Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №12, 2017

Алла ТАРАСОВА
Моя Америка: жизнь в стране мормонов
Просмотров: 73

Алла Тарасова родилась и окончила университет в Москве, филолог, профессор,  много лет преподавала в университетах США.

 

 

Пожалуй, ни об одной стране не пишут в России так много, как об Америке. И кажется, что об американцах все и всё уже знают — как они живут, работают, отдыхают и даже что думают. Однако большая часть распространенных стереотипов не имеет отношения к реальности, создавая, между тем, определенный фильтр из мифов и легенд, через который пропускается любая новая информация. И охотней воспринимается то, что поддерживает привычные клише. Например, убежденность, что эта страна сумела ассимилировать иммигрантов, ступивших на ее землю.

Нет, Америка так и не стала плавильным котлом (melting pot) культур, религий и верований. Американцы все разные! Калифорнийцы сильно отличаются от жителей Восточного побережья, техасцы — от мичиганцев... Люди бережно сохраняют свою самобытность. Американские итальянцы, китайцы, греки, армяне, ирландцы, немцы помнят, кем были их предки, не позволяя прерваться связи времен и поколений. Только сейчас, пожалуй, рождается новая генерация граждан, формирующих единую со всем остальным миром глобальную общность, не привязанную ни к какому этносу и культуре.

Эти заметки — итог исключительно личного опыта, полученного за два десятилетия жизни в этой стране, где я оказалась уже зрелым и состоявшимся человеком. Я не ставлю себе задачу разрушить традиционные для кого-то представления об Америке, хочу лишь рассказать о «своих» американцах — реально существующих жителях штата Юта, которые стали моим ближним кругом и благодаря которым первые пятнадцать лет, что я провела здесь, оказались такими счастливыми.

 

Юта и мормоны

Когда в 1994 году мы собирались уезжать работать в Юту, наши московские  друзья либо ничего не знали об этом штате, либо только то, что там живут мормоны, которые все сплошь многоженцы. К слову сказать, в это до сих пор верят даже многие американцы. Большинство русских впервые (если не принимать во внимание повесть «Этюд в багровых тонах», в которой Артур Конан Дойл вывел их в качестве главных персонажей) узнали о Юте и мормонах в 2002 году, когда в столице штата, городе Солт-Лейк-сити, проходили зимние Олимпийские игры. Однако для многих эта земля продолжает оставаться terra incognita. Так что краткая историческая справка, полагаю, окажется нелишней.

Коренными жителями Юты, как и подавляющей части американской территории, были индейцы — племена юта, навахо и анасази. В начале XIX века на этих землях в поисках удобного пути из Санта-Фе в Калифорнию побывали испанские миссионеры. За ними устремились охваченные «калифорнийской лихорадкой» искатели золота. В Юте мало кто задерживался: суровый климат, отсутствие плодородной земли… Многочисленные месторождения драгоценных металлов, цинка и меди были открыты на полвека позже. Оставалась только охота. Поэтому люди тянулись дальше, к благодатным берегам Тихого океана, пока в 1847 году не пришли сюда мормоны во главе со своим духовным лидером Бригамом Янгом.

Официальное название этой, самой молодой, мировой религии — Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (The Church of Jesus Christ of Latter-day Saints). Основал ее Джозеф Смит, американец в шестом поколении, в 1830 году в Нью-Йорке. Большинство ее адептов были выходцами из Северной Европы — Англии, Шотландии, Ирландии и Скандинавии.

В те времена Церковь Святых последних дней действительно одобряла полигамные браки, что — на фоне усиливающегося влияния нового учения — вызывало возмущение на территориях, где мормоны основывали свои поселения. Начались гонения, и, спасаясь от них, последователи новой веры перебрались сначала в Иллинойс, а потом, уже после гибели Дж. Смита, первая группа мормонов, с женщинами и детьми, на повозках, зимой, начала трудный путь на Запад. Смертность среди первых беженцев была очень высока. Когда те, кто выжил в пути, добрались до места, где впоследствии был основан Солт-Лейк-сити, Бригам Янг сказал: «Вот она, наша Земля Обетованная, будем селиться здесь».

Любопытно, что ландшафт в этом месте и впрямь напоминает земли Израиля и Иордании: два огромных озера — одно соленое (как Мёртвое море), другое пресное (как Галилейское) — высокие горы и просторные долины. Неслучайно на карте Юты так много библейских географических названий — горы Сион, Небо и Кармель, река Иордан, города Эфраим, Иден, Салем. Еще одно интересное совпадение: здешний Иордан тоже впадает в Солёное озеро (как на Ближнем Востоке Иордан несет свои воды в Мёртвое море).

Первые мормонские поселенцы называли себя пионерами, а их потомки  в 1901-м и в 1933-м годах соответственно объединились в две организации — Дочери пионеров Юты и Сыновья пионеров Юты. В их семьях бережно хранятся дневники, которые вели многие из первых поселенцев, — невероятно увлекательное чтение1 .

Когда Юта решила стать 45-м штатом США и в 1890 году обратилась с соответствующей просьбой к Конгрессу, основным условием для положительного решения стал узаконенный отказ от многоженства, и условие было принято руководством Церкви. В 1896 году Юта вошла в состав США, а в 1904 году полигамные отношения были окончательно запрещены, противников этого решения отлучали от Церкви. Немногочисленные группы, практикующие многоженство, которые существуют и в наши дни, живут обособленно и осуждаются другими последователями этой религии.

После Олимийских игр в Солт-Лейк-сити, когда для многих жителей России Юта обрела реальные очертания на карте мира, о ней узнали несравнимо больше, в том числе и благодаря национальному американскому кинофестивалю независимого кино «Сандэнс» (Sundance Film Festival), организованному известным актером и режиссером Робертом Рэдфордом. А еще в штате сосредоточено самое большое количество национальных парков Америки — семь из сорока трех, — куда съезжаются миллионы туристов. Девственно-белый, пушистый и сухой, как пудра, снег, который так и называют Utah Powder, был даже официально зарегистрирован как охраняемая торговая марка The Greatest Snow onEarth®.

Однако уникальность этого штата в том, что в Юте, которая более полутора веков представляла собой некий американский Ватикан, где всем управляла церковь, религия и по сей день во многом определяет образ жизни населения, формируя его духовные и культурные ценности.

За последние 25 лет население штата выросло почти в два раза — до 3 миллионов человек, в основном за счет притока не-мормонов. Однако приверженцы Церкви Иисуса Христа Святых последних дней все еще составляют свыше половины жителей штата, а на юге их по-прежнему подавляющее большинство.

 

Сидар-сити и его жители

Переезд на работу в другую страну всегда стресс, даже если тебе кажется, что за пару-тройку недельных визитов вся существенная информация уже собрана. Но одно дело, когда из Москвы перемещаешься в Нью-Йорк (хотя и в этом случае вписаться в новую культуру довольно сложно), а другое — когда делаешь выбор в пользу маленького городка на «Диком Западе» с населением 14 тысяч человек. Однако в Сидар-сити, который мы сразу начали называть между собой Кедровкой (от сedar/кедр) мы влюбились с первого взгляда еще за год до переезда, когда оказались там в рамках турне с курсом лекций, организованным для нас клубом Ротари. Прилетели поздно вечером, а проснувшись рано утром, увидели, как из-за гор, которые медленно выступали из тени, вставало солнце, постепенно окрашивая их склоны в розовый цвет с вкраплениями темно-зеленого можжевельника. Красотой того же, восточного, склона мы любовались и когда наблюдали великолепные местные закаты. Вечереющее солнце, завершая свой путь в западной части неба, било малиново-пурпурными лучами, расцвечивая восточную часть чаши, на дне которой раскинулся город.

Долина была застроена одноэтажными домиками, в центре городка располагался красивейший университетский кампус с огромными елями и соснами, как какой-то необыкновенный оазис посреди горной пустыни (Сидар-ситинаходится на высоте 1780 метров над уровнем моря). Чистый хрустально-прозрачный воздух и полная тишина. Мне и сейчас, много лет спустя, снятся эти волшебные горы, всегда разные, но всегда прекрасные. Лучше гор могут быть только горы… на юге Юты. Их величие несложно себе представить — мы хорошо знакомы с ними по голливудским вестернам, которые снимались именно здесь.

Сидар-сити оказался вне конкуренции и с точки зрения выбора места работы: мы с мужем оба получили преподавательские позиции, что стало большой удачей: две вакансии в одном университете по разным дисциплинам — вещь чрезвычайно редкая. Нам повезло, и мы приехали работать вместе.

С собой у нас было четыре чемодана: два — с вещами и два — с книгами.  И немного денег. Большую часть своего имущества мы оставили стареющим  родителям — 90-е годы были жестокими для выживания. На первый месяц сняли небольшой меблированный домик через дорогу от университета, который обычно сдавался студентам, а до начала учебного года пустовал. На наше счастье довольно быстро освободилась квартира в здании рядом. Однако жилье в Америке практически всегда сдается без мебели, о чем мы, конечно, не знали и большую часть средств на обустройство уже потратили на посуду, постельное белье, пылесос и другие необходимые бытовые принадлежности. Так что пришлось купить матрас, который положили прямо на пол. А на следующий день случилось чудо.

В университете Южной Юты существовала традиция — перед началом занятий преподаватели каждого колледжа выезжали на день за город, на университетскую базу, чтобы обсудить планы на следующий год и познакомиться с новыми преподавателями. Надо сказать, что мы с мужем были на тот момент первыми преподавателями-иностранцами в этом университете и единственными русскими в радиусе 500 км. Довольно быстро слух о русских профессорах разлетелся по всему городу. Нас стали узнавать в супермаркетах (которых было всего два), и все знали, что русских зовут Алла и Миша. Меня неизменно называли Миша по аналогии женским именем Мишель, а моего супруга — Алла по ассоциации с мужским именем Алан. Мы не возражали и не исправляли.

После того как меня представили всем как нового преподавателя, ко мне подошли несколько человек и спросили, как мы устроились и не нужно ли чем-то помочь. Конечно, я вежливо отказалась, но одна молодая женщина, тоже новый профессор, профессор экономики, Дениз Вудбери решила выяснить, где мы живем.  Я рассказала, шутливо упомянув, что мы оказались без мебели. И тогда Денизкоторая видела меня впервые, вдруг сказала: «Знаешь, я переехала из Флориды, перевезла с собой всю мебель, но поселилась у тети. Так что забирай диваны и кресла. Отдадите, когда купите свои». Наш разговор услышал Эндрю Мэдсон, профессор маркетинга, который немедленно предложил мебель своей мамы, переехавшей в Солт-Лейк- сити, — кровать, трюмо, стол и шесть стульев. Все это сразу же вызвался перевезти на своем траке знакомый нам еще по Москве профессор коммерческого права Тим Льюис. Так что уже на следующий день мы жили в меблированной квартире.

Через неделю в нашу дверь постучали. На пороге стоял незнакомый мужчина.  «Я Роберт Дадсон, — представился он, — заведующий кафедрой биологии. Моя жена сегодня пекла хлеб (к слову сказать, это делали тогда очень многие женщины для своих больших семей. — А.Т.), а я где-то читал, что русские любят хлеб. Вот и решил принести вам свежего хлеба».

Никогда еще не получала я лучшего подарка, чем этот изумительно пахнувший, свежевыпеченный, теплый хлеб, который принес абсолютно незнакомый человек просто потому, что захотел помочь тем, кто еще не обжился в чужой стране.

Для мормонов Бог и семья — основные ценности в жизни. Возможно, потому, что целые поколения их так долго подвергались преследованиям, да и сейчас мормоны еще ощущают свою обособленность. Так что первоначальная необходимость жить вместе и помогать друг другу как условие выживания постепенно превратилась в потребность, став частью духовной культуры. Переезжая на новое место, мормоны предпочитают селиться рядом с членами своей церкви. Например, на севере Лас-Вегаса есть районы, где все жители — мормоны.

Так мы обретали знакомых, многие из которых становились друзьями, как, например, Ричард и его чудесная жена Мэрилин. На одну небольшую зарплату Ричарда они подняли шестерых детей. Жили трудно, в небольшом старом доме. Выращивали овощи, делали заготовки на зиму — по 500 банок помидоров, перцев, фруктов, Ричард разводил пчел. Тогда самой большой мечтой Мэрилин была посудомоечная машина. Когда это желание наконец осуществилось, скончалась мама Мэрилин, оставив уже немолодой дочери небольшое наследство, дети в семье Дадсонов выросли и покинули родительский дом.

Прошло несколько месяцев после нашей встречи с Ричардом, и в начале декабря он вдруг поинтересовался, справляют ли в России Рождество. «Конечно, — ответила я, — только позже, 7 января». — «И елку ставите?» — «Ставим и украшаем  игрушками». — «Отлично, — кивнул Ричард. — Тогда не покупайте ее в магазине, я привезу свежую». И привез! Красавицу, только что срубленную, пушистую и душистую, сделал крестовину и сам установил. С тех пор все пятнадцать лет, что мы прожили в Юте, Рождество мы встречали у очередной елки от Ричарда, которые с каждым разом становились все выше и выше. Последняя не смогла поместиться в нашем доме. Часть красоты пришлось отпилить — было обидно!

Вообще, больше всего поражала эта удивительная способность наших коллег, даже не близких друзей, прийти на помощь без всякой просьбы. Представление, что только так правильно, впитано ими вместе с верой и семейным воспитанием и стало потребностью души. Вот разговариваю с коллегой и упоминаю о том, что очень люблю сирень, — для меня она ассоциируется с весной, сокрушаюсь, что в Сидар-сити нет сирени. И вдруг слышу: «Почему нет? У нас на участке растет». Вечером Джон, муж коллеги, привозит нам и сам сажает шесть кустов замечательной сирени, которая потом цветет каждую весну буйным цветом, напоминая о доброте Анетт и ее мужа. А может, это то самое неравнодушие, что сумели сохранить жители крошечных городков, но полностью утратили обитатели мегалополисов? Не знаю, но каждый такой случай складывался в копилку радостных и дорогих воспоминаний.

 

О ковбоях

В Южной Юте нет промышленности, жители в основном занимаются сельским хозяйством, выращивают мясные породы коров, лошадей и овец на своих ранчо высоко в горах (2 — 3 км выше уровня моря). Летом животные пасутся на горных пастбищах, а зимой их перегоняют в долину. Так что ковбои в Юте — распространенная профессия.

Когда мы приехали в Сидар-сити, нас несказанно удивили не только гигантские парковки перед торговыми центрами, но и то, что парковочные места были заполнены не седанами, а траками, в основном старыми, пыльными и грязными. В кузове обязательно сидела большая собака, а то и две, а в кабине через окно просматривалось ружье. Из траков неторопливо вылезали живые персонажи голливудских вестернов — высокие крепкие парни, соответственно одетые: джинсы с кожаными вставками, на рубашках — галстук-шнурок (галстук боло) с бирюзовым зажимом, традиционные широкополые «стетсоны» и обязательные ковбойские сапоги.

Утверждают, что хорошие ковбойские сапоги удобнее любых кроссовок, в них тепло зимой, прохладно летом, и носятся отлично, и не промокают. Сама, правда, не носила. Личным опытом подтвердить не могу.

Мой друг Ричард Тэббс — потомственный ковбой. Его дед пришел в Юту с одной из первых групп мормонов-переселенцев из Иллинойса в 1872 году и основал свое ранчо на берегу высокогорного озера Пенгвич. Ричард родился и вырос на этом ранчо и с гордостью показывал нам сарайчик, где ребенком спал вместе с овцами.

Познакомились мы с Ричардом в Москве, куда он приехал вместе с Айрин, своей женой, на международную конференцию по математическому образованию в самом начале октября 1993 года, мы тогда вместе с ужасом наблюдали из здания Академии наук на Ленинских горах, как горит Белый дом.

Ричард был заведующим кафедрой математики в университете Южной Юты, прекрасным преподавателем, которого обожали студенты. Однако профессор по-прежнему продолжал «ковбойствовать» и частенько приходил на занятия в джинсах, сапогах и шляпе. У Ричарда и Айрин восемь детей, так что при очень скромной преподавательской зарплате ранчо оставалось необходимым подспорьем. А еще очень выручала университетская медицинская страховка на всю семью, которую предоставлял университет, — ее стоимость превышала три профессорских оклада.

Сердце Ричарда навсегда было отдано прекрасным Скалистым горам, его родовому гнезду. Все свободное время он проводил там, занимаясь тяжелым физическим трудом, иногда целыми днями не вылезая из седла. Недавно я спросила Ричарда, который уже вышел на пенсию, почему бы ему не продать ранчо: получив весьма солидную сумму, они с Айринмогли бы отдохнуть от забот о таком сложном хозяйстве. Тем более, что сам Ричард недавно перенес серьезную операцию. Мой друг посмотрел на меня и сказал: «Продать можно все и потратить можно все, но я хочу передать своим детям то, что передал мне мой отец, а ему — его отец. Человек должен зарабатывать себе на жизнь трудом, а не тратить ресурс, который получил от родителей. А еще я хочу, чтобы мои внуки росли в окружении прекрасной природы и сохранили ее».

Все восемь детей Ричарда получили высшее образование, покинули Сидар-сити и успешно работают: кто-то в финасовой сфере, кто-то выбрал инженерное дело или создал собственный бизнес. Но каждый год в июле, на традиционный в Америке семейный сбор (family reunion), они обязательно собираются на ранчо в Скалистых горах со своими — тоже уже большими — семьями, и за стол тогда садится пятьдесят один человек. Ричард — счастливый дед тридцати трех внуков! Старый дом, который уже не может вместить все поколения, в эти дни обрастает палатками.

Для семейного стола женщины, как прежде, пекут свежий хлеб, мужчинам поручены гамбургеры и сосиски, дети ждут вечера, чтобы у костра жарить на палочках маршмэллоу. Но главное блюдо, ковбойское, готовят сам Ричард с сыновьями. Это dutch oven — мясо, тушенное в огромном казане, которое томится целую ночь в специально выкопанной яме на горячих булыжниках, и сверху также заложенное теплыми камнями. Получается нежнейшее душистое блюдо, которое едят с картошкой, тем же способом запеченной с беконом и луком.

Когда у тебя столько внуков, к тому же разного возраста, кто-то должен обязательно организовать их досуг. Это забота Айрин и дочерей. А еще обязательно устраивается концерт, потому что всех с детства, независимо от слуха, способностей и даже желания, учат играть на различных музыкальных инструментах — гитаре, скрипке, флейте… И все поют. Представляете, как прекрасно иметь столько двоюродных братьев и сестер, с которыми обязательно встречаешься каждый год, дружишь с детства, и знать, что эта связь перейдет с тобой во взрослую жизнь.

Когда приезжали наши московские внуки, Ричард и Айрин всегда брали их на ранчо. Дети учились ездить верхом, для чего была выделена старенькая смирная лошадка Стар, вместе играли, жарили на костре сосиски, помогали по хозяйству — убирать мусор или чинить забор. И, что самое важное, наши внуки погружались в атмосферу большой дружной семьи, наполненной радостным, добрым и уважительным отношением друг к другу.

 

Университет

Университет Южной Юты в то время был совсем небольшим региональным учебным заведением, где училось четыре тысячи студентов (многие из которых были first generation students — т.е. первыми из своей семьи, кто решил получить высшее образование). И статус университета он получил только в 1988 году. История его создания заслуживает особого внимания, так как показывает отношение жителей штата к образованию как одной из важнейших жизненных ценностей.

Север Юты заселялся первым и развивался значительно быстрее, чем юг, где проживало менее 10% населения штата. Первый университет — Университет Юты (University of Utah) открылся в Солт-Лейк-сити в 1850 году; Университет Бригама Янга (Brigham Young University) — частное учебное заведение, принадлежащее Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, — в 1875-м; Университет штата Юты (Utah State University) — в 1888-м. В южной Юте ни одного высшего учебного заведения не было, ближайшее располагалось в Солт-Лейк-сити, за 500 километров. Самым большим желанием местных жителей было предоставить своим детям возможность не уезжать далеко от родных мест, и в 1897 году они добились от правительства штата разрешения открыть в Сидар-сити педагогическое училище. Однако было поставлено условие: к сентябрю 1898 года здание для него должно было быть готово. У жителей оставалось еще девять месяцев на строительство, но начинать пришлось зимой. Глина для кирпичей у строителей была, но не было главного — древесины для их обжига, за которой пришлось отправиться высоко в горы. В тот год все завалило снегом, и, когда экспедиция добралась до вершины и погрузила стволы на повозки, стало ясно, что спуститься обратно с тяжелым грузом через сугробы высотой в человеческий рост вряд ли получится. Спасение пришло в виде лошади, Старушки Соррел, которая шла впереди, грудью пробивая дорогу. Когда выбивалась из сил, она ложилась отдыхать, но потом снова прокладывала путь для важного груза. И это стало ее последним служением людям.

Здание было построено, как говорится, всем миром: шесть семей заложили свои дома, чтобы училище открылось в срок. В нем были библиотека, химическая и биологическая лаборатории, аудитории и спортивный зал. Этот исторический корпус по-прежнему украшает университетский кампус. А Старушке Соррел столетие спустя в кампусе Университета Южной Юты поставили бронзовый памятник.

Для жителей Сидар-сити университет является не только градообразующим заведением, но их личной гордостью, очень многие горожане и выпускники университета являются его «донорами» — спонсируют студентов и программы, жертвуют деньги на новые здания. И университет помогает городу: студенты работают волонтерами в учебных, социальных и культурных организациях — приютах для животных, домах для престарелых, школах, больницах, музеях и театрах. Получается своего рода симбиоз университета и города, где один помогает другому.

С самого основания университет выбрал для себя особую миссию: не только обеспечить своим студентам хорошее современное образование для будущей карьеры, но и привить им высокие морально-этические принципы с упором на Integrity. Одного слова для обозначения этого понятия в русском языке нет, integrity означает «делать все правильно, даже когда этого никто не видит». Труднодостижимое качество, но определить такую цель для студентов — достойное деяние.

Интересы студентов были поставлены во главу угла всей университетской структуры — от президента, который доступен для встречи и беседы каждому студенту, до работников университетской столовой. Что касается преподавателей, то их первостепенная задача заключалась в том, чтобы студент получил необходимые знания и навыки с учетом его индивидуальных качеств.

Как я уже писала, когда мы приступили к работе в Университете Южной Юты, большая часть студентов принадлежала к числу first generation students, что было для них предметом гордости и выражалось в прилежном отношении к занятиям и невероятном упорстве. К сожалению, не все и не всегда получалось сразу. Учитывая это обстоятельство, каждый преподаватель помимо основных часов в аудитории был обязан еще 10 часов в неделю проводить у себя в кабинете для дополнительной индивидуальной работы. Самым удивительным для нас оказалось то, с какой готовностью студенты пользовались их помощью!

Вот одна из множества историй. По какой-то неизвестной причине большинство жителей Америки, по моим наблюдениям, математику не любят. Я не встречала этого ни в России, ни в Европе. А здесь, к примеру, приходишь к зубному врачу, и если случайно упоминаешь, что ты математик, врач и его ассистент в один голос восклицают: «Ненавижу математику!» Поэтому большинство студентов, которым приходилось брать этот курс, его терпеть не могли, но сдавать-то надо. И вот они являлись к преподавателю и просили снова и снова объяснить материал, который только что слушали в аудитории. Так что перед моим мужем как профессором математики стояла весьма непростая задача: помочь студентам побороть страх перед этим предметом и внушить им уверенность в своих силах.

Особенно запомнился один студент по имени Джек. Это был молодой мужчина лет тридцати, отслуживший в армии и уже обремененный семьей с тремя детьми. Математика давалась Джеку трудно, но он не сдавался. Каждый день (каждый!) он приходил к моему мужу в кабинет и сидел до тех пор, пока для него вроде бы не наступала полная ясность. Однако на следующий день он появлялся с тем же вопросом снова, потому что оказывалось, что все же он не все до конца понял. Однажды муж заболел ангиной. Температура высокая, голоса нет. Поэтому на работу он не пошел. Вечером звонок. Поднимаю трубку и слышу Джека, которому нужен профессор. Объясняю, что профессор болен, говорить не может. Джек продолжает настаивать, ему это необходимо, он не спал всю ночь, но не смог решить задачу. Муж сдается, и Джек приезжает к нам домой, садится рядом с диваном, где мучается математик, и не уходит, пока до него не доходит, в чем его ошибка.

Джек где-то прочитал, что русские математики самые лучшие, и хотел учиться только у моего мужа. Мы восхищались его упорством и, когда молодой человек закончил университет, очень радовались за него. Прошло два года, и раздался звонок от Джека, который сообщил, что вернулся в армию, служит во флоте. Он хотел поблагодарить профессора за свое продвижение по службе, которым был обязан тому, что знал математику лучше всех на корабле, к нему обращались за помощью, если возникали вопросы, связанные с расчетами. Прошло еще какое-то время, и Джек обратился к мужу за рекомендацией для поступления в магистратуру Военной академии. Через десять лет бывший студент стал кандидатом военных наук, но до сих пор регулярно поздравляет любимого профессора с Новым годом, уверяя, что без «русской математики» никогда бы не достиг успеха.

«Студентоцентрическая» модель принесла успех и процветание Университету Южной Юты. Вот уже двенадцать лет «Принстон ревью» называет его одним из лучших в США по соотношению качества и цены обучения (стоимость учебы для местных студентов одна из самых невысоких в стране, поэтому после окончания университета у них самый низкий долг по займу на обучение). В 2017 году УЮЮ был назван вторым университетом штата по качеству подготовки студентов, уступив только престижному Университету Юты. Не будучи вузом научно-исследовательским, Университет Южной Юты не может с ним соревноваться, что не мешает ему уже многие годы оставаться известным центром образования, культуры и искусства для жителей своего региона, формируя новое поколение образованных и социально ответственных граждан на благо комьюнити, которая его основала, пусть в его аудиториях и не решаются глобальные задачи, стоящие перед человечеством.

В университете очень низкая текучесть кадров — те, кто пришел сюда работать, в большинстве своем остаются до выхода на пенсию. Поэтому ориентация на интересы студентов продолжает поддерживаться руководством и преподавателями, несмотря на то что за два десятилетия количество студентов выросло в два  с половиной раза.

 

О президентах

В Америке роль президента университета заключается в том, чтобы определять стратегию развития вверенного ему учебного заведения, получить одобрение и поддержку законодательного собрания штата и найти финансирование для реализации этой стратегии. Необходимые средства обычно получают из бюджета штата и от частных инвесторов. Нередко условием финансового участия штата становится наличие уже собранной половины средств донорской помощи.

И здесь нельзя не упомянуть о роли личности в истории, потому что своим процветанием Университет Южной Юты обязан Джеральду Шерратту, который умел не только мечтать, но и воплощать в жизнь свои мечты.

Джеральд Шерратт родился и вырос в Сидар-сити, был выпускником местного колледжа, получил высшее образование в Университете Юты, где потом и работал. В 1982 году Шерратта избрали президентом колледжа ЮжнойЮты, который находился в плачевном состоянии: старые здания разваливались, на новые администрация штата денег не выделяла, количество студентов не росло.

У Джеральда Шерратта была мечта — получить для колледжа статус  университета — университеты находились в более привилегированном положении в части финансирования — и сделать его притягательным местом для будущего студенчества, чтобы местная молодежь не уезжала на север штата. Через шесть лет он добился этого решения.

Старожилы Сидар-сити утверждают, что в затею с университетом никто не верил, ибо расположенный всего в сорока милях городок Сент-Джордж с населением восемьдесят тысяч (в Сидар-сити, напомним, проживало в 6 раз меньше) имел больше своих представителей в законодательном собрании штата и собственный колледж, также претендовавший на звание университета. В борьбе двух городов и двух учебных заведений, которую называли битвой Давида и Голиафа, победил убежденный в своей правоте уроженец Сидар-сити, преданный своему городу и его жителям. Теперь можно было рассчитывать на то, что средства для строительства нового современного кампуса будут выделены, ибо то, как выглядит территория университета, является чрезвычайно важным фактором для выбора учебного заведениякак для американских школьников, так и для их родителей.

В последнем классе школы, перед подачей заявления на получение высшего образования, принято посетить всей семьей не один, а несколько кампусов. Нам, конечно, странно слышать, что университеты сравниваются с точки зрения не программ, а привлекательности, удобства и безопасности территорий, но так оно есть. Отрицательное мнение о кампусе может оказаться серьезной причиной отказаться поступать в этот университет.

За пятнадцать лет президентства Джеральда Шерратта было построено шестнадцать новых корпусов, включая замечательный Студенческий центр имени Шарван Смит, в котором сосредоточены все сервисные подразделения: приемная комиссия, регистрация на курсы, финансовые службы, офисы студенческого самоуправления, комната для сбора благотворительной помощи как для самих студентов, которые могут оказаться в сложном положении, так и для жителей города. А еще огромная крытая спортивная арена, которая используется не только по назначению, но и как концертная площадка, и для торжественных церемоний вручения дипломов выпускникам, и для других университетских мероприятий. В середине Студенческого центра — ротонда со стеклянным куполом, в которой установлена статуя молодой девушки — Шарван Смит.

Шарван была одной из лучших выпускниц Университета Южной Юты и вице-президентом студенческого совета. В возрасте 24 лет она трагически погибла в автокатастрофе, и ее отец, известный бизнесмен, зная, как дочь любила свою alma mater, выразил желание сделать крупное пожертвование университету. Джеральд Шерратт рассказал ему о своем проекте создания студенческого центра с такой страстью и энергией, что заразил своим энтузиазмом собеседника. Так кампус украсился новым современным зданием.

Университету была нужна и новая библиотека — здание, не только отвечающее всем современным техническим требованиям, но и идеально вписывающееся в ландшафт кампуса. Джеральд Шерратт выбрал проект местного архитектора. Теперь дело было за малым — найти инвестора. И президент обратился к Джону Хантсману-старшему, владельцу одной из крупных химических компаний, известному филантропу. При участии его семьи, в частности, был построен и финансируется знаменитый онкологический центр Huntsman Cancer Institute, уникальное лечебное заведение, где используется комплексный метод лечения раковых заболеваний, включающий даже особую диету и наблюдение врача-психолога.  

Обычно, если спонсор выделяет значительную сумму на строительство здания, оно носит его имя или имя, которое он сам называет. Хантсман-старший согласился профинансировать библиотеку, но с условием, чтобы она носила имя Джеральда Шерратта.

Условие было принято, и на территории университета выросло здание из красного кирпича, перекликающегося с цветом горных склонов Юты, в форме конуса со срезанной наискосок застекленной крышей, под которой находился читальный зал. Когда засиживаешься там поздним вечером (а большую часть недели библиотека открыта до полуночи), вид усыпанного звездами неба над головой производит просто феерическое впечатление! А при входе в библиотеку был установлен небольшой бронзовый бюст Шерратта, который довольно быстро превратился в главный студенческий талисман: установилась традиция приходить перед экзаменами в библиотеку и касаться лысины президента — на счастье.

Еще одной инициативой Джеральда Шерратта стали Ютианские летние игры, которые должны были привлечь в Сидар-сити туристов и пополнить бюджет маленького городка. Президент любил спорт и считал Олимпийские игры одним из самых замечательных изобретений цивилизации. Первые Летние игры прошли в июне  1986 года на территории университетского спортивного комплекса. Начиная с того времени ежегодно со всей Юты в Сидар-сити съезжаются более девяти с половиной тысяч участников всех возрастов и профессий и еще пятьдесят тысяч зрителей; соревнования обслуживает тысяча волонтеров. Игры начинаются и завершаются торжественным фейерверком, выступлением популярных групп и парадом участников.

Президент Шерратт мечтал открыть для студентов весь мир, чтобы они могли учиться по обмену в разных странах, путешествовать летом с преподавателями в Европу — такая возможность доступна в крупных частных университетах. Он был страстным сторонником международных программ, хотя и столкнулся с довольно активным сопротивлением: такая инициатива воспринималась как ненужная роскошь. Как всегда, президент постарался убедить город и коллег в своей правоте, и постепенно новое направление стало неотъемлемой частью образования в УЮЮ, который установил связи с 54 университетами-партнерами во всем мире. Свыше 500 студентов ежегодно участвуют в программе study abroad, и в УЮЮ учатся 600 иностранцев.

Первое соглашение было заключено с Россией. Мы получили грант от Министерства образования США на развитие партнерских связей с московским Международным университетом. В течение одного семестра четыре профессора Школы бизнеса преподавали в Москве, а московские студенты приезжали учиться в Юту. Лиха беда начало!

В 1997 году Университет отмечал столетие основания педагогического училища, «правопреемником» которого он считает себя. В день торжества дипломы почетных докторов из рук президента Джеральда Шерратта приняли 41-й президент США Джордж Буш-старший, кардиохирург Майкл Дебейки, астронавт Дэвид Скотт, министр культуры России Евгений Сидоров, главный хирург США Чарльз Эверетт Куп и другие известные политические и общественные деятели, что стало несомненным свидетельством признания заслуг Университета Южной Юты всей Америкой.

Выйдя на пенсию (в то время в штате существовал закон, не позволявший после определенного возраста находиться на государственной службе), Джеральд Шерратт в конкурентной борьбе избрался на пост мэра города. И за восемь лет изменил и Кедровку так же радикально, как до того преобразовал университет. Но это уже другая история...

 

О Шекспире

Еще одним мечтателем, энтузиастом, воплотившим свою, казалось бы, несбыточную мечту в жизнь, был профессор театрального искусства Фред Адамс, который стал основателем Шекспировского фестиваля в Юте.

Фестиваль, посвященный классику английской драматургии, существует уже более полувека. С июня по октябрь на постоянной площадке идут пьесы как Шекспира, так и других авторов. Таких фестивалей в США проводится одиннадцать, и еще два — в Канаде. Старше ютианского только фестиваль Орегона, основанный в 1935 году, однако ежегодное событие в Сидар-сити считается одной из лучших профессиональных антреприз в стране. В 2000 году именно Шекспировский фестиваль Юты удостоился самой престижной премии в области театрального искусства — Tony Award, которая является эквивалентом «Оскара» — в номинации «выдающийся региональный театр».

Фред Адамс (который до 2016 года был президентом фестиваля) задумал это мероприятие в 1961 году как возможность привлечь в Сидар-сити любителей театра из Юты и соседних штатов: Невады, Айдахо и Аризоны. Первым шагом стал его визит в Орегон, где Адамс подробно изучил организацию тамошнего фестиваля. После возвращения он обратился за помощью в мэрию города. Идея показалась сомнительной, однако тысячу долларов выделили.

Первое представление состоялось уже летом 1962 года. Доход от двухнедельного театрального марафона, который собрал свыше трех тысяч зрителей, составил две тысячи долларов, что позволило запланировать второй сезон. Шекспировский фестиваль в Юте состоялся!

Позже для постановки пьес Шекспира в кампусе была построена точная реплика лондонского театра «Глобус», которая не раз использовалась Би-би-си для исторических съемок, потом была возведена и закрытая сцена, где ставят современные пьесы.  В настоящий момент бюджет фестиваля составляет семь миллионов долларов, из которых только 30% — инвестиции государства и частных лиц. Основной доход получают от продажи билетов — ежегодный театральный праздник собирает более  150 000 зрителей.

Мы с мужем театралы и, конечно, не пропускали ни одного спектакля. Все годы Фред Адамс лично встречал и приветствовал зрителей на каждом представлении. Мы были соседями, дружили. Фред был большим сладкоежкой и особенно любил русские шоколадные конфеты, которые мы всегда привозили ему из Москвы.

 

 

* * *

Возможно, мои заметки кому-то напомнят рождественские сказки, кто-то справедливо скажет, что можно привести истории не столь привлекательные как о Юте, так и о ее жителях. Конечно, как не бывает мира без добрых людей, так, к сожалению, невозможно его представить и без людей недобрых. Однако человечность и отзывчивость крепче задерживаются в памяти, и вспоминать о них легко и приятно.

Потому я и захотела рассказать о людях, с которыми мне посчастливилось работать и соседствовать целых шестнадцать лет и которые показали мне: для того чтобы жить счастливо, совсем не обязательно надеяться на правительство, государство и ожидать чьей-то поддержки. Работай, люби Бога и свою семью, помогай другим, строй сам и находи единомышленников, чтобы создать ту среду, где ты хочешь жить и где твои дети вырастут хорошими людьми. Звучит тривиально? Согласна. Но я убедилась, что это работает. Когда ты не жертва всего и всех, а free agent — независимый, самостоятельный человек, обладающий свободой воли, который все решает сам.

 

 

____________________

1 Мормоны — одна из наиболее распространенных в мире протестантских сект с традиционно патриархальными отношениями. Для истинно верующих мормонов главенствующая роль в семье и обществе принадлежит мужчинам, они являются священниками, достаточно жестко занимаются воспитанием детей и ведением дома. Мормонам свойственна опора на самообеспечение, многие из них добились больших успехов в бизнесе и вошли в политическую элиту США. К примеру, мормонами были мультипликатор Уолт Дисней и Митт Ромни, кандидат в президенты США от партии республиканцев на выборах 2012 года. Согласно требованиям религии мормонов, ее адепты должны вести здоровый и высокоморальный образ жизни, не употреблять не только алкоголь, табак и наркотики, но и кофе, а также чай, не разводиться и не делать абортов. Церковь мормонов требует от своих адептов наполнять жизнь трудом и высшим благом почитает ценности семьи со множеством детей. Такое положение вещей мормоны считают залогом материального и духовного благополучия своей общины. — Прим. ред.

 

 

 



Другие статьи автора: ТАРАСОВА Алла

Архив журнала
№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба