Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Фома » №11, 2008

ШТОРМ
Просмотров: 1484

ШТОРМ На исходе лета на Байкале мы с друзьями попали в шторм, причем очень серьезный, — байкальский осенний шторм. Волны, как нам потом рассказал капитан, были по пять метров. И вместо шести часов, которые мы должны были идти на корабле, мы шли двенадцать. Наперерез — против волны, а волна была такая, что перехлестывала через рубку… Было очень страшно.

Алексей Захаров, президент Кадрового дома «Супер Джоб»:
На исходе лета на Байкале мы с друзьями попали в шторм, причем очень серьезный, — байкальский осенний шторм. Волны, как нам потом рассказал капитан, были по пять метров. И вместо шести часов, которые мы должны были идти на корабле, мы шли двенадцать. Наперерез — против волны, а волна была такая, что перехлестывала через рубку… Было очень страшно. Находиться на палубе невозможно, потому что нас элементарно могло смыть: кораблик небольшой. А было нас там всего одиннадцать человек — три человека команды и восемь рыбаков. Единственная каюта — в трюме. Мы лежали именно там и находились почти буквально в невесомости: настолько болтало. Лежать можно было, только упершись в стену и потолок руками, чтобы тебя с койки не сбросило. В палубе — щели, поэтому когда волна перехлестывала через корабль, на нас обрушивалась вода, и мы все были мокрые с ног до головы.
Помню, лежу я на койке в этом состоянии невесомости... и понимаю, что подо мной километр глубины и что если наше утлое суденышко развалится, то никакие спас-жилеты не спасут, потому что вода холодная и помощь прийти не успеет… а до берега километров тридцать — не доплывешь; и если корабль развернется к волне боком — сразу перевернемся и пойдем на дно… Понимая все это, я молился. Кроме «Господи, помилуй!» никаких молитв произносить было невозможно, потому что в ритм качки ложилась только эта, на остальное не хватало дыхания. Даже «Отче наш» я не мог читать — так было страшно. Часов через шесть я просто устал молиться и еще час провел в состоянии оцепенения, когда молитва не произносилась вслух, а звучала как-то помимо меня, во мне, на периферии сознания. А потом шторм стал утихать, мы увидели берег и пошли вдоль него.
Когда первый страх немного спал и я снова обрел способность думать, то подумал я вот о чем: как это замечательно, что есть Господь и что можно помолиться Ему! Был ли я готов к смерти? Конечно, нет. Но не молись я в то время, я бы, наверное, сошел с ума. Если в такие минуты человек не верит, что есть что-то помимо воды и ветра, что Господь рядом и можно просить Его о помощи, а дальше на все Божия воля, то как ему выжить? Я разговаривал потом с ребятами, обсуждал пережитое, и один из них сказал: «Ты молился, а я — неверующий, все время думал о своем новорожденном сыне. Если бы не мысль о том, что дома меня ждет маленькое родное существо, то точно бы крыша могла съехать».
Воспринимаю ли я наше спасение как чудо? Наверное, нет. Может, мы спаслись, потому что молились, а, может, потому, что время не пришло нам умирать. Обычно под чудом понимают что-то сверхъестественное: помолились — наступил полный штиль — прочитали благодарственную молитву. Но только ли это чудо? Когда я говорю: «слава Богу, у нас была возможность помолиться», я ни капли не преувеличиваю свою благодарность. Я благодарен Богу за то, что Он однажды открыл Себя мне, грешному человеку. Господь ведь рядом всегда, но беда в том, что мы не всегда рядом с Ним…
В повседневной жизни у меня не получается молиться так горячо, как в тот день. Когда в обычное, мирное время встаешь в храме на молитву, то силишься, но не можешь достичь молитвенного настроения. Чувство, когда ты понимаешь, что все действительно в руках Божиих, когда всем своим существом, здесь и сейчас, ощущаешь это, — редкое и потому необыкновенно дорогое для меня. Подвижники живут с этим ощущением каждый день и каждую секунду, а у нас, простых смертных, оно появляется, к сожалению, только в экстремальных ситуациях. В шторм я как никогда понимал, что не влияю ни на что, что я слаб и беспомощен. Ни руль повернуть в другую сторону, ни сделать верный шаг, когда навстречу несется поезд. Ни-че-го. По сравнению со стихией мы — ничто. Но мы можем помолиться. В этом, мне кажется, и есть чудо, Божие участие в нашей жизни.
Со временем чувства притупляются, стирается из памяти страх. Но все-таки даже воспоминания о моментах, когда ты всецело полагаешься на Бога, помогают мне помнить о том, что главное в жизни. И дают правильный вектор. Как я сумею удержать этот вектор — вот главный вопрос, на который мне еще предстоит ответить.
Архив журнала
№8, 2019ф№9 , 2019№7, 2019№6, 2019№3, 2019№4, 2019№5, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№7, 2016№8, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015спецвыпуск "Герои"№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013 №12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№12, 2010№11, 2010Спецвыпуск "Год учителя" 2010№10, 2010№9, 2010№8, 2010№7, 2010№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№12, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№7, 2007 №5, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба