Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Фома » №9, 2009

ИСПЫТАНИЕ ПРАКТИКОЙ
Просмотров: 2189


alt

Этим летом был разрешен один из самых долгих и жестких споров вокруг российской системы образования. Президент Дмитрий Медведев лично озвучил позицию государства в вопросе преподавания религии в школе. Предложенную им модель можно смело назвать идеальной: она повторяет опыт ведущих стран, учитывает пожелания как верующих разных конфессий, так и атеистов. Проблема лишь в том, как сделать так, чтобы эта идеальная модель прижилась на практике, а не оказалась извращена до неузнаваемости по дороге из высоких кабинетов в школьные классы.


На самом деле спор о том, говорить ли со школьниками о религии, был лишен смысла изначально. Тема эта уже присутствует и навсегда останется в нашей школьной программе. Прежде всего потому, что избегать разговора о ней на уроках истории и литературы можно было лишь в усеченных цензурой неполноценных курсах гуманитарных дисциплин, царивших в советской школе, а современный учитель должен знать сам и уметь объяснять ученикам смысл евангельских эпиграфов у Бунина, Толстого и Достоевского. К тому же сегодня религия играет все большую роль в жизни нашего общества, о возможных межрелигиозных конфликтах говорят все громче, и единственный способ их преодоления — рассказать о настоящем христианстве, настоящем исламе и так далее, вместо того чтобы отдавать эту тему на откуп проповедникам-экстремистам.
Потому и вопрос сегодня состоит не в том, говорить или нет о религии, а в том, как именно это следует делать. И у нас в России, к счастью, уже накопился определенный опыт, хотя далеко не всегда он был положительным.
Ошибок наделали действительно много. Основы православной культуры, ислама, общей истории религий преподавались в разных регионах России в течение десяти лет, да и еще раньше, в 90-е годы, то тут, то там возникали попытки введения подобных предметов, причем порой не без участия деструктивных сект. Иногда результат получался достаточно неплохим: курсы были качественные и адекватные. Но нередко уроки велись вообще без методического материала, а единых учебников и методик не было в принципе, как, впрочем, и должного числа грамотных учителей.
Еще одна важная проблема — утрата отечественной школой воспитательной функции. Вот уже двадцать лет как в нашем обществе воцарилось убеждение, что воспитывать — это не дело педагогов. Мол, главное для учителя — это дать знания, а уж как к ним относиться, как жить дальше, ребенка научат родители или он разберется как-нибудь сам. В такой ситуации чем меньше гуманитарных дисциплин и знаний человек получит в школьном классе, тем меньше будет у него духовных и моральных примеров, на которые он сможет опереться в будущей жизни. И поэтому школе особенно нужны уроки, на которых помимо знаний ученики получали бы определенный вектор морального и этического развития.
Все вышесказанное лишний раз подтверждает, что решение упорядочить систему религиозного образования, введя единую дисциплину для всех общеобразовательных школ, было верным. Новому предмету необходимы единые программы и учебники, единая система преподавания и подготовки педагогов. Причем учебники и программы эти должны составляться под пристальным надзором представителей разных религиозных конфессий, а также светского общества.
И именно здесь необходима активность и заинтересованность скептиков, пытавшихся до недавнего времени остановить введение новой дисциплины как таковой. Если они проявят должное внимание, подойдут к проблеме максимально аккуратно, учитывая особенность не только религиозных учений, но и сложнейшей школьной системы, то все только выиграют: новый курс лучше, чем его отсутствие, защитит детей от нежелательных знаний.
Разумеется, не следует ждать чудес. То, насколько успешным будет новый курс, зависит от многих факторов — ответственности педагогов, позиции родителей, заинтересованности учеников... Поэтому оценка действительной эффективности нового предмета — дело очень тонкое. Ведь и сейчас из наших школ благополучно выходят одиннадцатиклассники, знающие лишь то, что Пушкин был поэт, а Тургенев написал «Муму». Но разве это повод отменять школьный курс литературы?


Фото Андрея Радкевича
Архив журнала
№8, 2019ф№9 , 2019№7, 2019№6, 2019№3, 2019№4, 2019№5, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№7, 2016№8, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015спецвыпуск "Герои"№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013 №12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№12, 2010№11, 2010Спецвыпуск "Год учителя" 2010№10, 2010№9, 2010№8, 2010№7, 2010№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№12, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№7, 2007 №5, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба