Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Интерпоэзия » №3, 2020

Марк Вейцман
Машина времени

Марк Вейцман

 

 

МАШИНА ВРЕМЕНИ

 

 

ЗИМНЕЕ ВРЕМЯ

 

                        Время, вперед!

                                    Вл. Маяковский

 

Рано закончился этот кураж,

Клич Маяковского вышел в тираж,

Радужных снов завершился парад,

Стрелки часов переводим назад

И в предвкушеньи безрадостных зим

Времени бешеный бег тормозим.

 

Звуки слабеют, тускнеют огни,

Рвутся сердец приводные ремни,

В тесных сетях часовых поясов

Бьются, как рыбы, клочки парусов.

 

Мимо граненых надгробных камней,

Сквозь частокол удлиненных теней

Тяжко взбираться на гребень холма.

– Холодно, братцы?

– На то и зима...

 

 

*   *   *

Вижу прошлого руины

С высоты Высоких Татр.

«Комсомолец Украины» …

– Бронепоезд?

– Кинотеатр.

 

«Соколенок» – летний лагерь,

Блеклый лозунг, рваный флаг…

– Ах, не надо о Гулаге!

– Что за вздор! Какой Гулаг? –

 

На троих – одна баранка,

Наш вожатый – Мелкий Бес,

Сторож Петька, фельдшер Анка…

– С пулеметом или без?

 

Мы читаем «Зверолова»,

Щука давится блесной,

Скоро улица Свердлова

Снова станет Прорезной,

 

Тридцать третий через силу

Лезет в гору, грохоча,

Курим «Приму», пьем «чернила»

И танцуем «ча-ча-ча»,

 

На печи лежит Емелька,

На стене висит Главком,

И не тает карамелька

У тебя под языком!

 

 

*   *   *

В предвкушении весны

Пуща и водица.

Три сестры как три сосны –

Можно заблудиться.

 

Подмороженный сугроб

Оседает за ночь.

«Ты меня загонишь в гроб», –

Заявляет завуч

 

И показывает мне

Фототелеграмму:

Обучение во сне

Введено в программу.

 

Доску прочь и парты вон!

Лежа без движенья,

Я смотрю учебный сон

«Члены предложенья».

 

Вижу – вертится Земля,

Лес в Сибири валят.

Может быть, учителя

Хоть во сне похвалят?

 

Я контрольных не боюсь,

В лодырях не числюсь.

В хорошисты не пробьюсь,

Так хотя бы высплюсь!

 

 

КСП

 

Когда суровые мужи

Поют над пропастью во ржи,

Вниманием поклонниц разогреты,

Ты упрекать их не спеши

В том, что стихи нехороши:

Они щеглы или чижи,

Но не поэты.

 

Не всем словам, увы, дано

Быть с музыкою заодно,

Дабы не замутить, по крайней мере,

Тот мелодический нектар,

Что извлекают из гитар

Не из тщеславия, а в дар

Любви и вере.

 

О, враг метафор кочевых –

Набор дефектов речевых,

В искусстве разувериться не дай нам!

А мы уж сами как-нибудь

Сумеем в хаос жизнь вдохнуть,

Убогость к звездам развернуть,

Рутину – к тайнам.

 

Нет совершенства на земле,

Блуждает Истина во мгле.

И все ж, расположившись к дядькам дошлым,

Запоминаешь пару строк,

В которых опыт и урок,

И верх Поэзия берет

Над стебом пошлым.

 

 

ГЕБИРТИГ

 

Сочинил Гебиртиг песню

О горящем городке,

Оказавшуюся к месту

И в молельне, и в шинке,

И на людном толковище,

Уповавшем на авось,

И на дымном пепелище,

Что Европою звалось.

 

Нотной грамоты не ведал,

Был обычным столяром,

Зло, шагающее следом,

Компенсировал добром.

 

Знал, что пламень оголтелый

Гасит кровь, а не вода.

И звезда его желтела,

И белела борода.

 

Он покинул город Краков,

И ушел на склоне дня

В край корней и хлебных злаков,

В мир без крови и огня.

 

Там блажной горланит петел,

И ольха пыльцой сорит,

И огнем объятый штетл[1]

Все никак не догорит.

 

 

АПОКАЛИПСИС

 

Столкновенье в штрафной площадке

Перерастает в драку.

Имеются уже раненые

С обеих сторон.

Сумасшедшие болельщики

Устремляются в атаку,

Нанося государству кадровый

И материальный урон.

В ход идет арматура,

Кастеты, ножи, заточки,

Свистят богатырским посвистом

Разбойники-Соловьи,

Выкорчевываются саженцы

И вытаптываются цветочки,

Высаженные по случаю

Дня Всеобщей Любви.

В небе ярятся «спитфайеры»

И завывают «Илы»,

В Бумбе-Лумумбе свершается

Государственный переворот,

Израильская военщина

Уже поглядывает на виллы,

В которых страдает

Палестинский народ.

Море меж тем набрасывается

На сушу, как зверь, с разбега,

Журча, как неотрегулированный

Гигантский бачок сливной.

При сем никаких указаний

Не получивший насчет ковчега,

Палец о палец не ударяет Ной.

Коньяк остается в бочках,

А кофе в зернах,

Волны все прибывают,

Поглощая за пядью пядь.

И когда ледяной виноград

Поспевает на склонах горных,

Его уже некому

Собирать.

 

 

 

Марк Вейцман родился в Киеве в 1938 году. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького. Стихи публиковались в журналах «Арион», «Интерпоэзия», «Крещатик», «Иерусалимском журнале». C 1996 года живет в Израиле.

 



[1] Штетл – городок (идиш).



Другие статьи автора: Вейцман Марк

Архив журнала
№3, 2020№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№3-4, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба