Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Южное Сияние » №1, 2020

Ирина Силецкая
Вивианкины сказки
Просмотров: 148

Прага

 

Посвящается моей первой внучке

Вивиане Элеоноре Маатьес-Силецкой

 

БАНТИК

 

Бантик был очень горд собой. Он сидел на макушке головы чудесной девочки, и ему казалось, что он был центром внимания. Конечно, ведь все прохожие говорили:

– Какая красивая девочка! А какой у тебя красивый бантик!

Да, девочка ему тоже очень нравилась, особенно её каштановые кудри, за которые он так ловко был завязан мамой девочки. Он уже знал, что девочку зовут Вивианой. «Какое необычное и интересное имя», – думал он, покачиваясь, как всадник в седле, при каждом движении девочки. «Вот будь я один, кто бы меня заметил? А так все смотрят на мою чудо-девочку, а потом видят и меня», – рассуждал он и стал вспоминать, когда он впервые познакомился с Вивианой и её мамой Алиной.

Было это неделю назад. И был он тогда совсем не бантиком, а белой, с блестящей сатиновой полосой по краю, лентой на большой катушке, которая висела в магазине среди таких же катушек с разноцветными лентами. Мимо витрины с лентами каждый день проходило множество людей. Чаще останавливались мамы или бабушки с девочками. Деловито прощупывали ткань, отматывали кусок, прикладывали к головкам своих детишек и велели продавцу:

– Мне, пожалуйста, один метр вот этой ленты!

Наш бантик каждый раз замирал от страха, кому же его отрежут, куда его отнесут, а понравится ли ему жить в чьём-то доме? Это ведь не шутка – переезд… Брали в основном яркие цвета: красный, розовый, синий. Особенно розовый. «Почему девочкам обязательно покупают всё розовое? Цвет хороший, несомненно, но тогда все девочки становятся одинаковыми! Вот моя девочка выберет именно меня, и я буду жить в её доме», – мечтал бантик.

И вот утром он проснулся от разговора мамы с дочкой.

– Смотри, доченька, какая тебе лента больше нравится?

Бантик замер в предчувствии скорого счастья. Он впервые видел, что мама предложила дочке самой выбрать ленту, и девочка ему очень понравилась. «Меня возьми, меня! Я буду тебя украшать лучше всех! Мы с тобой подружимся!» – кричал бантик. Или подул ветер, или бантик изловчился, но шёлково прошуршав, он оказался прямо у плеча девочки.

– Мамочка, вот этот! Смотри, какой он нарядный, беленький, полоска какая блестящая! И он сам меня нашёл! – обрадовалась девочка.

– Хорошо, Вивианочка, берём! – ответила мама.

Бантик торжествовал! Он лежал в пакетике в сумке у мамы, и его несли домой. Дома мама Алина сделала его настоящим бантиком, пышным, круглым и прекрасным. А сегодня они впервые с Вивианкой вышли на прогулку, и бантик был очень горд собой. Ещё бы, какая ответственная у него работа.

«Я украшаю такую чудесную девочку. Я должен всюду за ней поспевать, вот как она резвится! Я защищаю её головку от солнца! Я удерживаю её волосы в прическе! Я, я, я… Я очень люблю мою хозяйку и всё готов для неё сделать!» – философствовал Бантик.

Вивианка отвечала ему взаимностью. Ей он тоже нравился, и она берегла его. После прогулки она аккуратно складывала его в шкаф на полочку. «Иди-ка ты в свою кроватку», – смеялась она.

Но вот однажды, в ветреную ненастную погоду, распахнулось окно, и ветер ворвался в комнату, зашелестел страницами книг, потрепал край покрывала, забрался в открытую дверцу шкафа, подхватил бантик и вместе с ним вылетел в окно. «Ах, куда же я лечу? Как же я найду дорогу домой? Как теперь без меня моя Вивианочка? Что со мной будет?» – сокрушался Бантик, а ветер нёс его всё дальше и дальше от дома. Красиво завязанный мамой Алиной, теперь он растрепался и стал опять белой лентой. Он так расстроился и устал, что закрыл глаза и уснул, отдавшись во власть ветру. А ветер тоже устал, утих, и Бантик медленно опустился во двор какого-то дома. Там он пролежал всю ночь, а утром его нашла женщина и обрадовалась:

– Какая прекрасная ленточка, отнесу-ка я её на работу, может, на что и сгодится.

А в это время Вивианка искала Бантик сначала в своей комнате, потом во всей квартире, потом пошла во двор, на улицу – нигде Бантика не было. Девочка загрустила… Мама Алина предложила:

– Давай купим другой, такой же красивый! Вивианочка грустно вздохнула:

– Такого уже не будет, он был такой единственный, я буду его искать.

Прошёл месяц. Жизнь Бантика как-то наладилась. Нашедшая его женщина оказалась дрессировщицей в цирке. Она дрессировала лошадей и маленьких пони. В одном из цирковых номеров по манежу бежали пони в серебристых попонках, а обезьянка запрыгивала им на спины, изображая всадницу. Вот на одной из таких попонок и нашёл себе место наш Бантик. Дрессировщица искусно прикрепила его и сказала:

– Этот бантик чудесно украсит наш номер!

Да, Бантику это было приятно, украшать собой манеж. Каждый вечер под бравурную музыку циркового оркестра, в сиянии софитов, под гром рукоплесканий Бантик выходил на манеж и чувствовал себя частью этого шоу, этого праздника для детей и взрослых. Вместе с артистами он принимал аплодисменты публики, радовался успеху, но… Он грустил, он скучал по своей Вивианке и искал, искал на трибунах её милое личико…

Наступил Новый Год. Работы стало так много, что Бантик не успевал отдышаться. Представления в цирке шли уже трижды в день, и все билеты были проданы на месяц вперёд. Что делать, праздники! Как всегда, он вышел на манеж вместе с маленькой белой пони в серебристой попонке и они понесшись по кругу. Представление шло, как всегда, хорошо, зал рукоплескал, и вдруг среди шума музыки, восторженных криков детей Бантик услышал: «Мама, мама, смотри! Да это же мой Бантик! Я его узнала! Вот он, на этой белой лошадке!».

Бантик не мог ошибиться, это был голос его Вивианки! Он рванулся к ней что есть сил, развязался и… белая лошадка споткнулась и остановилась. Зал замер и затих. И в этой тишине ещё громче прозвучал голос Вивианки:

– Мамочка, этой мой бантик! Я нашла его! Вот на той белой лошадке!

Дрессировшица посмотрела на девочку в первом ряду, на развязанный бантик, подошла к пони, открепила бантик и протянула девочке:

– Конечно, этой твой бантик. Он тебя долго ждал. И я тоже надеялась, что вы встретитесь.

Вивианочка прижала его к себе:

– Спасибо!

Бантик вернулся домой, мама Алина его постирала, погладила, завязала опять в пышный бант, и потекла его жизнь по-прежнему. Иногда ему снился манеж, музыка, аплодисменты, но он ни за что бы не променял на это свою дружбу с девочкой. Счастливый Бантик опять красовался на каштановых кудрях Вивианочки и все прохожие говорили:

– Какая красивая девочка! А какой у тебя красивый бантик!

 

ПАУЧОК

 

У мамы-паучихи подрастали детки – маленькие паучата. Каждое утро мама сажала паучат на стульчики и учила их всему, что им пригодится в жизни. А учиться было чему: как прятаться и убегать от птиц, как искать себе норку, как уберечься от палящего солнца и свистящего ветра, и самое главное – как плести паутину, ведь паутина и есть главный дом для каждого уважающего себя паука.

– Сначала вы должны выпучить животики и выпустить из них паутинку. Смотрите внимательно, чтобы ветер её не запутал. Выберите укромное местечко и прикрепите паутинку к удобной веточке, потом протяните её по вертикали, потом по горизонтали, потом соедините солнышком, а потом продолжайте ткать и соединять нити в красивое наше фирменное паучье плетение. Когда паутина будет готова, в центре её прикрепите сигнальную нить, которая укажет вам, когда в вашу паутину попадётся муха, – учила паучат мама.

– А потом эту Муху пойдём выпускать? – поинтересовался маленький Паучок.

Его братья и сёстры засмеялись:

– Нет, муха будет нам на завтрак.

– Как на завтрак? – испугался Паучок, я не хочу есть муху, я могу попить сок из растений, это вкусно и питательно, а с мухой можно играть.

– Ты не такой, как все, – заключила паучиха-мать, – я тебя всему научу, но как жить дальше, ты решай сам, настаивать на своих правилах я не стану.

И Паучок решил жить по-другому, не ловить мух и комаров, а вить из паутины качели и батуты, горки и карусели и приглашать всех насекомых в гости кататься и веселиться. Каждое утро он начинал работу – ткал паутину и придумывал новые и новые аттракционы. Вечером он так уставал, что еле доползал к своему гнёздышку, но утром пил свой любимый сок из стебельков травы и вновь брался за работу.

Когда качелей набралось достаточное количество, Паучок написал на листочке объявление, что здесь открывается Паучий Диснейленд и все желающие могут бесплатно кататься на всех каруселях. Он сидел у входа и ждал гостей, но никто не приходил. Ему насекомые не поверили… Все хорошо знали, что паучки заманивают к себе в сети букашек, а потом их опутывают нитями и больше не отпускают. Как они могли поверить, что наш паучок совсем другой?

И начал Паучок доказывать всем, что он добрый и желает всем букашкам-таракашкам только добра. Он помогал муравьям носить веточки, пчёлам собирать нектар, бабочкам пеленать коконы, пока все не увидели, что Паучок добрый и милый.

Однажды Паучок сидел у своего паучьего Диснейленда и тоскливо смотрел вдаль. Вокруг царила полная тишина. И вдруг он услышал, как заскрипели паутинки на качелях и те взмыли ввысь!

– Привет, Паучок! А мы пришли к тебе в гости и принесли варенья! – зашуршали крыльями бабочки, взлетая на паучьих качелях вверх.

– Привет, Паучок! И мы к тебе в гости с мороженым! – зажужжали пчёлы и унеслись в туннель на американских горках.

– Привет, Паучок! Мы пришли к тебе покататься и принесли конфеты! – запищали муравьишки и закружились на каруселях.

– Как я всем вам рад! Как я вас давно жду! – обрадовался Паучок.

А вечером уставшие и счастливые Паучок и его новые друзья пили чай с конфетами, вареньем и мороженым и обсуждали так счастливо прожитый день.

 

КАПЕЛЬКА И МОРЕ

 

Однажды летом пошёл тёплый мягкий дождик. Он увлажнил землю, траву и многочисленные листья на деревьях и кустарниках. Красивые круглые капли дождя сверкали и переливались всеми цветами радуги, казалось, что вся листва покрыта бриллиантами. Подул ветер, и одна из капелек мелко задрожала, вытянулась и скатилась по листочку вниз, упала на следующий листок, опять покатилась и принялась, как на качелях, прыгать с листочка на листок. Капелька так долго прыгала, что её маленькое круглое тельце вытянулось, и появились маленькие прозрачные ручки и ножки, головка с глазками и улыбающийся ротик.

– Теперь я живая! – засмеялась Капелька и запела:

Динь-день, динь-день,

Завтра будет новый день!

Завтра я начну опять

Бегать, прыгать и плясать!

Внизу между стебельками ромашки паучок плёл паутину.

– Можно мне попрыгать на Вашей паутине? – спросила Капелька.

– Конечно, малышка! – ответил паучок.

Капелька подпрыгнула и упала на упругие паутинки, подпрыгнула ещё раз и ещё раз, ей было весело. Как на батуте, она прыгала всё выше и выше и, наконец, оказалась на небе. Сначала она испугалась такой высоты, но тут увидела проплывающую мимо лёгкую белую тучку и мягко приземлилась на неё.

– Как здорово! Мне так мягко сидеть, и отсюда всё видно! – обрадовалась Капелька. А внизу проплывали деревни и поля, леса и луга.

– Привет-привет! – Капелька махала прозрачной ручкой коровам, пасшимся на лугу.

– Му-у! – отвечали те и приветливо махали хвостами.

– Привет! – Капелька приветствовала играющих во дворе котят и собачек.

– Гав-гав! – отвечали собачки.

– Мяу-мяу! – мяукали котята.

За деревней и лугом потянулся густой зелёный лес. Капелька увидела на лужайке медведя, который направлялся к зарослям малины, и закричала:

– Привет-привет!

– У-у-у! – зарычал мишка в ответ.

А Капелька летела всё дальше и дальше, пока не наступил вечер, и уставшая тучка не опустилась на вершину высокой сосны.

– Поспим здесь, а завтра отправимся дальше в путь, я тебе покажу море, – сказала тучка, зевнула и свернулась клубочком на верхушке дерева.

– А что это – море? Какое оно? Цветное? – начала расспрашивать Капелька, но тучка уже уснула и не слышала её вопросов.

Всю ночь Капельке снилось море. Это было что-то воздушное, похожее на тучку, но сине-зелёное, мягкое, на нём тоже можно было прыгать. Но так до конца Капельке и не удалось представить, что же это такое – море?

Утром Капелька проснулась рано и разбудила тучку:

– Полетели, а то море убежит от нас!

– Море такое огромное, что оно никак от нас не убежит. Оно очень красивое, вот увидишь! – рассмеялась тучка, и они полетели дальше.

И вот впереди показалось огромное поле – синее-синее, с белыми барашками.

– Что это – поле? – спросила Капелька.

– Нет, это не поле, это море, это много-много воды. Видишь, ветер поднимает на его поверхности волны, на их макушках образуется пена, которая издали кажется белыми барашками. Море огромное, смотри, даже не видно второго берега, оно глубокое. В нём живёт много рыбы и разных морских животных, это киты, акулы, дельфины. Море очищает воздух на планете и насыщает его полезными минералами. Вода в море солёная, её нельзя пить, но зато в море можно купаться и нырять.

– Как мне нравится море! – захлопала в ладоши Капелька. – Я останусь здесь и буду купаться и загорать. Спасибо тебе, тучка, что показала мне море. Пока! Увидимся позже!

Капелька спрыгнула с тучки и оказалась на берегу. Берег был покрыт ракушками. Каких только ракушек здесь не было! И перламутровые пальчики, и круглые узорчатые ракушки, и овальные, и закрученные в трубочку, и просто разноцветные осколки ракушек, и морские камешки. Капелька радостно прыгала с ракушки на ракушку и вдруг заметила, что стала меньше.

– Что со мной? Я уменьшаюсь! – испугалась Капелька.

– Ты испаряешься, спрячься в тень, иначе ты исчезнешь, – ответила ей мудрая старая коричневая ракушка.

– Ой-ой-ой, бегу-бегу, – ответила Капелька и закатилась под широкий влажный лопух. Здесь было прохладно и влажно. Капелька решила остаться здесь до вечера, пока палящее южное солнышко не закатится за горизонт. Вечером капелька ожила, отяжелела и решила осмотреть окрестности.

Она покатилась по песку и вдруг увидела чудище с двумя огромными клешнями, которое боком ползло к воде.

– Привет! Я – краб. Я не страшный, не бойся, я ем морские водоросли. Вот вышел искупаться! – сказало чудище.

– А я – Капелька. Привет! Я прилетела на тучке посмотреть море. Оно очень красивое! – ответила Капелька.

– Красивое, мне тоже очень нравится. Оно меня кормит, и всех своих обитателей тоже. Хочешь, я тебя с ними познакомлю? – ответил Краб.

– Хочу! – улыбнулась Капелька.

– Вот смотри, к нам плывёт Медуза – это морское животное, которое питается планктоном. Она очень красивая, у неё много щупалец и она почти полностью состоит из воды. А это – морской конёк, он очень похож на настоящую лошадь, но маленькую. А вот рыба-игла, которая действительно похожа на толстую иглу, а вот камбала – рыба, у которой оба глаза находятся на одной стороне головы и которая может менять свой цвет в зависимости от цвета дна моря. А это, а это… – продолжал знакомить Капельку с обитателями моря краб. Но Капелька уже не могла запомнить, кто есть кто, так много было у краба знакомых.

– Давай в другой раз ты меня со всеми познакомишь, – сказала Капелька и нырнула в воду. Стало прохладно и легко, это было так здорово – нырять в одну волну и выныривать на другой, мчаться по её гребню и проваливаться в её толщу, подниматься вверх вместе с пеной и выпрыгивать на песок, потом вместе с волной откатываться назад и опять погружаться в воду. Вокруг неё кружились в танце такие же маленькие солёные капельки и звали её с собой.

– Я останусь с Вами и стану морской капелькой, – сказала Капелька, и другие капельки зашелестели:

– Конечно, оставайся, конечно, будем рады!

Знакомая тучка проплывала мимо, и Капелька закричала ей:

– Милая тучка! Я останусь на море до конца лета, а осенью ты прилетай сюда и мы вместе вернёмся домой!

– Хорошо, дорогая Капелька! Отдыхай и набирайся сил, а осенью поплывём домой! Пока!

– Пока! – ответила Капелька и опять прыгнула в море. Так подружились Капелька и море, и каждый год Капелька прилетала на юг, к морю, к своим новым друзьям, покупаться и позагорать.

 

НЕВАЛЯШКА

 

На кукольной фабрике была ночь. Все игрушки мирно спали. Какие-то куколки ещё лежали голенькими, какие-то ещё не раскрашенными, к некоторым ещё не прикрепили ножки и ручки и они ждали, когда их закончат делать. Уже готовые куклы лежали в красивых упаковочных коробках, одетые в нарядные платья, с косичками, заплетёнными большими яркими бантами, обутые в беленькие маленькие носочки и пластмассовые туфельки. На коробках были подписаны их имена: Таня, Зина, Маша, Алинка, Саша, Настя, Алёнка. Куколки были такими красивыми, что казалось, они живые. И действительно, одна из них – кукла Таня, открыла глазки и сказала:

– Я самая красивая, у меня красное платье и алый бант, я самая яркая и нарядная.

– А у меня зато есть бусы и сумочка, – возразила кукла Зина.

– А у меня настоящие пушистые ресницы, – похвасталась кукла Маша.

– А я умею ходить и махать руками, – махнула ручкой кукла Алинка.

– А у меня есть зеркальце, расчёска и настоящие волосы, – показала зеркало кукла Саша.

– А я умею говорить «Мама», – сказала кукла Настя.

– А моя фотография есть на шоколадке, – улыбнулась кукла Алёнка.

Куклы спорили, кто из них лучше и краше, молчала только одна куколка – Неваляшка. У неё не было ни бус с сумочкой, ни пушистых ресниц, у неё не было ног и рук, она не могла ходить, не было у неё и зеркальца с расческой и настоящих волос, она не умела говорить «Мама».

Эта кукла была особенная: её туловище было круглым, как шарик, а к нему была прикреплена такая же круглая пластмассовая головка с нарисованными глазками, носиком и ротиком. На туловище слева и справа находились два маленьких пластмассовых шарика – ручки. Кажется, ну ничего такого особенного в кукле-Неваляшке нет. Но… Когда её возьмёшь в руки и потрясёшь, она издаёт такой приятный переливчатый звон колокольчиков! А когда её поставишь на пол и попытаешься положить, она всегда встанет обратно, наклонится в другую сторону и опять выпрямится, и так будет долго качаться из стороны в сторону, издавая задорный колокольный звон, поэтому её и назвали Неваляшкой. Она скромная, она не хвастается, но она знает, с каким нетерпением ждёт её появления в доме маленькая девочка Вивианка.

 

КАК ДОЖДИК ОБИДЕЛСЯ

 

Жил-был дождик. Жил он в большой серой туче, где жили и другие дождики, маленькие и большие. Туча висела высоко в небе и когда считала нужным, опускалась ближе к земле и выпускала свои дождики. Большие дожди были проливными и затяжными, они хорошо увлажняли землю, и хлебопашцы им очень радовались:

– Вот хороший прошёл дождь, быть урожаю!

А маленьким дождям радовались только дети и насекомые. Дети любили прыгать под дождём по лужам, а насекомые знали, что такой дождик ненадолго и им не навредит. Наш дождик был молодым и маленьким. Он шёл недолго, силёнок у него было маловато, но был очень весёлым и задорным. Он мочил бегающим детишкам волосы, носы и пятки, капал с крыш и пугал букашек, баловался и прыгал по небу. Он был уверен, что он лучше всех, ведь никому не приносит вреда, а это, по его мнению, было самым главным.

И вот однажды вдруг закончились большие дожди. Все вылились на землю, не успели набрать силы, и земля начала высыхать. Поникли цветы и трава, растрескалась земля… Хлебопашцы смотрели на небо и говорили:

– Дождя бы нам, дождя! Пропадёт урожай, останемся без хлеба!

«Раз они так хотят дождя, а другого нет, я пойду», – подумал наш дождик и начал мелко накрапывать. С надеждой смотрели на него люди, но он быстро закончился.

– Что это за дождь, только подразнил, никому не помог, поигрался и убежал, разве так можно? – сетовали люди и наш дождик обиделся.

– Я шёл как мог, а им не нравится… Вообще больше не пойду, никогда больше не пойду. Пусть живут без меня, – сказал дождик, надулся и спрятался в свою серую тучу. Сидел он там несколько дней, дулся и дулся, надувался и надувался, пока не превратился в большой дождь. Он стал таким тяжёлым, что, хотя и не хотел идти из-за обиды на людей, но полился и вдруг увидел, как ему все рады, и взрослые, и дети, и вся природа.

– Какой замечательный и полезный дождь, как он хорошо всё полил, вот теперь у нас будет урожай! – похвалили дождь люди.

– Так вот в чём дело! Не делать ничего плохого – этого мало, надо ещё делать хорошее – вот за что тебя полюбят! – вдруг понял наш дождик и перестал обижаться.

 

ДУПЛО

 

В этом году на старой сливе, которая много лет радовала всех обильным урожаем, появилось дупло – аккуратненькое такое, абсолютно круглое. И всё бы хорошо было в нём, но не рассчитала птичка – всего полтора метра над землёй, так что человеку легко можно было в него заглянуть. Слива была горда тем, что именно её выбрала птичка и свила в её стволе гнездо. Люди, конечно, не заглядывали в дупло, чтобы не вспугнуть семейство, но им было интересно, что за птица сделала такое аккуратное дупло и кто же в нём сидит? А тот, кто там сидел, издавал пронзительный птичий свист. И вот, наконец, все узнали, чьё это гнездо. На ветках показался самый настоящий дятел с красной макушкой. Он нёс в клюве какого-то жучка. Посидел на ветках, покрутил головой и исчез в дупле. Истошные крики в дупле прекратились и, когда взрослый дятел улетел, из гнезда показалась любопытная птичья головка с красной макушкой. Так это был птенец дятла! Оказалось, он не один, а с сестричкой. Теперь птенцы людей не боялись, а высовывались всегда, когда они проходили мимо и, наверное, если бы их начали кормить, они бы ели с руки. Но люди боялись нарушать птичью идиллию.

Родители прилетали и улетали, нося корм своим детёнышам, а люди наблюдали, как птенцы растут. Они стали такими же большими, как и их родители, но всё ещё сидели в гнезде. Чаще из дупла показывался красноголовый братец, а сестричка была видна реже. Однажды утром послышались звуки птичьего переполоха и все увидели, что птенец-сестричка выпала из гнезда. Сидела, нахохлившись, на земле и смотрела вокруг испуганными глазками. Тут уже нужно было вмешаться. Люди подняли птенца и посадили на дерево возле дупла. И что же вы думаете? Братец вылез из гнезда, подполз к сестрице и начал потихоньку подталкивать её к дуплу, пока полностью не затянул её туда. «Сам погибай – товарища выручай!» – старая русская пословица оказалась близка и птичьему миру. Вот она, братская любовь и забота, пример всем для подражания.

«Прилетят ли дятлы ко мне на следующий год?» – думала старая слива, убаюкивая птенцов в дупле. А родители птенцов начали учить их летать. Слететь вниз птенцы могли, а вот потом подняться на дерево ещё не умели, и старая слива подставляла им свои ветви, помогая взобраться наверх. Так продолжалось недели две, пока птенцы не окрепли и не улетели вместе с родителями. Иногда вся семья дятлов прилетала к своему дуплу, садилась ненадолго на ветви и о чём-то весело переговаривалась.

«Наверное, благодарят меня», – думала старая слива, – «На будущий год они ко мне обязательно прилетят, они ведь теперь мне, как родные».

 

РАКУШКА И РАЧОК

 

На дне моря кипела жизнь. Туда-сюда медленно плавали медузы, степенно надувая и сдувая свои головы-парашюты и плавно перебирая щупальцами. Крабы бегали наперегонки бочком влево-вправо, отталкиваясь мускулистыми передними клешнями и мелко перебирая членистыми ножками. Плавно скользили камбалы, удивлённо рассматривая всё вокруг двумя близко расположенными друг к другу выпученными глазами. Прыгали, время от времени прикрепляясь хвостиком к водорослям, морские коньки. Ярко-красные морские звёзды, не спеша, ползли по песчаному дну, плавно передвигая мягкие щупальца. Кораллы пестрели обилием цветов и формы. Стайки ярких коралловых рыбёшек тучками носились вверх-вниз, украшая собой голубизну толщи воды.

Все были заняты своими делами и не замечали грустно сидящего у камня рака-отшельника. Это был совсем маленький рачок, очень похожий на крабов, с такими же клешнями, но маленькими. Он не имел твёрдого панциря и поэтому прятался в ракушке, выпуская наружу только голову и клешни. Он грустно смотрел на всеобщее веселье, потому что у него были большие проблемы. Дело в том, что рачок рос и ему всё время приходилось искать себе новую, каждый раз большую ракушку – домик. Уже несколько раз он менял свой домик, но вот сейчас ему не везло, он обыскал все окрестности, но красивую и удобную ракушку не нашёл. Наш рачок был большой эстет. Он искал ракушку красивую, кружевную, округлую, ему нравились красивые вещи…

А в это время в городской квартире грустила ракушка. Когда-то она плавала в море с милым другом-рачком, они жили дружно, пока рачок не вырос и не перешёл жить в другую раковину, а ракушка осталась одна. Более того, её выбросило волной на берег, её заметили дети, подобрали и отнесли домой. И теперь она лежала в большой коробке вместе с другими ракушками и вспоминала свою счастливую жизнь в море. Вдруг коробка, в которой она лежала, задрожала и откинулась её крышка.

– Дети, сегодня идём купаться, и я предлагаю все ракушки высыпать обратно в море, чего они у нас уже который год лежат, – сказала мама.

– Хорошо, – ответили дети, и коробка оказалась в пляжной сумке. Наша Ракушка тряслась в битком набитом трамвае вместе с другими пляжниками и с нетерпением ждала встречи с морем.

На пляже дети взяли коробку и пошли бросать ракушки в воду. Вот нашу ракушку подхватили детские пальчики, и через секунду она оказалась в воде.

– Какое счастье! Я опять дома! – весело кричала ракушка, кругами погружаясь на дно. Вокруг было всё, как прежде, никто, кроме рачка, и не заметил её появления.

– Вот она, красавица, именно такой домик я и хотел! – вскричал он и пополз к ракушке. По пути его чуть не съел проплывающий мимо морской бычок, но рачок успел заскочить в ракушку и спрятаться там.

– Здравствуй, Ракушка! Будем вместе жить? Ты мне очень нравишься! Я уже большой и больше не вырасту, теперь мы надолго будем вместе! – сказал он.

– Здравствуй, Рачок! Конечно, давай дружить! – ответила Ракушка.

Рачок поудобнее расположился в ракушке и сказал:

– Мы будем гулять, плавать, а по вечерам рассказывать друг другу сказки, правда?

– Конечно, буду очень рада, – ответила Ракушка.

Так они обрели друг друга, дружбу и счастье.

 

КУДА УХОДИТ СПАТЬ СОЛНЦЕ

 

Вечерело. Солнце потихоньку спускалось по небу всё ниже и ниже. Оно приблизилось к горизонту моря, потом спряталось наполовину, окрасив небо в алый цвет и проложив по поверхности моря красивую блестящую солнечную дорожку. Потом осталась видна треть солнца, небо потемнело и стало фиолетово-алым, дорожка на воде поблёкла. Вот остался виден лишь краешек солнца, и оно исчезло, ставив на небе розовое облачко, небо посерело, вода потемнела, сгустились сумерки.

За закатом солнца наблюдали стрекоза, бабочка и муравей. Это было захватывающее зрелище, но длилось всего несколько минут, поэтому они смотрели, не шевелясь и не разговаривая. Когда солнца не стало, они выдохнули: «Как красиво!» – и заспорили.

– Я думаю, что солнце уходит спать в море, – сказала бабочка, – я столько раз летала и смотрела, больше ему спрятаться некуда.

– А мне кажется, что солнце уходит спать в лес, который растёт на другом берегу моря, – предположил муравьишка.

– Я считаю, что солнце уходит спать на другую сторону земли, и мы его не видим, – возразила стрекоза.

Спорили, спорили друзья и решили завтра пойти к Звездочёту, который жил на высокой горе и имел телескоп. Уж он-то точно знает, куда уходит спать солнышко.

Утром друзья пустились в путь, обсуждая по дороге свои версии. По дороге им встретился Крот, который только что вырыл норку и показался на поверхности.

– Уважаемый Крот, не знаешь ли ты, куда уходит спать солнышко? – спросили они.

– Конечно, знаю, оно, как и я, имеет норку за морем, туда и прячется, – ответил крот.

– Спасибо, дядя Крот, но мы всё же хотим спросить у Звездочёта, он-то всё точно знает, – ответили друзья и пошли дальше.

Устав, они присели у пенька и увидели большого красивого паука, который плёл паутину.

– Дядя Паук, скажите, пожалуйста, куда уходит каждый день спать солнце?

– Думаю, что у него есть большая паутина, как и у меня, только из солнечной нити, там оно и спит, – уверенно сказал паук.

– Спасибо за ответ, пойдём спрашивать дальше.

Вот и показалась гора, друзья добрались до домика Звездочёта.

– Здравствуйте, ребята! Что привело вас ко мне? – приветливо спросил Звездочёт.

Стрекоза, муравей и бабочка рассказали ему о всех своих и чужих предположениях, куда же уходит спать солнце. Звездочёт улыбнулся и позвал их к столу на чай. Когда они попивали чаёк с ватрушками, Звездочёт стал им рассказывать:

– Это длинная история, и человечество не сразу пришло к её пониманию, многие учёные размышляли об этом и спорили друг с другом. Один ученый – Джордано Бруно даже был сожжён на костре за свою теорию об этом. Но сейчас уже все согласились с той версией, о которой я вам расскажу. Ну, слушайте. Мы живём на планете Земля, наша планета круглая и вращается вместе с другими планетами солнечной системы вокруг Солнца. Каждый день Земля делает один оборот вокруг Солнца и поэтому поворачивается к нему разными сторонами, и у нас наступает утро, полдень, вечер и ночь. Поэтому Солнце остаётся на месте, оно не уходит спать, а светит всегда, а мы с вами вращаемся вокруг него и уходим в тень, где солнца уже не видно, – рассказывал Звездочёт.

– Вот как! Значит, это мы уходим спать, а не солнышко! – засмеялись друзья. – Мы теперь всем будем об этом рассказывать.

Они ещё долго пили чай и слушали удивительные истории о звёздах, космосе и планетах, которых Звездочёт знал множество.

 

ЛЯГУШОНОК КВА

 

На пруду было тихо и спокойно. Шумели камыши вдоль берега, иногда из воды выпрыгивала мелкая рыбёшка и ныряла обратно, оставляя на поверхности пруда расходящиеся круги. Крупная рыба показывала лишь свои толстые спины и медленно уходила на дно. Стрекозы шелестели прозрачными перепончатыми крыльями, то зависая неподвижно в воздухе, то опускаясь к самой поверхности воды. Солнце клонилось к закату. И вот в это самое время из икринки, прикреплённой к стеблю водоросли, вылупился головастик. Тело его было маленьким, и он был похож на рыбку, но у него была огромная голова.

Головастик начал отчаянно работать хвостом и поплыл.

– Ну вот, скоро в пруду появится множество лягушек, и прощай тишина, только и будем слушать их кваканье, – сказал толстый карп, увидев головастика.

– Так я – лягушонок? – спросил головастик.

– Нет, ты пока только головастик, лягушонком тебе предстоит стать, – ответил карп.

– А что мне для этого нужно сделать? – спросил головастик.

– Ну, тебе надо просто жить и делать добрые дела, – сказал карп и поплыл дальше.

«Я хочу стать лягушонком, но какие же добрые дела я должен для этого делать?» – задумался головастик. В таких размышлениях он пребывал довольно долго, плавая в пруду. И вдруг он услышал крик:

– Спасите, спасите!

Головастик поплыл к камышам и увидел, что тонет большая красивая стрекоза. Головастик подплыл к ней, попытался подтолкнуть её на лист кувшинки, но не доставал, нужно было подпрыгнуть, чтобы это сделать. И тут головастик почувствовал, что у него появились задние лапки. Он оттолкнулся ими от дна пруда, легко дотянулся до листа кувшинки и опустил на него стрекозу. Спасённая прошептала головастику:

– Спасибо! Ты – настоящий друг! Будем с тобой теперь дружить!

– Пожалуйста, – застеснялся головастик.

Прошло ещё несколько недель. Головастик ломал голову, какое же доброе дело ему ещё сделать, и опять услышал крик о помощи. Головастик увидел, что маленький утёнок запутался в водорослях и идёт ко дну. Головастик захотел подтолкнуть бедного утёнка к берегу, ринулся вперёд и вдруг заметил, что у него появились передние лапки. Ещё рывок, и головастик передним лапками вытолкнул тонущего утёнка на берег.

– Спасибо, лягушонок! Будешь со мной дружить? – прокрякал утёнок.

– Пожалуйста! Конечно, будем дружить! Я уже лягушонок? – спросил головастик.

– Да, у тебя нет хвостика и есть лапки, значит, ты уже стал лягушонком.

– Ква-ква! – радостно заквакал лягушонок и его тут же прозвали лягушонком Ква.

Может быть головастик и без добрых дел превратился бы в лягушку, как знать, но, благодаря им, у него появились новые верные друзья.

 



Другие статьи автора: Силецкая Ирина

Архив журнала
№3, 2020№2, 2020№4, 2019№1, 2020№3, 2019№2, 2019№1, 2019
Поддержите нас
Журналы клуба