Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №8, 2016

Гузаль БЕГИМ
Жемчужный шёпот
Просмотров: 398

Стихотворения в прозе

С узбекского. Перевод Елены Фельдман

 

Гузаль Бегим  — поэт. Родилась в 1974 г. в Узбекистане, в Хорезмской области. Окончила в 1991 г. филфак Национального университета Узбекистана им. М.Улугбека, в 2003 г. — Высшие литературные курсы в Москве. Автор поэтических книг «Звон тишины» (1998), «Тень порхающего листа» (2002). Стихи переведены на русский, английский и казахский языки. Работает в детском журнале «Гунча». Живет в Ташкенте.

Фельдман Елена Александровна  — поэт, переводчик. Родилась в  1989 г. в г. Иваново. Окончила Литературный институт им. А.М.Горького. Лауреат многих поэтических и переводческих конкурсов, в том числе обладатель Гран-при посольства Великобритании «За лучший поэтический перевод с английского языка» (2013). Живет в Москве.

 

 

* * *

Ночь в комнату вошла, раскинув одеянья. Я слушала её дыханье, замерев, и вырастала за окном гора из лунных листьев, по небу кружащих. Мне счастье не давало глаз закрыть. При виде остановленных мгновений хотелось прошептать: «о, пробудитесь». И было одиночество так полно, что больше никого бы не впустило. И золотую лунную листву я воспевала алыми губами.

 

* * *

Сердце моё — обитель луны, обитель свободы — я изнутри украшаю виденьями духа. Воспоминанья мои оживают в портрете девушки, что наклонилась над собственным сердцем. Как в её мысли проникнуть, как разглядеть, что отражается в блеске лучей на ресницах? Я бы хотела навеки остаться во взгляде той, что склонилась над алым трепещущим сердцем…

 

* * *

 «Ночи голос чернейший» вошёл в мою спальню, схватив за косы, вручил пригоршню простора. Мощь величавую я заключила в ладонях, дальние дали и тёплую голубизну. Я отряхнула ноги от пыли решений, я хочу жить, внимая лишь чёрному голосу ночи, чтобы «осколки луны» и осколки улыбки, слившись в одно, породили луны океан… Разбитой луны океан.

 

* * *

«Самые нежные слова я тебе посвящал» — и не избежал самых горьких. В эту ночь все слова — и сердечные, и бессердечные — собирала я вместе, пока наконец не увидела гору из слов о тебе… Я взбираюсь по ней, чтобы молча к тебе прикоснуться, и сгораю от пламени мыслей. Стою на вершине — кто расскажет, что будет, если вниз я сорвусь? Представляю разбитое тело и сломленный дух. Не хочу поддаваться видениям этим — но и снять не могу своё сердце с вершины из слов.

 

* * *

«Ветра длинные руки» за запястья схватили моё одиночество, но и им не удастся свести нас с тобой. Душа моя обожжена. Я — хозяйка приюта для стонов, и они еженощно звучат в моих венах… Я — та, что во взгляде своём заблудилась. Люблю твои руки, хоть они возвели эшафот для влюблённого сердца… Даже ветер, укравший твой голос, теперь не сумеет приласкать меня длинным своим языком.

 

* * *

«Эй, человек, прислонившийся к дивному дереву», слышишь ли ты мерное тиканье? Эти часы — моё сердце. Среди миллионов секунд кровообращения я пытаюсь поймать мгновения цвета огня. Эй, человек, видишь ли ты, как на кончиках пальцев счастье моё полыхает полями тюльпанов? Сможешь ли ты сопротивляться пламени, что зацвело на вершинах протянутых рук?

 

* * *

«Твои волосы — пламя». На империю солнца похожи они. В цепях из лучей переливаются чувства. Я по лестнице солнца взойду и тебе прямо в сердце вдохну парашютики одуванчиков. Ко мне, мои войска волос, копьеносцы-ресницы! Под звуки фанфар покорила я эту страну. Отныне в империи единовластие сердца.

 

* * *

Я нашептала тебе волосы, руки, глаза, теперь же шепчу каждую жилку. Ночь вобрала в свою душу мой шёпот жемчужный. Воспряли цветы в темноте. Тайная суть моего имени едина с сутью луны. Для стонов своих я ставлю шатёр, и они шепчутся тихо под расписными арками…

 

* * *

«Я живу, глядя прямо себе в глаза». В эти тихие дни, что жила я, глядя прямо себе в глаза, во мне пробудилось желание жить, сверяясь с руками. Линии на ладонях и есть голоса разлуки… В их хоре найдётся место для каждой погибшей надежды. На кончиках пальцев моих возвышаются горы, но спящая в них красота никому не доступна. А я живу, упорно читая в ладонях, и на просторах глаз звучит чёрная песня.

 

* * *

«Месяц сверкает мечом.

Страшно

Удариться лбом».

Опрометью бегу в твоё сердце — со всеми словами, ослепшими глазами, надеждами, всем, что есть в моей жизни. Теперь я одна с теми днями, что жила без тебя. Начинаю иглой вышивать твоё имя. Опрометью бегу я к тебе — но как страшно удариться лбом мне о сердце твоё… Дни, когда я тянула руки из людных окон, мне нельзя никому подарить, и я только хочу им на лица накинуть тяжёлую тёмную завесь.

 

* * *

«Разлука — лучина…» Грусть… «Я жить не могу без тебя», — говорю своенравным ночам. «Я в жертву вас приношу, неразумные», — шепчу новорождённым чувствам. Печаль опустелого сада, где цветы никогда не цвели, разливается в комнате. Я мечтами закрою глаза этой ночи, утонувшей во тьме. Я хочу стать хоть кем-нибудь, кроме себя, войти в чьи-то мысли. Сунув голову в воротник воображения, я гляжу на улицы: люди, птицы, деревья — все восхваляют друг друга. Схватив за руки разлуку, смотрю ей в лицо — но на нём отражается лишь одиночество.

 

* * *

«В дороге холода пронзили душу», но все же розы сердца шлю тебе я. Их аромат впитали ночи цвета изумруда. Я прижимаю стебельки к груди — и каждый вечер руки вместо губ с тобою говорят. Теперь я буду жить лишь по веленью сердца. Слова зависли в воздухе. Шипы в твоё окно протягивают письма, пропитанные ароматом роз. В их запахе и волжская волна, и Африки банановые рощи, и саксаулы древних Каракумов. Но имя, что хранится в розе сердца, приносит только боль созревшим чувствам.

 

* * *

«Тебя нет в горестных морщинах, изрезавших мой лоб». На моих глазах слово «нет» меняет обличья, словно радуга, переливается всеми цветами. Как колесо, оно прокатилось по моим чувствам, и тёмные волны смяли мои надежды. Сердечные раны пытаются слиться друг с другом. В испуге смотрю на просторы, где нет ни души.

Собакой Кубро Нажмиддина становится сердце. На раскрытых ладонях мерцает прозрачный пепел. И только горький цветок, коснувшийся лба, по-прежнему молит о невозможной любви.

 

* * *

«Не дотянуться до тебя, чтобы обнять». Мне никогда до тебя не дотянуться. Я тратил время на всё, кроме тебя, всё пережил, всё объял. В моих глазах поднимали стяг тысячи воинов. Босоногие ночи держали под стражей чувства. Но никому до сих пор не дались мои мысли: они неподвластны рукам, что слабы перед сердцем.

 

* * *

«Женщина, в сердце которой смеялась луна». На моих ресницах смеётся само одиночество. В моём сердце — заросли тёрна, лучи их боятся. В зеркалах — отражения алой разбитой мечты. «Я хочу быть прочитанной», — шепчет в пожаре душа. Без тебя мои дни улетают, как пух. Я хочу быть привязанной к ним, словно редкостный камень… Но в ответ только ночи смеются в моих волосах.

 

_________________

1 Строки в кавычках взяты из стихов Турсун Али.



Другие статьи автора: БЕГИМ Гузаль

Архив журнала
№7, 2018№8, 2018№9. 2018№10, 2018№4, 2018№5, 2018№6, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба