Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №11, 2017

Фестивали и конкурсы
Просмотров: 283

На страницах «ДН» — победители Международного детско-юношеского литературного конкурса имени Ивана Шмелёва

 

В Международном детско-юношеском литературном конкурсе имени Ивана Шмелёва «Лето Господне», учрежденном в 2014 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла,  участвуют школьники 6—12-х классов общеобразовательных и православных школ, гимназий и колледжей России, стран СНГ и Зарубежья, а также воспитанники воскресных школ и учреждений дополнительного образования.

Сегодня на страницах журнала мы публикуем эссе победителей конкурса 2017 года, написанные на темы «Герои духа» и «В горнице моей светло».

 

 

 

 Герои духа

 

 Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно  за бесцельно прожитые годы.

Н.Островский. «Как закалялась сталь»

 

 

 

Боровкова Кристина, 11 класс 
(Смоленская область, гесногорск)

 

Встречи

 

Пролог

 

Не плоть, а дух растлился в наши дни,

И человек отчаянно тоскует.

Он рвётся к свету из ночной тени

И, свет обретши, ропщет и бунтует.

 

Безверием палим и иссушён,

Невыносимое он днесь выносит...

И сознаёт свою погибель он,

И жаждет веры — но о ней не просит...

 

Когда я читаю эти вечные строки Тютчева, мне не дают покоя слова «человек отчаянно тоскует». О чем же эта вселенская тоска? Это что, мироощущение современников Тютчева, моих современников? А может, это тоска многих думающих людей по чему-то несбыточному, несделанному? Чтобы растворилась тоска, а жажда веры вновь заполыхала огнем любви, должна произойти Встреча. Та самая встреча, о которой так мудро поведал митрополит Антоний Сурожский: «Встречи бывают разные: поверхностные, глубокие, истинные, ложные, во спасение, не во спасение, с человеком, с искусством». Мне выпала встреча с удивительным писателем, чья жизнь являла собой образец жертвенности, смирения, подвига, духовного героизма. Свою жизнь он посвятил литературному труду, а самой большой любовью его стала «лапотная, странная, богомольная Русь».

 

 

I. Встреча-удивление

Мученик за веру и творчество Василий Акимович Никифоров-Волгин

 

 

Есть Бог, есть мир. Они живут вовек.

А жизнь людей мгновенна и убога.

Но всё в себя вмещает человек,

Который любит мир и верит в Бога.

Н.С.Гумилёв

 

 

Василий Акимович Никифоров-Волгин... Православный писатель. Слагатель благодарений молящейся, кающейся России. Знаковое имя. Оно состоит из двух слов: «Никифоров» и «Волгин». Сколько Никифоров на Руси пахали землю, сеяли хлеб, тачали сапоги! «Волгин»... Чем-то гордым, волнующим, необъятным веет от этого слова. Волга — матушка всех рек, она поит нашу родную землю, орошает ее, дает ей жизнь. Так и творчество Никифорова-Волгина питает своими живительными родниками каждого, кто однажды открывает его искренние, «согретые жаром православной души» книги. Скупые строки его биографии (до 1991 года писатель считался запрещенным) раскрывают перед нами человека сильного духом, бессребреника, мастера.

1901 год. В старинном селе Маркуши в семье сапожника родился будущий писатель. С детства полюбил он волжские дали, колокольный звон, народные праздники. Окончил всего 3 класса церковно-приходской школы. Всю жизнь занимался самообразованием. Революцию 1917 года воспринял как катастрофу. Стал православным писателем, воплотившим в своем творчестве «святые глаголы Писания», любовь к России и мучительные раздумья о ней — «России монашеской, в молитве сгорающей, и России разбойной, глумящейся над верой».

Читая духовные рассказы Никифорова-Волгина из циклов «Дорожный посох» и «Земля-именинница», я думаю о том, каким духовным героем был этот человек.

 

 

II. Встреча-переживание

 Размышления о добре и зле

 

 

Я думал о таинственных жутких путях русской души, о величайших падениях её и величайших восстаниях.

В.А.Никифоров-Волгин

 

 

Всегда ли зло побеждает добро? Вопрос философский, неразрешимый. Но ответ удивительно прост. Вы что предпочитаете, бездну или взлет? Никифоров-Волгин верит в героическое возрождение человеческой души. А ведь на календаре знаменательная дата — 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции, 1917 год... Что он изменил в мировоззрениях, жизнях людей? Почему Россия, знаменитая своими сокровищами, собственными руками разрушила все, решив строить новый мир, где «кто был никем, тот станет всем»? Смогут ли эти строители приумножить или построить новые духовные ценности? Не будет ли их жизнь бесцельной, мучительной?

Вот рассказ «Оскудение». В нем писатель показывает нам жестокую правду истории, слагавшуюся в те времена совсем иначе, за что поплатился и он сам. По заснеженному полю едут рассказчик и пожилая монахиня. Матушка говорит, что подъезжают к «Пригвожденной Богоматери». Значит, скоро монастырь. Но что это за редкая икона? Все знают Смоленскую, Казанскую, Донскую. А здесь — Пригвожденная. Вместо ответа монахиня подводит героя к придорожному кресту с Суздальской иконой Богородицы. Рассказчик поражен: «Я вгляделся в образ. Чья-то кощунственная рука вбила в глаза Богоматери гвозди». Но все равно ее лик светится любовью к каждому, молящемуся на нее или оскверняющему, бесцельно живущему или в труде и молитве нашедшему счастье.

Что же случилось с Россией, где раньше звучал благолепный малиновый звон, где время мерили церковными праздниками и молились на краюшку ржаного хлеба? Василий Акимович Никифоров-Волгин ясновидящей любовью верит: ужаснется человек содеянному, покается, как в рассказе «Безбожник», заплачет горькими слезами... И возродится, восстанет душа его, служить будет миру и людям во имя истинной цели, следуя собственному духовному призванию. Так же, как возродился и сам писатель: не телесно, но духовно.

...Май 1941 года. Арест органами НКВД.

...Декабрь 1941 года. Расстрел в Вятской пересыльной тюрьме за «вредоносные книги, разрушающие мораль советских людей». Но спустя десятки лет ожили трепетные, трогательные рассказы, в которых хранится истинная любовь к родной России. А за что ее любить? «Дитя она — Русь! Цвет тихий, благоуханный... Кроткая душа Господня. Дитя Его любимое. Неразумное, любое. А кто не взлюбит деток, не умилится цветикам? Русь — это кроткая душа Господня...»

Так как же мы должны жить? «Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно...» Так ее прожил В.А.Никифоров-Волгин. А встреча с ним дала и мне ответ на этот сложный вопрос.

 

 

 

Шахматова Екатерина, 7 класс
(Новосибирская область, гскитим)

 

Рассказать тебе сказку?

Сказку о тебе, о земле, о шелковой воде, которая ласково обнимает золотистые берега. Сказку о звездном небе, шепоте ветра, цветочных полянах и утренней алмазной росе.

Может быть, тебе интересна сказка о людях и Боге? Ты, человек, одно из самых удивительных и совершенных созданий неба, думал ли ты когда-нибудь о Боге? Как ты думаешь, какой Он? Прекрасный человек в длинных одеждах из обрывков тумана, который крошит пряники в птичьи кормушки и подкладывает детям звезды в карман? Или суровый владыка, восседающий на небесном троне и внимающий тихим, торопливым молитвам с невероятной чуткостью? Каким бы Он ни был, Он стоит за нашим плечом и вдохновляет нас. Вдохновляет на подвиги. Его взгляд проникает в трещинки на доспехах, Его тяжелое дыхание ласкает наши горящие щеки. И вот люди поднимают мечи, встают с пропитанной кровью и слезами земли, бегут навстречу боли и ужасу — и все это ради Бога. Ради мира, добра и неба.

Герои могут быть разными. Вспомни суровые и печальные лики святых. Подумай о том, насколько удивительно сильны эти люди. Представь темно-алую кровь мучеников, темнеющую на светлых одеждах, подобно лепесткам мака, представь священника с посеревшим от усталости мудрым лицом, который крестит дрожащей рукой уходящих на войну солдат, представь, как чьи-то пересохшие губы шепчут слова молитвы — шепчут тихо, испуганно, с щемящей нежностью и светлой печалью. И слова этих молитв взлетают высоко в голубое небо, вспархивая с губ, подобно мотылькам. Есть что-то в этих людях, что-то вечное и глубокое, что делает их героями.

Вспомни русских солдат, которые шли на войну, держа дрожащие руки у сердца. Вспомни все, что ты слышал о них, и представь толпы бледных испуганных юношей, молящихся за свою Родину, толпы грязных и вспотевших мужчин, которые с болью смотрели на небо и целовали землю, ощущая запах недавно прошедшего дождя. И в них есть это — только это и помогло им. И небеса до сих пор помнят светлые, испуганные и бесстрашные взгляды этих героев.

Вспомни длинные, пропахшие ладаном церковные залы, мерцающие в полумраке не то звездами, не то золотом. Вспомни ослепительные сияющие купола, скребущие синеву небес, и цветные стекла витражей, вспомни иконы, покрытые множеством ласковых и искренних поцелуев. Красиво, правда? А знаешь, сколько людей пожертвовали своими силами ради этого? Создание чего-то красивого, святого и вечного — подвиг. И люди, своим терпением и трудом сделавшие это, — герои.

И в каждом человеке живет истинный герой: в человеке смешались недостижимый космос, мощь и сила океана, ласковый, но обжигающий свет огня. Мы подобны игрушкам, ценным и хрупким, но в своем стремлении к вечности мы сильны, отважны и до боли прекрасны. История человечества тянется бесконечной сияющей дорогой, омытой кровью и сияющей рассыпанными на ней звездами. И по этой дороге истории всегда смело шагал человек, обычный живой человек с невидимыми могучими крыльями за согнувшейся от усталости спиной, шагал и с помощью силы духа творил все самое великое и прекрасное. Посмотри на небо за окном — усеянное ли звездами, ясное и чистое, или затянутое тяжелыми серыми занавесками хмурых туч. Это небо отразилось в миллионах глаз, вдохновило многих на отважные поступки или на создание музыки и стихов. Посмотри на него и соверши подвиг, который сделает тебя героем. А потом закрой глаза и услышь, как белоснежные облака или пахнущий цветами ветер шепнут тебе в самое ухо: «Спасибо...»

Рассказать тебе сказку? Сказку о героях духа, сказку о небе, добре, солнце, ромашках, звездах и мотыльках? Сказку о крови, боли, сказку о поражениях и победах?

Хотя, знаешь... Рассказывать ее не имеет смысла — ведь ты знаешь ее давным-давно. Ты и сам герой этой сказки.

Эта сказка называется «Жизнь», и ее автор — призрачный человек, улыбающийся и всесильный. И пишет Он ее там, на небе, усеянном звездами и укутанном облаками небе.

 

 

 

Ухова Мария, 8 класс 
(Московская область, Истринский район, савловская Слобода)

 

Герои — люди, готовые пожертвовать собой, своими интересами ради окружающих. Герои России — ее цари, ее реформаторы и военачальники, ее солдаты и просто люди, которые самоотверженно служили и служат ради ее процветания, ради благополучной жизни ее народа.

Но мне хочется рассказать о людях, которые совершают менее заметный, но, может быть, более значимый подвиг — спасают человеческие души. Эти люди — священнослужители. Они помогают людям, приходящим в Дом Божий — храм — за утешением и наставлением, чтобы попросить помощи или поблагодарить за дарованные блага.

Храмов много, но у каждого человека есть какой-то свой, самый родной и близкий для него. Для меня такой храм находится в городе Суздаль, в городе церквей. Множество золотых маковок тянутся к небу, сверкая на солнце. На берегу реки Каменки стоит белокаменный Александровский монастырь. Он небольшой: храм, колокольня да пара келий. Но удивительно, как маленький однокупольный храм, лишенный всяких украшений и кажущийся звеняще пустым и суровым, преображается, когда в алтаре за Царскими вратами раздается возглас: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков». На амвон выходит седовласый монах-священник, и начинается служба. Все погружаются в древние слова молитвы, возносящиеся под купол храма.

Седовласый монах-священник — настоятель этого монастыря, архимандрит Авель. Он кажется одновременно далеким, когда предстоит в молитве перед алтарем, и очень близким, родным, когда окидывает отеческим, наполненным бесконечной любовью, взглядом прихожан.

Этот монастырь стал моим вторым домом, а батюшка Авель — моим духовным отцом. Мы часто ездили к нему, когда я была совсем маленькой. Мне рассказывали, что я в три года ходила за кадящим батюшкой, собирала благоухающие камни ладана и складывала в карман под молнию, чтобы «благодать не улетела». Прошло немного времени, и батюшка благословил меня помогать собирать догоревшие свечи на подсвечнике. Я помню, с каким нетерпением ждала, когда догорит свеча и можно будет потушить огарок. Совсем маленькой, я простаивала всю долгую монастырскую службу, наблюдая за десятками завораживающих меня огоньков. С девяти лет батюшка разрешил мне подпевать на клиросе. Сначала у меня не очень хорошо получалось — наш регент часто меня поправляла, но, со временем я выучила монастырские распевы и стала полноценным членом хора. Только недавно я поняла, как мудро поступил батюшка Авель, поставив меня у подсвечника, тогда я перестала отвлекаться от службы хождением по храму, а с назначением в хор — и мыслями. Наш духовный отец очень щедр на любовь: если водосвятный молебен — все мокрые с ног до головы, если Пасха — то похристосуется и обменяется крашеными яйцами со всем приходом, а на Рождество Христово сладкий подарок получила даже моя маленькая сестренка, хотя она еще была у мамы в животике.

Но главное, ради чего к нему едут люди с разных уголков России, это молитва и духовный совет. Нас с отцом Авелем разделяют триста километров, и каждый раз, когда удается приехать к нему, для нас — маленький праздник. Чтобы успеть на литургию, нам приходится вставать в четыре часа утра. Дорога проходит незаметно, когда наблюдаешь, как меняется пейзаж за окном: ниже становятся дома, чаще появляются деревни, гуще становятся деревья. Наконец из-за деревьев начинают проглядывать купола церквей — мы почти на месте. Проезжаем старинные улицы, торговые ряды, несколько больших храмов, окруженных крепостными стенами.

Приехали! Входя в храм, понимаешь, что долгий путь был проделан не зря. Батюшка нас встретит, благословит, что-то скажет родителям, обнимет нас с братом. Брат встает у подсвечника и, как я раньше, караулит свечи, рядом папа с мамой, я встаю на клирос. Служба идет своим чередом.

В нашем храме очень долгая исповедь — почти два часа. Пока мы, исповедовавшись, успеваем выйти наружу почитать книги в церковной лавке или тихонько побеседовать, батюшка не позволяет себе даже присесть, лишь изредка обопрется об аналой и прильнет к голове кающегося чада. А если исповедь слезная, если человек действительно осознал свои грехи, отец Авель так скорбит и молится вместе с ним, что, как стон, слетает с его губ «Помилуй, Господи».

Очень интересно наблюдать за малышами, приходящими на свою первую исповедь: волнуясь, на негнущихся ногах подходят они к аналою, а батюшка нарочно строгим голосом говорит: «Ну, иди сюда, "великий грешник"». И, внимательно выслушав эти «ужасные» грехи, с торжественным видом отпускает их; малыш спешит в объятья мамы, больше него волновавшейся за своего карапуза. А когда малыш отойдет подальше, батюшка оборачивается к прихожанам и произносит: «Нам бы такие "страшные" грехи исповедовать.

Отец Авель все свои силы отдает приходу, каждую минуту беспокоясь о нас и наших проблемах. Он все время выглядит задумчивым и печальным, переживая горе каждого вместе с ним. Но в Пасхальную ночь батюшка преображается, он как бы молодеет, и его ликование передается и нам, полусонным и уставшим. А на трапезе, среди оживленно беседующих прихожан, мы замечаем, что наш батюшка уснул, так и не притронувшись к пасхальным угощениям, тогда келейник трогает его за плечо и произносит: «Пойдем, отче, я провожу тебя в келью».

Отец Авель для меня герой духа, и без сомнения можно сказать про него: он живет так, что ему не будет мучительно больно за бесцельно прожитые годы, потому что его цель — это служение Господу и людям.

 

 

 «В горнице моей светло...»

 Размышления о прошлом, настоящем и будущем моего края

 

Титович Александр, 6 класс
(Ростовская область, гуково)

 

Бескрайнее море степей, бушующий ветер, пение птиц. Это моя Родина, мой любимый край. Часто с семьей в выходной день мы едем за город. Родители хотят отдохнуть от тяжелой работы, а я люблю побегать и пожарить с папой и братом шашлыки.

Весна! Степь в это время года особенно красива. Вы только представьте: голубое небо, а по нему плывут пушистые облака, лучи солнца поблескивают в воздухе и касаются твоих щек.

Небольшие кустики пестрят разными цветами. При виде розовых, красных и синих радуется душа. Если пройти еще немного подальше, то мы увидим озеро фиолетовых ирисов. А какой аромат стелется вокруг него!

Где-то, шурша крыльями, пролетят куропатки. Взлет спугнул фазанов: те стайкой побегут к островкам с пышной зеленью и что-то прокричат. Наверное, недовольны, что мы их потревожили.

Ой! А какие ароматные степные грибы! Режешь их ножиком, а они хрустят и издают такой приятный запах, что даже хочется сразу их съесть.

Лето. Хорошо у нас и в это время года. Белым пухом, как снегом, украшена степь. Это цветет ковыль. Как в море волны, так и он колышется от каждого дуновения ветерка. Хочется упасть в эту перину пуха и забыть обо всем...

Лежишь, смотришь в небо, мечтаешь и думаешь, как все-таки хорошо жить, дышать и любоваться этой красотой.

Хорошо смотреть на папу и маму, они тоже любят подурачиться на природе. Вообще, они как дети! Они любят друг друга, жалеют друг друга, беспокоятся и радуются вместе. Я их очень люблю! Хочется, чтобы они были всегда вместе. У нас в семье живет теплый огонек, и пока он горит, в нас царит счастье и любовь.

Вот вам и Родина, и дом, и семья. В любой природе, как и в жизни, есть что-то яркое, что-то темное. Хочется побольше яркого и светлого, а темное пусть обходит стороной мой дом, мою Родину, мою Россию!

 

 

Алисова Полина, 8 класс
(Тульская область, гфремов)

 

Мы часто слышим «русская душа», «русский характер». Так трудно понять ее, эту душу. Особенно человеку, далекому от России.

Широка моя страна, необъятна, не пройти ее и за пять лет. Все в ней есть: и моря, и горы, тундра и пустыня, тайга и степь. Будешь лететь, шагать, ехать, все равно не узнаешь ее всю, былинную, великую, прекрасную. А сердцем обнять можешь, а душой крылатой окутаешь, любовью своей нежной согреешь.

Моя Россия — это моя семья, мои корни, которые питают меня, вливают в жилы мои мощь и силу предков, и в душу — бесконечную живую нить любви от прадеда к внучке и обратно.

Мой папа из Тулы, вырос и пустил свои корни. И деревня моя родовая, под стать всем нашим предкам, называется Толстая дубрава. В этой дубраве мне полкладбища родня, здесь мои корни, моя душа и любовь.

Если вы хотя бы раз бывали на сельских кладбищах, то вы уже на треть разгадали извечную тайну рождения и воспитания «русской души». Здесь тепло и уютно, будто тысячи ладошек прикасаются к тебе, приветствуя и радуясь. Мои дедушки и бабушки, прабабушки и прадедушки жили и умирали на этой земле. Чистые, аккуратные холмики, и выжженные на солнце лица с фотографий улыбаются тебе, светятся глаза в лучиках морщинок. Мне не грустно, я будто впитываю силы на долгую и трудную жизнь. И это частичка моей души.

Нигде нет таких храмов, как у нас. Большие и величественные, маленькие и уютные. Светятся их маковки на солнце, точно тысячи свечек горят над моим степным краем. И в какую сторону бы ты не пошел, обязательно благословит тебя Храм-батюшка, проводит Царица Небесная ласковым взглядом.

Есть в нашем крае деревушки, вслушайтесь, вдумайтесь, перечислите их, и получится сама собой молитва: Тюртень, Благодать, БоговоКадное, Ясеневая, ЯблоневоВязово, Новопокровка, Новокрасивое.

И во всех этих селах звонят на православные праздники колокола. И сердце сжимается, а потом выплескивается от смешанных чувств счастья, радости, блаженства. Этому дано точное название — благодать Господня. Именно о ней до конца своих дней тосковал Бунин. Без него, без этого томления души, маялся русский до боли, до криков И.С.Шмелев. Ну как тут объяснить иностранцу, что весной сольются воедино запахи жасмина и яблони с трелью соловья, и вкрадчиво, а затем громко и торжественно прозвучит пасхальный благовест. И душа выпорхнет и запоет, обнимая всю Россию, всю, что не обойдешь и не объедешь.

Но это только половина моей души, половина моего «русского характера». Вторая моя половина в Сибири, за тысячи километров отсюда, где родилась и выросла моя мама. За тайгой, за лугами и лесами в таежной дымке люди в годы войны сохранили важнейшие реликвии и, что самое главное, веру в Бога. В семидесятые годы прошлого столетия здесь вели церковный календарь. На Рождество наряжались «шулюканами». На Троицу приносили свежие ветви березы, а в Вербное воскресенье пучки живой вербы. Конечно, освятить было негде, ближайший храм был в Томске. Наверное, Господь сам освящал Свои дары.

Неразделима, нераздвоима, живет моя душа и в Томске, и в Туле, и в Карелии, и на Алтае. Русский дух, сила и мощь передаются по наследству к новому поколению, чтобы сохранить лучшие качества дедов и прадедов.

Вот и весь секрет!

 

 

Сидорова Алина, 10 класс 
(г. Донецк)

 

Давайте представим, что все хорошо, нет злобы, войн, преступности, политических репрессий, терактов и радикального способа достигать своих целей. Нет в мире ни единого минимального проявления агрессии. Даже не в мире — слишком много счастья тогда подарит нам Бог, и, вероятнее всего, разрушится некий баланс, — пусть хотя бы в одном государстве так произойдет. Что же настанет? Опустеет ли жизнь без бесконечных новостей по телевизору с ошеломляющими, ранящими трагедиями?

Иногда мои фантазии такого рода в моей же юной (и оттого довольно светлой) головушке проникаются реальными образами. Будто бы мой город наполнен неведомыми искрами и звоном юношеского смеха, словно тот колокол в Храме Христа Спасителя, где мне удалось побывать недавно. И тогда же мне чудится, что никакой войны нет. И не было. И никогда не будет больше. Только умиротворение, которое вместе с тем сплетается плотными шерстяными нитями с возбужденными толпами в городских парках, возле достопримечательностей, кинотеатров. Будто бы снова к нам едут туристы с забавным акцентом, а аэропорт, недавно построенный, принимает гостей и бережно отправляет их на Родину. Будто бы так, как раньше. Но... просыпаюсь. Начинаю все осознавать заново, и тогда прихожу к такому разочарованию, моральному опустошению, похожему на то, как у малыша отнимают любимую игрушку, уже такую потрепанную и кое-где рваную… Никто из взрослых не понимает, как важна эта игрушка. Так никто из властей и хмурых военных не понимает, как мне хочется мира в Донецке. Да! Я оттуда. Но это не так важно. В мире должно все быть хорошо не только в моем крае.

Мне хочется так много, но я понимаю, что лишь со временем мы придем к желаемому. Помните же, что «без труда не выловишь и рыбку из пруда»? Я помню! И верю. Я никогда не теряю надежду, потому что понимаю — без нее жить еще более трудно, чем без мира в городе. Тут же я думаю, что те военные с вражеской стороны — истинные взрослые. Знаете «Маленького принца» у Экзюпери? Там взрослые действительно отвратительные — просто необыкновенно! Почему-то мне их жаль. Я никогда не забуду: «Не суди и не судим будешь». И я тоже не хочу, чтобы кто-то посмел судить меня за то, что я жалею глубоко потерянных. Я желаю им Света!

…У каждого города отдельная история. Даже если он совсем небольшой, то за ширмой загадочного прошлого скрывается много всего. Мой Донецк не всегда был таким, не всегда так назывался — ранее Сталино, позднее — Юзовка, в честь британского промышленника и основателя города Джона Юза. Со временем Донецк стал великим городом: в тот же медицинский университет ежегодно приезжают сотни ребят.

Если приезжать на Донбасс, то без знакомства с розами не обойтись. Нестандартно пышные, яркие, ароматные розы — донбасская традиция, которую берегут, лелеют и любят.

Некоторые вещи исчезли после начала войны: авиаперелеты, электрички и поезда. За почти три года исчезли почтовые письма, прогулки ночью (комендантский час ведь). Но я ценю то, что есть.

Настоящее Донецка мне почти нравится. Признаюсь, что иногда я все же засматриваюсь на другие города: Ростов, Москва... Но сердце мое навсегда привязано к Донецку. Я-то знаю, куда оно хочет, в какие края.

Будущее Донецка — реальное. Там к жителям не относятся, как к подопытным, а город не сравнивают с Чернобылем. Мы не «мутанты», не «гибриды». Нужно действовать, тогда все получится. Будущее моего края, моего уставшего Донбасса — Мир. Мы не можем не справиться!

Мне время от времени чудится, что так нужно, и что все испытания — на выносливость. Мне нравится, что война даже что-то особенное пробуждает. Например, мы начали ходить в церковь, молиться утром и вечером.

Мой край — это Любовь. Бесконечная, искренняя. Знаете, как пес любит хозяина? До самой смерти. Японский Хатикождал своего хозяина более десяти лет. Так и я — пока мое сердце бьется, пока надежда плещется внутри, пока циркулирует воздух, и точеные позвонки остаются на месте, я продолжаю любить.

Я поделюсь тем, что сейчас чувствую. Это мое стихотворение, написанное только что под вдохновением. Может, где-то ритм сбивается, рифмы плывут, но предположим, что так стучит мое сердце, хорошо?

 

 

Здесь тебя любят и ждут,

Обнимают, чешут за ухом.

Если нужно — укроют грудь,

Не позволят пасть духом.

 

Здесь тебя не пускают

На фронт и на гибель,

На шум разрывается — лает

Собака, заставшая ливень.

 

Здесь всё почти как всегда:

И солнце, и розы.

И не хочется куда-то (на острова),

Мне нравится тут,

Даже если замерзну.

 

Мне нравится тут,

Даже если надо ждать вечно.

Мне нравится тут.

Донецк — бесконечен!

 

 

Кулешов Серафим, 9 класс 
(Ростовская область, гаганрог)

 

«Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение свое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение». Евангелие от Матфея 19:21-22.

Не смог две тысячи лет назад библейский юноша расстаться с богатством. А черниговский дворянин в полной мере исполнил завет Спасителя. Было это в начале XIX века. И звали сего подвижника Павел Стожков. Огромное наследство, полученное от отца, он раздал нуждающимся. Темным крепостным крестьянам даровал вольную. Взяв родительское благословение, юноша отправился в путь. С посохом в руке и заплечной котомкой пошел молодой паломник по святым местам матушки России. 10 лет странствий, беседы с удивительными людьми закалили горячее сердце христианина. Промысел Божий привел его в южный портовый город Таганрог. Совсем не безлюдным было это место, не похожим на лесные дебри севера России и глубокие пещеры монахов Киева. Торговая жизнь кипела в Таганроге. Выходцы из России, Греции, Османской империи, Ближнего Востока вели здесь бурную коммерческую деятельность. Город задыхался в житейской суете. Нужен был человек Божий. И Господь даровал горожанам святого Павла.

Святость Павла Таганрогского многогранна. Он сочетал в себе черты блаженного и праведного, пророка и пастыря, хотя и не имел священного сана. Абсолютно очевидно одно — это величайший святой. Величие Павла Господь явил всему миру небесным знамением. 20 июня 1999 года, в день прославления, во время Божественной литургии на фоне ясного неба солнце украсилось нимбами разноцветной радуги. Светило, обрамленное радужным ожерельем, водрузилось над куполом храма. Канонизация подытожила многочисленные доказательства святости избранника Божьего.

Ежегодно идет крестный ход из Ветова в Таганрог. По пути христиане делают несколько привалов. Последний — в селе Приморка, где наша семья проживает на летних каникулах у бабушки. Однажды папа спросил пожилого бывалого пилигрима:

— Вы проделываете такой длинный путь пешком, а от Приморки до Таганрога едете на электричке. Почему?

— Потому, сынок, — ответил бывалый, — ночью с детьми идтить несподручно, а ежели поутру — на обедню опаздываем. Зараз самое подходящее — колесный транспорт.

Тогда отец и решил: а что если недостающий отрезок пешего пути выполнить нашей семье? Все дружно согласились.

Восходящее июньское солнышко игриво ласкает изумрудный ковер степного разнотравья, отражаясь в мириадах зеркал утренней росы. Свежо и пряно пахнет молодой полынью, чабрецом, мятой. «Ку-ка-ре-ку!» — запоздало голосит деревенский петух. Мы уже давно проснулись. Деревянную калитку степенно открывает строгая, но милая бабушка Александра. Тяжелым медным крестом она благословляет папу, маму, меня и сестру Аню, окропляет в путь святой водой. Крестный ход начался. Папа, взглянув на часы, отмечает в своем блокноте время. «Для истории», — поясняет нам. Конечно, больше мы похожи на обычных путешественников. Одежда походно-спортивная, за спинами — рюкзаки. Вместо величественных хоругвей — маленькие иконки и нательные крестики.

Идем гуськом по узкой тропинке. Впереди — папа, за ним сестра Анна, семнадцатилетняя красавица с пшенично-рыжей копной волос, выбившихся из-под косынки. Аня обула в дорогу босоножки на высоких каблуках. Немудрено, что, едва отойдя от дома, она заныла:

— Ой-ой, я не могу, у меня все ноги болят.

— А зачем такие каблучищи? Говорили тебе, не на дискотеку идешь, — резонно заметил отец.

— Досвидули. Дойду как-нибудь. Че я, как дурочка, в лаптях должна ходить?

— В лаптях, как раз, умные ходили. Они бы сейчас не помешали.

— Ну ладно вам ссориться, — вмешивается мама, — у нас же все-таки крестный ход...

Она приостанавливается и вынимает из своего рюкзака кеды. Мамин сюрприз ошеломляет модницу:

— Досвидули. Я че — бабка старая?

— Где это бабки в спортивных кедах ходят? — съехидничал я. Сообща уговариваем нашу модницу переобуться.

— Все, молимся! — командует отец и тут же запевает: «Святый праведный Отче Павле, моли Бога о нас». Мама подхватывает. Преодолев стеснение, поем и мы с Анютой.

Солнце уже припекает, летняя жара набирает силу. Подходим к источнику. Его живительная влага как нельзя кстати. Из толщи грунта бьет серебристый клокочущий ручей. Устремляясь в низину, он образует маленькое, словно игрушечное, озеро.

— А вот и наш Байкал, — шутит мама.

— Хорошо, что купальник надела, — радуется Анюта. Мгновение, и она уже в глубине водоема.

— Серафим, прыгай! — звенит голос юной паломницы.

Опускаю руку в ледяную воду. Бр-р-р. Холодно.

— Ты ж мужик, не трусь, — подзадоривает сестренка.

Я собрался с силами и нырнул. Дыхание перехватило, мышцы ног свело судорогой. Попрыгав по ребристым камешкам, согрелся, пришел в себя. Анна в очередной раз вынырнула из воды и завизжала:

— Ой, тушь потекла! Как же я на людях покажусь? Ой, глаз течет. Ой, щиплет. Ой, ой, ой!

— Водой ключевой промой хорошенько, — посоветовал папа, — все будет нормально. Доброго дела без искушения не бывает. Тебе за твои труды и страдания блаженный Павел хорошего жениха пошлет.

Наконец мы добрались до города. Увидев трамвай, надумали схитрить, воспользоваться услугой транспорта, очень уж ножки ныли. Но не тут-то было. Решили потрудиться ради Благодати Божьей — нечего себя жалеть. Проехав одну остановку, трамвай сломался. Снова пешком. Чем ближе цель, тем меньше сил.

И вот уставшие, но счастливые мы у каменных стен Свято-Никольского храма, выкрашенных золотистой охрой. Там, в раке, покоятся мощи старца Павла. Однако врата церкви оказались закрыты — проводилась уборка. Папа со свойственной ему непосредственностью громко запел тропарь: «Взыскуя Отечества Небеснаго». Дверь приоткрылась, и в проем выглянула изумленная прихожанка:

— Ой, родненькие, вы к батюшке Павлу? Подождыть трэшкихай полы просохнуть, — певуче проговорила она.

Терпение, терпение и терпение — без него никак нельзя. Это знает каждый христианин. Минут через пятнадцать мы вошли. Совершив крестное знамение, поклонившись, по очереди прикладываемся к распятию Спасителя, образу Божьей Матери, престольной иконе святителя Николая, мощам праведного Павла — ангела-хранителя нашего города. У каждого свои сокровенные просьбы к святому. Позже мы поделились друг с другом «секретами». Жизнь показала: все наши молитвы были услышаны. Родители благополучно отметили двадцатилетний юбилей совместной жизни. Анна познакомилась с хорошим парнем, скоро у них будет свадьба. У меня замечательно увеличился объем движений левой руки, парализованной с рождения. Слава Богу, Пресвятой Богородице и праведному Павлу! Знаменательно, что в 2017 году два юбилея: годовщина общецерковного прославления святого Павла и 225-летие со дня его рождения.

Это стихотворение я посвящаю нашему покровителю и помощнику — блаженному праведному Павлу Таганрогскому:

 

Оставив свой родной Чернигов,

Пришёл жить Павел в Таганрог.

Блаженного приял вериги,

Чтоб ближе стал к южанам Бог.

 

Сменил богатые одежды

На ризу грубого сукна.

Взял посох веры и надежды,

Чашу Христа испил до дна.

 

Творец избранника прославил,

Светил движенье изменив,

И радугу блистать заставил,

Как нимб, на солнце водрузив.

 

PS: Кто-то задастся вопросом, почему я рассказал именно эту историю? Почему привел в пример данного святого? И я отвечу: Павел Стожков обменял богатства на простую жизнь христианина в небольшом городке. Если бы он не пришел в Таганрог для нас в прошлом, то, возможно, и не было бы такого будущего: светлого, спокойного, с верой в душе.

 

 

Максудов Алибек, 10 класс 
аратов) 

 

Трагическое событие, произошедшее около 100 лет назад, принято называть Великой Октябрьской Социалистической революцией. Оно достаточно сильно повлияло на будущее и настоящее нашего народа и края. Революция перевернула мир «с ног на голову», изменив или даже искоренив все традиции и исторические устои. Основополагающим у революции был лозунг: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим...»

Активисты революционной борьбы свято верили в правильность выбранного курса. Большевистская власть, казалось, сделала все возможное, чтобы не сбиться с выбранного пути. Вся государственная машина и все области человеческих отношений строго держали курс на маяк коммунистической идеологии, обещавшей народу построение нового, свободного от старых «пережитков» общества. Все механизмы власти были обращены на ликвидацию островков дореволюционных взглядов и традиций.

В связи с приближением столетнего юбилея Октябрьской революции на страницах СМИ вновь разгораются споры о ней. Множество людей осмысливает идеи, лозунги и плоды революции.

Одни революцию признают и восхищаются, оправдывают все методы в достижении революционных целей.

Другие резко критикуют, осуждают, обвиняют во всех существующих проблемах и кризисных ситуациях в настоящее время.

Уже нет живых людей, участвовавших в революции. Нет тех политических сил, которые были вовлечены в вихрь революционной бури. Но до сих пор идут жаркие споры о возможности построения свободного общества по тем идеологическим принципам, которые полностью отрицали веками сложившиеся устои жизни нашего народа.

Так можно ли строить будущее без прошлого? Можно ли построить нравственное и гармонично развитое общество, полностью заменив все старые законы развития человеческих отношений новыми?

С одной стороны, революционные идеи были направлены на улучшение жизни народных масс. Девизом новой власти были греющие душу слова: «Свобода. Равенство. Братство». Воодушевленные красивыми лозунгами и девизами о новой счастливой жизни, многие люди старательно стали добровольно отбрасывать все, что было связано с дореволюционной жизнью нашего общества.

С другой стороны, выдвигая, казалось бы, справедливые лозунги, ставя во главу угла свободу развития человеческой личности, идейности и благосостояния большинства людей, революционеры строили новый мир на крови и терроре. Унижение достоинства человека, уничтожение нравственных, веками сложившихся устоев, были узаконены ради построения новой счастливой жизни. В результате произошел радикальный разрыв с системой традиционных российских ценностей.

А ведь любое государство можно представить в виде живого организма или дерева, развивающегося по законам природы. Чтобы начала расти красивая молодая крона, необходимо удалить все больные, отжившие и слабые побеги. Но никакое дерево не сможет развиваться и расти без корней и почвы.

Так что же является исторически сложившейся основой развития дореволюционной России? Без чего нельзя было представить себе жизнь наших дедов и прадедов?

Подсказку могут дать пословицы и поговорки, из уст в уста, из поколения в поколение передающие истинные ценности. «Без Бога — не до порога», — гласит народная мудрость.

Другими словами, наши предки ни один день не начинали без молитвы Всевышнему. Вера в Бога была той живительной силой, которая поддерживала дерево жизни всего Российского народа. Без молитвы не начинали ни одного дела: ни сеять, ни пахать, ни хлеб печь, за ложку не брались, свадьбы не играли, в последний путь не провожали.

Молитва — это беседа с Богом. С малых лет детям объясняли, что такое молитва и грех. Без родительского благословения и венчания не создавали семьи. После венчания супруги жили, стойко перенося тяготы и помогая друг другу во всем. Семьи были многодетными. Но революционные идеи провозглашали отказ от «религиозного дурмана» как пережитка старого мира. Пропаганда безбожия провозглашала целенаправленное конструирование новых традиций и ценностей.

Новомодные революционные настроения отрицали нравственные вековые традиции, которые являлись генами нашей идентичности.

Коммунистическая идеология вела с ними жестокую борьбу, не гнушаясь расстрелами и репрессиями священнослужителей, а также всех, кто не хотел жить по-новому. Богоборческая власть безжалостно уничтожала остатки «религиозного дурмана». Поэтому на смену духовно-крепким вековым традициям жизни наших предков стали приходить чуждые русской душе «свободы» — распущенность, безбожие, безнравственность. Так, рождение семьи — «малой церкви» — стало цинично называться «браком». Бракованные семьи легко образуются и так же легко распадаются.

Все больше в нашу жизнь стала проникать всеразрушающая западная идеология.

Человеческая жизнь перестала рассматриваться через «грех». Стали применяться противоестественные гуманным принципам законы.

На Западе узаконили эвтаназию, узаконены однополые браки. Но однополые браки не продолжают род.

В нашей стране после революции было разрешено и убийство еще не рожденных детей. А слово «убийство» заменили туманным словом «аборт».

В обществе наступил кризис нравственности.

Сегодня со страниц СМИ все чаще звучит исторический вопрос: «Что делать?»

Педагоги спорят, пытаясь найти новые педагогические технологии.

Но ведь законы природы отменить нельзя. Ведь наше настоящее и будущее никаким образом не может существовать без прошлого!

Таким образом, мы можем сделать вывод, что будущее не может быть построено без прошлого, как невозможно построить крепкое здание без добротного фундамента. Распущенное общество не имеет будущего. От однополых браков не рождаются дети. Такой народ будет уничтожен, а его земли будут отданы другим народам. Об этом четко сказано в Библии. И разве не подтверждением правоты Священного Писания являются события, происходящие сегодня в Европе?

В нашей стране корабль «свободной революции» потерпел крушение. Так что же все-таки поможет нашему краю и стране обрести почву под ногами? Что поможет не погибнуть в пучине бездуховности и безнравственности?

Ответ на этот вопрос я увидел на баннере, проезжая по Мордовии:

«Русь Святая, храни Веру Православную».

 

Архив журнала
№10, 2019№11, 2019д№12, 2019№7, 2019№8, 2019№9, 2019№6, 2019№5, 2019№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9. 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба