Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » VOX » №11, 2011

Е.А. Лавренчук
Комьюнити
Просмотров: 1493

КОМЬЮНИТИ – поворот в исследовании социальных сетей интернет-пространства связан с акцентуацией исследовательской программы на проблеме «интернет-комьюнити» (интернет-сетевые сообщества).
До определенного времени в социально-философских исследованиях социальных сетей как объектов, состоящих из конкретных групп субъектов (комьюнити), наиболее организованными считались те комьюнити, которые строились на ограниченных, замкнутых и крепких связях их участников. Исследователи традиционно пользовались социологией классической школы (Ф. Тённис, М. Вебер, Г. Зиммель, Э. Дюркгейм), где обозначена тенденция ослабления влияния комьюнити в быстро индустриализирующемся мире. Так, например, очевидно, что деревенские жители благодаря совершенным и крепким связям живут сплоченно, в то время как городские жители отдаляются друг от друга. В 1960-х гг. эта точка зрения на природу комьюнити стала последовательно отвергаться (М. Стейн, Р. Бретон, С.Д. Кларк, Ш. Моер, М. Шерон). В отличие от прежних представлений о деградации традиционных комьюнити, новый метод работы был преимущественно эмпирическим. В ходе исследований усилия были  сосредоточены  на анализе условий взаимодействия, а не изоляции, благодаря чему были заложены основы современного подхода к изучению новых типов комьюнити и социальных сетей.
Дебаты о природе комьюнити меняли свою направленность по мере того, как исследователи меняли свои представления о том, из чего они состоят и где их возможно обнаружить. Одни из них в 1970-е гг. ( Г. Филман, Т. Гитлин, Ф. Хан) пришли к выводу, что в то время, как прямые групповые коммуникации оставались весьма жизнеспособными, широкое использование сетей дешевой и эффективной транспортировки информации позволяло поддерживать общение с большей степенью непринужденности и на более длительных расстояниях. Это наблюдение привело к обозначению нового типа «освобожденных» от территориального воздействия комьюнити. Оно позволило существенно отойти от прежних определений и социологических интерпретаций сообществ. В 1990-х гг. комьюнити уже рассматривались рядом исследователей (Б. Веллмэн, У. Галстон, Д. Макуэйл, Э. Усланер, П. Левин) как сети социальных отношений, а не как специфически локальные комьюнити.
Продуктивное движение в направлении данного исследования обеспечивается сочетанием сетевых подходов, с одной стороны, и системного анализа, с другой. Обращение к исследованиям открытых систем даёт возможность привлечения понятийного аппарата математических и неклассических информационных теорий и теорий сложных систем – неравновесных, необратимых, диссипативных, эргодических и др. Подобная интерпретация позволяет обрести новые и весьма значимые для продвижения в выбранном направлении смыслы.
Новая концептуализация техносоциальных объектов, предпринятая в рамках программы «исследований науки и технологии» (STS), позволила существенно расширить ряд «социально интерпретируемых» явлений и добавить к ним те, которые прежде традиционно выносились на периферию социологических дисциплин. Автор акторно-сетевой теории Б. Латур пишет об «онтологическом повороте» во взглядах на то, «из чего сделано» общество. К. Кнорр-Цетина активно популяризирует «постсоциальные исследования», в основу которых положена мысль о том, что социология уже не должна строиться вокруг идей «социального производства», «социального конструирования» и поиска одних только социальных оснований в самом же социальном. Она настаивает на использовании понятия «объект-центричности» социальной среды.
    Построение виртуальных комьюнити способствует структурогенезу социальных сетей.
Сегодня коммуникативные взаимодействия, обусловливающие возникновение сообществ, сместились в пространство домов и офисов. Использование компьютерных сетей заменило коммуникацию в общественных местах, располагающихся в местах общественного пребывания. Теперь пользователи могут без труда обнаружить множество разнообразных сообществ, используя свои аккаунты в социальных сетях. Профиль в сети, буквально «прошитый» смыслами, вынесенными из идентичности, отсылает к разнообразному спектру виртуальных сообществ.
Примечательно, что о сообществах, которые сохранили бы преимущества технического прогресса и индивидуальную свободу «при одновременном восстановлении полноты жизни», писал еще в 1887 г. в работе «Общность и общество» Ф. Тённис, один из первых исследователей вопроса комьюнити. В схожем ключе эту проблему рассматривал и К. Поланьи. «Коммунитариcты» (Ч. Тейлор и М. Сандел), напротив, считали, что человек уже при рождении имеет множество конкретных обязанностей перед сообществами, например, когда он становится гражданином своей страны, а персонификация сообществ либертарианским индивидуализмом ведет к их исчезновению. По мнению Б. Веллмэна, традиционные сообщества никуда не исчезли и даже не находятся на грани исчезновения, они перешли в пространство социальных сетей интернет-пространства. По данным У. Галстона, участие в комьюнити сегодня является вторым по популярности видом интерактивной деятельности (после электронной почты) среди пользователей сети.
Подобно тому, как клетка мозга не способна организовать работу целой системы организма, один субъект не может обеспечивать свою деятельность без участия других членов своих комьюнити. Через распространяемые в комьюнити смыслы передаются привычки, способы мышления и даже физический вес их участников. Риск, обусловленный массовым перераспределением смыслов внутри социальных сетей, не всегда может быть адекватно оценен субъектом, так как он не наносит ему непосредственного физического ущерба. Чаще всего самими пользователями социальной сети дается простое каузальное объяснение их участия в ней – как чего-то созданного для удовлетворения личных потребностей. Однако через оптики анализа аутопойезиса сетей просматриваются специфические мутации, которые претерпевают идентичности субъектов, комьюнити и, вполне вероятно, целые культурные пласты социума в целом.
Социальные сети обладают свойствами и функциями, на которые их участники не могут не только повлиять, но и даже воспринять их. Они остаются невидимыми для пользователя и неразличимыми для эксперта, вооруженного инструментальными интерпретациями отношения «человек-вещь». Эти свойства приоткрываются только со стороны методологического подхода, включающего в себя решение проблемы аутопойезиса техносоциального объекта. Скрытые свойства оказывают более сильное влияние на установки и модели поведения субъекта, чем традиционные социальные факторы вроде групповой принадлежности.
В то же время, когда субъекты выстраивают каналы коммуникации, по которым передаются смыслы, они тем самым продолжают выстраивать/перестраивать структуру социальной сети. Схема подобных коммуникаций в сетях состоит из множества узлов, связанных между собой пучками комьюнити. Взаимосвязь между комьюнити проходит по линиям коммуникации пользователей, что в итоге рождает аморфный конгломерат, состоящий из бесконечного числа ризоматически (нелинейно, без центрирующего принципа) разрастающихся коммуникаций. Зачастую комьюнити калькируют непосредственные сообщества, иначе говоря, создают их виртуальный прототип, более удобный и «легкий». Такого рода «надстройка» над реальностью позволяет создавать виртуальные «магистрали коммуникаций», подобные разветвлённым хайвэям, в которых коммуникативные потоки пересекают друг друга.

Архив журнала
№24, 2018№23, 2017№22, 2017№21, 2016№20, 2016№19, 2015№18, 2015№17, 2014№16, 2014№15, 2013№14, 2013№13, 2012№12, 2012№11, 2011№10, 2011№9, 2010№8, 2010№7, 2009№6, 2009№5, 2008№4, 2008№3, 2007№2, 2007№1, 2006
Поддержите нас
Журналы клуба