Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Фома » №5, 2018

Марина Антонова
«Аборты не про нищету. Они про нелюбовь»
Просмотров: 131

Журнал Фома.

Какие причины чаще всего называют женщины, приходящие на аборт? Зачем психологи пытаются переубедить женщин? 
И что происходит дальше с теми, кто меняет свое решение и отказывается прерывать беременность? Об этом и многом другом — наш разговор с практикующим психологом в женской консультации (по закону, чтобы получить направление на бесплатный аборт, нужно обязательно пройти предварительную беседу с психологом), сотрудником центра защиты материнства «Ева» в городе Подольске Мариной Антоновой.

 

 

Фото Владимира Ештокина

Что меняется за 5 минут консультации

— Марина Васильевна, что чаще всего становится причиной абортов? Нищета, изнасилование, тяжелая болезнь?
— Ни то, ни другое, ни третье.

— То есть как?

— С такими обращениями приходят единицы. Например, за всю мою практику у меня не было ни одного случая, связанного с изнасилованием, а я работаю в женской консультации уже около трех лет. Из общения с коллегами я знаю, что и в их работе это крайне редкие события. И тяжелые болезни тоже.

— Но неужели не говорят про бедность?

— Вот про бедность как раз говорят. Но вы сначала упомянули слово «нищета»… Скажите мне, невозможность заменить пятый айфон шестым — это нищета? Парадокс в том, что ко мне приходят и такие люди и заявляют о своей финансовой недостаточности. Говоря при этом: «Мы не хотим плодить нищету». И вы знаете, сначала я думала, что дело действительно в материальных проблемах. Но на практике тех, кто реально не способен прокормить еще одного ребенка, крайне мало. Представьте, что за месяц наш кабинет посещает примерно тридцать женщин, из них по-настоящему в бедственном положении — максимум одна. Но и те, и другие заявляют о материальных трудностях. Многие говорят, что им негде жить, а в ходе разговора выясняется: на самом деле есть где, но просто хотелось бы жить лучше.
Я могу со всей уверенностью сказать, что 90 процентов моих пациенток, которые говорят, что не потянут, на самом деле в силах не только воспитать того ребенка, который сейчас у них в животе, но и других родить и вырастить. Не в богатстве, конечно, но тем не менее достаточно достойно. Потому что у них есть крыша над головой и у большинства, как ни странно, есть мужья. Возможно, их не удовлетворяет их финансовое положение, но все же оно вполне позволяет обеспечить ребенка всем самым необходимым.

— Что же тогда происходит? Почему столько женщин прерывают беременность?

— Настоящая причина такого решения не может быть материальной. Причина, по которой женщина идет на аборт, может быть только психологического характера. Когда проходит пять, десять, двадцать минут нашего разговора, у подавляющего большинства пациенток финансовые проблемы уходят на второй план. А на первый выходит поистине главная причина: недостаток любви. И еще отсутствие психологической поддержки со стороны мужа и родственников. Вот основная проблема всех тех женщин, которые идут избавляться от своего ребенка, прикрываясь, как щитом, недостатком финансов.

Поверьте, на практике даже самые плохие условия никогда не станут помехой, если отец ребенка скажет: «Мы вместе, мы вытянем, мы сможем. Не надо убивать». Или мама беременной женщины, или бабушка, или свекровь скажут: «Не надо. Прорвемся. Я помогу, чем могу».

Эта поддержка, именно психологическая, всегда оказывается решающим фактором. Если у беременной женщины она есть, то ни однокомнатная квартира, ни маленькая зарплата мужа не заставят ее лишить себя ребенка.

Фото диакона Константина Селезнева

— О чем еще говорят женщины, приходящие к Вам с решением на аборт?

— Очень часто приходят женщины, которые считают так: «одна семья — один ребенок». Это стереотип, который тянется еще из советского времени, только сегодня он трансформировался в убеждение: «Пусть у меня будет один ребенок, но у него будет всё». И тогда я спрашиваю, а что такое «всё» для человека? Вы думаете, в пятилетнем возрасте ребенку реально важно, за пять тысяч у него кроссовки или за восемьсот рублей? Почему вы считаете, что не сможете обеспечить достойное существование не одному, а двум детям, обеспечить их нормальной обувью, одеждой, игрушками? Не говоря уже о том, что сегодня между подругами настолько налажен обмен хорошими детскими вещами! Но у многих женщин есть представления, подпитанные фильмами и глянцевыми обложками, которые к реальной жизни — и, что важно, к настоящему счастью — не имеют никакого отношения. А ведь давно известный факт: в кругу братьев и сестер ребенок развивается более гармонично, ему есть о ком проявлять заботу, кому уступать, отдавать, он, как правило, менее эгоистичен. Здесь мало кто со мной не соглашается — и все же очень сложно пробить эту стену.

Еще часто говорят об учебе и карьере: «Я хочу реализоваться в профессии и не собираюсь всю жизнь возиться с подгузниками». Но это опять же вопрос отношений внутри семьи и стереотипов, которые навешивают на девушку или женщину. Сразу вспоминаю историю, как ко мне на консультацию пришла молодая девушка, студентка третьего курса: ей нужно было прервать беременность потому, что мама оплатила ей стажировку на лето в Китае. Дочери она сказала: «Либо Китай, либо мы все бросаем и начинаем тут растить ребенка. Зароемся в пеленки и подгузники — и конец всей твоей карьере».

И я помню, как мы с этой девушкой подробно разбирали ее ситуацию и как разработали с десяток планов, которые позволят и не порвать с карьерой, и при этом сохранить жизнь, уже зародившуюся в ней. Она поняла, что, если беременность будет протекать хорошо, можно даже не отказываться от Китая, а смело ехать на стажировку. Но главное, она поняла, что Китаем вообще-то можно и пренебречь. Потому что жизнь человеческая важнее любой стажировки.

Дети не могут стать помехой ни в работе, ни в жизни вообще. Уж если тебе Богом суждено воплотить себя в той или иной профессии, ты обязательно к ней придешь, будь у тебя хоть пятеро детей. А я знаю и не такие истории. Например, моя бывшая однокурсница — кандидат психологических наук, и при этом у нее восемь детей! Она смогла совместить в своей жизни и большую семью, и работу, и научную деятельность. Опять же — благодаря хорошей психологической поддержке: у нее замечательный муж, они живут небогато, но очень дружно.

И еще я хочу отметить, что девушке, собиравшейся в Китай, я предлагала посмотреть недавно вышедший короткометражный фильм «Живи» режиссера Елены Пискаревой. Она смотрела его вместе со своим молодым человеком, отцом ребенка. Фильм ее очень впечатлил и тоже повлиял на ее решение сохранить беременность.

 

Мама, которая не поцелует

— Есть ли такие доводы пациенток, которые лично Вас шокируют, вводят в ступор?

— За годы работы меня стало трудно удивить. Но, пожалуй, до сих пор вводит в ступор, когда женщина на консультации говорит, что сделала за свою жизнь два аборта, а потом, когда разговор становится уже более доверительным, вдруг признается, что на самом деле их было пятнадцать, а не два.

Я здесь тоже не просто так. Однажды я узнала, что моя бабушка сделала около двадцати абортов. Когда она еще была здорова (сейчас у нее болезнь Альцгеймера и с ней трудно говорить), бабушка рассказывала нам, что в то время даже представить себе не могла, что шла убивать ребенка. Настолько это было тогда на потоке, что ей и в голову не приходило мучиться из-за сделанного. Просто пришла — «почистилась». Дедушка, ее муж, был врачом и совершенно спокойно относился к этой «процедуре», сам провожал жену.

Ужас содеянного бабушка осознала. Но только когда стала старше и когда поняла, что у нее больше уже не будет детей. В это время взрослые женщины, как правило, начинают оглядываться на свою жизнь и вспоминать все упущенные возможности стать матерью.
Ее переживания и признание очень сильно повлияли на меня. Поэтому когда в нашем городе двое неравнодушных людей, один из них священник, начали организовывать движение в защиту жизни еще не рожденных детей, я поняла, что не могу к ним не присоединиться. В том числе и ради моей бабушки.

Фото Светланы Родиной

— Женщина, которая сделала так много абортов, — легко ли вести с ней диалог?

— Вы знаете, очень трудно. Чем их больше, тем тяжелее психологу проводить беседу, рассказывать что-то о негативных физических, психологических, духовных последствиях. Сердце этой женщины закрыто, оно как каменное. Потому что если оно станет мягче, то все всплывет на поверхность. Как правило, если у такой женщины есть дети, то это мама, которая лишний раз не погладит, не поцелует. Она постепенно перестает допускать в свою жизнь какие-то сантименты. Видимо, таким образом срабатывают защитные барьеры психики — она должна быть права, иначе она бы просто сошла с ума от осознания того, что сделала.

Вот еще одна фраза, от которой в начале своей рабочей практики я чуть не падала со стула: «Я не хочу детей. Мне противно быть беременной». Но потом я поняла, что это элементарная неготовность к материнству. Очень часто она родом из детства, когда, например, женщина подсознательно перекладывает на себя мамин негативный опыт родов. Ей претит все, что связано с материнством — лишь потому, что мама с детства твердила: «Да я чуть не умерла, пока тебя рожала! Да как же ты трудно из меня выходила, это ужас какой-то!» Конечно, девочка растет с пониманием, что материнство — это «ужас». Отразиться в ее жизни это может по-разному: она может родить пятерых детей, но быть равнодушной, хладнокровной матерью, а может не родить ни одного — только потому, что это больно, как говорила мама.

 

«Мы готовы усыновлять»

— Сегодня многим не нравится то, насколько активно выступают участники движения в защиту жизни еще не рожденных детей…

— Вся проблема в том, что многим кажется: наше движение сводится к какой-то «внешней движухе», то есть митингам, сборам подписей, плакатам… Да, конечно, мы стремимся использовать все доступные нам информационные площадки, чтобы развенчивать миф о том, что аборт — это простейшая медицинская процедура, которая ничем не чревата и даже гуманна. Но в реальности все это оказалось не самым главным.

Ключевой в нашей работе стала ежедневная деятельная помощь женщине. Прежде всего психологическая. Потому что подавляющее большинство женщин, поверьте, не хотят аборта, но им трудно признаться в этом даже самим себе. Они мыслят стереотипами: «если рожу — никакой карьеры», «три ребенка — это слишком много», «не хочу быть многодетной мамой» и прочее, прочее. А еще зачастую оказывается давление со стороны родных: часто девушку на аборт приводит мама, а жену отправляет муж, либо говорит: «Решай сама», и своей безучастностью приводит ее к выводу: «Одна я с ребенком не справлюсь».

А иногда давление оказывается настолько жестким, что нам приходится уберегать женщину от домашнего насилия или предлагать крышу над головой, потому что за решение сохранить беременность ее выгоняют из дома. Порой женщине нужно предоставить кров именно для того, чтобы подумать и в спокойной обстановке принять решение — потому что дома у нее такой возможности нет. Поэтому участники нашего движения создают приюты для женщин, дома матери и ребенка, предлагают финансовую, вещевую, юридическую помощь. Чтобы женщина знала, что будет находиться под защитой, что не останется одна.

Сразу вспоминаю историю, как одна моя пациентка, решившая сохранить беременность, просто не выдержала откровенного насилия, рукоприкладства со стороны мужа и в итоге сделала аборт. И когда вернуть уже ничего было нельзя, она вдруг испытала колоссальное потрясение. Знаете, почему? Потому что до этого, на УЗИ, она уже слышала стук сердечка своего ребенка. Но в состоянии аффекта она решила от него избавиться. Вскоре эта женщина забеременела снова. И тогда она сразу позвонила мне и сказала, что без нашей помощи и поддержки она не справится, потому что поддержки от мужа она не чувствовала. И это говорит о том, как много зависит от позиции мужчины, от семейных отношений.

Фото Светланы Родиной

— А бывали ли в Вашей практике случаи, когда Вам удавалось изменить позицию мужчины и таким образом сохранить жизнь ребенка?

— Конечно! Часто бывает, что ко мне на консультацию приходит женщина, а мужчина ждет ее за дверью. В таком случае я обязательно приглашаю его зайти. Ведь они, как правило, не осведомлены даже об элементарных вещах, связанных с абортами, им кажется: ну пойдет, «по женской части что-то там сделает». А когда мужчине начинаешь приводить простейшие факты, зачитывать цитаты врачей, которые говорят о вреде аборта для здоровья — у них волосы дыбом встают.

Я объясняю, что от решения, которое сейчас принимается, зависит здоровье жены, продолжительность ее жизни, потому что аборт ее укорачивает и неизбежно возникают физиологические последствия. Ведь был здоровый человек, замечательная женщина в репродуктивном возрасте, у которой и гормональный фон, и все циклы протекали нормально — и вдруг этот здоровый человек пошел, лег под общий наркоз и сделал операцию. Полагать, что это никак не скажется на здоровье, наивно: один только наркоз делает человека болезненнее, чем раньше. Не говоря уж о всех особенностях самой операции и о всех рисках, связанных с ней. Когда я начинаю объяснять эти простые вещи, мужчины сразу все понимают и сразу обращаются к женщине: «Ну, действительно, зачем нам это нужно-то?» И вот здесь иногда бывает обратная ситуация: когда мужчина осознал, что их семье не нужен аборт, а женщина — нет. Иногда доходит до того, что муж прямо у меня на консультации начинает уговаривать жену сохранить ребенка.

Недавно ко мне на консультацию пришла девушка лет 25-ти, с виду очень благополучная. Она была единственным ребенком в хорошо обеспеченной семье и воспитывалась в достаточно рафинированных условиях. Вышла замуж по любви за молодого человека, и вскоре у них родились друг за другом двое деток. Полная перестройка жизни, стрессы, бессонные ночи… И вдруг она узнает, что снова беременна. Придя ко мне, она сказала, что троих им не вытянуть, что только что они еле-еле купили малюсенькую двухкомнатную квартиру — чем-то родители помогли, что-то муж заработал. Хотя для многих своя двухкомнатная квартира —это просто счастье. «Мы не потянем, мы и так еле-еле живем, а ведь нужно как-то развиваться». Я спросила, что обо всем этом думает муж. «Он тоже считает, что для троих детей пока рановато».

Мы еще какое-то время поговорили, уже о других вещах, — и вдруг эта девушка заплакала. Сказала, что все понимает, что ей этого ребенка жалко. Выяснилось, что немалую роль в ее решении играет давление со стороны мамы, которая ждала от своей дочери какой-то великолепной судьбы, а тут она, девушка с высшим образованием, со знанием трех языков, зароется в пеленках. В конце нашего разговора девушка уже была настроена сохранить жизнь ребенку. Она поняла, что маленькие дети — это лишь период жизни, что пройдет несколько лет, и если действительно хотеть, то все свои знания вполне можно реализовать. Быть мамой трех деток-погодок не страшно: нужно просто научиться правильно выстраивать свое время. И сейчас для этого столько возможностей: множество тренингов, вебинаров, книг по тайм-менеджменту для молодых мам, замечательные психологи, в том числе и помогающие бесплатно — как, например, в нашем центре.

Напоследок я дала ей несколько брошюр про последствия прерывания беременности и попросила дать это прочитать мужу. Я не знала, что все это время он сидел за дверью. И когда молодая мама вышла из кабинета с измененным выражением лица, по которому, по всей видимости, было понятно, что она передумала — вдруг на весь коридор раздался громкий, счастливый мужской возглас: «Аллилуйя!» Видимо, все же муж хотел этого ребенка, переживал и ждал положительного результата.

Прошло минут десять, у меня уже сидела другая пациентка, и вдруг распахивается дверь, влетает разъяренный мужчина, бросает все эти брошюры, которые я вручила его жене, и говорит: «Зачем она все это мне передала? Мне это не нужно! Я не хотел, чтобы она делала этот аборт! Я отпросился с работы и потерял пять тысяч, которые мог бы получить: отпросился, чтобы отвести ее к вам, чтобы вы ей сказали, что этого делать нельзя! У меня две дочки, и мне кажется, что там сын. Я хочу этого сына! Мне не нужны эти ваши бумажки!»

Жена подбежала и тянет его за руку, а он не унимается: «Вы понимаете, что у моих детей есть все?» Показывает мне свой дырявый летний ботинок с наполовину оторванной подошвой и говорит: «Видите, в чем я хожу зимой? Я себе ничего не покупаю, но у моей жены, у моих детей есть все, что им нужно! Да, у нас тесная квартира, да, мы еще только встаем на ноги, но я изо всех сил стараюсь зарабатывать деньги и делать все, что она хочет. А ей все мало, мало, мало, ее маме все мало!»

И тогда я сказала ему: «Вы просто уникальный мужчина. Берегите свою жену, скорей обнимайте ее и никуда не отпускайте, все у вас будет замечательно.

Знаете, в чем ваша самая большая проблема? Вы очень устали. Вы молодая семья, которая к таким трудностям еще не привыкла. Поэтому вам пока еще сложно. Но через десять лет вы оглянетесь назад, вспомните этот рваный ботинок и скажете: какое же это было счастливое время»». Потому что все мои знакомые, которые не сдались в подобной ситуации, не принесли своего ребенка в жертву удобствам, все они смотрят на свою жизнь и говорят: какое счастье, что мы это вынесли, — зато теперь посмотрите, какие у нас чудесные детки, какие они все разные, какие они наши помощники! Тогда мужчина спрашивает: «Ну что, что мне сейчас делать?» Я говорю: «Продолжайте делать то, что вы делаете, и обнимайте почаще вашу жену, подбадривайте, поддерживайте ее».

Такие мужчины есть. Да, у них разные возможности, особенно на ранних этапах жизни. И здесь главное — потерпеть и не требовать от них слишком многого, в особенности того, что связано со стереотипами и не имеет отношения к той реальности, в которой находится пара.

Конечно, бывают мужчины, которые либо недостаточно любят, либо уже подумывают о том, чтобы закончить отношения. Вот они к аборту относятся достаточно спокойно. И чаще всего прерывать беременность идут женщины, у которых нет никакой поддержки самых близких — мужчины, мамы, сестры.

И тогда мы фактически берем ответственность за судьбу женщины на себя и стараемся помочь. Если роды сложные, если ребенок рождается недоношенным, мы прикладываем все усилия, чтобы женщина смогла выходить ребенка. Есть миф, что нам лишь бы отговорить женщину от аборта, а потом хоть трава не расти. Конечно, это не так: мы не бросаем женщину и поддерживаем ее и во время беременности, и после — ровно столько, сколько ей нужно.

Многие удивятся, но в действительности немногим женщинам требуется помощь. На практике оказывается, что большинство не нуждается ни в чем из того, что было заявлено на первой консультации.

То есть, как только в психике женщины происходит принятие своей беременности, тут же и кроватки находятся, и родители уговариваются, и все трудности преодолеваются. Но помощь мы предлагаем, естественно, всем.

Некоторым нужна только психологическая поддержка. Бывает, что женщина, обиженная отцом ребенка, решает сохранить зародившуюся в ней жизнь, но при этом пока не знает, как сможет полюбить этого ребенка. И мы с ней вместе проделываем работу по принятию малыша. Поскольку впереди большой запас времени, девять месяцев, то нам, как правило, это удается.

Более того, большинство психологов и священников, которые идут работать в Центры защиты жизни, подобные нашим, прекрасно отдают себе отчет в том, что в некоторых случаях спасенных детей придется усыновлять. Либо самим, либо найдя хороших родителей — но надо делать все возможное, чтобы только человек появился на свет. И случаев такого усыновления уже немало.

Благодарим организаторов добровольческого общественного движения «За жизнь!» за содействие в подготовке материала

 

«Спаси жизнь»

Общероссийская программа помощи беременным женщинам и семьям с детьми, попавшим в кризисные ситуации, — реализуется общероссийским общественным движением «За жизнь!» ). Цель программы — спасение жизни детей посредством психологического консультирования беременных женщин, находящихся в состоянии выбора (рождение ребенка или аборт), и оказания им полноценной помощи: продовольственной, вещевой, юридической, предоставление крова, получение специальности, помощь в трудоустройстве и прочее.

К 1 января 2018 года в программе приняли участие уже 86 городов. Открыта телефонная линия комплексной помощи 8-800-100-48-77 и сайт www.sos-life.ru. Совместными усилиями региональных организаций и Оргкомитета программы разноплановую помощь уже получили более 84 000 человек, спасены жизни 8 114 детей. Если Вы готовы оказать поддержку программе и/или ее подопечным, Вы можете обратиться по телефону 8 (495) 255-07-33 или по электронной почте soslife@yandex.ru



Другие статьи автора: Антонова Марина

Архив журнала
№8, 2018№9, 2018№10, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№7, 2016№8, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015спецвыпуск "Герои"№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013 №12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№12, 2010№11, 2010Спецвыпуск "Год учителя" 2010№10, 2010№9, 2010№8, 2010№7, 2010№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№12, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№7, 2007 №5, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба