Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №8, 2012

Максим Калашников
После битвы — Единый мир

Максим Калашников — писатель-футуролог, публицист. В "Дружбе народов” публикуется впервые.

 

 

Нехорошие предчувствия одолевают меня, читатель. Слишком уж многое в текущей реальности заставляет насторожиться. Кажется, я вижу мечущихся вокруг духов войны, распада и смут.

В 1989-м мне довелось побывать на грандиозном концерте группы "Пинк Флойд”. Помню, как тогда сердце мое сжалось в тоскливых предчувствиях от композиции "Псы войны” — из альбома восемьдесят седьмого года. На громадном экране, что висел над сценой, из воды — в замедленной съемке — поднялись жуткие, черной масти, собакоподобные существа. Поднялись — и начали свой бег. Запульсировали аккорды мрачного рока. И с каждым из них по бокам сцены вспыхивали факелы в широких чашах. В такт музыке Псы войны на экране мчались по миру, оскалив пасти и глядя на тебя светящимися глазами.

А постаревший Гилмор, закрыв глаза, пел о том, что впереди — Один мир, одно поле битвы. One World — it’s a battleground…

Лишь потом я узнал, что слова "One World” — это пароль глобализма, что так будут говорить его столпы. Обрывки той песни вертятся в моем мозгу. О том, что Псы войны не ведут переговоров. Что они будут только брать, а ты — отдавать. Что валютой станут плоть и кости. Что невидимые банковские переводы и телефонные звонки через океаны — это признаки Единого мира, который — поле битвы…

Теперь я понимаю, что песня та — всего лишь уловленная тень теперь уж недалекого будущего.

Псы войны уже помчались по миру. Их видят еще не все, но скоро все изменится. One World — it’s a battleground…

 

 

Пришествие "вторичного варвара”

 

Я вижу, как вокруг массой плодится пушечное мясо войн и бунтов, племя разрушителей — порода постиндустриальных варваров. Это — синдром глубокой болезни постмодернистского общества, общества победившего неолиберализма. Пришли те, кого великий русский философ Константин Леонтьев еще в позапрошлом веке назвал "вторичными варварами”, знамение глубокого упадка, регресса.

Новые варвары в молодежном обличье появились на руинах СССР. Но они же появляются на Западе.

Облик этого "нового варвара” эпохи "постсовременности” несколько разнится на Западе и на обломках Советского Союза. Но типы этих неовандалов появились как итог разрушения могучих индустриальных цивилизаций. Торжество чистого торгашества, поклонение золотому тельцу создало своеобразный тип молодежи. Необремененной систематическими знаниями, обладающей хаотично-клиповым мышлением и совершенно неконкурентоспособной с точки зрения технократической эпохи. Эта молодежь не обладает техническими знаниями и навыками советской молодежи, она намертво заражена (в восточном варианте) идеями постсоциалистического этнократизма. Она не в силах даже поддержать в порядке унаследованные от ХХ века сложные технические системы, не в силах даже воспроизвести то, что умели рабочие и инженеры 1980-х годов. А уж о том, чтобы суметь создать мир Будущего — она и мечтать не может. Это ведь не мобильными телефонами играть, не в Интернете торчать.

Мы не рассматриваем новых варваров в их исламско-фундаменталистском обличье. Это отдельная тема. Мы берем молодежь, по формальным признакам относящуюся к народам христианской культуры.

На развалинах СССР возник свой тип молодого "вторичного варвара”: агрессивно невежественного. Никогда не знавшего, что такое кружок юных техников или клуб ДОСААФ. С одной стороны, такой нью-вандал вроде бы причастен к достижениям высоких технологий (Интернет, мобильная связь, видео- и аудиотехника на сверхмалых интегральных схемах). Он ими умеет пользоваться. Но "вторичный варвар” не умеет все это делать. Зачастую он даже не знает, как работает вся эта техника. Он лишь пользуется плодами чужих умов и высококвалифицированных трудов. А в жизни он совершенно неконкурентоспособен. Так, он бесполезен и как инженер (знаний нет), и как квалифицированный рабочий на передовом производстве (нет профессионального образования и технических знаний). Он не может совершать научных открытий и делать изобретений. Так же беспомощен новый варвар и в гуманитарной сфере.

При этом новый вандал хочет иметь большую зарплату, чтобы получить доступ к курортам и тропическим морям, к массе потребительских благ, к гладким самкам. Но, увы, никто не нанимает его за такие деньги. Кроме того, в постсоветских странах возможности быстрого обогащения 90-х ушли безвозвратно. Правящие элиты уже замкнулись в себе, они передают власть и богатство собственным детям.

Поэтому нью-вандал остро чувствует: его жизнь бесперспективна. Из нищеты ему не выбраться. И он начинает бунтовать. И оттого, что впереди — беспросветье.
И оттого, что скучно — хочется "экстрима” и адреналина в крови. Вообще, первым примером такого рода можно считать молодежные беспорядки в центре Москвы летом 2002 года, когда бесчинства неоварваров вызвал проигрыш футбольной
команды РФ в Японии. Тогда запылали автомобили, а правоохранительные органы оказались в шоке. Все возникло как бы на пустом месте, спонтанно и совершенно непредсказуемо.

Но бунт "вторичного варвара” ведет в тупик, а то и в нисходящую спираль регресса. Ибо новый вандал интеллектуально слаб. Ему кажется, что его проблемы можно решить как-нибудь просто. Например, выгнать всех русских — или, наоборот, чохом изгнать и перерезать всех нерусских. Сломать все памятники Ленину и советским солдатам. Или, скажем, срочно интегрироваться в Евросоюз (и НАТО). Как будто от этого волшебным образом повысится квалификация варвара, а страны Старой Европы (и так стонущие от необходимости везти на своей шее всякие Словакии, Румынии, Польши) начнут щедро спонсировать какую-нибудь Молдову. Будто они сами знают, что делать с собственной молодежью, иммигрантами и бюджетным дефицитом.

Однако неоварвары бунтуют — и становятся политическим фактором. Пешками в руках расчетливых игроков как внутри своих республик, так и извне.

 

 

Дети социокультурной катастрофы

 

Общаясь с разными людьми, я с ужасом понимаю, что процессы отупления и деградации идут гораздо быстрее, чем казалось раньше. Они затрагивают не только молодежь и детей, но и представителей старшего поколения.

Лишенный интеллектуального труда человек умственно деградирует. Для поддержания достигнутых высот мозг требует постоянной работы. Без интеллектуальной работы даже люди с высшим техническим образованием, полученным еще во времена СССР, постепенно глупеют. В нашей деиндустриализованной стране все это принимает формат эпидемии. Этот процесс нарастает как снежный ком. Помноженный на апатию, он усугубляет все остальные проблемы.

Мне, помнящему реалии еще 1970-х, все время кажется, что теперь приходится жить среди существ, все более и более напоминающих недоумков. Напоминающих тем, что у них постоянно упрощается и становится безобразной речь. Тем, что они не знают самого элементарного и почти ничего не читают. Мало того, на глазах растет степень откровенного хамства, неумение по-человечески разговаривать, связно выражать свои мысли.

Сначала были сомнения: а не чудится ли сие, не субъективное ли это мнение уже немолодого человека? Но оказалось, что ощущения не обманывают. Регресс отмечают вполне научные замеры. Работая над этим текстом, я услышал по радио "Бизнес ФМ” результаты опроса работодателей и владельцев предприятий Российской Федерации о качестве молодых кадров. Волосы дыбом встают! Наши девушки и юноши рождения конца 1980-х и начала 1990-х демонстрируют отвратительное качество (между двойкой и тройкой) теоретических знаний и практических навыков, то же неумение связно изложить свои мысли, крайне низкую инициативность…

По данным исследования "Левада-центра” за 2011 год, 62 процента россиян вообще не покупают книг. 45 процентов людей в РФ их не читают, а еще 13 — читают реже одного раза в месяц. Итого — 58 процентов новых неграмотных и малочитающих. Еще в 1994 году таковых было 23 процента (не читающие вообще) и 16 процентов (читающие книги реже раза в месяц). Видел я аналогичные исследования по поколению Запада "Игрек” (родившиеся после 1982 года). Там — весьма схожие показатели. Пришло племя тех, кто не умеет читать и не любит учиться. Это — пустое поколение хипстеров, считающих, что все можно почерпнуть из Интернета. Понятное дело, что из таких неполноценных никак не могут получиться ни новые Ломоносовы, ни просто полноценные граждане, умеющие вдаваться в нюансы политики и экономических программ. Неграмотные с компьютерами, с нетренированными мозгами и отсутствием кругозора, они становятся глупыми людскими отбросами. Естественно, плодовитому исламскому Востоку они не могут противопоставить ни прежней способности западных народов творить чудеса науки и техники, ни пассионарности, ни многочисленности молодых поколений. Капитализму не нужны умные. Новому неграмотному с короткой памятью легче навязывать рекламные штампы и мемы пиара, его легче водить за нос старыми трюками. Ибо нечитающий глупец с атрофированными познавательными способностями не знает того, что было всего двадцать лет назад. Это было хорошо видно на акции "Оккупай Абай” в мае 2012 года. Там я впервые пообщался с теми, кто ничего не знает о том, что творили с нами пресловутые "реформаторы” в 90-е. С теми, кто тупо повторяет обанкротившиеся лозунги 1991 года.

"На фоне культурного дебилизма нынешнего полуобразованного и молодого среднего класса, чудом сохранившиеся деревенские бабули и еще советские профессора и инженеры, кажутся оазисом высокой культуры и духовности. Дитя этой социокультурной катастрофы — современный массовый горожанин, средний класс, агрессивный, бескультурный и примитивный” — пишет социолог Леонтий Бызов в статье "Новорусская нация”1.


1 http://www.apn.ru/special/article26453.htm


Писатель Игорь Бойков добавляет: "Те поведенческие черты и ценностные ориентиры, которые Бызов выявляет у нынешних "младорусских” (речь, разумеется, идет в первую очередь об обитателях мегаполисов), лишь подтверждают тезис об этнической катастрофе. Воистину, сообщество закоренелых индивидуалистов, пассивных и аморфных во всем, кроме стремления к личной выгоде и материальному преуспеванию, будет беспомощно перед лицом тех вызовов, которые нам бросает история”.

С этим трудно поспорить. Как отмечает Леонтий Бызов, "младонационализм” (национал-демократия) мегаполисов крайне близок (близка) либерализму. А логическое завершение либерализма (возведенная в абсолют свобода личности) — это новое кастовое общество, рабство. Как выражение полной свободы сильных, которые получают свободу закрепостить остальных. Как либерализм превращается в новое варварство — с рабством, упадком науки и остановкой технологического развития — исследовал еще Гарри Гаррисон в "Специалисте по этике”.

 

 

Новые неграмотные

 

Ситуация в РФ — всего лишь отражение аналогичного западного процесса.
В книге Тило Саррацина "Германия: самоликвидация”1  вычитал: корпорация "БАСФ” с 1975-го исследует грамотность и элементарные навыки счета у соискателей работы. Все эти годы применяются одни и те же тесты. И оказалось, что на протяжении тридцати с лишним лет немцы показывают постоянно падающие результаты! Причем испытания проходили только те, кто учился в немецких школах.


1 Саррацин Т. Германия. Самоликвидация. — М.: Рид Групп, 2012.


Если в 1975 год выпускники реальной школы давали около 75 процентов правильных ответов в заданиях на грамотность, то в 2008 году — только 58 с небольшим. Цифры для немцев с неполным средним образованием еще страшнее: 51 процент в 1975 году, 36,6 — в 2008-м. Спад поставил 32 и 26 процентов соответственно.

Та же картина — в проверке способности совершать элементарные математические действия. И соотношение процентов правильных ответов в 1975-м и 2008-м годах практически то же самое.

Далее Саррацин приводит жалобы немецких промышленников на то, что ищущие работы кандидаты не в силах ни считать, ни связно выразить на бумаге свои мысли. В 2009-м Германская торгово-промышленная палата опубликовала удручающие данные. Изъяны в знании элементарной арифметики показали 62 процента тех, кто ищет работу в промышленности. 57,9 — в строительстве. В ИТ и СМИ — 37,4 процента. В торговле, отелях и ресторанах — более половины. На транспорте, банках и страховом деле — около 45 процентов.

Есть еще и показатели плохих манер (отсутствие нормального воспитания). Тут цифры по отраслям колеблются от 36 до 67,6 процента.

То есть перед нами — генерация новых неграмотных, созданная в богатой западной стране! Что называется, время — назад. К превращению немцев в скопище неотесанных и необученных особей, в "подлый люд” в средневековом смысле этого слова. Тут поработали и телевидение, и тупое потребительство, и Интернет. Аналитики "БАСФ” горестно заключают: "В отношении навыков счета использование карманных калькуляторов хотя и является делом практичным, однако из-за недостатка применения забываются общеобязательные правила. Точно так же, судя по всему, обстоят дела с возможностью перехода от элементарного счета небольших целых чисел к конкретному применению в повседневности.

Немецкий язык (как и русский. — М.К.) считается одним из самых трудных, поэтому с учебно-психологической точки зрения мультимодальный (охватывающий как можно больше смыслов и характеристик) метод приобретения знаний обещает наибольший успех. Фактически же как разговорная активность (преимущественно из-за позиции, связанной исключительно с потреблением), так и читательская активность (из-за аудиовизуальных мультимедийных технических средств) пребывают в полном запустении. К тому же, кажется, тщательность и педантичность, столь необходимые при формировании текстов, в наше время вторичны. Достаточно проанализировать с этой точки зрения ежедневные газеты…”

Это — Германия, некогда — страна инженеров и ученых. Еще совсем недавно немец славился как творец машин и технологий, германский университет — как центр передовой науки. Нынче же с этим покончено. Немцы превращаются в тупых овощей с пустыми глазами, уткнувшимися в Интернет, беспомощных без электронных "мозговых костылей”. Утрачивающих навыки элементарной человеческой речи, скатывающимся к статусу голых обезьян, уже не умеющих читать.

Вернемся к нынешней Германии. Есть такой термин: "МИНТ-выпускники”. То есть выпускники вузов по разделам МИНТ — "математика, информационные технологии, естественные науки, техника”. Так вот, в общем выпуске из высших учебных заведений МИНТ-студенты в Германии занимают жалкие 5,8 процента. Все остальные — совершенно бесполезные для научно-технического прогресса гуманитарии, юристы, финансисты, менеджеры. Здесь хуже Германии только Америка: ее процент — 5,5 процента выпускников вузов.

Для сравнения: МИНТы в вузах Японии — 9,5 процента, Франции — 7,2,
Швеции — 10,9. В Австралии — 12,6. Наивысший среди стран Запада процент у финнов — 14,1.

Тило Саррацин аргументированно доказывает, что реальные доходы немцев не растут с 1989 года, с момента объединения с ФРГ и ГДР. Рост производительности труда еще удается удерживать в пределах одного процента в год, но к концу 2010-х нарастающее число стариков и падение доли молодежи в Германии съедят весь прирост производительности. И тогда немцы начнут быстро нищать. Тем более что они уже утратили свои преимущества в качестве человеческого капитала, становясь сборищем потребителей.

Сравним данные немецкого делового сообщества с впечатлениями американ-ских работодателей. В 2006 году ассоциация бизнесменов в США "Конференс боард” выдала в свет доклад "Базовые знания и прикладные умения новых участников рынка труда США XXI века с точки зрения работодателей”. Согласно нему, 53 процента опрошенных капиталистов и менеджеров Америки пожаловались на математическую безграмотность американской молодежи, ищущей работу. 70 процентов отметили неспособность молодых американцев критически мыслить. Столько же отметили отсутствие трудовой этики и профессионализма. 81 процент отметил полное неумение молодежи (эпохи Интернета и детей так называемой Информационной эры) письменно выразить свои мысли.

Положение с качеством образования в США еще хуже, чем в Германии. Гораздо более либеральная, нежели ФРГ, Америка столь же самозабвенно летит в ту же бездну оглупления своего населения. Открываем книгу Дамбисы Мойо "Как погиб Запад”1 . Сегодняшняя Америка по числу 24-летних бакалавров в естественных и технических науках (МИНТ) отстают от 16 стран Европы. По заполняемости старших классов юные американцы опустились в 2005 году на 21-е место на планете. Школьники в США учатся 180 дней, в Азии — более двухсот. В Южной Корее дети учатся в итоге на один учебный год (в пересчете) больше, чем американские. Если в США ученики проводят в школе 32 часа в неделю, то европейские — 40 часов. Американ-ский ребенок на домашние задания тратит час в день, китайский — три часа. Замеры знаний американских школьников в точных науках и математике (аналог МИНТ — TIMSS) в 1995, 1999 и 2007 годах дают картину снижения качества школьников в США.


1 Мойо Д. Как погиб Запад. — М.: Центрполиграф, 2012.


Таким образом, в Америке процесс создания тупой массы населения зашел еще дальше, чем в Германии. Как пишет Д.Мойо, страна несет чудовищные бюджетные и небюджетные затраты "от производства неуспешных и разочарованных молодых людей без всякой продуктивной цели. Так, Запад остается все с новыми и новыми поколениями неудачников, которым предстоит столкнуться на рынке труда с конкурентами из остального мира, которые если и не обойдут их по всем продуктивным пунктам, то как минимум устроят им серьезное испытание”.

Не лучше обстоит дело и в Великобритании. Исследования знаний школьников по международному стандарту PISA (математика, чтение и науки) показали, что страна скатилась по чтению с 7-го места в 2000 году до 17-го в 2008-м. По математике — опустилась с 8-го на 24-е место.

Все эти данные неопровержимо свидетельствуют о том, что потребительство, деиндустриализация (пресловутый "постиндустриализм”) и спекулятивно-финансовая экономика с развитием "культуры” электронных развлечений приводят к необратимой деградации нации. К атрофии мозгов. Невозможно сохранить качественное образование и науку в стране, из которой уходит реальное производство. Экономика услуг, развлечений и финансов — это новое варварство.

Доходит до смешного. Помните знаменитый тест Алана Тьюринга 1950 года?
В нем успешный искусственный разум (думающий компьютер) определяется тем, что вы, общаясь с невидимыми двумя собеседниками, не можете определить, кто из
них — автомат, а кто — человек.

На нынешнем Западе тест Тьюринга уже не срабатывает. Американский предприниматель Хью Лебнер с 1991 года проводит ежегодные конкурсы на прохождение испытания по Тьюрингу. Не так давно случился курьез: жюри из людей, сидя в чате и проверяя двоих, сочла машину человеком, а реальную девушку — компьютером. Почему? Потому что программа "Whimsical Conversation” прекрасно имитировала современного подростка или молодого человека в чате. Она использовала примитивный сленг молодежи, распространенные "приколы” и делала грамматические ошибки в предложениях. А девушка, филолог и шекспировед, говорила на литературном языке, логически правильно. Да еще и цитировала наизусть большие отрывки из пьес Шекспира! Потому жюри решило: она и есть машина. Потому что пишет правильно, нормальным языком и еще столько помнит1.


1 См. Сергей Добрынин. Программа поиска мысли. — "Вокруг света”, июнь, 2012.


Тьюринг просто не мог представить себе в 1950 году, что интеллект нынешних поколений Игрек и Зет деградирует и упростится до аналога настольного компьютера. Что нынешние обитатели фейсбуков превратятся в полуграмотных недочеловеков. Что человек, способный грамотно и связно излагать свои мысли, станет буквально чудом…

Страшное для Запада явление: ему не хватает квалифицированных инженеров и МИНТ-специалистов, причем даже в пору падения экономики, когда растет безработица. В 2009-м глава британской Конфедерации найма и занятости Кевин Грин в ужасе произнес: "Если дефицит рабочей силы остался даже во время самого глубокого спада за сорок лет, то что же будет твориться на рынке труда, когда мы из него выйдем?”

"Самая быстрорастущая категория населения США — да и всего Запада — это неквалифицированные, нетрудостроенные и недовольные граждане, которые угрожают благосостоянию и экономическому положению страны. Любой экономической системе требуются опытные и прогрессивные работники, а они как раз очень быстро заканчиваются у западной экономики”, — пишет Д.Мойо.

И не надо обманывать себя розовыми иллюзиями о том, что Запад производит 50 процентов научной продукции, что у него — якобы лучшие университеты. Все это — не более чем лакированная "липа”. Момент, когда Запад самостоятельно не сможет поддерживать даже сегодняшний уровень техники и инфраструктуры, наступит непременно. Это как с усталостью металла: она накапливается — и в один прекрасный момент наступит разрыв. В данном случае — чрезывычайная ситуация в инфраструктуре и научно-технической сфере. Рано или поздно начнется деградация в военно-промышленной сфере, космонавтике, авиастроении. Новое варварство хлынет в реальность как воды, прорвавшие прохудившуюся, изношенную плотину. И вот тогда наступит не только крах. Наступит переломный момент истории. Придется действительно выбирать между тремя невеселыми перспективами: между корпоратократическим, кастовым рабовладением (постдемократией), новым тоталитаризмом и апокалиптическим падением в неофеодальную раздробленность. Падением в мир без науки и техники, в Темные века. Впрочем, как метко выразился Михаил Делягин, "новое средневековье с компьютерами” (корпоратократия, кастовое общество) сами-то компьютеры сохранит недолго. Весьма скоро оно опустится просто в мракобесное средневековье.

Во всех трех вариантах никакой либеральной демократии не будет даже близко.

Это — зримый конец цивилизации в ее западном варианте. Представьте себе тупиц, не обладающих элементарными, обыденными еще для 1980-х научно-техническими знаниями, которым в руки упадет все то, что создано умными и развитыми людьми ХХ столетия. Все эти реакторы, атомарины, сложнейшая система электроэнергетики, химические заводы, самолеты и ракеты… Это же серийные бхопалы и чернобыли! Некомпетентность уже нарастает: катастрофа нефтяной платформы "Глубководный горизонт” в Мексиканском заливе летом 2010 года показала, что западные технари допускают самую дикую халатность. И это — в транснациональной "Бритиш Петролеум”! Думаю, что все это — только цветочки новой варваризации.

 

 

Паттерны средневекового мышления

 

Но даже техногенные катастрофы (фактор нового дикаря у пульта управления сложной техникой) — еще не вся беда. Гораздо страшнее то, что воспроизводятся, по выражению Переслегина, раннесредневковые паттерны поведения. Мы опускаемся в варварство и в социальном, и в политическом смыслах.

Что такое раннесредневековое мышление, менталитет Темных (VI–IX) веков? Это дичайшее невежество в естественных и точных науках. Это полный вымысел в географии и космографии. Это мышление, простирающееся "не дальше околицы родного села”. Это страшная легковерность неграмотных масс, которых можно без труда завлечь самыми нелепыми слухами и речами. Это представления о том, что вон там, за десятым горизонтом, живут уже не люди, а псоглавцы. Это самые дикие суеверия. Разрыв исторической памяти. Неумение логически мыслить и понимать самые элементарные взаимосвязи вещей и явлений.

А теперь представьте себе подобных варваров (вернее, вторичных варваров, искусственно выведенных) в нынешнем мире. "Постиндустриальный” дикарь порождает новую политику: грубую, лубочную, с примитивными лозунгами и поиском исключительно простых решений. Самая наглая ложь (при фабрикации нужных картинок) становится обыденной. И очень действенной. Засилье мистики и поповщины. Полная безответственность политики: получив в свои руки старые запасы оружия массового поражения, новый дикарь даже не будет представлять последствий его применения. А даже если и будет — то поверит, будто молитва оградит от радиации. Кстати, рассуждения о сотнях ядерных ударов я уже вижу в Интернете и некоторых невысокого пошиба романах. Черт, а ведь они действительно могут учинить всемирную катастрофу. По незнанию…

Воцарение нового варварства принесет нам как повседневность пытки, этнические чистки, лагеря смерти, самые дремучие расистские предрассудки, межэтничекую резню. Репрессии в самой грубой форме опять шагнут в нашу жизнь.

Но и это еще не все! Новые дикари не смогут двигать дальше науку и технику. Наступит не просто застой — а начнется откат назад. Причем стремительный. Цивилизация ведь вообще штука крайне хрупкая. Белые расисты до сих пор задирают нос: мол, китайцы — это не соперники. Китайцы не умеют изобретать нового, они только копируют достижения белого человека. Но ведь на наших глазах, кавалерийскими темпами, разрушается именно научно-техническая мощь западного мира, сама его способность изобретать и разрабатывать научно-технические новинки. А Китай тем временем наращивает силу своего инженерно-технического образования. Честное слово, был бы помешан на теории заговоров, точно сказал бы, что процесс деградации Запада (к коему присоединилась и РФ, и Украина тоже) заказывается и направляется некими китайскими "тайными отцами”. Ибо то, что происходит, автоматически переносит центр власти над миром в Поднебесную.

На наших глазах реальностью становятся самые кошмарные антиутопии. Не прилетевший из вселенских далей астероид, не новый ледниковый период и не какая-то страшная пандемия — а деградация людей могут стать причиной Армагеддона.

 

 

Конец научно-технической революции

 

Но вот еще одна проблема: в ходе шоковой терапии и реиндустриализации понадобится новый технологический рывок.

Однако нынешний мегакризис с эпицентром в ядре капиталистической системы (США) порожден как раз тем, что западная финансовая элита придушила в колыбели новую научно-техническую революцию, которая должна была дать плоды в "нулевые годы”. Слишком уж неудобны для капиталистических отношений технологии этой, пока несостоявшейся, НТР. Слишком уж удобно чувствовала себя финансовая плутократия в мире, создавшемся после победы над Советским Союзом, никаких радикальных перемен ей не хотелось. Возобладали шкурные интересы, а заодно — и спесь победителей над страшными коммунистами.

Вместо подлинного развития началось передвижение реального сектора в Китай, где роль роботов стали играть местные рабочие. Свертывание стратегических программ (космонавтики и океанавтики) привело к научно-техническому застою и к гипертрофированному развитию телекоммуникационно-информационной сферы, каковая намного обогнала развитие собственно реального сектора. Настал кризис. Суть его описал заместитель директора Института прикладной математики Георгий Малинецкий1:


1 Подробнее см. Георгий Малинецкий. Проектирование будущего и модернизация России. — "Дружба народов”, 2010, № 9.


"В XX веке происходил переход от IV технологического уклада (определявшимся массовым производством, автомобилями, самолетами, тяжелым машиностроением, большой химией) к V укладу (компьютеры, малотоннажная химия, телекоммуникации, электроника, Интернет). Советский Союз в свое время в полной мере воспользовался нововведениями, связанными с IV технологическим укладом. Новая Россия, погрузившись в пучину безуспешных реформ, пропустила почти все, что связано
с V кондратьевским циклом. Сейчас мир начинает переход к VI технологическому укладу, фаворитами которого, судя по всему, станут биотехнологии, нанотехнологии, вложения в человека, новое природопользование, новая медицина.

И кризис в этом контексте связан с тем, что отрасли V технологического уклада уже не могут дать такой же большой отдачи, как прежде (в России уже 150 миллионов мобильных телефонов, заставить человека купить более двух мобильников трудно, произошло насыщение этого сектора рынка). В то же время новые отрасли к большим вложениям, требующим быстрой отдачи, пока не готовы...”

Дополним Малинецкого: все эти технологии новой волны могли родиться как раз в задушенных мегапроектах по освоению океана и космоса. Помимо названных им приоритетов, сегодня миру необходимы принципиально новая (неогневая) энергетика, дешевый выход в космическое пространство (чтобы полеты на околоземную орбиту по простоте и стоимости были сравнимы с перелетом на "Конкорде”/Ту-144 через Атлантику), технологии дешевой и быстрой переброски грузов по планете (скорость — как у самолета, дешевизна — как у морского транспорта), а также безлюдные роботизированные производства.

С высоты прошедших лет видно, что самым дальновидным американским политиком оказался Джордж Буш-старший. Еще в 1989 году он (президент-республиканец) предложил программу возобновления амбициозных космических миссий США на Луну и Марс (Космическую исследовательскую инициативу, SEI). Тогда затея провалилась из-за того, что НАСА потребовало на SEI 541 миллиард долларов в течение тридцати лет. Иными словами, по 18 миллиардов в год. Эти затраты показались конгрессу, который тогда контролировали демократы, настолько огромными, что инициатива была провалена. Конгрессмены еще не знали, что такое астрономические и при этом практически бесполезные расходы.

С начала острой фазы кризиса осенью 2008-го США ради спасения бесплодной банковской системы (по планам Полсона и Гейтнера) было истрачено более 2 триллионов долларов. А затем еще 3 триллиона. То есть почти в девять раз больше, чем могла бы истратить вся программа SEI за тридцать лет. Но если космическая программа (имевшая резерв удешевления за счет новых технических решений) принесла бы Америке тысячи прорывных технологий, то все эти полсоно-гейтнеровские усилия стали бестолковым вливанием огромных денег в бездонную бочку. Все затраты ни на миллиметр не продвинули США на пути к новой НТР и не спасли капитализм от кризиса. Эти деньги просто отняли у ученых, инженеров и промышленников, отдав финансистам. (Мы уже не говорим о том, что республиканская администрация Буша в 2000–2008 гг. выбросила еще несколько триллионов на бесполезные войны в Ираке, на АфПак и т.д.)

 

 

Гибель советской космической программы

 

Сходный процесс наблюдался и у нас — гибель советской космической программы после развала Союза.

Выступая на XXIII академических чтениях по космонавтике в январе 2009 года, патриарх советской космической программы академик Борис Черток поведал о том, что скоро борьба развернется за геостационарные орбиты (ГСО), где должны работать уже не просто спутники, а тяжелые орбитальные, многоцелевые платформы, на которых будет размещено оружие нового поколения. Но РФ в этой гонке уже не участвует... "Россия не имеет стратегии развития за пределами ближайших десяти лет. За пятнадцать лет криминальных реформ под лозунгом всесилия свободного рынка в России не только были разрушены промышленность, сельское хозяйство, дезорганизована армия, но все основное жизнеобеспечение построили на продаже своих природных богатств — прежде всего нефти, газа, леса. Россия — поставщик сырья. На сырьевых сверхдоходах возникла новая элита, класс сверхбогачей и махровый коррумпированный чиновничий аппарат...”

Черток пророчит, что в XXI веке предстоит ожесточенная экономическая и политическая борьба за место спутников связи на ГСО. Космический аппарат, выведенный на ГСО, имеет период обращения равный периоду вращения Земли, и плоскость орбиты его практически совмещена с плоскостью земного экватора. Подспутниковая точка имеет свою географическую долготу — рабочую точку и нулевую широту.

К 2030-м годам, как утверждает академик Черток, ГСО, как наивыгоднейшее место для размещения систем спутниковой связи, исчерпает свой ресурс. Неизбежна жесткая международная конкуренция за место на геостационарной орбите. Международные политические соглашения окажутся бессильными решить эту проблему даже с учетом дальнейшего процесса развития информационных технологий, ибо каждому спутнику на ГСО соответствуют разрешенные площади обслуживания на поверхности Земли.

Значит, придется переходить от спутников к созданию постоянно работающих на геостационарах мощных платформ, способных служить десятилетиями. Платформ, которые можно оснащать все более современными блоками, снимая с них устаревшее оборудование.

По словам академика, в конце 1980-х в Советском Союзе разработали уникальный проект первой в мире тяжелой (20 тонн) универсальной платформы на ГСО. Выводить ее на орбиту хотели с помощью сверхмощной ракеты "Энергия” прошедшей успешные летные испытания в 1987 и 1988 годах. В 1989–1990 годах НПО "Энергия” при поддержке военно-промышленной комиссии Совета Министров СССР делала предложения Германии, Франции и Европейскому космическому агентству о сотрудничестве и совместной работе по созданию универсальной тяжелой космической платформы на ГСО. Решить эту задачу в те годы могла только Россия/СССР, обладавшая уникальным носителем "Энергия”. Весьма детальная разработка конструкции платформы и техники выведения вызвали большой интерес у ведущих немецких и французских фирм. Начались совместные работы. Однако расчленение Советского Союза и либерально-рыночные "реформы” 90-х годов разрушили организацию и лишили всякой государственной поддержки производство носителей "Энергия”. Оно оказалось уничтоженным. Продолжение работ над тяжелой космической платформой без носителя стало бессмысленным.

Как бы то ни было, но возможности использовать космические программы для новой НТР, открывшиеся в конце 1980-х и начале 1990-х, оказались бездарно потерянными. Теперь же за все это придется расплачиваться опаснейшим системным кризисом.

 

 

Системный кризис: точка быстрого разрушения

 

"Нулевые годы” оказались поистине потраченной даром декадой. Ее финал ознаменовался началом конца капитализма — Великой депрессией-2. Нет сомнений, что в ее бедствиях продлится и второе десятилетие XXI века.

Пора подумать, что ждет нас в это время. Тем более что системный кризис сегодня скрестился с усилением тенденции, неизвестной в 1930-е, в годы Великой депрессии, — с новым варварством, социальным одичанием. Подумать над этим тем более важно, что РФ, Украина и Белоруссия (пусть и в разной степени) открыты глобальным бурям. Предугадать все немыслимо, но все же попробуем прояснить основные моменты наступившей декады.

Поздний капитализм логично упирается в новую кастовую систему. Уже некапиталистическую. И я согласен с историком Андреем Фурсовым: верхи капитализма взяли совершенно сознательный курс на планомерный демонтаж капитализма.

Попробуем вычислить особо суровый момент нынешнего системного кризиса капитализма — точку быстрого разрушения обществ в так называемых "развитых” странах. Прежде всего — в самом ядре капиталистической системы, в Соединенных Штатах. Уверен, что за этим рубежом и должен открыться "дивный новый мир” нового варварства.

В том, что разрушение социумов случится, лично я уже не сомневаюсь. Ибо невозможно так долго и безнаказанно насиловать человеческую природу, как это делалось в минувшие тридцать с лишним лет.

Безусловно, мы не можем с полной определенностью назвать день и час обвала общества привычного типа. Но то, что это произойдет, — достоверно на сто процентов. В самом деле, если вы прочитаете лекции Лестера Туроу 1994–1997 годов, изданные как сборник "Будущее капитализма” в 1997-м, то увидите, что гениальный профессор предвидел происходящее за десять-пятнадцать лет. Дерзнем предположить, что кошмар разразится в 2020-е годы. То есть, тогда, когда рожденным в 1985 году будет тридцать пять лет от роду и больше и когда они начнут занимать высокие посты в бизнесе, политике, государственном аппарате. Тем, кто родился в 1990-м, исполнится тридцать. А поколение рождения 2000 года станет массой входить во взрослую жизнь. По нашим наблюдениям, это — самые изуродованные психически и самые невежественные поколения, подвергшиеся массированной обработке "либеральной машиной”. Причем процент новых варваров в этих генерациях крайне велик. Неуравновешенность, безответственность, аутичность, плохое образование и функциональная неграмотность превратятся в новую норму.

Вне всякого сомнения, дегенерация населения в западном мире совместится с другими кризисами — с долговым, демографическим, кризисом исчерпания возможностей капиталистической модели (больше некуда расширяться), с кризисом застоя в научно-техническом развитии, с кризисом и банкротством государства всеобщего социального обеспечения, с болезненной новой индустриализацией и т.д. Получится нечто похожее на эпизод из фильма "Назад, в будущее-3”. Помните, как Док бросил в топку паровоза три пиротехнических полена, которые вспыхивали жарким пламенем одно за другим, все сильнее разгоняя локомотив? С загоранием каждого "полена” железный конь рывком наращивал скорость. Нечто подобное случится и с нынешним глобальным кризисом — мы испытаем несколько его ускорений.

Некоторые реперные точки будущего уже известны. 2032 год как точка банкротства пенсионной системы и системы соцстраха США назывался еще в благополучном 1999-м. Думаю, что нынешний колоссальный рост государственного долга Запада сместил эту точку в 2020-е годы. При этом крах социального государства — это сам по себе опасный социально-экономический кризис. Другой репер — превышение государственным долгом США всех допустимых пределов после 2014 года.
В этот момент только проценты по долгам вместе с социальными обязательствами разорят казну Америки. Притом что нынешние политики не могут остановить распухание госдолга и пойти на решительные сокращения затрат казны, ибо сие чревато падением и без того плохой экономики, к которому могут добавиться революционные потрясения.

Вот вам уже два "полена” для кризисного "паровоза”. Что между ними? Как минимум — приход к рычагам власти и управления новых варваров, причем на фоне появления массы молодых людей в возрасте от двадцати лет и более (поколение социальных сетей) с игровым и клиповым сознанием, освобожденных от прошлого опыта человечества. Сюда же может вклиниться дефолт США. И мультилокальные военные конфликты с угрозой их перерастания в глобальный пожар. Острый политический кризис в США и распад Евросоюза. Первый после 1945 года военный конфликт с ограниченным применением ядерного оружия. Серия масштабных техногенных катастроф (фукусим-чернобылей). Удачная или неудачная попытка провести девальвацию доллара ради сброса непомерных социальных обязательств. Социальные бунты на Западе еще до явного банкротства государств всеобщего благосостояния. Кризис "капитализма без собственников” — мошеннического и криминального капитализма менеджеров-корпоратократов в Америке. И, вне всякого сомнения, — новые экономические спады, осложненные крайне болезненным для капиталистического общества переходом на технологии VI техноуклада. Несмотря даже на то, что сей процесс замедляется…

И, конечно, могут прилететь непредсказуемые "черные лебеди”1  — некие внезапные катастрофические события. Вроде разрушения банковской системы США с помощью таинственного самособравшегося супервируса-скрипта, о чем так захватывающе написал Андрей Столяров в "Звездах и полосах”. Что, в свою очередь, вызывает крах доллара и дает импульс для череды геополитических и геоэкономических потрясений, войн и распадов стран, переходящих в эру мировой революции озлобленных масс. Столяров, как и Сергей Переслегин, видит опасность катастрофического упрощения системы, которая уже перешла порог сложности и стала настолько громоздко-запутанной, что впадает в маразм и бессилие. Это относится и к нелепой финансовой системе, и к государственным бюрократиям, и бизнесу. В условиях системы, ставшей подобием кафкианского замка, ничего путного сделать уже невозможно. Управляющие получают безнадежно устаревшую и искаженную информацию, предпринимая заведомо глупые и несвоевременные действия, каковые лишь усугубляют кризис. Итогом может стать развал и упрощение — вплоть до возврата к докапиталистическим порядкам.


1 "Черные лебеди” — метафора, введенная Нассимом Талебом, эссеистом, математиком и трейдером, для обозначения непредсказуемых событий, представляющиеся совершенно закономерными, но казавшимися абсолютно невозможными, пока они не произошли. Именно они, по его убеждению, дают толчок как истории в целом, так и существованию каждого отдельного человека.


Потому мы и прогнозируем для ядра капиталистической системы два возможных исхода.

Первый — установление в Соединенных Штатах откровенной хунты корпорато-кратов с приватизацией ими уже самого государства, с размыванием грани между властью и корпорациями. С демонтажом всеобщего избирательного права, с введением градации граждан по имущественному положению (как при Солоне в Древних Афинах) и крайне жестокой шоковой терапией с разборкой социальной системы. По сути дела, возникнет кастовая система с новым рабовладением.

Второй — воцарение в Америке некоего нового варианта тоталитаризма техно-кратов, "Ново-Нового курса” с ярко выраженными национал-социалистическими чертами. С уничтожением прежней корпоратократической и финансовой "элит”, с новой индустриализацией.

Как тот, так и другой сценарий потребуют от американцев создания "прикрытия” в виде глобальной мятежевойны, развала Еврозоны и хаоса в РФ, возможно — игры на взрыв Китая изнутри, на поддержку в КНР противоборства между новыми маоистами и партийными капиталистами ("наследными принцами”). В случае успеха это приведет к новой "крестьянской войне” в Поднебесной, что периодически случалось в ее истории. Для перестройки ядра капсистемы необходимо весь мир по возможности столкнуть в кровь и хаос, оставляя Северную Америку островом относительного спокойствия и благополучия.

Если же оба варианта рушатся, то Америка проваливается в дефолт, в Гражданскую войну-2, что крайне живописно изображено во "Флэшбэке” Дэна Симмонса и в "Распаде” Брюса Стерлинга. На землях бывших США воцаряется неоварварская раздробленность. Причем эта волна грозит распространиться на Европу и постсоветское пространство. Ну Азия и Африка по большой части — уже давно в новом варварстве. И чем больше в Соединенных Штатах "человекозавров” — тем вероятнее такой срыв в Темновековье-2.

 

 

Стрелка в красном секторе

 

У меня практически нет сомнений в том, что даже на Западе установятся тоталитарные режимы. Пусть внешне — со всеми принадлежностями "демократии”. И та модель, что осуществляется нынче в Белоруссии или в Китае, станет весьма конкурентоспособной (Путинскую РФ сюда не отношу — сие есть чистый симулякр). Стрелка социально-экономических показателей Запада достигла красной зоны. Избежать катастрофы, не прибегая к крайне непопулярным, насильственно-шоковым мерам, уже нереально.

Мир со страхом следит за продолжающимся ростом государственной задолженности стран Большой Семерки. К 2014 году она достигнет опасного рубежа в
110 процентов ВВП (в среднем). Наступит момент, когда даже выплата процентов по долгам богатых стран начнет опустошать бюджет и уничтожать экономический рост. Что там говорить об основном долге! И ведь не платить нельзя: в долг инвестированы денежки частных инвесторов, пенсионных фондов и банков. Если не платить процентов, то вызовешь острый кризис всей финансовой системы. По той же причине долги невозможно списать. Если бы один бюджет одалживал другому — тогда можно было бы. А тут — частники! Институциональные инвесторы.

У США вообще критическое положение с долгом. Уже посчитано: даже если повысить налоги в стране вдвое (что само по себе нереально), Америке придется отдавать долги с процентами около семидесяти лет.

В августе 2010 года свою версию развития событий дал американский экономист, профессор Бостонского университета Лоуренс Котликофф. На сайте агентства "Блумберг” он опубликовал статью, в которой утверждал, что Соединенные Штаты — уже банкрот. И ни уменьшение расходов, ни увеличение налогообложения не помогут стране расплатиться по счетам.

Незадолго до того, в июле 2010 года, Международный валютный фонд (МВФ) представил доклад о состоянии американской экономики, где постарался успокоить страсти: "Руководство МВФ приветствует обязательство властей по фискальной стабилизации, но отмечает, что внесение поправок в объеме, превышающем заложенный в бюджет, потребует стабилизации соотношения долга к ВВП”. Согласно прогнозам американского Минфина, уже к концу года госдолг страны возрастет до 13,6 триллиона долларов, что превышает 90 процентов ВВП, а еще через четыре
года — до 19,6 триллиона...

Однако Котликофф рассматривает этот доклад МВФ как завуалированное признание банкротства Соединенных Штатов, поскольку в нем сообщается, что разница между запланированными расходами, включая обслуживание госдолга, и ожидаемыми доходами в будущие годы "слишком огромна” и, чтобы покрыть этот разрыв, ежегодно необходимо корректировать бюджет примерно до 14 процентов ВВП США.

Иными словами, необходимо нарастить сборы в американский федеральный (без штатных, региональных) бюджет еще на 14 процентов ВВП. Но это невозможно: текущие поступления в бюджет Америки как раз и составляют те самые 14,9 процента ВВП. То есть МВФ признал необходимость удвоения налогов в США ради покрытия дефицита бюджета. Налогов на личный доход, корпоративных и федеральных налогов. Причем, по данным МВФ, чем дольше США будут затягивать с проведением жесткой финансовой экономии, тем больнее ее будет реализовать.

"Сошел ли МВФ с ума? Нет, он просто выполнил свое задание, как и бюджетное управление конгресса (CBO) США, опубликовавшее в июне доклад по долгосрочным перспективам бюджета, который обнаруживает еще большие проблемы”, — считает Котликофф. Основываясь на данных CBO, он подсчитал, что фискальный дефицит составляет 202 триллиона долларов, что в 15 раз превышает официальный долг США. Почему он настолько огромен? "Все просто. У нас 78 миллионов человек, которые родились в период бэби-бума (1946–1964 годы. — М.К.). Когда они выйдут на пенсию, государство должно будет им выплачивать пособия по социальной защите и медицинским услугам, которые в среднем превышают долю ВВП на человека. Ежегодные расходы на все это составят около 4 триллионов долларов. Конечно, наша экономика будет больше через двадцать лет, но не настолько, чтобы выдерживать эту нагрузку из года в год”, — пишет Котликофф.

Это произошло из-за огромной финансовой пирамиды, действующей
в последние шестьядесят лет, когда у молодых людей берется все больше денег, чтобы отдать их пожилым, при этом обещая молодым, что их черед настанет, когда они состарятся.

"Эта пирамида когда-нибудь остановится, но будет слишком поздно. Сначала это ударит по пенсионерам, которым значительно урежут пособия. Затем будет астрономическое увеличение налогов, что отрицательно скажется на желании молодых зарабатывать и сберегать. И, наконец, правительство просто включит печатный станок, чтобы расплатиться по всем долгам”, — перечисляет последствия Котликофф, добавляя, что эти процессы приведут к росту бедности, налогов, процентных ставок и потребительских цен. "Это ужасная дорога, которая будет все хуже и хуже, и она единственная. И трейдеры, торгующие облигациями, будут толкать нас по этой дороге, когда они очнутся и осознают, что наша фискальная ситуация еще хуже, чем в Греции”, — уверен Котликофф.

По его словам, все, что может и должно сделать правительство, это кардинально упростить налоговую, здравоохранительную, пенсионную и финансовую систему, в каждой из которых царит полный хаос. Администрация президента США Барака Обамы занялась было некоторыми изменениями. Скажем, реформой здравоохранения и финансовой системы. Так, в течение следующих десяти лет американской казне по планам Обамы нужно было потратить 940 миллиардов долларов, но в два-дцатилетней перспективе принятие закона обернется экономией порядка 1 триллиона. Однако эта реформа заблокирована республиканцами.

Что это значит? Что западные либеральные демократии неизбежно рухнут под тяжестью госдолгов и из-за столь же неотвратимого краха их пенсионных систем. Не зря поколение "бэби-бумеров” называют "слоном внутри удава”. Самих-то послевоенных детей до 1964 года было много, а вот они сами оказались чертовски малодетными. Как и последующие поколения белого западного населения. Старая схема "молодые содержат стариков” летит верх тормашками. Пенсионные фонды разоряются: из них уже (например, в Ирландии) откачаны громадные средства на спасение банковской системы. И уже буквально канули в нее, как в прорву. Кроме того, либеральная система поощряла вложения денег пенсионных фондов в ценные бумаги.
В расчете на их постоянный рост. Как будто нет в капитализме кризисов, крахов и спадов. Как будто "финансовое казино” — навечно.

Теперь перед Западом — зримая перспектива как минимум долгого застоя в экономике. "Нулевого роста”, на либеральном новоязе. Нет прибыльности — нет пополнения пенсионных накоплений, нет удачных спекуляций. Кормить стариков из бюджета — тоже денег нет, дефицит-с! И госдолг дальше не нарастишь.

А это значит, что долговой кризис в странах Запада неминуемо сомкнется с банкротством пенсионной системы. Все вместе это наложится на варваризацию социума. Недаром англичане уже прорабатывают экстренный вариант на будущее: систему раздачи пенсионерам одежды, вещей и минимальных сумм "на прокорм”.

Однако, скажите на милость, какой либерально-демократический режим сможет решить эти проблемы? Можете ли вы представить себе западных избирателей, голосующих за уничтожение своих пенсий, радикальное снижение зарплат и пособий, за ликвидацию миллионов рабочих мест в армии и бюджетной сфере? Голосующих за удвоение налогов?

Такой курс под силу лишь крайне тоталитарному режиму. И только он может — в случае чрезвычайных обстоятельств — провести "хирургическую операцию”. В виде отмены старых долларов и евро, обнуления долга, введения новых валют. Ибо подобная операция потребует сверхмобилизации "спасаемых стран”, превращение их в осажденные крепости, самообеспечивающие себя энергией и продовольствием. Или же в милитаризованные механизмы, способные силой захватить источники нефти и газа за рубежом.

Как вариант — создание Объединенного Запада (США плюс только богатая Западная Европа) в виде прообраза Мирового государства. Но оно тоже будет и кастовым, и тоталитарным. На все обозримое грядущее. Тем более что придется противостоять Остазийской империи — Китаю. И исламским странам тоже. Кстати, в таком варианте лично я не жду создания альянса в виде ЕвроРуси. Скорее, Объединенный Запад и Китай поделят между собою РФ и Казахстан. Так легче и выгоднее.

Если же западные страны начнут распадаться, то на их обломках усядутся диктаторы. Локальные "отцы народа”. Ибо обломки попадут в долгий период чрезвычайщины. Там впору будет вводить распределительную и адмнистративно-командную систему. Демократии и там не ждите.

 

 

Немного о необоснованных надеждах

 

Сегодня мы то и дело слышим о том, что ничего страшного не происходит. США, дескать, имеют резерв — новый мощный технологический рывок. Он, как нам говорят многие, спасет капитализм — а заодно и цивилизацию. Мол, в Америке — почти
5 миллионов ученых, они еще могут рвануться вверх. К полностью роботизированным производствам. И вообще — к капитализму-2.0.

(Вот только почему-то на рынке не видно телевизоров американского производства, которые якобы собирают в США полностью роботизированные заводы, что-то не летают в воздухе сотнями тысяч аэромобили "made in USA”, а темпы НТР в Америке, как мы видели, замедляются, по мнению самих американцев.)

Нам рисуют идиллические картины того, как люди, отказавшись от государств как таковых, живут самоуправляющимися общинами. Информационные сети позволяют им вести дела напрямую друг с другом (peer-to-peer, person to person). Это позволит заменить собой банки, это позволит любому продавцу или производителю найти любого потребителя — и наоборот. Поселения людей автономны: им не нужны централизованные сети жизнеобеспечения. В воздухе летают стаи веселых авиеток-аэромобилей…

Прекрасно! Допустим, Западу удалось избежать губительного влияния деиндустриализации на свою науку, получилось защитить ее от волны новых варваров, от порчи системы образования. Допустим, он смог собрать в своих университетах и исследовательских центрах лучшие мозги из Индии, Китая, с развалин Советского Союза. Допустим, Запад успеет совершить технологический прорыв.

Но только как дожить до этой поры прекрасной, если на пути к ней новые технологии — VI и VII технологических укладов — превратят в лишних 80–90 процентов населения? Что с ними делать? Ведь при сохранении капиталистических порядков людей просто выставят вон. Ну не нужны они ни в производстве, ни в торговле, ни в строительстве.

Действительно, а что делать с высвобождающимися людьми, коли новые технологии оставляют всего одного-двух работников там, где сейчас требуются десять? Причем везде — и в туризме, и в сфере услуг тоже? При капитализме возможно ограниченное число решений проблемы.

Первое — просто забыть об этих людях. Пусть вертятся, как могут.

Но в этом случае они моментально превращаются в озлобленных новых варваров, отрезанных от источников зарабатывания денег. Конечно, кто-то перейдет на натуральное сельское хозяйство. А часть собьется в стаи, начнет добывать оружие — и начнет разбойничать, мстить, нападать на благополучных. А то и воевать.

Второе решение — забрать этих людей в армию. И начать войны — но не для того чтобы реально что-то завоевать, а просто ради "сжигания” в битвах и многолетних кампаниях миллионов ненужных двуногих.

А это может завести слишком далеко. Мир просто озвереет от чудовищной жестокости и умопомрачительного кровопролития. Один шажок — и война может перейти во всеразрушающую, апокалиптическую фазу. Ведь ты же не заставишь людей воевать кремневыми ружьями и копьями, имея современный набор технологий. Да и война может быстро перекинуться внутрь воюющих обществ, стать гражданской.

Третье — загнать лишних в лагеря смерти, в Освенцимы или Майданеки нового времени. Или принудительно стерилизовать лишнюю биомассу, заодно устроив ей пандемии, дабы выкосить ненужные миллиарды двуногих.

О нравственной стороне такого решения не говорю. О ней никто задумываться не станет. Однако вариант, знаете ли, чреват непредвиденными сбоями в программе. Да и опасен ответной реакцией обездоленных.

Есть и четвертый, гуманный вариант. Основная масса людей превращается в люмпенов. Им придумывают бессмысленную работу и дают продовольственные и вещевые пайки, поощряя бездетность. Но они превращаются в неполноправных, лишенных права голоса. В стадо для полноправных граждан-пастухов.

И это — прямой путь в новые Темные века!

 

 

Царство люмпенов

 

Вы можете себе представить, что ожидает несчастное общество, где 80 процентов живущих вынуждены бить баклуши? Где им скучно и нечего делать?

Посмотрите на нынешних обывателей. Что в Америке, что в Европе, что у нас. Отнимите у них необходимость ходить на работу — что они будут делать? Они ведь уже — новые варвары. Читать они не хотят. Творить? Творчество недоступно большинству. Какая-то часть удовлетворится тем, что будет разводить цветы или что-то мастерить. Но большинство станет сутками напролет щекотать себе нервы, просиживая в онлайн-играх и в виртуальной реальности. Ну, кто-то не будет вылезать из свингер-клубов и БДСМ-салонов. Они станут аналогом римской черни, требующей хлеба и зрелищ. Они захотят "реала”.

Скука — вот бич современных нам новых варваров. Им нечем себя занять. Все быстро приедается. Все время хочется чего-то нового, щекочущего нервы. Как все новой и новой дозы наркотика. Праздность толкает к поискам все более и более "остренького”. Вроде реальной охоты на людей (вспомним, как хорваты устраивали туристические поездки для пресыщенных западников: пострелять по живым сербам из засады). А напомнить вам, какой бизнес делался на продаже видео настоящих пыток и убийств из суверенной Чечни в девятностые?

А пример Ливии до 2011 года? Каддафи дал ливийцам все: возможность не работать, давал пособия на каждого ребенка, почти даровой кредит на покупку жилья, огромные подъемные молодым семьям. Ливийцы жили — простите за каламбур — как у Христа за пазухой. Но им было скучно. И они начали бунтовать. Чернь так устроена: то, что ей дают, только сначала кажется благодеянием — и принимается с благодарностью. А дальше люмпен считает, что это — его неотъемлемое право. Что так было и будет всегда. И хочет чего-нибудь "интересненького”. Свято место пусто не бывает. Обязательно кто-то воспользуется этой массой изнывающих от скуки бездельников.

Мышление нового варвара, так сказать, "голливудно”. Вот простой пример: русский националист Дмитрий Демушкин съездил в Чечню и посмотрел на месте, что там происходит. Нашел, чему можно поучиться у Рамзана Кадырова. Например, тому, как можно за те деньги, за какие в Питере строится один стадион, в Чечне — три стадиона возвести. Естественно, на Демушкина обрушилась волна помоев из стана молодых националистов (среди которых тупого быдла и новых варваров — хоть отбавляй).

Пытается Демушкин общаться с такой аудиторией. Встает молодой и заявляет: "Чечню надо забросать атомными бомбами, а потом — танками раскатать!” Дмитрий чуть не поперхнулся. Попытался он доказать молодым визави: вы понимаете, что радиоактивные следы от нескольких десятков взрывов (а меньше в горной республике не получится) накроют собственно русские регионы? Да вы понимаете, что тогда РФ станет олицетворением мирового зла, ее начнут душить экономическими санкциями, причем вы, молодые, лишитесь многих вещей, к которым уже привыкли. Ну вроде электронных штучек, которые идут из-за рубежа. Но из зала продолжали тупо твердить: атомными бомбами… Гусеницами!

Когда я рассказал об этом Михаилу Делягину, тот невесело усмехнулся:

— Демушкину — тридцать два года? Он в 1979-м родился? Значит, учился еще в советской школе. Да-да, в девяностые, после формальной гибели СССР, еще сохранялось его среднее образование. То есть он обладает логическим мышлением, научен представлять последствия своих действий. А эти молодые — у них нет того образования. Они не представляют последствий того или иного действия. Они воспринимают все как электронную игру, как боевик, как киношный "экшн”…

Хотя пример относится к практике РФ, но таких недоумков полно и на Западе.
И вот им не нужно будет работать для пропитания. У них — уйма свободного времени, которое надо убить. И в голове — две извилины. Что делать? Сексом заниматься? Мало. Начнут сбиваться в ночные стаи — и убивать из удовольствия. Но и этого будет мало. Новый варвар легковнушаем. Его можно убедить в чем угодно — он невежествен. Значит, завтра кто-то, к примеру, внушит праздным недоумкам: нужно убивать ученых. Они, видите ли, хотят сделать из нас киборгов. И вообще на божественное замахнулись.

А дальше эту массу легко подбить на беспорядки и бунты. Ибо скучно. И нечем заняться. А психология, образование и потребности — на уровне питекантропов.

Ну, хорошо, с этой массой люмпенов-троглодитов как-то справились. Но что ждет их пастухов? Тоже деградация. Нельзя оставаться островами нормальности среди моря праздных дегенератов, которым нечем заняться. Это и развращает, и наводит на мысли о сбросе лишней биомассы. "Востребованным”, образованным обитателям изолированных от люмпенов поселков будет не до какой-то там космической экспансии и не до великих научных открытий. Они тоже начнут дегенерировать, двигаясь к некоему новому идеалу: лишних — уничтожить, а самим — замкнуться на Земле, причем каждому — рабов и поместье этак по тысяче гектаров. Так, чтобы жить в одиночку, не сталкиваясь с соседом.

Человечество превратится в немногочисленное собрание "элитных” недоумков. Развитие остановится. И это тоже будут новые Темные века. Если же в такой своеобразной цивилизации кто-то достигнет физического бессмертия, но неизбежно столкновение бессмертных "постлюдей” и смертных сапиенсов.

Да, выход из глобального кризиса лежит через развитие технологий VI уклада. Да, в этом — спасение от нового варварства. Для всех — для России, для Европы и для США.

Но это будет означать гигантские политические потрясения. Такой переход — сам по себе опасный кризис. Ведь ресурсо- и трудосберегающие технологии следующей эры сделают ненужными гигантские массы людей. И переход этот можно осуществить только в одном случае: если одновременно будет создано новое общество.

 

 

Cпасение от Темных веков

 

Черты Счастливого мира можно отыскать в "Туманности Андромеды” Ивана Ефремова, в прекрасных, сверхчеловечески сильных землянах из "Часа Быка”:

"Гигантские машины, автоматические заводы и лаборатории в подземных или подводных помещениях. Здесь, в неизменных физических условиях, шла неустанная работа механизмов, наполнявших продуктами дисковидные здания подземных складов, откуда разбегались транспортные линии, тоже скрытые под землей. А под голубым небом расширялся простор для человеческого жилья. Тормансианам открылись колосальные парки, широкие степи, чистые озера и реки, незапятнанной белизны горные снега и шапка льда в центре Антарктиды. После долгой экономической борьбы города окончательно уступили место звездным и спиралевидным системам поселков, между которыми были разбросаны центры исследований и информации, музеи и дома искусства, связанные в одну гармоническую сетку, покрывавшую наиболее удобные для обитания зоны умеренных субтропиков планеты. Другая планировка отличала сады школ разных циклов. Они располагались меридионально, предоставляя для подрастающих поколений коммунистического разнообразные условия жизни…”

На самом деле первые ласточки VI техноуклада, высвобождающего миллионы работников, уже полетели. Нанотех уже позволяет применять новые материалы — замену стали. Новые неантибиотические лекарства (антибиотики становятся бесполезными против болезней, массой приобретающих вирусную основу) — провозвещают конец прежней фарминдустрии. Новые агротехнологии уже требуют гораздо меньше рабочих рук, чем осталось даже в обезлюдевшей русской деревне. С огромными автоматизированными свинокомлексами справляются пять-шесть человек. Созданные образцы одностадийных нефтеперегонных заводов сокращают надобность в персонале в десятки раз. Современные станки — обрабатывающие центры — заменяют собой по пятнадцать-двадцать человек, работающих на нынешних отдельных станках. Про гибкие роботизированные линии производства уж не говорю.

Меняются и стереотипы поведения людей. Кризис остановил бездумные траты на ненужные вещи типа смартфонов (раз в полгода) и на барахло с брендами. Теперь народ хочет тратить средства на здоровье, на долговечные вещи, на недорогие, но экономичные автомобили. И это тоже высвободит миллионы работников, дотоле занятых в производстве массы ненужно-одноразовой ерунды, в выпуске избыточных автомашин. Уничтожение спекулятивного финансового сектора (он просто отмирает) выбросит на улицы новые рати ненужных "специалистов” и всех, кто их обслуживал.

Обеднение людей и крах государства всеобщего соцобеспечения на Западе сократит туристическую индустрию. Люди будут меньше ездить по планете.

А дальше — подобного будет все больше и больше…

Перемены неизбежны. Вечно сдерживать технологический прогресс невозможно. Но если его перестать сдерживать, то новые технологии покажут свою полную несовместимость с капиталистическим строем. Они начнут его ломать, усугубляя кризис старой формации. Так уже было в истории — так будет и на сей раз. Новые производительные силы порождают могильщиков старого общества.

Но, видишь ли, читатель, некапитализм — хотя бы изначально — может быть очень разным. С помощью одних и тех же прорывных технологий можно создать и коммунизм, и новый феодализм, и самый лютый нацизм. К новым технологиям нужны и соответствующие общественные отношения. Последние не могут существовать без прорывных технологий (невозможно строить более совершенное общество на технической базе вчерашнего дня), но точно так же и весь потенциал таких технологий не откроется полностью там, где нет походящего общественного устройства.

Новые технологии грядущей эры — дар и живительный, и весьма опасный одновременно. Напряжение в мире нарастает. Новые технологии, создавая избыточные экономические возможности и высвобождая целые армии людей, уже воздействуют на историю. Даже теперешняя техника вызывает бурный демографический рост на бедном Юге, плодя экстремизм и ускоряя начало Великого переселения народов. Технологии VI уклада роднятся с оружием. С помощью новых материалов и интеллектроники можно даже нынешние виды неядерных вооружений делать сверхэффективными.

Только новый строй, который одни назовут коммунизмом, другие — нейромиром, а третьи — когнитивной эпохой, — в силах превратить технологический прогресс в совершенное благо.

Только строй, что не ставит во главу угла прибыль, способен на такое. Лишь тот строй, для коего мерило всего — Человек.

Даже весьма несовершенный СССР гораздо лучше мог бы распорядиться прорывными технологиями. Ему было под силу зажечь мечтой миллионы сердец — и переучить, переподготовить миллионы высвобождающихся людей. И создать для них новые сферы приложения их сил, умений и талантов.

Можно невиданно расширить сферу образования: так, чтобы один учитель приходился не на тридцать, а на десяток детей. Да придать школам еще и "учителей игр”, создав, по сути, "человекостроительные долины”. И тогда мы получили бы сверхобразованное, гармонично развитое потомство. Тесно примыкает к этому сфера здраворазвития.

А гигантское новое строительство? А новая урбанизация с созданием футурополисов — усадебных городов и городов-домов нового типа? А гелиотектура, как у Сергея Непомнящего? А восстановление мертвых земель и превращение пустынь в орошаемые сады и житницы? А освоение материкового шельфа? А гигантская сфера научных исследований, сулящих фундаментальные прорывы — и требующих построения целой индустрии добычи знаний? Там ведь — и гигантские ускорители, и грандиозные лаборатории. А сфера освоения космического пространства, требующая не только своей промышленности и мощнейшей науки, но и поистине религиозного рвения (вроде движения крестовых походов) для осуществления дальних миссий? Сюда можно направить высвободившиеся ресурсы, мозги и рабочие руки.

Здесь же — тесно сцепленный с космическим второй Суперпроект: создание нового человечества, следующей расы, достижение физического бессмертия.

А дальше — пусть еще не столь грандиозная, но крайне важная сфера философии. Создания смыслов для человечества. Получение ответов на вопрос: а зачем мы живем во Вселенной, в чем наша миссия? Ибо умным людям понятно, что наука, игравшая ведущую роль в развитии с семнадцатого века, вскоре уступит место лидера философии. Это неизбежно. Сначала люди должны будут отвечать на вопросы смысла жизни и деятельности, и только потом подтягивать на помощь науку и технологии.

Я не зря привел отрывок из Ивана Ефремова. Тот, кто читал его романы о коммунистическом будущем, помнит, какая сложная гуманитарная структура нарисована в его обществе звездолетов и высоких энергий. Разветвленная и разносторонняя система образования/воспитания. Система инициации юношей и девушек: ввод их во взрослую жизнь через систему подвигов и деяний. Академия Горя и Радости. Надеюсь, вы понимаете, к чему это и зачем.

И это — строй более высокой ступени развития, нежели капитализм. Только он позволит превратить научно-технический прорыв во благо человеку, а не в его погибель. Вот оно, настоящее спасение от Темных веков и волны отвратительного "вторичного варварства”.



Другие статьи автора: Калашников Максим

Архив журнала
№9, 2020№10, 2020№12, 2020№11, 2020№1, 2021№2, 2021№3, 2021№4, 2021№5, 2021№7, 2021№8, 2021д№9, 2021д№10, 2021№7, 2020№8, 2020№5, 2020№6, 2020№4, 2020№3, 2020№2, 2020№1, 2020№10, 2019№11, 2019№12, 2019№7, 2019№8, 2019№9, 2019№6, 2019№5, 2019№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9. 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба