Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Проблемы исторической поэтики » п№2, 2021

Заваркина М. В.
УТОПИЯ КАК АНТИУТОПИЯ (ПОВЕСТЬ АНДРЕЯ ПЛАТОНОВА «ХЛЕБ И ЧТЕНИЕ»)

В статье проанализирована повесть А. Платонова «Хлеб и чтение», которая является первой частью незаконченной трилогии под названием «Технический роман». Рассмотрены разные подходы к анализу антиутопической стратегии писателя, а также уточнены некоторые термины, связанные с внутрижанровой типологией его произведений (утопия, антиутопия, метаутопия, дистопия, какотопия), что до сих пор является предметом споров в платоноведении. В статье предложен новый взгляд на данную проблему и сделан вывод о том, что повесть характеризуется сложным конфликтом утопии и антиутопии, а именно: утопическое сознание воплощается в форме антиутопии, что приводит к амбивалентности смысла, к появлению внутренних антиномий. Это проявляется в названии повести, эпиграфе, особом типе сюжетной ситуации, в построении системы персонажей. Для творчества Платонова характерна не только проблема взаимоотношений человека и природы, но и человека и техники, которая оказывается включенной в антропологическую картину мира и приобретает человеческие черты. Герои Платонова мечтают о том времени, когда техника, природа и человек будут пребывать в гармоничных отношениях, помогая друг другу в преодолении всеобщей энтропии. Важную роль в повести играет традиционный для поэтики произведений Платонова мотив строительной жертвы: в мире недостроенного социализма, без достаточного количества «хлеба и чтения», рано и стыдно думать о личном счастье. В произведении отразились надежды и сомнения самого Платонова, и если «принцип надежды» (Э. Блох) является основным принципом утопического сознания, то сомнение писателя становится основной чертой его антиутопической стратегии. С одной стороны, это затрудняет уточнение жанра повести (утопия или антиутопия), с другой — приводит не к «разбалансировке» сил, а к кроткому осознанию писателем места человека в мире и его ограниченных возможностей. Важную роль играет и тот факт, что второй частью трилогии должна была стать повесть «Ювенильное море», а третьей, возможно, повесть «Джан»: все три произведения не только дополняют, но и как бы «поясняют» друг друга. В финале повести «Хлеб и чтение» герои остаются ориентированными на «дальнего», пребывают в пространстве все той же утопической мечты. Вероятно, так и не найдя выхода из «тупика утопии», Платонов оставляет «Технический роман» незавершенным.
Архив журнала
№3, 2020№4, 2020п№1, 2021п№2, 2021про№3, 2021№2, 2020№1, 2020выпуск 17, том 4, 2019№2, 2019№3, 2019№4, 2019№1, 2019№3, том 16, 2018№ 2, том 16, 2018выпуск 16, том 1, 2018выпуск 15, том 2, 2017выпуск 15, т. 3, 2017выпуск 15, т. 4, 2017выпуск 15, 2017выпуск 14, 2016выпуск 13, 2015выпуск 12, 2014выпуск 11, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба