ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Проблемы исторической поэтики » выпуск 12, 2014

Евгений Неёлов
СКАЗКА А. ПУШКИНА «О ПОПЕ И О РАБОТНИКЕ ЕГО БАЛДЕ»
Просмотров: 212

Евгений Михайлович Неёлов
доктор филологических наук,
профессор кафедры русской литературы и журналистики,
Петрозаводский государственный университет
(Петрозаводск, Российская Федерация)

«Сказка о попе и о работнике его Балде» кажется на первый взгляд самой простой из всех пушкинских сказок. Однако это особая простота, простота сложности. В сказке существуют разные, не всегда сразу заметные, уровни содержания. Традиционная трактовка рассматривала «Сказку о Балде» как острую социально-политическую сатиру, другой подход связан с особенностями поэтики фольклорной сказки и её литературной трансформации, связанной с трудностями совмещения фольклорно-сказочной функции персонажа и характера литературно-сказочного героя. Оба эти подхода вызывают ряд вопросов, главный из которых — за что всё-таки наказали попа? Третья интерпретация, рассматривающая пушкинскую сказку в христианском контексте, позволяет ответить на эти вопросы, позволяет раскрыть глубинные коннотации пушкинского замысла, давая возможность по-новому прокомментировать строки, обычно пропускаемые исследователями, акцентирующими внимание только на поверхностных смысловых уровнях текста

Evgeniy Mikhaylovich Neyolov
Ph.D., Professor of Petrozavodsk State University
(Petrozavodsk, Russian Federation)

THE TALE OF A. PUSHKIN OF THE PRIEST AND HIS WORKER BALDA

The Tale of the Priest and his Worker Balda seems as t he most simple of all Pushkin’s fairy tales. However, this is a very specific simplicity, which can be called ‘the simplicity of complexity’. The story contains different levels, which are not apparent immediately. Traditionally, The Tale of Balda has been interpreted as an acute socio-political satire; another approach is connected with the peculiarities of folk tales poetics and their literary transformation, determined by the difficulties of combining the folk fairy-tale function of the character and the nature of the literary tale hero. Both of these approaches raise a number of questioins, the main of which is what was the Priest punished for, after all. The third interpretation, which is presented in the second part of the article and considers Pushkin’s fairy tale in the Christian context, allows to reveal the deeper connotations of Pushkin's intention, giving the opportunity for a fresh, comment parts of the text, usually overlooked by researchers, focuses only on the "superficial layer" of meaning of the text



Другие статьи автора: Неёлов Евгений

Архив журнала
выпуск 15, 2017выпуск 14, 2016выпуск 13, 2015выпуск 12, 2014выпуск 11, 2013
Журналы клуба