Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Проблемы исторической поэтики » выпуск 15, т. 3, 2017

Елена Масолова
АНТРОПОНИМЫ И ЕВАНГЕЛЬСКИЙ ТЕКСТ В РАССКАЗАХ ТОЛСТОГО «ЧЕМ ЛЮДИ ЖИВЫ», «ГДЕ ЛЮБОВЬ, ТАМ И БОГ», «МНОГО ЛИ ЧЕЛОВЕКУ ЗЕМЛИ НУЖНО»
Просмотров: 175

кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии,
Новосибирский государственный технический университет,
(Новосибирск, Российская Федерация),
masolova@list.ru

Аннотация: 

В рассказах Л. Н. Толстого «Чем люди живы» и «Где любовь, там и Бог» выбор антропонимической формулы называния во многом предопределен отношением действующих лиц к Евангелию. Детерминируя судьбу действующих лиц, антропонимы выполняют предуведомительную функцию и вселяют надежду на благополучный финал произведений. В рассказе «Где любовь, там и Бог» Толстой называет героя только по имени, когда тот не прав; патроним имеет большее значение, чем оним: называние человека по патрониму акцентирует преемственность поколений и религиозно-нравственное начало, заложенное в имени. Вбирая в себя Слово Божие, толстовский герой преображается, в результате чего происходит замена «нейтральной» безымянной формулы называния на антропонимическую с ее христианской семантикой, содержащейся в данном при крещении имени. Семантика антропонимов не всегда «помогает» толстовским персонажам. В рассказе «Чем люди живы» семантика патронимической фамилии Трифонов оказывается «пустой»: Трифонов — бедняк, не выручивший Семена в трудной ситуации, которую отчасти сам создал. В рассказе «Много ли человеку земли нужно» жадный и хитрый Пахом не смог реализовать благостную семантику своего онима и погиб. Как правило, безымянные действующие лица рассказов Толстого отстоят от Бога; исключение составляют женщина с ребенком из рассказа «Чем люди живы» и старичок-странник из рассказа «Где любовь, там и Бог». Речь Ангела в конце рассказа «Чем люди живы» и описание его вознесения коррелируют с евангельским текстом. Формы включения евангельского текста в рассказы Толстого различны: ряду рассказов предпосланы евангельские эпиграфы, предопределяющие развитие сюжета; в других рассказах евангельские стихи, которые читает и осмысливает герой Толстого, звучат в его речах и «подчиняют» повествование. Все это ведет к «приращению смысла» (В. В. Виноградов) народных рассказов Толстого, написанных в контексте христианской литературы.

 

 

Elena A. Masolova
Novosibirsk State Technical University
(Novosibirsk, Russian Federation)
masolova@list.ru

ANTHROPONYMS AND EVANGELICAL TEXT IN TOLSTOY’S STORIES
“WHAT MEN LIVE BY”, “WHERE LOVE IS, THERE GOD IS ALSO”, “HOW MUCH LAND DOES A MAN NEED?”

Abstract. In Tolstoy’s stories “What Men Live by” and “Where Love Is, There God Is Also” the choice of an anthroponymic formula of designation is predetermined by the attitude of characters to the Gospel. By determining people’s destiny anthroponyms fulfil a preadvice function and inspire hope for the happy final of the story.



Другие статьи автора: Масолова Елена

Архив журнала
№ 2, том 16, 2018выпуск 16, том 1, 2018выпуск 15, том 2, 2017выпуск 15, т. 3, 2017выпуск 15, т. 4, 2017выпуск 15, 2017выпуск 14, 2016выпуск 13, 2015выпуск 12, 2014выпуск 11, 2013
Поддержите нас
Журналы клуба