ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Фома » №6, 2017

Игумен Дамаскин (Орловский)
Священномученик Антоний (Панкеев)
Просмотров: 237

Журнал Фома.

Это было время, когда биография составлялась из дат арестов и приговоров. Когда, не успев отбыть один срок, люди сразу же приговаривались к следующему. Когда каждый следующий срок мог окончиться смертью…

1924 год — первый арест. Приговор: ссылка.

1926 год — второй арест. Приговор: три года лагеря.

1929 год — новый приговор: еще три года ссылки.

1935 год — снова арест и суд. Приговор: 10 лет лишения свободы.

1938 год — приговорен к расстрелу.

***

Священномученик Антоний родился 1 января 1892 года в селе Садовом Херсонского уезда Херсонской губернии в семье священника Александра Панкеева и в крещении наречен был Василием. В 1912 году он окончил Одесскую духовную семинарию и поступил в Киевскую духовную академию. В 1915 году между Киевской и Петроградской академиями состоялся обмен студентами, и Василий Панкеев был переведен на III курс Петроградской духовной академии.

Архиереи Русской Православной Церкви (слева направо): епископы Стефан (Андриашенко), Константин (Дьяков), Павел (Кратиров), Борис (Шипулин), Онуфрий (Гагалюк),Дамаскин (Цедрик) и Антоний (Панкеев). Харьков. 1924 год

10 января 1915 года студенты III курса академии Василий Панкеев и Владимир Белобабченко были пострижены в иночество с наречением им имен Антония и Феодосия. После пострига ректор академии епископ Анастасий (Александров) обратился к ним с таким словом: «Узкий и скорбный путь предстоит для новой жизни. Жизнь инока есть непрестанный подвиг, постоянная борьба, крест и самопожертвование, старание победить всякие искушения, яже от плоти и от мира во умерщвление тела и обновление духа… Сами родом южане, взирая на житие и подвиги южнорусских подвижников, новых ваших заступников пред престолом Господним, святых Антония и Феодосия, угодников Печерских, следуйте им: они служили Церкви Божией; создатели русского иночества, они воспитали у нас ту крепость христианского духа, без которой наружное иночество легко является и легко исчезает. <…> Вы, пройдя высшую школу богословской науки, с верою и упованием взирая на грядущее, идите всюду и служите людям, уча и просвещая их и ведя ко спасению, — всех обнимая своей христианской любовью, старайтесь быть всем вся, чтобы спасти хотя бы некоторых, жаждущих милости Божией…»

Через неделю после пострига инок Антоний был рукоположен во иеродиакона. В феврале того же года по ходатайству члена Государственной Думы священника Александра Альбицкого, с благословения митрополита Петроградского и Ладожского Владимира (Богоявленского), иеродиакон Антоний отправился на фронт для совершения богослужений и удовлетворения духовных нужд раненых и больных воинов. Он служил вместе со священником Александром Альбицким в  оборудованных Всероссийским национальным союзом передовых санитарно-питательных отрядах, находившихся под покровительством государя.

24 мая 1915 года в храме Рождества Пресвятой Богородицы при Василеостровском городском начальном училище в Петрограде епископ Анастасий рукоположил иеродиакона Антония во иеромонаха. После рукоположения он вернулся на фронт и был назначен настоятелем одной из походных церквей Всероссийского национального союза. 26 января 1917 года за безупречное исполнение пастырских обязанностей во время боевых действий иеромонах Антоний был удостоен ордена святой Анны 3-й степени.

Из-за службы в действующей армии учебные занятия пришлось отложить, и учебный год оказался пропущен. Только в 1917 году иеромонах Антоний окончил Петроградскую духовную академию, был направлен в Одессу и вскоре возведен в сан игумена. В Одессе он преподавал в Духовной семинарии до ее закрытия властями в 1920 году.

В 1922 году возник инициированный советской властью обновленческий раскол. В июне 1923 года обновленческий митрополит Евдоким (Мещерский) вызвал игумена Антония к себе и сказал: «На следующий день будет твоя хиротония». Игумен Антоний растерялся, уступил неожиданному натиску «митрополита» Евдокима и был хиротонисан во епископа Херсонского, викария Одесской епархии, где другим викарием, но уже православной епархии, был один из его ближайших друзей, епископ Онуфрий (Гагалюк).

Разорвав отношения с обновленцами, игумен Антоний в 1924 году принес покаяние, и 27 августа 1924 года Патриарх Тихон с сонмом православных святителей хиротонисали его во епископа Мариупольского, викария Екатеринославской епархии. Викариатством он управлял всего несколько месяцев, а затем был арестован и сослан в Харьков, продолжая оттуда управлять Мариупольским викариатством.

В 1926 году епископ Антоний вновь был арестован и приговорен к трем годам заключения в Соловецкий концлагерь, а в 1929 году — к трем годам ссылки в Енисейск.

Вернувшись из ссылки в 1933 году, епископ Антоний обратился с просьбой о получении кафедры к Экзарху Украины митрополиту Константину (Дьякову), который благословил его обратиться относительно места служения к заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому). После встречи в Москве с митрополитом Сергием епископ Антоний был назначен им на Белгородскую кафедру.

Это было время, когда закрывались и разграблялись один за другим православные храмы. Верующие Белгорода, опираясь на поддержку епископа, попытались опротестовать действия властей и подали жалобы во ВЦИК. В ответ они получили сообщение, что их делом займется НКВД: «Секретариат областной комиссии по вопросам культов сообщает, что дело Успенской церкви города Белгорода поручено НКВД (бывшее ОГПУ)… для расследования и принятия соответствующих мер».

25 февраля 1935 года епископ Антоний был арестован и заключен в курскую тюрьму. Лжесвидетелями против него выступили обновленцы и григорьевцы*. На допросах, начавшихся сразу же после ареста, владыка держался мужественно и на вопросы следователя о своей церковной позиции отвечал ясно и недвусмысленно.

Следователь поинтересовался, с кем из православных епископов владыка встречался, когда жил в Харькове. Епископ Антоний ответил, что встречался с епископами Константином (Дьяковым), Борисом (Шипулиным), Онуфрием (Гагалюком), Стефаном (Андриашенко), Макарием (Кармазиным), Павлом (Кратировым) и Дамаскином (Цедриком). Все они служили в одной церкви и часто в дни церковных праздников собирались вместе у кого-нибудь в доме. Вопросы, ими обсуждавшиеся, были вопросами церковными.

На допросах владыка отказался признать себя виновным и подписаться под протоколами со лжесвидетельствами. Один из лжесвидетелей, некий Смирнов, запрещенный епископом Антонием в священнослужении за пьянство, попытался оговорить архиерея: «Установки мне… со стороны Панкеева, как правящего епископа, были даны следующие: вести агитацию среди населения… за отторжение Украины от СССР к Германии, вести антиколхозную агитацию и организовать кассу взаимопомощи и сбор средств для ссыльного духовенства».

— Что вы можете показать по существу показаний Смирнова? — спросил епископа следователь.

— Показания Смирнова отрицаю. Никаких указаний и установок вести контрреволюционную агитацию я не давал. Беседа моя со Смирновым носила исключительно религиозный характер.

1 августа 1935 года сотрудник НКВД объявил епископу Антонию, что следствие по его делу закончено. Владыка на это ответил, что показания против него ложные, он не считает себя ни в коей мере виновным. 10 сентяб­ря он направил заявление в Специальную Коллегию Курского областного суда, опровергая все выдвинутые против него обвинения и указывая на нарушения законов, допущенные следователями.

В заключение он написал: «Предъявленное мне обвинение отрицаю полностью. Оставляя за собою право делать на суде более подробные словесные пояснения, прошу Специальную Коллегию это мое заявление с краткими письменными пояснениями приобщить к моему делу и протоколу судебного разбирательства».

10 сентября 1935 года в половине двенадцатого утра открылось заседание Специальной Коллегии Курского областного суда. Суд не дал возможности обвиняемым говорить пространно, и подробно написанные объяснения владыки до некоторой степени заменили объяснения в суде. Во время судебного заседания епископ Антоний сказал: «В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. <…> Я принадлежу к церковному течению, возглавляемому митрополитом Сергием. <…> В Белгородской епархии нет ни одного священника, принадлежащего к группе иосифовцев**…»

11 сентября подсудимым был оглашен приговор: епископ Антоний был приговорен к десяти годам лишения свободы. Он был отправлен на Дальний Восток и заключен в лагерь, где находились архиепископ Курский Онуфрий (Гагалюк) и осужденные вместе с ним священники.

В марте 1938 года арестованные святители и духовенство были перевезены из лагеря в благовещенскую тюрьму, и началось новое следствие. Были допрошены многочисленные лжесвидетели, которые подписали предложенные следователем показания, в которых говорилось, что епископ Антоний и другие священнослужители, находясь в концлагере, вели контрреволюционную агитацию, что они «систематически ведут антисоветскую агитацию, направленную против мероприятий партии и советского правительства, против вождей партии и руководителей правительства». 17 марта 1938 года тройка УНКВД Дальневосточного края приговорила всех подследственных к расстрелу. Епископ Антоний (Панкеев) был расстрелян вместе с архиепископом Онуфрием (Гагалюком) 1 июня 1938 года и погребен в безвестной общей могиле.

* Григорианский раскол — инициированный ОГПУ раскол в Русской Православной Церкви (конец 1925 — середина 1940-х гг.), названный по имени его организатора архиепископа Григория (Яцковского)

** Иосифлянство — оппозиционное движение в Русской Православной Церкви, возникшее в конце 1927 года. Иосифовцы отвергали законность смещения с ленинградской кафедры митрополита Иосифа (Петровых) заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским) и отказывались признавать последнего законным управляющим Русской Православной Церкви.



Другие статьи автора: Дамаскин (Орловский)

Архив журнала
№10, 2017№7, 2017№8, 2017№9, 2017№5, 2017№6, 2017№3, 2017№4, 2017№2, 2017№12, 2016№1, 2017№9, 2016№10, 2016№11, 2016№7, 2016№8, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015спецвыпуск "Герои"№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013 №12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№12, 2010№11, 2010Спецвыпуск "Год учителя" 2010№10, 2010№9, 2010№8, 2010№7, 2010№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№12, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№7, 2007 №5, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба