качества. Отечественные производители техники могли бы воспользоваться государственным протекционизмом для создания альянсов с зарубежными компаниями и совместного выхода на производство новейших образцов техники, но решили, что родной покупатель никуда не денется, и упустили шанс. А сельхозпроизводители предпочли стоять в очередях за импортной техникой, невзирая на высокие цены. Теперь же какого-то качественного прорыва в этой отрасли ожидать трудно — просто неоткуда ему взяться.

Снова о земле
Для того чтобы наладить в стране эффективное аграрное производство, необходимо навести порядок в землепользовании. Так, принятие законов "О рынке земель" и "О государственном земельном кадастре" прописано в Земельном Кодексе как необходимое условие снятия моратория на продажу сельскохозяйственных земель. Но при нынешней политической ситуации этого можно ожидать долго, а уж составления государственного земельного кадастра как такового — еще дольше.
Сейчас власть практически не знает, сколько точно в государстве пахотной земли и в чьих руках она на самом деле находится. Впрочем, и принятие указанных законов не решит всех проблем. Особенности предлагаемых законопроектов не вполне соответствуют задаче формирования эффективного собственника. Например, Земельный Кодекс устанавливает, что даже после начала функционирования рынка земель в собственности одного юридического или физического лица до 2015 года не может быть больше 100 гектаров сельхозугодий. В то же время размер среднего сельхозпредприятия в Украине превышает 2 тысячи гектаров.
На практике это означает появление мощной прослойки "земельных посредников" — людей, которые накопят каждый свои "законные" 100 гектаров и потом будут сдавать их в аренду реально работающим сельхозпредприятиям. При этом крестьяне — собственники земельных паев — получат от таких посредников за свою землю меньшую цену, чем могло бы предложить само сельхозпредприятие.
Кроме того, вопрос об оптимальном размере сельскохозяйственного предприятия нельзя решать в общем, одним нормативом на все случаи жизни: многое зависит от того, чем это предприятие занимается. Например, зерновое хозяйство действительно должно занимать тысячи гектаров, иначе производство становится нерентабельным. Овощное хозяйство, продукция которого пригодна для машинной обработки и сбора (лук, свекла, картофель), должно иметь сотни гектаров, а то же овощное хозяйство, но с овощами ручного сбора (помидоры, горох) может обойтись и десятками. А сколько еще таких нюансов!
Не менее важен вопрос эффективности использования земель. Часть земель в Украине не используется из-за отсутствия эффективных хозяев. Но намного сильнее выражена обратная проблема: в Украине слишком большой процент земли находится в сельскохозяйственном обороте, лесов намного меньше, чем нужно по экологическим требованиям. Это приводит к эрозионным процессам и деградации больших земельных массивов.
При этом вовсе нет надобности обрабатывать все земли, которые у нас сейчас считаются сельскохозяйственными угодьями: у некоторых из этих "угодий" производительность настолько низка, что не окупает горючего, затраченного на их обработку. Но на эти земли, надо полагать, немецкие арендаторы и не претендуют.
Намного лучше было бы засадить такие площади лесами или использовать под пастбища. Вот только эти земли находятся в чьей-то собственности, и как их вывести из сельскохозяйственного оборота — вопрос скорее не агрономический, а юридический. И опять же — выпасать на пастбищах особо некого…
Потому в растениеводстве государство должно разработать стратегию, направленную на поддержку плодородия почв. Например, можно закрепить на законодательном уровне обязательным условием получения господдержки соблюдение аграрных технологий, севооборота, других мер, направленных на сохранение продуктивности земли.
Эксперты ассоциации "Украинский клуб аграрного бизнеса" настаивают на коренном изменении системы государственной поддержки сельскохозяйственного производства. По их мнению, необходимо отказаться от субсидий производителям рапса, подсолнечника и зерновых культур, а эти средства перевести на поддержку животноводства. Например, в России и Чехии государство берет на себя 50% расходов на строительство каждой новой молочнотоварной фермы.
Конечно, это трудно и, конечно, сложно. Намного легче ждать, куда поведут мировые тенденции, и на них же все списать. Но ждать дальше нельзя. Если уже сейчас держава не в состоянии принять необходимые меры и реализовать потенциал мировой житницы, тогда ей остается только один путь — общественной масленки, которой пользуются все, кому не лень, и никто ничего не должен хозяину.


Президент ассоциации "Украинский клуб аграрного бизнеса" Алекс Лисситса:

По нашим подсчетам, производство биотоплива в Украине сегодня невыгодно, к тому же наши предприятия не готовы его использовать. Поэтому форсировать это направление проблематично. Наша страна действительно больше должна заниматься вопросами обеспечения населения продовольствием. Отечественное сельское хозяйство должно быть более ориентировано на производство продуктов питания, поскольку на них цена во всем мире будет расти постоянно.
И потребление также будет увеличиваться вне зависимости от того, откажутся крупные государства от биоэнергетики или нет. Биотопливная промышленность лишь ускорила продовольственный кризис, но вовсе не является единственной его причиной. Страны, которые сейчас испытывают огромную потребность в продуктах питания и в которых в течение десяти лет наблюдается существенный экономический рост - Индия, Китай, Индонезия и Россия, — это громадный рынок, на который мы могли бы выйти. Но для этого необходимо соблюдать одно условие — эффективное индустриальное сельское хозяйство.


Руководитель группы экспертов ассоциации "Украинский клуб аграрного бизнеса" Владимир Лапа:

Если обобщить результаты анализа моделей прогнозных изменений природно-климатических условий, разработанных для всего мира, то становится заметно: зон, пригодных для ведения сельского хозяйства, в мире останется не так много. На карте, составленной на базе обобщенных мировых данных Международным институтом прикладного системного анализа (IIASA) в Лаксенбурге (Австрия), заметно, что это Средний Запад США, Аргентина и часть Бразилии, а в восточном полушарии — лишь регион северного Причерноморья, большая часть которого находится на территории Украины. Это уже сейчас отражается на инвестиционной привлекательности отечественного аграрного сектора: все больше компаний проявляют готовность вкладывать деньги в растениеводство. Причем не только отечественные инвесторы, а и зарубежные. Это последствие видения климатических изменений, в связи с которыми возрастает глобальная роль Украины как аграрной державы.

Архив журнала
№47, 2015№45, 2008№44, 2008№43, 2008№42, 2008№41, 2008№40, 2008№39, 2007№38, 2007№37, 2007№36, 2007№35, 2007№34, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба