Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №1, 2014

Амин Самир
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ЦЕЛЕСООБРАЗНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ РОССИИ СЕГОДНЯ?
Просмотров: 2119

Самир Амин (Samir Amin) 
 доктор философии, профессор, президент Всемирный форум альтернатив,
директор Форума Третьего мира (Сенегал)

Та картина России, которая была представлена мной на предшествующих страницах работы, может показаться слишком пессимистической, особенно в отношении будущего страны. На самом же деле провал нового российского капитализма и его неспособность обеспечить условия для стабилизации должны, наоборот, быть основанием для оптимизма. Иногда в Москве говорят, что Россия, как это было накануне 1917 года, почти созрела для новой революции или радикальной трансформации, способной cкорректировать направление ее развития. Возникает вопрос: через какие локальные и глобальные интересы это произойдет и при каких условиях?

Основные принципы, на которых должны быть выстроены альтернативы нынешней системы в современном мире, просты, ясны и на самом деле понятны многим. С точки зрения внутренней (национальной) программы, эти принципы таковы: (1) смешанная экономика, которая, с одной стороны, дает государству возможность определять ориентацию развития в целом, а с другой – обеспечивает частнособственническому и рыночному сектору уровень прибыли, достаточный для поощрения инициатив; (2) институционализация системы заключения коллективных договоров с участием работников, предприятий и государства; (3) развитие представительной демократии через поддержку инициатив партиципаторной демократии. В глобальном масштабе: (1) организация переговорного процесса по вопросам форм управления экономикой (торговля, потоки капитала, технологические трансферты, кредитно-денежное регулирование) на основе признания разнообразия интересов и неравенства партнеров; (2) признание принципа суверенитета народа, подкрепленное поддержкой прогресса демократизации – фундамента многополярного политического мира. Реализация всех этих принципов позволит пройти первые шаги на пути, ведущем к «длинному переходу к мировому социализму».

Конечно, эти очень общие принципы, справедливые для всех – для Китая или России, для Германии или Конго, – по-настоящему осуществятся, лишь будучи реализуемы на практике с учетом разнообразия объективных ситуаций в каждой из стран.

Для России это означает: (1) ренационализацию крупных предприятий, особенно в нефтяной и энергетической отраслях (тем самым – экспроприацию олигархии); (2) создание новых форм совместного управления (работников и администрации) на промышленных и торговых предприятиях, как на формально общественных (государственных, муниципальных или принадлежащих трудовым коллективам), так и на частных; (3) восстановление и укрепление системы государственных социальных услуг, образования (в СССР находившегося на высоком уровне), науки и технологических разработок; (4) упразднение конституции 1993 года и разработку подлинно демократической конституции путем созыва многочисленного представительного законодательного собрания; (5) поддержку таких форм народного вмешательства в решение вопросов, которые благоприятны для развития партиципаторной демократии; (6) начало широких переговоров между республиками бывшего СССР с целью строительства экономического и политического регионального пространства, в котором будет уважаться автономия партнеров и станет возможно установление режима взаимовыгодной взаимозависимости; (7) восстановление российской военной мощи (до начала всеобщего разоружения, если Соединенные Штаты когда-нибудь будут готовы на него пойти); (8) разработка согласованных коммерческих, технологических и финансовых договоренностей, инициирующих строительство «большой Европы» от Атлантики до Тихого океана; (9) выработка активной и независимой (прежде всего от политики США) внешней политики, направленной на укрепление институтов, отвечающих за строительство многополярного мира.

В рамках рассматриваемой в настоящей работе перспективы альтернативной глобализации, у каждого из государств-партнеров будет, в силу обстоятельств, сохраняться свое конкретное, отличное от других место и роль. Россия должна занять положение как крупного производителя/экспортера сырья (нефти и минеральных продуктов), так и новой индустриальной державы (избавившись от неизбежной подверженности рискам, вытекающим из упования на «конкурентоспособность» на так называемом «открытом» мировом рынке). Китай, для сравнения, займет место новой индустриальной державы, которая подчинит свое производство прежде всего целям расширения внутреннего рынка и лишь в отдельных случаях – работе на экспорт (в противоположность тем принципам, которые упорно навязывает ВТО). Этот вариант будет означать в Китае, как и в других странах Азии и Африки, нахождение приемлемых решений аграрного вопроса, основанных на признании права доступа к земле для всех крестьян (сошлюсь здесь на то, что я писал на эту тему в других работах). Конечно, в России (как и в Восточной Европе) тоже еще существует аграрная проблема, разрешить которую так, как это происходило в развитых центрах мировой системы, развитие капитализма не может. Но здесь эти проблемы находят заметно иное конкретное выражение, чем те, которые характерны для стран «третьего мира» (Азия, Африка и Латинская Америка), и для них требуются соответствующие решений.

Правительство Евгения Примакова основательно приступило к осуществлению программы восстановления экономики в духе приведенных здесь положений, – судя по всему, вполне решительно, но в своих первых шагах весьма осторожно (что легко понять). В то время как Горбачев, возможно, хотел что-то сделать, но не знал, как, – Примаков имел представление о том, как строить «левоцентристскую» экономическую и политическую систему. Примаков стал жертвой, прежде всего, неспособности Коммунистической партии (тогда еще влиятельной) понять и поддержать эту его инициативу. Кроме того, он стал жертвой международной враждебности, главным образом со стороны Соединенных Штатов, но также, к сожалению, и Европы, не отказавшейся от своего намерения «латиноамериканизировать» бывший СССР (а также Восточную Европу – путем ее интеграции в Европейский Союз).

Последствия этой неудачи способствовали первоначальному успеху наступления Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, в центре Азии и в мире в целом и усилили подчинение путинского режима их сиюминутным требованиям. Это привело к тому, что Россия и весь мир оказались перед решающим выбором: либо американские планы будут сорваны (и это стало необходимым условием строительства альтернатив на всех уровнях, от национального до глобального), либо они будут в течение какого-то времени продолжать подрывать потенциал демократизации и социального прогресса во всех странах.

В этой борьбе в России, как и в любой стране, первостепенную ответственность несет народ. Активизация социальной борьбы и борьбы за демократические требования, изживание иллюзий и начало воссоздания новой открытой левой, способной завоевать доверие классов, составляющих большинство народа (с которыми Коммунистическая партия и профсоюзы пытаются продолжать обращаться как с «клиентелой», обслуживающей их краткосрочные политические расчеты), – все это позитивные признаки возможного оздоровления в России.

Не менее важная ответственность лежит на Европе. Европа должна протянуть руку помощи России. Она должна перестать видеть себя в качестве партнера коллективного империализма триады, согласующего свои действия с планами американской гегемонии. Как я уже говорил ранее, для этого ей придется выбраться из той трясины, в которой она завязла.

Путин, возможно, сейчас понял, что цель США и Европы, поскольку она является союзником США, состоит в том, чтобы уничтожить Россию, а не помочь ей в деле обновления. Но система, на основе которой он построил свою власть, не позволяет ему противостоять натиску империалистической триады. Для этого ему придется отказаться от своей поддержки олигархии, эксплуатирующей русский народ. Иллюстрацией к этому драматическому положению дел служит ход событий в Грузии и на Украине. В результате поддержки, которую российские власти оказывали местным сатрапам, рассматривавшимся ими как «друзья», Москва превратила противников этих деятелей в героев, хотя в действительности они были всего лишь примитивными агентами иностранных сил.

На протяжении тридцати лет Соединенные Штаты и Европа получали выгоду от той подозрительности, с которой режимы в Европе, установленные под влиянием Советского Союза, смотрели на демократию. Именно так Лех Валенса, друг Вашингтона и Ватикана, смог представить себя лидером движения за возрождение рабочего класса в Польше (так изображала себя «Солидарность»), в то время как его истинной целью было уничтожение способности рабочих сопротивляться наступлению капитализма. Когда Валенса пришел к власти, он не отдал фабрики рабочим, а продал их за бесценок западным капиталистам. Так законные демократические стремления народов Восточной Европы стали объектом манипуляции и были сведены на нет – точно так же, как большинство левых в остальной Европе были превращены в пособников господствующего империалистического проекта.

Геометрия возможных альянсов с участием США, Европы и России будет играть большую роль в определении хода глобализации в будущем. Здесь возможны две конфигурации: первая – при ведущей роли преимущественного партнерства между Европой и Россией, вторая – в рамках консолидации «российско-американского альянса» на основе решения России стать крупным экспортером нефти в Соединенные Штаты. Создается впечатление, что «совместная борьба с терроризмом» после 11 сентября 2001 года укрепила этот союз. Ясно, что здесь мы имеем дело с совершенно несимметричным партнерством, реализующим не что иное, как реализацию Вашингтоном плана по уничтожению России. Это партнерство вовсе не предоставит России средства для модернизации системы производства; оно тесно связано с интересами российской олигархии и ее подчинением проекту превращения России исключительно в поставщика сырья. Кроме того, оно способствовало проникновению США на Кавказ и в Центральную Азию, откуда Москва сейчас вытесняется. Таким образом, подобная конфигурация не может стать элементом процесса выстраивания альтернативной глобализации.

Но, возможно, таким элементом может стать другая конфигурация. Европейско-российское партнерство могло бы быть выстроено на иных принципах, если бы оно не ограничивалось поощрением экспорта российской нефти в Европу, а сопровождалось бы активной европейской поддержкой модернизации всей российской системы производства. В любой момент, начиная с 1990 года, Европа могла бы взять на себя инициативу, предложив партнерство, способное укрепить автономию обоих партнеров по отношению к Соединенным Штатам. Европа, опасливая, как обычно, не делала этого, боясь столкновения с Вашингтоном и тем самым открывая путь для наступления Соединенных Штатов на Москву. Поэтому российская нефть сейчас предназначена прежде всего для того, чтобы удовлетворять американские нужды, и продается в долларах. Партнерство, при котором бы ее продажи планировались бы в евро, и приоритет при этом отдавался бы Европе, значительно снизило бы зависимость Европы от поставщиков, контролируемых главным образом Вашингтоном, идет ли речь о Ближнем Востоке, Каспийском море или Гвинейском заливе. Поэтому Европа приняла этот исключительно неравный раздел остатков бывшего «советского мира»: Россия и Центральная Азия – Соединенным Штатам, Польша и страны Балтии – европейцам.

Сейчас еще не слишком поздно, чтобы подумать о пересмотре российской политики альянсов. Оппозиция монопольной власти олигархов набирает силу в России. Дипломатические поражения как России, так и Европы перед лицом наступления Вашингтона должны заставить всех подумать еще раз. Необходимо и возможно сближение между крупными евразийскими партнерами (Европа, Россия, Китай и Индия) с участием остальной части Старого Света (в особенности Африки), которое раз и навсегда положит конец планам Вашингтона расширить доктрину Монро на всю планету. Мы должны двигаться в этом направлении, безусловно, соблюдая терпение, но прежде всего – с решимостью.

 

 

Перевод Д. И. Симочкина
(студент магистратуры экономического ф-та МГУ им. М. В. Ломоносова)



Другие статьи автора: Самир Амин

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба