Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Вестник РОССИЙСКОГО ФИЛОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА » №1, 2011

Ярощук Н.З.
Запад – Восток: встречное движение в философии
Просмотров: 783

Английский писатель Джозеф Киплинг, лауреат Нобелевской премии (1907), автор «Книги джунглей», трогательной истории о совместном проживании зверей и человеческого детеныша, вместе с тем утверждал, что «Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им не быть никогда». Звери и люди могут, люди и люди – нет. Такая позиция оказалась довольно устойчивой для западного мировосприятия, найдя свое выражение в европоцентризме. Философы и деятели культуры России, над которой парил двуглавый орел, не разделяли такую одностороннюю позицию. Интерес к истории и культуре Востока в разной форме прорастал в русском национальном сознании.

И если антизападничество было заметным в среде славянофилов и некоторых представителей других идейных течений, то антивосточничества, антиазиатства на серьезном уровне почти не встречалось. Симпатии к Азии проявлялись, начиная с художественных образов: «да, скифы мы, да, азиаты мы…» (А.Блок), «золотая, дремотная Азия опочила на куполах» (С.Есенин), и продолжая фундаментальными научно-аналитическими проектами основоположников евразийства.  Никто ведь не давал уничижительной характеристики Востоку, подобной выражению «гнилой Запад», обозначающему тезис славянофилов о гниении западной культуры. «В наших искренних дружеских тесных сношениях с Западом мы не примечаем, что имеем дело как будто с человеком, носящим в себе злой, заразительный недуг, окруженным атмосферою опасного дыхания. Мы целуемся с ним, обнимаемся, делим трапезу мысли, пьем чашу чувства… и не замечаем скрытого яда в беспечном общении нашем, не чуем в потехе пира будущего трупа, которым он уже пахнет» (С.П. Шевырев. «Взгляд русского на образование Европы» // «Москвитянин», 1841, № 1. С. 247).

Вместе с тем, по большому счету, русское национальное сознание не культивировало целенаправленно вражду и ненависть к западной культуре. Основоположники славянофильства, критикуя пороки западноевропейской цивилизации, с уважением относились к достижениям культуры Запада. По словам Ивана Киреевского (Киреевские чтения ежегодно проходят в Калуге и Оптиной Пустыне, где покоится его прах), «...любовь к образованности Европейской, равно как любовь к нашей, обе совпадают в последней точке своего развития в одну любовь, в одно стремление к живому, полному, всечеловеческому и истинно Христианскому просвещению» (Киреевский И.В. Полн. собр. соч. М., 1911, т.1. С.162). Европейская культура и русская  культура не должны отрицать одна другую, иначе их уделом будет односторонность. И Алексей Хомяков, относясь критически, как и Киреевский, к Западной Европе, называл ее, тем не менее, сокровищницей духовных ценностей.

Не порывая с Западом, Россия устремляет свой взгляд на Восток. Вспомним хотя бы творческую деятельность семьи Рерихов – Николая Константиновича (1874-1947), философа, художника, писателя; Елены Ивановны (урожд. Шапошникова), 1879-1955, его жены, философа, публициста, культуролога; Юрия Николаевича (1902-1960), его сына, философа, востоковеда. Духовное учение, провозглашенное Рерихами, и, одновременно, центральный труд их семьи, названо Агни-Йога (или «Живая Этика»). В нем утверждается, что основой духовного развития земной цивилизации должен стать универсальный синтез культуры Запада и Востока, а также науки и религии. Е.И. Рерих в эволюции планетарного человечества центральное место отводила России как «стране грядущего».

Особая роль в обосновании взаимодействия России и Востока принадлежит основоположникам евразийства – князю Н.С. Трубецкому (1890-1938), философу, языковеду, культурологу; П.П. Сувчинскому (1892-1985), философу, публицисту, музыковеду; П.Н. Савицкому (1895-1968), философу, экономисту и географу; Г.В. Флоровскому (1893-1979), философу, ученому и религиозному мыслителю. Начало евразийству как самостоятельному течению общественно-политической мысли было положено публикацией в 1921 году в Софии сборника этих авторов под названием «Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев», более известного под кратким названием «Исход к Востоку». Сущность взглядов евразийцев (П.Н. Савицкий) можно выразить так: Россия не Европа и не Азия, а особый культурный мир, лежащий между Азией и Европой, исторически развивающийся то во взаимодействии, то в борьбе и с Европой, и с Азией. П.Н. Савицкий и Н.С. Трубецкой признавали славянскую основу русского народа, равно как и значение Византии для развития древнерусской культуры. Наряду с этим они обратили большое внимание на роль других, в особенности восточных, народностей и племен, проживающих на обширной территории России – Евразии, преимущественно тюрко-татарских и монгольских (См.: Новый журнал. Нью-Йорк. 1968. Кн. 92. С.274). Главной проблемой для евразийцев была самоидентификация России, в контексте всемирной истории. Отношение «Восток – Запад» являлось предметом их анализа в той мере, в которой это касалось проблем России с ее прошлым и будущим, с ее самобытностью и самостоятельным значением для решения проблемы «Восток – Запад».       

Не соответствуют действительности некоторые утверждения, что евразийцы занимали непримиримую  позицию в отношении Запада. Они отвергали концепцию западничества, которая не признавала существование самобытной евразийско-русской культуры. «…Мы решительно отвергаем существо западничества, то есть отрицание самобытности и …самого существования нашей культуры» (Евразийство: Опыт систематического изложения. Париж, 1926. С. 33). Евразийцы вовсе не страдали изоляционизмом и вполне положительно относились к достижениям западноевропейской культуры. Они не оспаривали тот факт, что формирование русской культуры испытывало на себе влияние и Запада, и Востока, взаимодействие их культур. Для них было главным исследовать самобытность русской культуры и определить роль и место России в евразийской цивилизации.

Принято считать, что евразийство прошло три этапа в своем развитии. Первый этап (1921-1923) – философское и культурологическое обоснование самобытности и антизападничества. Второй этап (1924-1929) – переориентация деятельности. Третий этап (1930-1939) – медленное угасание и подведение итогов. Это не совсем верно. Евразийские идеи разделяли многие философы, идеологи в разное время. На современном этапе интерес к евразийству возрастает в силу многих причин. Наблюдается то, что можно назвать неоевразийством. Евразийство в своем современном звучании призвано на новом уровне осуществлять историческую миссию по активному взаимодействию культур Запада и Востока, западной, русской и восточной философии.

Вспомним почти неизвестного у нас французского философа-самоучку русского происхождения Александра Владимировича Кожевникова (1902-1968), но хорошо известного во Франции как Александр Кожев. Будучи близким к идеям евразийства, Кожев интересовался и западной, и восточной философией, наряду с русским, французским, немецким, английским и древнегреческим, владел также такими восточными языками, как китайский, санскрит и тибетский. В газете «Евразия» (Париж, 9 марта 1929 г.) он писал: «После Гегеля в философии наступил застой. К началу 19-го века западная мысль как бы закончила своё развитие: философия замкнулась в кругу созданных ею же самой понятий, потеряла непосредственную связь с действительностью и превратилась в философию школьную, в «схоластику» в популярном и дурном смысле этого слова… Хайдеггер… требует отказа от штампованных, утративших всякий реальный смысл понятий и стремится вновь обрести способность непосредственного видения вещей». Как один из путей к этому, пишет Кожев, следует  «…наряду с западной, изучать и восточную философию, оперирующую совершенно особыми понятиями, и, сравнивая эти две различные формы описания мира, пытаться проникнуть в саму не зависящую от форм описания реальность».

 

Всемирный философский конгресс в Сеуле был первым ВФК, на котором сбалансировано были представлены философы Запада и Востока. Был сделан крупный шаг от вестернизации философской мысли. Остается фактом, что на всех предыдущих конгрессах превалировала западная философия. Вроде бы и нет восточной философии с ее более древними, чем у западной, традициями. Об этом говорил председатель оргкомитета конгресса профессор Ли Мьюнг-Рьюн: «До сих пор философию Азии не включали в состав «мировой философии», поэтому понятия «философия» и «западная философия» считались синонимами. Философский конгресс во многих уголках западного мира исполнял роль места по обмену мнениями относительно западной мудрости. Впервые мыслящий мир Востока, исключенный до настоящего времени из понятия мировой философии, наконец официально вошел в ее формальную структуру». Будем надеяться, что предстоящий ВФК в Афинах, колыбели европейской философии, продолжит линию на взаимодействие западной и восточной философской мысли. Встречное движение в мировой философии Запад – Восток есть веление нашего времени.

 

Ярощук Н.З., проф. (Москва)

Архив журнала
№4, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба