Имя:
Пароль:

Рейтинг
На печать

Преамбула
Просмотров: 23628

Рейтинг социогуманитарных мыслителей: 100 ведущих позиций.
Год 2003/2004

Преамбула

«Долг журналистской деятельности (в ее различных проявлениях) – контролировать и следить за всеми идейными движениями и центрами, которые существуют и образуются в стране… В первую очередь, наверное, необходимо “нарисовать” интеллектуальную и моральную карту страны, то есть очертить крупные идейные движения и центры (но не всегда крупным движением соответствуют крупные центры…). Следует затем учитывать новаторские устремления , которые не всегда обладают жизненной силой, то есть имеют последствия, но это не должно ослаблять внимания к ним и контроля за ними. Прежде всего, в начале своего пути движение всегда неустойчиво, его будущее спорно и т.д.; нужно ли ждать, пока оно приобретет всю свою силу и прочность, чтобы всерьез заняться им? Необязательно также, чтобы оно было наделено такими достоинствами как последовательность и богатство мысли: торжествуют не всегда самые последовательные и идейно богатые движения».

Антонио Грамши «Тюремные тетради»

Вы видите перед собой список из ста фамилий интеллектуалов, подавляющее большинство которых хорошо известно российскому читателю. Все они активно работают, участвуя в общественно-политических дискуссиях, создавая социальные и гуманитарные тексты на русском языке в стране и за ее пределами.

Своей деятельностью эти люди выстраивают «смысловой коридор» нашего государства, поскольку право на достойное будущее обеспечивается сегодня не только конкурентоспособностью экономики или боеспособностью вооруженных сил, но, прежде всего, качеством интеллектуального класса, его умением осмыслять динамику исторических событий, верно определять социальные горизонты, активно проектировать позиции России в мировом сообществе.

По оценкам экспертов, в стране наблюдается экономический рост, обусловленный в первую очередь сохраняющимися высокими ценами на нефть и газ. Но избыток денег в казне не компенсирует дефицит идей, наиболее отчетливое выражение которого — кризис многих социокультурных проектов конца прошлого и начала нового века (от политических партий до аналитических центров, различного рода периодических изданий интеллектуального сообщества России).

Самое парадоксальное, что дефицит идей, о котором со всей откровенностью говорится во многих влиятельных изданиях, совпадает с новым, по-видимому, фундаментальным поворотом мировой истории, когда на ее авансцену выходит «новый класс», задающий истории иные смысловые рамки, ведущий борьбу за собственное прочтение будущего, осуществляя стратегическое (и все чаще — непосредственное, тактическое) управление экономическими и политическими процессами.

Жизнь показывает и доказывает: Россия не сможет успешно соучаствовать в выстраивании новой исторической ситуации и даже активно адаптироваться к ней, если не мобилизует свой интеллектуальный потенциал. Исторические и социальные процессы развиваются столь стремительно, что понимание их сути представляет непростую задачу не только для «читателей газет», но также и для профессиональных политиков и политологов.

Перед обществом встает вопрос: кого считать реальными интеллектуальными лидерами страны, постигающими путь и предназначение России в этом новом мире? Кто вносит реальный вклад в социогуманитарный фонд нации, в осмысление судьбоносных событий вне зависимости от собственной политической позиции и профессиональной ориентации?

Работа по созданию рейтинга социогуманитарных мыслителей была начата группой «Интелрос» в декабре прошлого года, когда стала очевидной дефектность сложившейся ранее формулы российского экспертного сообщества. Смысловое оскудение, идейная банальность и концептуальная монотонность значительной части социальных и гуманитарных текстов, появляющихся как на страницах СМИ, так и в профессиональных изданиях, подвели организаторов рейтинга к мысли о необходимости системной инвентаризации, кардинального переосмысления ситуации, складывающейся в данной сфере, освобождения ее от сложившихся мифов и стереотипов.

Консервация нынешнего застоя в духовной и интеллектуальной областях чревата тем, что назревающий постиндустриальный передел России, — передел, который либо зацементирует, либо существенно откорректирует все предыдущие разделы и переделы страны (финансово-экономические, геополитические и др.) — осуществится без видимого участия «мыслящего класса» как субъекта действия и, не исключено, при игнорировании национальных интересов.

В этом смысле многолетняя практика «Независимой газеты» по составлению рейтингов наиболее влиятельных политиков и лоббистов представляется, конечно же, значимой, но сегодня явно недостаточной процедурой. В качестве одного из механизмов преодоления сложившейся ситуации нами был выбран мониторинг стратегического смыслотворчества и проектной аналитики посредством рейтингования социально-гуманитарных мыслителей и проектировщиков будущей России.

Нынешнему рейтингу предшествовала публикация в конце августа 2004 г. «бета» (пробной) версии рейтинга, составленного в результате опроса 13 экспертов. С тех пор состав Экспертного совета был значительно обновлен. Прежде всего, он расширился до 32 человек (ученый секретарь Совета не участвует в процедуре голосования, лишь координируя деятельность Совета). Кроме того, обновление Совета происходило на новой основе: были выработаны и соблюдены критерии выборки экспертов – в состав Экспертного совета вошли лишь руководители (главные редакторы или заместители главных редакторов) влиятельных общественно-политических и литературно-публицистических журналов, сайтов, а также издательств.

В дальнейшем планируется провести более значительное расширение состава совета до 40 человек, включив в него также представителей различных регионов России.

Отбирая кандидатуры для Экспертного совета, организаторы стремились избежать возможных упреков в предвзятости, профессиональной или политической ангажированности. Важной целью акции является именно создание прецедента внеклановой и внепартийной оценки творческих и профессиональных качеств отечественных интеллектуалов. Поэтому в Экспертный совет рейтинга вошли люди, придерживающиеся противоположных политических взглядов, принадлежащие к разным профессиональным сообществам, — здесь соседствуют экономисты, социологи, историки, литературоведы, публицисты и т. д.

Список предварительных кандидатур этой, основной, версии рейтинга – в своей значительной части сформированный членами Экспертного совета – насчитывал около 500 фамилий. Организаторы решили не вносить в исходный список рейтингуемых имена интеллектуалов, у которых не наблюдается не только умения, но, самое главное, желания осмысливать в контексте актуальной действительности результаты своих научных исследований. Поэтому из рейтинга оказались исключены сотни и даже тысячи прекрасных российских ученых — историков, экономистов, литературоведов и т. .д., достижения которых ограничены своей профессиональной сферой и которые, судя по их работам, не имеют явно выраженного стремления к системному пониманию актуальных событий, происходящих в стране и мире. Вместе с тем не исключено, что многие из них в дальнейшем могут оказаться в числе рейтингуемых.

В «бета-версии» рейтинга, опубликованной 30 августа с. г., при выборе кандидатур принималась во внимание деятельность интеллектуалов лишь за период 2001–2004 гг., то есть их работа в новом XXI веке; предшествующие достижения не учитывались. В настоящем выпуске период деятельности, подвергнутый экспертной оценке, был сокращен уже до двух последних лет — 2003/2004 годов . Таким образом, организаторы надеются прояснить именно текущую, актуальную ситуацию в социально-гуманитарной сфере, а не произвести реестр ранее сложившихся репутаций весьма уважаемых авторов.

При публикации настоящей версии рейтинга на сайте группы «Интелрос» будут выставлены наиболее интересные тексты победителей, которые, по всей видимости, и позволили занять им высокую строчку в списке. В последующих же (ежеквартальных) выпусках рейтинга предварительный список имен будет сопровождаться кратким перечнем работ (одно-два названия) каждого рейтингуемого за указанное время. Тем самым мы попытаемся еще более актуализировать результаты рейтинга, превратив его, в конце концов, в динамичную конструкцию, отражающую перемены в сфере движения социальной мысли России. И одновременно – снизить степень возможной субъективности оценки экспертов, ее зависимость от сложившихся в обществе (или группе) стереотипов.

Стремясь подкорректировать свою — неизбежно произвольную — хотя и объемную выборку, организаторы предложили каждому из 32 участвовавших в рейтинговании экспертов внести в список также другие кандидатуры — тех людей, кого они считали возможным назвать современными социогуманитарными мыслителями России. Нужно подчеркнуть, что организаторы сознательно отказались от права исключать из списка какую-либо фигуру, названную экспертами, даже если ее уместность в рейтинге по тем или иным причинам казалась им сомнительной.

Определенную сложность для организаторов представлял сам формат рейтинга, его смысловая рамка: необходимость сведения в едином списке людей, занимающихся подчас совершенно разными формами деятельности — например, тележурналистов Алексея Пушкова или Михаила Леонтьева, политтехноголога Станислава Белковского и виднейшего специалиста в области сравнительного языкознания Вячеслава Вс.Иванова. Чтобы хотя бы отчасти компенсировать столь очевидные разночтения, нами была предложена система оценки, суммирующая показатели по трем различным категориям (шкалам).

Первая шкала отражает креативные качества интеллектуала наряду с его способностью глубоко анализировать текущую российскую и мировую действительность. Именно этот показатель позволяет в первую очередь оценить качества того или иного лица «по гамбургскому счету».

Вторая шкала показывает профессионализм социогуманитарного мыслителя. Предполагается, что интеллектуал может ярко и продуктивно мыслить, оставаясь в определенной мере дилетантом, т. е. не владея в полной мере необходимыми для профессионала навыками и знаниями. С другой стороны, возможна и обратная ситуация: блестящий профессионализм при отсутствии стремления производить новые смыслы.

Наконец, в третьей шкале оценивается степень известности> интеллектуала, то есть профессиональный и общественный резонанс его деятельности. Мы решили, что минимальная оценка известности каждого из участников рейтинга — 3 (при 10-балльной системе), поскольку само нахождение интеллектуала в списке исключает возможность вынесения ему по этому показателю двух более низких оценок — 2 и 1.

В итоге эксперты оценивали интеллектуалов по следующим трем позициям: (а) способности к продуктивному и глубокому осмыслению актуальной — российской и мировой — действительности; (б) профессионализму; (в) известности. Публикация оценок по каждой из шкал в виде отдельных таблиц рассматривается организаторами в качестве возможного варианта развития проекта.

Несколько дополнительных замечаний по поводу самой процедуры оценки.

Если эксперт сталкивался с незнакомой ему фигурой, либо затруднялся по тем или иным причинам вынести оценку по одному из показателей, он мог поставить в соответствующей графе значок «н. з.» («не знаю»). Это автоматически означало – 3 балла (по соответствующему показателю или же по каждому из трех показателей в случае полной неосведомленности эксперта о рейтингуемом).

Эксперт, естественно, не мог оценивать собственные качества. Если он сталкивался в списке с собственной фамилией, соответствующая позиция оставалась незаполненной, а при обработке таблиц в данной ячейке проставлялся средний показатель от оценок данного лица другими экспертами.

Оценки, как уже говорилось, проставлялись по десятибалльной системе: верхняя оценка — 10, нижняя — 1. Нижняя оценка выносилась в случае полного отсутствия у рейтингуемого соответствующих качеств. При математической обработке полученных сведений каждый из трех показателей имел неодинаковый вес для образования итоговой оценки: наиболее значим — балл, полученный по первой графе, наименее — по последней.

Примеры возможного рейтингования:

Петр Чаадаев : 9. 7. 9.

или

Борис Чичерин : 8. 9. 8.

или, наконец,

Федор Достоевский : 10. 6. 10.

(Достоевский здесь условно оценивается не как писатель, а как социальный мыслитель).

Основные условия процедуры рейтингования по сравнению с «бета-версией» остались прежними. Организаторы, к примеру, оставили критерий известности в числе компонентов, определяющих общую оценку рейтингуемого, хотя его наличие и вызвало в ходе дискуссии по результатам «бета-версии» определенные возражения. Основание для сохранения этого критерия – осознание того факта, что настоящий рейтинг представляет собой помимо прочего и рефлексию самого российского интеллектуального сообщества (точнее, даже медийно-издательского сообщества) относительно его духовных лидеров, «властителей дум». Новацией является (помимо жестких критериев формирования Экспертного совета) решение не публиковать номера позиций, занятых в рейтинге-100 (если таковое случится), лицами, работающими в группе «Интелрос».

В формализации подобной рефлексии, возможно, и состоит наиболее познавательная и конъюнктурная задача рейтинга. Дело в том, что мы имеем достаточно смутное представление о тех воззрениях и концепциях, которые формируют общественное сознание России и даже – сколь ни парадоксальным покажется этот факт – о той совокупности идей, которые оказывают сегодня реальное влияние на политическую жизнь страны. Несмотря на то, что благодаря многочисленным замерам общественного мнения, формируется более-менее определенная картина настроений отечественного электората, идейная сторона жизни общества практически не фиксируется и не анализируется исследователями (тогда как настроения масс приобретают политическое выражение только, будучи упакованы в определенную систему идей и концепций). Иначе говоря, мы пока еще плохо знаем самих себя.

Рейтинг социогуманитарных мыслителей предлагает экспертному сообществу, занятому осмыслением судьбоносных процессов, которые протекают в России и мире, повысить планку собственной рефлексии и отделить сложившиеся в прошлом стереотипы от текущей, живой реальности.

Группа «ИНТЕЛРОС – Интеллектуальная Россия»