Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Фома » №9, 2017

Андрей Рогозянский
Почему я не отправил детей в школу
Просмотров: 160

Журнал Фома.

 

Наш постоянный автор Андрей Рогозянский, папа, обучающий своих детей дома, делится впечатлениями и выводами о возможностях, которые дает форма семейного образования. Это — частный опыт одной семьи. Мы понимаем, что тема семейного образования — предмет очень многих споров и обязательно продолжим ее в дальнейшем и уже сейчас с благодарностью прочтем мнения и рассказы о вашем опыте семейного обучения в комментариях под этой статьей.

 

Тема семейного образования для меня как родителя проста и привычна — из пятерых моих школьников только один ходил в класс на протяжении нескольких лет. Старшие сыновья давно отучились экстерном, получили аттестаты и поступили, продолжив свое образование (Санкт-Петербургские музыкальный колледж им. Н. А. Римского-Корсакова и Университет кино и телевидения). Две дочери в скором времени станут выпускницами, младшая, обучаясь также на дому, нынешним летом перешла в 3-й класс.

Результаты, слава Богу, радуют, так что учителя, ранее не имевшие опыта работы с экстернами и поначалу искренне не понимавшие, что это за семейное образование такое, стали выражать одобрение и поддержку. Они потихоньку вздыхают, проводя параллели со сверстниками и размышляя о своей нелегкой учительской доле. Иметь дело с коллективом из современных подростков — и впрямь, требует от педагога недюжинного терпения и напряжения сил.

 

О том, как войти в реку

Что побуждает маму и папу начать учить детей вне школы? Семейное образование объединяет разных родителей. Дома обучают детей приверженцы свободного воспитания и те, кто убежден: школа размывает консервативные ценности. Семейное образование — это и творчество, и твердость устоев одновременно. К нему естественным образом приходит тот, кто с сомнением относится к общественному мейнстриму. Сбережение детства и незаформализованный подход к развитию ребенка — вот главные ориентиры и цели.

Как в эту реку вошел я лично? Вспоминаю середину 1990-х и единственный, исключительный на то время пример в Петербурге борьбы за право самостоятельно учить детей. Моя близкая знакомая Валентина Петрова, мать пятерых детей, поставила целью добиться от ближайшей школы и руководства департамента образования разрешения на семейное обучение. И добилась, заставив себя уважать и выучив всех своих ребятишек на «отлично»!

А знаете, что значит дружная семья? Это — когда ты заходишь в дом, и все сразу собираются к гостю в прихожую. Один предлагает домашние тапочки, другой отправляется ставить чай и накрывать на стол.

Семья Петровых всегда выделялась своим дружным нравом. Светлые детские лица, живость в характерах, взаимопомощь. Поневоле я стал задумываться. Перед глазами были примеры других православных семей, в которых родители, казалось бы, также хотели воспитать детей правильно, но слишком уж много времени каждый находился вне дома и был занят своим: старшие – на работе, а дети – на уроках.

Сегодня я могу сказать с уверенностью: школьная среда конкурирует с семьёй за душу ребёнка. Хотим мы того или нет, между ними происходит как бы перетаскивание каната, невидимое, но вполне ощутимое. Тем, кому дороги семейные ценности, семейное обучение определенно стоит попробовать!

 

Педагогом быть обязан

Если линейно перенести рамку общеобразовательной школы на жизнь ученика-экстерна и его родителя, может показаться, что школа на дому — удел высоколобых умников и экспериментаторов, нечто вроде человека-оркестра или синхрофазотрона своими руками. Воображение рисует изнурительный марафон, в ходе которого родитель с частотой одного раза в сорок пять минут меняет обличья, от преподавания рисования до интегрального счисления и от ОБЖ до особенностей экономической географии государств Юго-Восточной Азии.

Это ошибочное мнение. Семейное образование практикуют совершенно обычные родители и дети. Желание и собранность при этом требуются больше, чем особые дарования.

Первый вопрос, обращаемый к нам: «Вы с женой, наверное, педагоги?» Да, у нашей мамы — диплом об окончании педвуза плюс вдобавок научная степень кандидата наук. Хотя, дело не в этом. Выучить детей на «отлично» может родитель, не имеющий высшего образования. А уж курс начальных классов осилит с ребенком практически каждый. Педагогический навык естественен для пап и мам. Любой из родителей для своих детей — природный учитель и педагог.

Особенно теперь дистанционное образование перестает быть экзотикой. При желании легко можно получить самую разную информацию. Специализированные порталы предлагают видеоуроки на любой класс и предмет, обсуждения на интернет-форумах «семейников» проясняют какие угодно нюансы. Сохранится ли в будущем школа в своем привычном виде, мы не знаем. Ясно, что роль школьного учебника и пересказа его содержания учителем в классе уже не столь велика. Возможности для самообразования ширятся с каждым днем.

 

Меньше да лучше

Одно из открытий, которые делает для себя родитель, решившись на семейное обучение: школьный курс относительно невелик. Сильный ученик почти не заметит времени, затраченного на учебу и ежегодные аттестации. Наши дети звезд с неба не хватают — им, увы, слабовато дается математическое, абстрактное мышление. И, несмотря на это, две трети предметов они могли бы сдавать в режиме «два класса за год». Вопрос, для чего? Вундеркинды, поступающие в ВУЗ в 12-летнем возрасте, с точки зрения педагогической пользы, — достижение весьма специфическое.

Организационно, в жизни общества школа высится этакой громадой. Однако аттестационные требования не содержат в себе ничего сверхъестественного. Особенно в пересчете на длиннейший одиннадцатилетний период, в который дитя плюшевым зайчиком переступает порог первого класса, а встает из-за парты 17-летним, созревшим молодым орлом. От занятий в таком необыкновенно обширном объеме можно было бы, честно говоря, ждать и более впечатляющих результатов.

Школа ужасно громоздка. 90% своих стараний она тратит на обустройство классно-урочного конвейера — оперирование большими ученическими массами, координацию, согласование, администрирование, бухгалтерию, безопасность, учет и контроль. Ненормальная скученность в классах по тридцати и более человек исключает индивидуальную работу.

Различие в способностях и показателях успеваемости разных детей вынуждает педагога устанавливать планку преподавания на уровне среднем и ниже среднего. Классно-урочная система — плод мучительного компромисса, напоминающего известную сказку о дюжине шапок, пошитых из одной овчины. Черепашьим шагом движется учебный процесс, дожидаясь, пока до самых слабых дойдет содержание прописных истин.

Экстернат — это распорядок, больше напоминающий занятия студента-вечерника или студента-заочника: самообразование, консультации, экзамен или контрольная. Загруженным выдается окончание учебного рода. Половина апреля и май в нашей семье — школьные месяцы, в остальное время освоение общеобразовательных предметов проходит как бы само собой, без особого напряжения.

 

Научить учиться

Сесть и сделать пять-семь уроков русского и по половине раздела географии и истории — это нормально, в самый раз! Новые темы наши дети разбирают без участия старших, исключение составляет лишь английский язык. Периодического просмотра родителя требуют проблемные дисциплины. Этот распорядок постепенно отлаживался у нас в первые годы, ведь для начала следует научить ребенка учиться.

На первых порах домашний ребенок слабо осознает необходимость ехать в чужое место и отвечать на вопросы строгой чужой тети. Но мало-помалу школьные правила игры проясняются. Благо, школы, работающие с экстернами, идут навстречу и предоставляют возможности консультаций и разовых посещений классных занятий в течение года — «сверки часов» родителей, ученика и учителя.

Дети-«семейники», как правило, бывают прекрасно подготовлены к первому классу: свободно читают, считают, пишут и пересказывают, имеют неплохую эрудицию, послушны, внимательны, старательны, собраны. Начало пути, таким образом, проходит на положительном фоне. Формальная сторона сведена к минимуму, школа не наваливается на ребенка всей своей массой, не вызывает стрессовых реакций (в психологии «стресс первого класса» — вполне утвердившееся понятие). Меньше отвлечений, срывов в баловство и дурачение. Ничто не мешает ребенку учиться!

Под конец второго класса он обычно уже входит в ритм, и взрослому не приходится корпеть, организовывая учебу «от и до». В многодетных семьях старшие дети, «эксперты», недавно только освоившие тот же курс, неплохо сопровождают младших и помогают им.

Наконец, наступает момент, когда взрослый замечает, что дети сами начинают ограничивать его участие в обучении. Вместо хождения под родительским оком они предпочитают разбирать материал самостоятельно и задавать отдельные вопросы. С этого момента мотор самообразования заработал, поздравляем!

 

Семейное означает превосходное

Но это полдела. Облегчив школьное бремя, мы получаем встречную проблему: чем занять детство? Частью чего, какого проекта подготовки к жизни, развития и воспитания таковое является? Мне приходилось встречать семьи, где детям внушалось пренебрежение к образованности, к мирской жизни, а между тем годы и дни протекали беспорядочно и не были заняты сколько-нибудь большим, важным делом. Семейное образование являлось путем наименьшего сопротивления, способом «откосить» от докучливой школы. Дети учились кое-как, скучали, бездельничали, впоследствии же получали от родителей смартфоны, компьютер и, подобно остальным сверстникам, «зависали» в сети.

Печальные примеры, заставляющие меня как родителя раз за разом анализировать собственные действия…

Конечно же, семейное должно означать превосходное, никак не иначе! Важен не сам по себе нешкольный статус ребенка, но практическая деятельность, осуществляемая в близком контакте с наставником, профессионалом и мастером своего дела. Это может быть спорт, может быть искусство, техническое творчество, подготовка к церковнослужению или привлечение к семейному бизнесу даже — почему нет?

 

Учиться тому, что станет делом всей жизни

У нас в семье главная образовательная миссия возложена на занятия музыкой. Если кто знает, как строится обучение классическому исполнительству, тот понимает разницу со схоластическим, отчужденным характером школьного обучения. Хороший музыкальный педагог воспитывает и развивает ребенка всем своим образом, манерой держаться, высоким настроем, своей преданностью музыке как делу и любви всей жизни. Классическая культура в отличие от других, более легких направлений и жанров, выделяется стройностью, выверенностью, дисциплиной, неприятием всякой поверхностной самодеятельности и дилетантизма. Это одна из наилучших основ для становления юной души во всех ее проявлениях, включая духовные и нравственные.

Одиннадцать лет до окончания школы — период жизни, в который большинство детей, к великому сожалению, монотонно «проходят» тему за темой (подобное обучение философ и учитель по профессии Василий Розанов (1856–1919) называл «уроками ботаники на дровяном складе»). А ведь время это может быть отдано поистине замечательным открытиям, прикосновению к гармонии, к истории культуры, работе над собой и стремлению вперед!

К старшим классам ученик общеобразовательной школы едва только начинает задумываться над тем, кем ему быть. Он слышал о многом, но мало что умеет, знает обо всем и ни о чем. Поверхностные прогулки-экскурсии в различные области знаний, — это слишком расточительный жест для цивилизации, которой известны пятнадцатилетние капитаны и фронтовые медсестры, победители спортивных состязаний и изобретатели, авторы бессмертных шедевров и мученики за веру.

 

Социальное против стадного

Беспокоятся, не навредит ли семейное образование социализации. Детей, которые учатся дома, представляют этакими угрюмыми молчунами и одиночками. Но это совершенно не так! В своих детях я нахожу потенциал любознательности, открытости, стремления к подлинному в отношениях, к познанию мира. Семейное образование на то и существует, чтобы детство смогло сохранять свои естественные черты.

Сложилось определенное недопонимание по поводу социальности. Странно бывает слышать, что молодой человек, воспитываемый по лекалам массовой культуры, захваченный подростковыми модами и поветриями, якобы соответствует социальным критериям и потребностям. Эгоизм и расслабленность, пошлость и стадность ни в коей мере не могут рассматриваться как общественно положительные явления!

Наши дети непохожие, они меньше склонны делать, как все вокруг. Возможно, что в будущей взрослой жизни они будут проигрывать в чём-то своим напористым сверстникам. Но если человек рос в дружном домашнем кругу, в тесном контакте с природой родного края, с лучшими культурными образцами и церковной традицией, если его обошли стороной голливудские блокбастеры и компьютерные «стрелялки», то с большей вероятностью из него выйдет хороший гражданин и коллега по работе, семьянин и родитель.

 

Стать семьей благодаря семейному обучению

Семейное образование — штучный товар. В перспективе образование на дому в России останется уделом немногих. Напомним, что в США экстерном учатся около 1,1 миллиона детей. Ассоциации хоумскулеров, активные, деятельные, охватывают всю территорию страны. «Выбор образовательных альтернатив» по отношению к государственной школе дискутируется в числе центральных тем на общенациональном уровне. Нашим «семейникам» подобного успеха не снилось.

Школа удобна. Для современности она играет ровно ту роль, которой не хватает семье, экономике, государству, политике. Это социальная технология, отлаженная и позволяющая родителям ходить на работу, детям быть занятыми, а политикам и правителям кроить нужным образом мировоззрение новых поколений.

Напротив, семейное образование — это не какое-нибудь отдельно взятое решение, но выбор всего направления жизни. Это то, что заставляет старших размышлять и искать, переустраивать себя самих. О нешкольной учебе детей не может идти речи, пока в доме не установлена положительная и плодотворная среда, пока нормой не стали тесные, дружеские отношения с родителем, самостоятельность и сотрудничество, настрой на получение конечного результата.

По крайней мере, один из супругов обязан посвятить себя семье и детям, отказавшись от карьеры и внешнего статуса, от беззаботного проведения досуга. Если не так, ребенок неминуемо будет скучать дома, чувствуя себя отделенным и обделенным общением, событиями, вниманием.

А что, если, в том и соль — чтобы домашней школе выступить заданием, позитивным вызовом, общим для всех? Дорогу осилит идущий, и самостоятельность и товарищество не берутся сами собой, из ниоткуда. Они зарождаются в самопреодолении и развитии. Это достойная награда за месяцы и годы совместного труда.

Семейное образование — поистине замечательная школа для мам и пап, повод к проявлению лучших качеств. Наша семья стала семьей, во многом благодаря семейному обучению. По прошествии времени мы с супругой убеждаемся в этом.



Другие статьи автора: Рогозянский Андрей

Архив журнала
№10, 2017№11, 2017№7, 2017№8, 2017№9, 2017№5, 2017№6, 2017№3, 2017№4, 2017№2, 2017№12, 2016№1, 2017№9, 2016№10, 2016№11, 2016№7, 2016№8, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015спецвыпуск "Герои"№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013 №12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№12, 2010№11, 2010Спецвыпуск "Год учителя" 2010№10, 2010№9, 2010№8, 2010№7, 2010№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№12, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№7, 2007 №5, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба