Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Эмигрантская лира » №2, 2018

Ирина Акс

Коренная петербурженка. С 2000 года живёт и работает в Нью-Йорке, который и стал вторым любимым и родным городом на этой планете. Не без оснований считает себя безымянным создателем устного народного творчества. «Не борцы, не храбрецы, не поэты триколора, мы – безвестные творцы непечатного фольклора». В силу некоторой азартности натуры регулярно принимает участие в разных конкурсах, состязаниях и лотереях, по большей части литературных. И даже периодически выигрывает. Много лет назад уместила всю свою биографию в следующую строку: один муж, два сына, полсотни профессий и много других незначительных подробностей. По большому счету, это – исчерпывающая личная информация. Остальное – в стихах.

 

Ирина Акс предельно открыта читателю в своей стихотворной речи. Самоирония даёт ей право относиться без симпатии ко всякому нытью, хотя в её улыбке тоже порой проскальзывает грусть. Крепкий характер в жизни, точный жест в поэзии характерны для её творчества.

 Д. Ч.

 
* * *
 
У Лукоморья за морем житьё
нехудо! Всем тут, как слону дробина –
любое лицемерное нытьё
про куст ракиты (или куст рябины?) –
 
вся эта блажь на русском языке,
чеканные и стройные – до кучи! –
все письма из далёка... вдалеке
ни на фиг наш великий и могучий.
 
И никаких тут пятых нет колонн
в местах, где нету места у параши,
Ален Делон не пьёт одеколон,
все местные всех наших много краше,
 
с утра тут – никаких похмельных морд,
тут зори тихи, голоса – не зычны...
И догадал же нас с тобою чёрт
родиться там, где все – русскоязычны!
 
Ну для кого по-русски рифмовать
всё, что неладно в королевстве Датском?
Не лучше ль молча гамбургер жевать
и невербально пивом наслаждаться?
 
Кой чёрт стишки нездешние клепать
там, где они едва ль нужней окурка?
Да только ловит на слове опять
больной Пегас – хромая Сивка-Бурка...
 
 
* * *
...пристегните ремни, самолёт входит в зону турбулентности...
 
Надёжна решётка литая,
за нею – Румянцевский сад...
А я всё равно улетаю
и нескоро вернусь назад.
 
Ах, линии... карта в клеточку...
Ну ладно, про них – потом.
...лишь белая турбуленточка
за самолётным хвостом...
 
 
* * *
 
Кудри поседели, зубы поредели,
размышлять не хочется, что там в пределе,
в том самом «потом», в самом конце там,
где машут кадилом, подвывают фальцетом,
рифмуют бестолково земные оковы
в стилистике Быкова, а может – Щербакова,
мол, стали мы стары для этой, мол, гитары,
небесного пастыря неместные отары...
да, сами мы – неместные, куда уж неместней...
Всё это называется – авторская песня.
 
 
* * *
 
Вдоль трассы – берёзы, берёзы, берёзы...
Висят небеса, серовато-белёсы,
привычно, обычно, знакомо до слёз.
На тусклом асфальте – пунктиры разметки...
здесь краски неярки, лишь голые ветки,
весенние голые ветки берёз.
 
О, блеклая прелесть родного пейзажа,
когда ничего за окном не покажут
помимо вот этих унылых стволов,
да изредка – пятнышек зелени хвойной,
да глади болотной, холодно-спокойной,
да знаков дорожных с невнятицей слов...
 
Тоскливые нечернозёмные дали!
Мы их в этой жизни сполна повидали...
Другой материк и другая страна...
А впрочем – пропустим название штата:
вся наша дорога – сплошная цитата,
да кто уже вспомнит, откуда она!
 
 
БАРД-СЛЁТУ «СИНИЙ ТРОЛЛЕЙБУС»
 
Нам нечего в жизни особо беречь,
и нет в ней священной основы,
но мы сохраним нашу русскую речь,
великое русское слово.
 
На родине ботает феня с трибун,
на Брайтоне – спикает суржик,
но есть эти шесть незатейливых струн
и люди, что с песнею дружат.
 
Ещё вы готовы Толстого прочесть,
а дети – не станут, хоть тресни!
Да, есть Люди Книги, немного – но есть...
Но главное – есть Люди Песни!
 
Пусть жизнь суматошна, нелепа, пестра,
что было – забудется скоро,
но русская песня звучит у костра –
надёжная Устная Тора!
 
Поклон до земли тем, кто песню сберёг,
храня её вечную душу.
Спасибо тому, кто допеть её смог,
и трижды спасибо – кто слушал!

Архив журнала
№2, 2020№4, 2020эм№1, 2021э№35, 2021№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба