Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №1, 2013

Алексей Залетный
Грег Смит как глашатай «третьей волны»
Просмотров: 1263

Первоначально я намеревался назвать эту часть статьи – «От Адама Смита до Грега Смита». Позднее я отказался от этого намерения. С одной стороны – потому, что такое наименование указывает, куда привел капитализм «свободной конкуренции как «Первой», так и «Второй» волн (выражаясь терминологией Элвина Тоффлера [12]), но не указывает пути выхода из тупика, в который зашло развитие человечества по обеим «волнам». С другой стороны, сопоставление «двух Смитов» не стало новостью уже в первые дни после публикации письма Грега Смита в «Нью-Йорк Таймс», являющегося предметом этой статьи, – как концептуальная основа для понимания последствий движения «невидимой руки» Адама Смита в направлении тех действий, которые послужили причиной публичной отставки Грега Смита из банка «Голдман Сакс».

Также я рассматривал вариант названия этой статьи – «Грег Смит как зеркало «Третьей волны»». «Навеянное» известным ленинским произведением о Льве Толстом, многие максимы которого незаслуженно (а в ряде случаев и намеренно) забыты и не вспоминались даже во время не столь давно прошедшего столетия со дня его кончины, название такое я все же счел не вполне адекватным ее содержанию уже хотя бы потому, что тоффлеровская «Третья волна», – хотя начало ее относится к периоду более чем полувековой давности, – по оценке Э. Тоффлера, так и не заняла лидирующих вершин [12]. Вместе с тем ход истории, что называется, не остановить, и «Третья волна» обороты набирает, поэтому слово «глашатай» представляется нам наиболее уместным для характеристики нашего героя.

Но вернемся к основной нашей теме. Факты о письме Грега Смита известны, но напомним основную суть. В марте 2012 года Грег Смит, один из руководителей среднего звена банка «Голдман Сакс» (конкретно он отвечал за деривативы и некоторые иные финансовые инструменты этого банка в Европе), принял решение уйти в отставку с занимаемой на тот момент должности с одновременным направлением в газету «Нью-Йорк Таймс» (TheNewYorkTimes, далее – NYT) статьи с красноречивым названием – «Почему я [сейчас] покидаю «Голдман Сакс»». В ней сам Смит объяснял причины своей отставки, и объяснял настолько, выражаясь декартовыми словами, ясно и отчетливо, что задачу пересказа его аргументов мы не ставим здесь не только из-за формата статьи, но и из-за доступности первоисточника [11]. Скажем лишь, что «токсичность», «ядовитость» обстановки в банке, где трудился Г. Смит, выражалась в намерении стейкхолдеров (то есть не только формальных владельцев акций или долей в капитале, но и всех фактических выгодоприобретателей) банка обеспечить рост своей чистой прибыли любой ценой, в том числе ценой убытков инвесторов, вкладчиков и иных кредиторов банка. По словам Г. Смита, намерение управлять средствами, привлеченными банком от инвесторов, вкладчиков и иных кредиторов, руководствуясь и их интересами (то есть интересами и их прибыли, по возможности исключая убыточность их вложений), а не только интересами банка, воспринималось стейкхолдерами банка как признак «пришельца с другой планеты». Г. Смит призвал владельцев и других высших менеджеров «Голдман Сакса» вернуться к «клиентоориентированности» банка, к реальному (а не декларируемому) этическому кодексу, состоящему в том, что без блага для клиента банка самое существование банка не может стать долговременным.

Этим утверждением Грег Смит возродил дискуссию о том, что же означает капитализм. Безответственность и аморальность поведения при капитализме нередко оправдывается принципом «невидимой руки», выдвинутым другим Смитом – Адамом. Это утверждение, вырванное из контекста весьма сложного и многогранного философского трактата, нередко совершенно бездумно приводится в оправдание несправедливости, неравенства возможностей, расслоения на богатых и бедных и т. п. Однако в чем же состоял этот принцип? Самое удивительное, что «невидимая рука», согласно А. Смиту, может действовать, если ей не будет мешать не только государство, но и монополии. А именно про монополии обычно и «забывают». Более того, согласно А.даму Смиту, люди могут процветать в своей экономической деятельности лишь тогда, когда они защищены законами от «беспринципного» эксплуататора, кем бы этот эксплуататор ни был [2].

Но ведь именно то же и пытается донести до нас Грег Смит! Он выступает против монопольной власти «Goldman Sachs», власти не только экономической, но и социальной!

Обращаясь вновь к Адаму Смиту, вспомним, что, более того, богатство народов, по мнению Адама Смита, просто недостижимо, если значительная – тем более трудящаяся – часть общества живет в бедности и страданиях. Так, в частности, Адам Смит писал: «Скудное существование трудящихся бедняков, с другой стороны, служит естественным симптомом того, что страна переживает застой, а их голодание – что она быстро идет к упадку» [2, с. 125]. И – еще более широко: «Ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счастливым, если значительнейшая часть его членов бедна и несчастна» [2, с. 130]. Эти утверждения А. Смита неплохо бы «открыть» для себя современным российским апологетам капитализма и чиновникам «от экономики».

А какую же роль А. Смит отводил государству? Российские реформаторы будут потрясены, но А. Смит считал, что именно государство должно заниматься не только национальной обороной, юстицией, обеспечением общественного порядка, но и образованием (курсив мой. – А.З.) граждан. В труде А. Смита этим вопросам специально посвящено два раздела – «О расходах на учреждения для образования юношества» и «О расходах на учреждения для образования людей всех возрастов». Для своего (да теперь и для нашего) времени значимо, что Смит подчеркивал: «Образование простого народа в цивилизованном и торговом обществе требует, пожалуй, большего внимания и содействия государства, чем образование людей знатных и состоятельных» [2, с. 723]. Да, именно государство, а не частные высшие учебные заведения и не частные «меценаты» – как минимум, две последние группы не в первую, далеко не в первую очередь. В этой связи, мягко говоря, неоднозначным представляется бытующее в руководящих слоях страны мнение, что рыночная экономика должна означать в первую очередь негосударственное финансирование образования: даже крупнейший теоретик рыночной экономики считал иначе.

Но самым главным, центральным принципом А. Смита, позволяющим «невидимой руке» действовать, был принцип – не делай другому того, чего не хотел бы получить сам, принцип в основе своей евангельский. Квинтэссенцию этого Адам Смит дал в другом своем важнейшем труде – «Теории нравственных чувств», в главе «О чувстве справедливости, об угрызении совести и осознании добродетели». Вот слова А. Смита: «Если мы имеем в виду поступить так, чтобы поведение наше было одобрено беспристрастным наблюдателем (а обыкновенно это составляет предмет самых горячих наших желаний), то мы должны в таком случае, как и во всех остальных, умерить наше собственное самолюбие и довести его до такой степени, чтобы оно было признано прочими людьми» [3]. И именно этот принцип, и никакой иной, и делает «невидимую руку» работоспособной. Как особо подчеркивает ряд современных исследователей, при игнорировании последнего принципа общество, по А. Смиту, в сущности, распадается, теряя возможность как создания «богатства народов», так и достижения членами общества счастья как такового [13].

Этот же принцип попытался вернуть к жизни и Грег Смит. Статья Г. Смита была  опубликована в «Нью-Йорк Таймс» 14 марта 2012 года в разделе «Opposite Editorial» («Op-ed»), наименование которого дословно может быть переведено как «Альтернативная передовица» (как правило, в нем помещаются аналитические статьи, посвященные «злободневным» темам). На сайте издания его читателями было дано к ней более пятисот комментариев. Подавляющее (около – 80%) из них выражали солидарность с Г. Смитом и поддержку ему. Были и отрицательные: от обвинений Смита в непонимании ключевой ориентации бизнеса на прибыль и в том, что он не написал нечто подобное в первые годы своей работы в «Голдман Сакс», до прямых угроз Смиту по типу предложений «чаще заглядывать под капот его автомашины перед запуском двигателя» и т. п.

Впоследствии ряд крупнейших мировых периодических изданий (Forbes, Time и др.) проявили интерес к теме этого «письма Смита». Симптоматично следующее. Во-первых, выраженных позитивных откликов на письмо среди статей в этих изданиях не было, зато ряд изданий пыталось обратить внимание Грега Смита на якобы «непонимание» им сущности бизнеса как увеличения прибыли, зарабатывания большего количества денег и иных авуаров, а также на недопустимость разглашения корпоративной инсайдерской информации бывшего работодателя Смита; некоторые примешивали к этому даже психологический момент так называемого «кризиса среднего возраста». Во-вторых, высшее руководство банка «Голдман Сакс», публично выступив с заверениями в своей честности, порядочности и следования прочим добродетелям, пытаясь таким образом опровергнуть положения статьи Смита, не обратилось ни в какие государственные органы (в частности, суды) с заявлениями о якобы клевете со стороны Смита. В-третьих, среди мировых изданий, сразу включившихся в обсуждение «письма Смита», практически не было изданий из России и других стран, ранее входивших в состав СССР.

Менее чем через два месяца после публикации письма в «Нью-Йорк Таймс» общественный интерес к теме «письма Смита», да и к личности самого автора, стал утихать. Последнее по времени, что нам известно, – подписание Смитом контракта с французским издательским домом Hachette на издание его мемуаров о работе в «Голдман Сакс» и получение им более чем миллионного в долларовом выражении аванса в счет будущего гонорара. Состоялось это на фоне того, что многие иные мировые издательские дома отказались (или не сочли возможным) сотрудничество с Грегом Смитом как с автором, опасаясь потенциальной, по их мнению, совместной с ним ответственности перед «Голдман Сакс» в случае, если этот банк все же начал бы процедуры преследования Смита [12].

Таковы факты. Факты, лично весьма близкие автору этой статьи, проработавшему более десятка лет в российских (в том числе и с действительным иностранным участием) банках и корпорациях как финансового, так и «реального» сектора и знающего эту среду изнутри. Автор также никогда не разделял благо контрагентов и благо компании, на которую он работал. Автор также не раз и не два подавал в отставку по тем же причинам, о которых писал Грег Смит, и отставка автора этой статьи незамедлительно принималась стейкхолдерами – его работодателями. Автор даже провел небольшое исследование, ознакомив в день выхода статьи Грега Смита в «Нью-Йорк Таймс» и в первые дни после этого с содержанием этой статьи многих своих бывших коллег, к тому моменту работавших в различных организациях различных форм собственности, принадлежащих к различным секторам экономики, имеющих весьма различный размер капитализации – от нескольких миллионов до миллиардов долларов США. Реакция ознакомившихся с материалом была на удивление единообразна – они сочли основной причиной публикации Смитом своих соображений о своем бывшем работодателе неразрешенные личные конфликты с его работодателем (вплоть до стремления скрыть его, Смита, возможные собственные злоупотребления – якобы оппортунистическое поведение по отношению к банку – его бывшему работодателю). Впоследствии все «опрошенные» прервали все ранее имевшие место контакты (как деловые, так и личные) с автором настоящей статьи без какого-либо объяснения причин.

О чем может свидетельствовать подобная реакция и последующие события? Мы понимаем, что принцип «post hoc, ergo, propter hoc» («после этого – следовательно, вследствие этого») применим далеко не всегда, но приведенный случай – тот редкий, когда им, на наш взгляд, можно руководствоваться. Человек, сравнительно долго проработавший в так называемом «частном» секторе российской экономики и заслуживший там «положительную» репутацию, не мог не участвовать хотя бы в нескольких трансакциях или взаимосвязанных группах трансакций по выводу активов (авуаров) за пределы национальной экономики России, где (по месту конечной точки их вывода) безопасность этих активов гарантирована только в том случае, если их владельцы активно лояльны государственным властям этой новой юрисдикции. (Заметим в скобках, что «деловая репутация» автора этих строк в «частном» секторе, особенно «превратном» – финансовом, такова, что он проходит по неформально (и нелегально) созданным оперативным учетам, базам данных и т. п. этих секторов как  persona non grata по крайне широкому спектру оснований.)

То, что «токсичная», «ядовитая» атмосфера есть общее место российского «бизнеса» времен новейшей истории (т.е. с конца 1980-х – начала 1990-х гг.), не есть открытие. Грег Смит приоткрыл «urbi et orbi» («граду и миру») «завесу», за которой скрывается сходная атмосфера внутри ключевых институций мировой финансовой сферы (к числу которых, безусловно, принадлежит и «Голдман Сакс»). Важно, что благодаря «письму Смита» эта завеса стала в глазах обычного «экономического человека» в еще большей степени «новым платьем короля», чем была ранее, и тем самым послужит еще одним катализатором краха современной (не вообще!) мировой финансовой системы – еще раз подчеркнем, что не вообще, а как царства «фиктивного капитала». Доверие инвесторов (тем более «обыкновенных», не «институциональных») к тому конкретному банку, в котором служил Г. Смит, после его публикации подорвано в разы. Так что зададим себе ряд ключевых вопросов, которые имплицитно (пусть и не эксплицитно) ставит перед нами письмо Смита, и постараемся на них ответить, пусть даже в режиме «рабочей гипотезы»:

  1. Почему «Нью-Йорк Таймс» опубликовала «письмо Смита»? Действительно, в раздел «Op-Ed» («Opposite Editorial») ежедневно приходит не одна и не две статьи – «кандидаты» на публикацию в этом издании. Тем не менее, конкретно 14 марта (в 129-ю годовщину кончины Карла Маркса, кстати говоря!) к публикации была избрана именно статья Грега Смита. Ответ может быть таким: возможно, у лиц, аффилированных с «Нью-Йорк Таймс» и ее владельцами, имеются размещенные в «Голдман Сакс» инвестиции, за возврат (даже не за доходность!) которых у инвесторов имеются обоснованные беспокойства. Публикацией такого рода «Нью-Йорк Таймс» выступила, в какой-то мере, кем-то вроде «коллективного Ассанжа», стремящегося повлиять на возврат инвестиций аффилированных с нею лиц «в обмен на» прекращение подобных публикаций против «Голдман Сакс». Относительно быстрое затихание интереса к теме Г. Смита может указывать либо на наличие каких-либо «закулисных» договоренностей относительно возврата соответствующих инвестиций между аффилированными лицами владельцев газеты, опубликовавшей письмо Смита, с одной стороны, и бывшим работодателем Г. Смита, с другой стороны, достигнутых уже после публикации письма, либо на то, что задача привлечения внимания «Голдман Сакса» к теме возможных инвестиций аффилированных лиц «Нью-Йорк Таймс» может считаться на этом выполненной. Но ответ может быть и таким: «Нью-Йорк Таймс», как крупнейшее мировое не только чисто политическое, но и экономико-финансовое издание стремится закрепить свое положение «на острие» развивающегося кризиса капитализма «Второй волны», считая «письмо Смита» важным этапом (или даже феноменом) на пути развития кризисных явлений.

2. Почему Грег Смит передал это свое письмо на публикацию в день своей отставки, то есть будучи фактически еще действующим сотрудником «Голдман Сакс»? Ответ здесь, думаю, прост. За время более чем десятилетней своей работы в «Голдман Сакс» Г. Смит стал носителем столь значительного объема корпоративной информации, что, возможно, не имел фактической (а, не исключено, и юридической) возможности покинуть компанию (банк) без возмещения (реальных или мнимых) убытков, которые «Голдман Сакс» мог получить в результате потенциального «разглашения» Грегом Смитом информации о злоупотреблениях по месту его теперь уже предыдущей службы.

3. Насколько оперативна была реакция мировой экономико-финансовой общественности на откровенные суждения Грега Смита? Не вполне. Статьи в Forbes носят в основном осторожно-критический по отношению к Смиту характер. Привлечение внимания к проблемам этики бизнеса мы можем наблюдать лишь позднее. В частности, статьи Пола Кругмана, известного «гуру» современной американской экономической мысли, стали касаться соответствующей проблематики только примерно двумя месяцами позднее; квинтэссенция их – статья «Великое Отречение» («The Great Abdication») [5], через которую красной нитью проходит идея недопустимости отказа бизнеса от социальной ответственности. Наконец, скандал в банке Barclays с манипуляциями со ставками LIBOR в июле 2012 г. привел не только к отставке его главы Боба Даймонда, но и к возврату им многомиллионной суммы бонусов, ранее полученных от банка [14].

Грег Смит, на наш взгляд, являет собой феномен, знаменующий если не начало действительного перехода к «Третьей волне», то как минимум значительного шага в таком переходе, – тем более что у него появились последователи (явные или неявные), не опасающиеся отрицательных последствий ни для компаний, ситуацию изнутри в которых они знают, ни для себя лично (см., например, [9], а также [7], где анализируется сходная тактика бывшего менеджера табачной компании).

Особенно важным в связи со всем вышесказанным представляется вопрос: «Куда же идет Россия?» Идя de facto по пути построения олигархических монополий, кланово-корпоративных структур (отметим, что современные отечественные мыслители-экономисты характеризуют российский капитализм как «кланово-корпоративный» – см., например, [1]), Россия прямо отрицает идеологию «свободной экономики», и, соответственно, подлинные идеи А. Смита о богатстве народов. Известно, что закат любой социально-экономической системы начинается с появления в ней нехарактерных черт. А когда эти черты доминируют, можно говорить о кризисе и саморазрушении системы. Именно эти утверждения являются лейтмотивом многих статей, написанных не прислужниками современного мирового порядка, а хотя бы немного независимыми и хоть как-то умеющими мыслить людьми. Исходя из идей А. Смита, как мы уже видели, «свободная экономика» и «богатство народов» несовместимы с ситуацией, когда имеются лишь оазисы богатства на фоне почти всеобщей бедности. Идеи А. Смита несовместимы с современным российским капитализмом, который нацелен не на «богатство народов» в целом, а лишь на богатство отдельных индивидов в ущерб остальным гражданам. Симптоматичный пример – многочисленные примеры рейдерства, которые показывают, что собственность простых граждан и мелкого бизнеса (и не только) слабо защищена. Понятно, что такая модель капитализма долго существовать не может. Однако, не дожидаясь, когда современная модель капитализма втянет в свой кризис и другие сферы, уже сегодня можно перейти к новым моделям – «Третьей волне», «Викиномике» и другим, предполагающим, в частности, новую территориальную организацию экономики.

В целом можно вполне определенно сказать, что Грег Смит являет собой воплощение модели, которую мы условно назовем моделью честного и бескорыстного банковского менеджера. Именно эта модель, исходя из буквы и духа творений Тоффлера, должна стать основной в период все же набирающих обороты новых моделей, в том числе и «Третьей волны». И в этом смысле Грег Смит и именуется нами глашатаем последней.

 

 

 

Литература

  1. Бузгалин А. В., Колганов А. И. Глобальный капитал.  М.: УРСС, 2004.
  2. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов.  М.: Эксмо, 2007.
  3. Смит А. Теория нравственных чувств.  М.: Республика, 1997.
  4. Adams S. Did Greg Smith Commit Career Suicide? // Forbes. 15.03.2012. Интернет-версия: http://www.forbes.com/sites/susanadams/2012/03/15/did-greg-smith-commit-career-suicide/ , дата обращения 15.03.2012.
  5. Krugman P. Ignorance Is Strength // NYT. 08.03.2012. Интернет-версия: http://www.nytimes.com/2012/03/09/opinion/krugman-ignorance-is-strength.html , дата обращения 16.05.2012.
  6. Krugman P. Not Again With The Pivot // NYT. 05.03.2012. Интернет-версия: http://krugman.blogs.nytimes.com/2012/03/05/not-again-with-the-pivot , дата обращения 16.05.2012.
  7. Krugman P. The Great Abdication // NYT. 24.06.2012. Интернет-версия: http://www.nytimes.com/2012/06/25/opinion/krugman-the-great-abdication.html , дата обращения 24.06.2012.
  8. Maynard M. Greg Smith's Letter To Goldman Sachs Is Straight Out of Mad Men // Forbes. 14.03.2012. Интернет-версия: http://www.forbes.com/sites/michelinemaynard/2012/03/14/
    greg-smiths-letter-to-goldman-sachs-is-straight-out-of-mad-men/, дата обращения 17.03.2012.
  9. Pavlov M. Rise Of The USA As A Superpower: Can Kin Estates Be The Next Stage? Moscow, 2012.
  10. Preston J. Whistle-Blower Claiming Visa Fraud Keeps His Job, but Not His Work // NYT. 12.04.2012. Интернет-версия: http://www.nytimes.com/2012/04/13/us/whistle-blower-claiming-visa-fraud-keeps-his-job-but-not-his-work.html?pagewanted=all , дата обращения 17.05.2012.
  11. Smith G. Why I Am Leaving Goldman Sachs // NYT. 14.03.2012. Интернет-версия: http://www.nytimes.com/2012/03/14/opinion/why-i-am-leaving-goldman-sachs.html?pagewanted=all , дата обращения 14.03.2012.
  12. Toffler A. The Third Wave.  N.Y., 1980.
  13. Adam Smith: Champion of Prosperity. Статья на интернет-сайте ‘Brits at their Best: Sharing the Inheritance’: http://www.britsattheirbest.com/freedom/f_adam_smith.htm , дата обращения 09.07.2012.
  14. Barclays' ex-boss Diamond gives up $31 million bonuses. Редакционная статья компании CNN, 10.07.2012 (только Интернет-версия): http://edition.cnn.com/2012/07/10/business/barclays-agius-libor-scandal , дата обращения 10.08.2012.

 



Другие статьи автора: Залетный Алексей

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба