ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №8, 2017

Эвелина МЕЛЕНЕВСКАЯ
Вокруг родника
Просмотров: 366

О ереванских конференциях русистов

Меленевская Эвелина Дмитриевна — переводчица, эксперт по комплектованию библиотечного фонда, сотрудница Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И.Рудомино. В «Дружбе народов» публикуется впервые.

 

 

Погожий осенний день, тронутое золотом предгорье, 130-й километр трассы Ереван—Степанаван. У дороги — одетый в черный гранит родник, к которому ведут несколько ступенек. Останавливается автобус, из него высыпают люди. Это литературоведы, участники очередного ереванского съезда филологов, а гранитный родник — памятный знак, советский аналог хачкара, поставленный в 1938  году на месте знаменитой встречи. Я переехал через реку. Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» — спросил я их. «Из Тегерана». — «Что вы везете?» — «Грибоеда»Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис».) В наши дни в горе прорублен тоннель, та «крутая дорога» оказалась заброшена, памятник стал разрушаться, и тогда армяне, при всех сложностях нынешнего бытия, все-таки нашли средства, чтобы перенести его вниз, на торный путь, по которому могут прийти к нему те, чью душу трогают такие сюжеты.

Поневоле впадая в пафос, подумаешь, что родник этот — не просто обозначение встречи, о которой нам никогда не узнать, была она или Пушкин ее придумал. Нет, это символ, куда более объемная примета любви к русской культуре, деятельного неравнодушия, которое, когда с ним сталкиваешься так зримо, не может не вызывать благодарного ответного импульса. Особенно в нынешних обстоятельствах, когда окрест рушатся многовековые братские, как прежде говаривали, связи. Утраченное братство не утрачено, родник русской литературы «немолчно» звучит.

«Есть ценностей незыблемая скала»…

Есть, и еще одним доказательством тому — ежегодные конференции, посвященные «круглым датам» классиков русской литературы, которые в нынешней своей форме (в тучные годы порой дважды в год) проводятся в Ереване уже двенадцатый раз. (Напомню, что практика подобных — тогда всесоюзных — литературоведческих съездов была заложена еще в 1962 г., когда в стенах Ереванского пединститута русского и иностранных языков имени В.Я.Брюсова прошли первые «Брюсовские чтения»; в 2016 году состоялись уже 16-е).

С распадом СССР научная работа по изучению и популяризации русской литературы, исторически имевшая в Армении широкий размах, пошла на убыль. Однако со временем, которое лечит, мощь традиций взяла свое, и трудами тех, кто зрит жизненную необходимость в разнонаправленных, но в первую очередь литературно-культурных взаимоотношениях армян с Россией, эта деятельность возобновилась — теперь уже с полным и благодарным осознанием возможности подойти к классической литературе с позиций современности, выявить ее вечную актуальность без идеологических и всяких иных шор.

Ереванские конференции — событие, и заслуживают особого разговора. В перечне писателей-классиков, которым они посвящались, Н.В.Гоголь (2009), А.П.Чехов (2010), Л.Н.Толстой (2010), М.Ю.Лермонтов (2011 и 2014), Н.А.Некрасов (2011), А.С.Пушкин (2012), И.С.Тургенев (2013), А.Н.Островский (2014), М.Е.Салтыков-Щедрин (2014), А.С.Грибоедов (2015) и Н.М.Карамзин (2016).

За событием, когда оно приобретает регулярность, непременно стоит энтузиаст. То есть не стоит, конечно, а горы сдвигает. В нашем случае он и перенос памятного родника организовал, и идею конференций «по круглым датам» в жизнь воплотил. Литературовед, профессор М.Д.Амирханян, сущий, не побоюсь сказать, миссионер, сумел облечь свою любовь к русской культуре в энергичное ей служение. Именно он, будучи председателем общества «Армения—Россия» в рамках Армянского общества культурных связей и сотрудничества с зарубежными странами, задумал и год за годом проводит — с беспримерным армянским гостеприимством — международные съезды филологов. Организационная нагрузка его поражает — как правило, находя (но порой, увы, и не находя) должную поддержку со стороны российских в Армении представительств.

Между тем как не задуматься, почему именно там, «за хребтом Кавказа», так насущна идея мирового звучания («всемирной отзывчивости») русской литературы? Так заманчиво ее рассмотрение сквозь призму национальных литератур? Загадка это, «влеченье, род недуга» или естественный порядок вещей, следствие давнего соседства? Как бы там ни было, предоставляя исследователям возможность живого общения и свободного, это настоятельно подчеркивается, интеллектуального обмена, цикл ереванских конференций имеет четкую концепцию — сфокусировать внимание исследователей на одном из классиков русской литературы с точки зрения его влияния на общий историко-литературный и культурный процесс.

С понятной гордостью подсчитано, что с 2009 года на ереванских «сборах» побывали «около 500 докторов и кандидатов наук», профессоров и доцентов, — и это не только филологи, но и лингвисты, философы, искусствоведы и просто любители русской словесности из вузов и научных центров около 40 городов России, бывших республик СССР, а также Италии, Германии, Словакии, Румынии, Испании, США и Китая.

Так и выходит, что, служа взаимообогащению русской и национальных литератур (плодотворные личные контакты, обмен идеями и т.д.), эти съезды филологов отражают, что называется, «state of the art», рабочее состояние литературоведения стран-участниц — не самый передовой его фронт, не линию, скажем, Лотмана, но надежную линию обороны.

Судить об этом можно по сборникам трудов, которые — это существенно и беспрецедентно — организаторы успевают издать к началу работы конференции. Налицо возможность сразу ознакомиться с полным текстом выступлений, очерчивающих деятельность русского классика, как ее видит современный исследователь. К тому же практика такова, что участникам заседаний нет нужды зачитывать свои доклады, они ограничиваются кратким их пересказом. Ибо страшно подумать, сколько времени заняли бы выступления — ведь, к примеру, на десятую по счету, салтыков-щедринскуюконференцию было прислано 87 сообщений из 12 стран, и сборник ее трудов представил собой 850-страничный «кирпич».

Отметим динамику: в первом этого ранга «филологическом сборе» (по случаю 200-летия кончины Н.В.Гоголя) участвовало двадцать литературоведов. Концептуальное название его: «Н.В.Гоголь: русская и национальные литературы» — стало сквозным для всех последующих конференций. Гоголевская убедительно показала, что интерес армян к писателю (впервые по-армянски «Тарас Бульба» был издан еще в 1891 году — в Нагорном Карабахе, в Шуше) не угас, что значение его в развитии русской и национальных культур огромно, а выступление Н.А.Басилая (Тбилисский университет) о лиризме повести «Старосветские помещики» дает мне повод отметить, что с тех пор грузинские литературоведы неизменно и плодотворно присутствуют на каждой из ереванских конференций.

Примером тому может служить и чеховская, ознаменовавшая собой 150-летие классика. На дворе стоял сложный для России и Грузии 2010 год, но, как вспоминают организаторы, «А.П.Чехов усадил в президиум конференции посланцев обеих стран». Подводя итоги, участники отметили, что продемонстрирована «бездна любви» к Чехову, и единодушно сошлись в том, что политика политикой, а ценители русской словесности должны общаться, не теряя друг друга. Раз уж сложилось, что русский стал «языком многонационального общения», надо эту ценность беречь. Ведь неиссякаемый интерес к русской классике не только позволяет открыть новое в понимании порой зачитанного до дыр текста, но и дает импульс к раскрытию творческих задатков, потенциала самих исследователей. В этом тоже — смысл взаимообогащения культур.

В 2011 году состоялась конференция «М.Ю.Лермонтов: русская и национальные литературы», приуроченная к 170-летию гибели поэта, в которой приняли участие ученые Грузии, Армении и России. «Вряд ли где-нибудь еще эта дата отмечалась на таком уровне», — писал «Вестник МГУ» (Сер. 9, Филология, 2012, № 1), оценивая налаживание научных контактов как «ренессанс».

Мысль о духовном родстве русского и армянского народов неизменно проходит через все конференции, и доклады, на материале творчества того или иного писателя освещающие культурное взаимодействие двух стран, зачастую свежи и оригинальны. В ходе чеховской было рассказано об участии Чехова в выпущенном в 1898 году в Москве сборнике «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам». В рамках толстовской, также состоявшейся в 2010 году, на примере Армении показано, как отозвался «уход Толстого» в едином культурном пространстве Российской империи, и оценены заслуги армянского писателя Стефана Зорьяна (1890—1967), переводчика «Войны и мира» и инициатора издания десятитомного собрания сочинений Л. Толстого на армянском языке. На лермонтовской конференции 2014 года — из классиков Лермонтов один, как нераздельно связанный с Кавказом, удостоился двух конференций — докладом «“Ашик-Кериб”: контент оригинального текста и соответствие композиций» авторы, А.М. Амирханян и Е.В. Белоусова, внесли свой вклад в давнюю полемику касательно корней и истоков этой сказки, проследив бродячий сюжет о бедном ашуге в древнеармянской житийной литературе конца IV—начала V века. На грибоедовской 2014 года обсуждались отзвуки армянской исторической легенды о Радамисте и Зенобии в драматургии П.Кребийона-старшего и А.С.Грибоедова. На щедринской 2015 года задались вопросом «Нужен ли Салтыков-Щедрин в армянской школе?» И примеров такого рода, не говоря уж о непременных «имярек в армянских переводах и армянской прессе», — в избытке. Не случайно, анализируя труды последней, 2016 года конференции, специалист по Карамзину Л.А.Сапченко отметила особую ценность материалов, касающихся проблемы «Карамзин и Армения».

Впрочем, как бы ни выделялась содержательно русско-армянская тема (согласимся, эта доминанта понятна), для всех двенадцати сборников «трудов» характерны широта и разноплановость подходов к наследию писателя, вынесенного в заголовок: можно сказать, что каждый из участников конференции представил здесь, условно говоря, «своего» Пушкина, Некрасова или Тургенева. Среди авторов — и узкие специалисты по классику-юбиляру, и те, кто впервые обратился к исследованию его творчества, привнеся свежий взгляд и новые ракурсы рассмотрения. Диапазон охвата, заданный названием конференций («Имярек: русская и национальные литературы»), всегда широк: от вопросов частных, конкретных, фактологических — до обобщающих, принципиальных, включенных в обширный историко-литературный и культурно-философский контекст. От «Американского дискурса в культурном универсуме переводов Н.М.Карамзина» и «Оценочных средств в идиостиле А.С.Грибоедова» до «Духовных истоков экфрасиса и диегезиса в художественном слове Л.Н.Толстого и М.Ю.Лермонтова»…

Понятно, что среди гостей русские участники неизменно преобладают; в большинстве своем это преподаватели вузов (от Москвы до Томска, от Санкт-Петербурга до Таганрога). Расширяя географию, отмечу исследователей из «дальнего зарубежья». На карамзинской конференции интересно выступили немка Микаэла Бёмиг (Неапольский университет «Л’Ориентале»), на материале «Писем русского путешественника» междисциплинарно рассмотревшая проблему «Н.М.Карамзин и физиогномика Лафатера», и итальянский славист Стефано Гардзонио (Пизанский университет), установивший, что стихотворение «Фиалка» принадлежит не В.А.Жуковскому, а Н.М.Карамзину. А участникам толстовской конференции запомнились выступления молодых «филологинь» из Китая, в Ереване проходивших магистратуру: одна из них рассмотрела проблемы перевода на китайский язык романа «Война и мир», другая проанализировала «Анну Каренину» в свете философии конфуцианства (не удержусь, вырву из контекста, процитирую:«Конфуцианство Анну-изменницу не принимает и не простит ее никогда»).

Классика на то и классика, что не стареет и отзывается в сегодняшнем дне, в век интернета не потеряв своего общественного звучания. Умение уловить в классическом тексте современную ноту, литературоведы демонстрируют с каким-то особым шиком. Раздолье в этом смысле предоставляет наследие Салтыкова-Щедрина, назвать только «Пути переосмысления щедринской сатиры в современной отечественной поэзии (на примере поэмы Т.Кибирова "Жизнь К.У. Черненко")» или «Феномен добровольной бездетности в современной России как проекция закона эгоистического самообмана М.Е.Салтыкова-Щедрина». Но и автор «Бедной Лизы» в свой 250-летний юбилей не отстает, его издательские приемы живы в сетевых журналах для детей и подростков, его героиня предстает и в зеркале пародийных интернет-ресурсов, и в современном медиапространстве Латинской Америки, да и самое имя его, «Карамзин», озаглавило собой поэму Людмилы Петрушевской, деревенский дневник о 90-х годах прошлого века.

Таким образом, во всей своей многогранности каждый из двенадцати сборников трудов ереванских конференций выглядит… ну, если не как энциклопедия жизни и творчества писателя, это вряд ли… скорее, как справочник-companion, которые так любят издавать западные университетские издательства. Научная ценность их очевидна. Они отражают и славное прошлое, и современность. Недаром cбopник «А.Н.Островский: русская и национальные литературы» в 2015 году вышел в победители проводившегося в Ижевске Первого международного конкурса учебных и научных изданий «Вузовская книга Евразии» и в ряде стран постсоветского пространства включен в список литературы, рекомендуемой студентам-филологам.

Что до А.Н.Островского, то конференция, посвященная 190-летию со дня рождения классика, состоялась с выездом в Нагорный Карабах. Часть докладов прозвучала в Ереване, часть — в Степанакерте, в актовом зале Арцахскогоуниверситета. «Большой портрет еще молодого Островского с грустинкой в глазах украшал занавес», — трогательно повествовала газета «Голос Армении». «Для местной интеллигенции это стало событием… Потом была поездка в Гандзасар, памятник архитектуры XIII века. В начале 90-х линия фронта проходила неподалеку от монастыря. Лишь один снаряд попал в стену, опоясывающую монастырь, но и тот не взорвался, так и остался в стене напоминанием... По окончании конференции силами студентов были показаны отрывки из “Грозы”. Гости с интересом узнали, что театр в Шуше основан в 1865 году».

Так же на выезде, у памятного родника — 6 июня 2012 года, в день рождения поэта! — открылась конференция, посвященная 175-й годовщине гибели А.С.Пушкина. Оттуда литературоведы переместились в Степанаван, где продолжили работу в доме-музее Степана Шаумяна (уместно окрасив разговор известным высказыванием В.О.Ключевского: «О Пушкине всегда хочется сказать очень много, всегда наговоришь много лишнего и никогда не скажешь всего, что следует»). И замечу, что всякий скепсис по поводу встречи Пушкина с арбой, везущей останки Грибоедова, армянские литературоведы с твердостью отметают, М.Д.Амирханян в своей книге «Грибоедов и армянский мир» посвятил этому главу.

В 2016 году, однако, посещение родника (с заездом в Дилижан, дорогой к Севану) не состоялось: не наскребли денег. Обратившись за помощью в «Россотрудничество», получили отказ: бюджет на «содействие распространению за рубежом объективного представления о современной России», дескать, истрачен на групповое восхождение на Арарат. Ну чем не щедринский сюжет?

А ведь эти поездки… Трудно переоценить опыт подобного — непосредственного и эмоционального — включения в историю и культуру соседей. Именно этой задаче служит непременная составляющая «ереванских литературных форумов» — культурная программа. Знакомство гостей с историческим и культурным наследием Армении имеет не только этнологическое, но и, как выразился один грузинский литературовед, эмоционально-научное значение. Из этого ряда, не говоря уж о роднике, поездки к античному храму в Гарни, в скальный комплекс Гехард, в монастырь Хор-Вирап у подножия Арарата… Из этого ряда и посещение коньячного завода «Ной», что находится на территории бывшей Эриваньской крепости, где в 1828 году, вопреки запрету, силами гарнизона — в присутствии автора, и Грибоедов, говорят, одолжил Чацкому свой фрак! — были впервые поставлены отрывки из «Горя от ума». И то, что беседы о литературе продолжаются и вне стен Брюсовского университета, в прогулках по Еревану, в автобусах, на катерке по Севану и — а как же! — в непременном застолье, окрашивает «страну москательных пожаров и мертвых гончарных равнин» в яркие краски Сарьяна и Аветисяна, буквально открывает всем, кто причастен к этому, новые миры.

Так складывается не знающее границ профессиональное братство. Как сказали бы социологи, происходит сближение по признакам, связанным с формированием когнитивных концептов и устойчивых объединений.

Побывав на щедринской конференции, москвичка, профессор Э.Ф.Шафранская делилась: «Я теперь “ушиблена” и Ереваном, и армянской историей. Мои последние лекции студентам только об армянской культуре, о вашем городе. Запоем прочитала “Тоску по Армении” Юрия Карабчиевского (теперь читают студенты)…»



Другие статьи автора: МЕЛЕНЕВСКАЯ Эвелина

Архив журнала
№10, 2017№7, 2017№8, 2017№9, 2017№5, 2017№6, 2017№1, 2017№2, 2017№3, 2017№4, 2017№11, 2016№12, 2016№9, 2016№10, 2016№6, 2016№7, 2016№8, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба