Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Антропологический форум » №9, 2009

Светлана Рыжакова
Представления о святости и священном в латышском фольклоре и народном мировоззрении
Просмотров: 613

Светлана Игоревна Рыжакова

Институт этнологии и антропологии РАН,

Москва

 

Понятие svēts — ‘святой, священный’ и производные от него svētums (‘святость’ и ‘святыня’), svētība (‘благословение’ и ‘благодать’), svētlaime (‘блаженство’), svētīt (‘благословлять’ и ‘праздновать’), svētīgs (‘благословенный’, ‘священный’) составляют в латышском языке важное лексическое и семантическое поле. Эти лексемы регулярно встречаются уже в самых ранних латышских текстах начиная с XVI в.2, не менее частотны они и в балтийской гидронимике и топонимике, и в фольклоре, и в живой разговорной речи.

Согласно довольно широко распространенному мнению, лексема svēts в латышском языке является заимствованием до XIII в. из старославянского святъ (праслав. — *svętъ, ср. рус. святой, при реконструируемом и.-е. *ђ&en) [Endzelīns, Hauzenberga 1934–46]. Предполагается, что эта лексема была воспринята вместе с другой лексикой, связанной с церковной православной культурой, начавшей распространяться в восточных областях Латвии с XI в. Существует, однако, и другое мнение, высказанное и обоснованное В.Н. Топоровым [Топоров 1988: 3–44] и Константином Карулисом [Karulis 1992 II: 336–338], что лит. šventas, древнепрус. *swents и swints и другая связанная с этим корнем лексика существовала в балтийских языках задолго до распространения среди балтов христианства.

Богатая балтийская гидронимика и топонимика (река Sventāja в Лиепайском районе, Svēte — приток Лиелупе, Svitene и другие, см. обширный список гидронимов и топонимов на территории Латвии и особенно Литвы с элементами Švent-, Svēt-, Švint- в статье В.Н. Топорова: [Топоров 1988: 28]), а также наличие в латышском языке первообразного глагола svinēt (см.: [Топоров 1988: 23]) тоже указывают на возможность наличия древнелатышского субстрата в основе латышского svēts. Об этом свидетельствует также то, что в курземских диалектах латышского языка сохраняются такие лексемы, как sventelis (также svētelis) — ‘аист’ (в латышском литературном языке stārķis), sventeļu dienas (svinamie, svētījamie) — ‘праздничные, особо отмечаемые дни’ [Karulis 1992 II: 337; Endzelīns, Hauzenberga 1946 II: 615]. Литовский глагол švęsti — ‘праздновать’, ‘святить’, ‘посвящать’, ‘совершать богослужение’, ‘жертвовать’ тоже представляет более архаичный тип, чем слав. svętiti (см. подробнее об этом: [Топоров 1988: 23]).



Другие статьи автора: Рыжакова Светлана

Архив журнала
№34, 2017№28, 2016№27, 2015№25, 2015№24, 2015№23, 2014№22, 2014№21, 2014№19, 2013№18, 2013№17, 2012№16, 2012№15, 2011№14, 2011№13, 2010№12, 2010№10, 2010№11, 2009№9, 2009№8, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба