Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Quaestio Rossica » №1, 2020

Ольга Турышева
Достоевский, Сибирь и русский человек в романе Донны Тартт Щегол

Турышева Ольга Наумовна,
доктор филологических наук, профессор,

Уральский федеральный университет.

620002, Россия, Екатеринбург, ул. Мира, 19.

oltur3@yandex.ru

 

Рассматриваются русские мотивы, фигурирующие в романе американской писательницы Донны Тартт «Щегол» (2014). Среди них – изображение русского друга главного героя романа, аллюзии на творчество Достоевского и трактовка его романа «Идиот», предпринятая героями, а также указание на сибирское происхождение второго главного героя. В такой совокупности мотивы, связывающие историю героя с русским контекстом, анализируются впервые. Обосновывается важность сибирских корней Бориса Павликовского и делается вывод, что русский человек изображен у Д. Тартт не только в комплексе фигурирующих в культуре стереотипов, но и в тесной связи с русской литературной традицией. В исследовании сочетаются имманентный анализ текста, герменевтический, мифопоэтический, интермедиальный и интертекстуальный методы. Автор приходит к выводу, что, ссылаясь на сибирские корни второго главного героя, Д. Тартт вводит в рецептивный контекст романа сибирский миф, выработанный целым корпусом произведений русской литературы как пространство «лиминальной смерти» и «христологической инициации» (В. И. Тюпа). Доказывается, что опора на эту мифологему позволяет читателю осуществить декодирование глубинной семантики романа. Она связана с идеей возрождения героя, пережившего трагедию встречи со смертью. Сюжет романа «Щегол» трактуется как сюжет возвращения к жизни через опыт пребывания в стране мертвых, преступления и умирания. Отдельно анализируется функция мотивов, связанных с романом Достоевского «Идиот». Он присутствует у Д. Тартт не только в аллюзивной форме, но и как объект рефлексии самих героев. Результатом этой рефлексии для Тео Деккера становится принятие «достоевской» идеи возрождения великого грешника. Доказывается, что в опоре на опыт Достоевского герой осуществляет циклический сюжет принятия жизни и искупления вины. Такая трактовка позволяет реконструировать евангельский подтекст романа. Его наличие подтверждается и экфрастическим его аспектом, связанным с рефлексией героя о картине К. Фабрициуса «Щегол». Помимо лиминального, анализируются и другие важнейшие хронотопы истории героя: рождественский и дороги. Выявленные поэтологические особенности подтверждают принадлежность произведения Д. Тартт к жанровой традиции романа воспитания (романа инициации).



Другие статьи автора: Турышева Ольга

Архив журнала
№3, 2020№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019
Поддержите нас
Журналы клуба