Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Проблемы исторической поэтики » про№3, 2021

Беляева И. А., Тышковска-Каспшак Э.
АРХЕТИПИЧЕСКИЕ КОНСТАНТЫ И ТРАНСФОРМАЦИИ РУССКОГО РОМАНА

доктор филологических наук, профессор,
профессор Института гуманитарных наук филологического факультета,
Московский городской университет; Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова,
(Москва, Российская Федерация),
belyaeva-i@mail.ru
доктор филологических наук, профессор,
Вроцлавский университет,
(Вроцлав, Польша),
elzbieta.tyszkowska-kasprzak@uwr.edu.pl

Аннотация:

В статье рассматривается вопрос о соотнесенности русского классического романа с доминантным для отечественной культуры пасхальным архетипом. Авторы статьи полагают, что роман занял центральное положение в системе жанров русской литературы в XIX в. не только в силу своей природной открытости, которая позволяла ему воссоздавать жизнь и человека как в общем измерении, так и в частных проявлениях, но и в силу наибольшей отзывчивости этого жанра к духовным запросам русской культуры. В статье исследуется «сюжетное пространство» русского романа, которое тяготеет в своей основе к архетипической модели, актуализирующей сценарий «восстановления» (Ф. М. Достоевский) / «пробуждения» (И. А. Гончаров), или спасения, человека. Линия героя в русском романе не только не предполагает конца, но, выстраиваясь по вертикали, подразумевает его возрождение к «новой жизни», подчас даже и посмертное, как это было с тургеневским Базаровым, или чаемое возрождение через страх сорваться в бездну ада современной жизни, как это было с Обломовым. На примере романов Ф. М. Достоевского, И. С. Тургенева, И. А. Гончарова, Л. Н. Толстого показывается, что сверхзадачей героя русского романа была задача личного спасения, достижение «нового счастья» (князь Андрей Болконский), которое связано с прощением, готовностью принять Бога и с «новой жизнью». Пасхальность русской культуры предопределяет тяготение русского классического романа (как типологической разновидности отечественного романа) к таким художественным реализациям идеи спасения, которые были представлены в мировой литературе в жанрах иного, нероманного свойства. Русский роман разрабатывал прежде всего сюжетные линии и мотивы, идущие от «Божественной комедии» Данте и «Фауста» Гете, которые предполагают два варианта личного спасения: с осознанием грехов и «за дверью гроба». Второй вариант был актуальнее для русского романа в XIX в. Герой-спаситель, восходящий к линии романа Сервантеса, также был актуален для русской литературы, хотя и не столь востребован. Учитывая сложные поиски современных писателей в области романного жанра, авторы статьи приходят к выводу, что вплоть до настоящих дней, например в прозе Е. Водолазкина, сохраняется связь с русским классическим романом: в романе «Лавр» обнаруживаются явные приметы «дантовского сюжета». При всех метаморфозах русский классический роман в качестве национального образца присутствует в пространстве русской культуры.

Архив журнала
№3, 2020№4, 2020п№1, 2021п№2, 2021про№3, 2021№2, 2020№1, 2020выпуск 17, том 4, 2019№2, 2019№3, 2019№4, 2019№1, 2019№3, том 16, 2018№ 2, том 16, 2018выпуск 16, том 1, 2018выпуск 15, том 2, 2017выпуск 15, т. 3, 2017выпуск 15, т. 4, 2017выпуск 15, 2017выпуск 14, 2016выпуск 13, 2015выпуск 12, 2014выпуск 11, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба